Автор Тема: Героизм советских воинов  (Прочитано 17291 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Админ

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 9590
Re: Героизм советских воинов
« Ответ #30 : 30/05/17 , 16:31:59 »
https://pp.userapi.com/c840024/v840024038/7e70/iCLd-L_iWvY.jpg*

Онлайн Ashar1

  • Политсовет
  • *****
  • Сообщений: 8070
Re: Героизм советских воинов
« Ответ #31 : 23/06/17 , 20:15:05 »

Онлайн Ashar1

  • Политсовет
  • *****
  • Сообщений: 8070
Re: Героизм советских воинов
« Ответ #32 : 23/11/17 , 18:43:00 »
#ПутьПобеды

ПАМЯТИ КАВАЛЕРИЙСКОЙ ГРУППЫ ДОВАТОРА

На рассвете 23 ноября 1941 года командир 3-го кавалерийского корпуса генерал Доватор получил распоряжение командующего 16-й армией: форсированным маршем двигаться в район Солнечногорска. В его подчинение поступали 44-я кавалерийская дивизия, два танковых батальона из армейского резерва и два батальона 8-й гвардейской стрелковой Краснознаменной дивизии имени Панфилова.

44-я кавалерийская дивизия - командир Куклин П.Ф.
Сформирована в июле 1941 года в Ташкенте.

Состав:
45кп(ком. м-р.)
51кп (ком. м-р )
54 кп(ком. м-р )
35 кадн

Противник с утра возобновил наступление, но был отброшен частями 20-й кавалерийской дивизии. Доватор приказал приехавшему в штаб корпуса командиру этой дивизии полковнику Ставенкову:

— Прикрывать марш главных сил корпуса в новый район сосредоточения. По моему радиосигналу оторваться от противника и отходить в направлении Солнечногорска.

В 9 часов утра 50-я кавалерийская дивизия уже двигалась полковыми колоннами через Нудоль к переправе через Истринское водохранилище, находившейся недалеко от села Пятница. За ними потянулись части 53-й кавалерийской дивизии.

После тяжелых боев с частями 2-й танковой и 35-й пехотной дивизий противника на рубеже реки Большая Сестра части 20-й кавалерийской дивизии отошли вдоль большака Теряева Слобода — Нудоль и снова преградили путь противнику. 103-й Гиссарский Краснознаменный и ордена Красной Звезды кавалерийский полк под командованием майора Дмитрия Калиновича и 124-й Краснознаменный кавалерийский полк, где командиром был майор Василий Прозоров, с батареями 14-го Краснознаменного конно-артиллерийского дивизиона под командованием майора Петра Зелепухина оборонялись в восьмикилометровой полосе Кадниково, Васильевско-Сойминово. 22-й Бальджуанский Краснознаменный кавалерийский полк под командованием майора Михаила Сапунова находился во втором эшелоне.

Командир дивизии полковник Анатолий Ставенков возвратился в Покровско-Жуково. Начальник штаба доложил ему, что оборонявшаяся левее 8-я гвардейская стрелковая дивизия оставила Ново-Петровское и ведет тяжелый бой с крупными силами противника, теснящего пехотинцев на лед Истринского водохранилища. Разъезды, посланные вправо для установления связи с полковником Куклиным, еще не возвратились; радиосвязь также не работала.

Около 10 часов утра противник усилил артиллерийский обстрел и возобновил наступление. Эскадроны встретили противника огнем. Вражеские цепи залегли. Частыми очередями ударили минометы. Над боевыми порядками противника встала стена разрывов. 111-й моторизованный полк, оставив на поле боя до двухсот трупов солдат и офицеров и четыре подбитых танка, поспешно отошел в исходное положение.

После неудавшегося фронтального наступления гитлеровцы предприняли обходный маневр. Противник начал обходить наш фланг с севера. Пять танков с десантом пехоты на броне сбили сторожевую заставу, ворвались в Кадниково и двинулись колонной по улице, заходя в тыл нашим артиллерийским позициям.

Из ворот одного дома выскочил солдат и устремился наперерез грохочущим машинам. Сапер Виктоненко, сжимая в каждой руке по противотанковой гранате, перебежал улицу, остановился в нескольких шагах от головного танка. Прогремели почти слившиеся в один два взрыва. Танк осел и накренился, подмяв гусеницами героя.

Остальные танки начали осторожно обходить горевшую машину. Был подбит еще один танк; он ткнулся в забор и окончательно перегородил дорогу. Тогда по скопившимся машинам дружно ударили наши батареи. Только двум танкам удалось вырваться из деревни.

Тело комсомольца Виктоненко было извлечено из-под вражеского танка и погребено на площади села Кадниково.

Вскоре в дивизию поступило по радио приказание выйти из боя и отходить в направлении села Пятница.

...Главные силы 3-го кавалерийского корпуса весь день двигались на северо-восток. Впереди раздавалась артиллерийская канонада, ветер доносил ружейно-пулеметную стрельбу. Это кавалеристы полковника Куклина продолжали удерживать свои позиции на северном берегу Истринского водохранилища. Сзади, со стороны Нудоль, также слышался грохот боя — дивизия полковника Ставенкова прикрывала марш-маневр главных сил конницы.

Доватор выехал вперед и остановился на опушке леса, осматривая проходившие полки. Впереди шла 50-я кавалерийская дивизия. Подъехал Плиев, остановился рядом с командиром корпуса. Оба молча смотрели на хорошо знакомые лица испытанных в боях солдат и офицеров. Мимо тянулись эскадроны и батареи, дравшиеся в июльские дни на реке Меже, ходившие в рейд по вражеским тылам, с тяжелыми боями отступавшие к Москве.

Мелькали лохматые бурки и алые башлыки офицеров, шинели и ушанки солдат. Проплывали полковые знамена, закрытые защитным брезентом. По обледенелой дороге громыхали орудия и пулеметные тачанки.

В боях на волоколамском направлении ряды конников сильно поредели. Были тяжело ранены командиры полков Смирнов и Ласовский, комиссары Абашкин и Рудь. Выбыли из строя прославившиеся в боях командиры эскадронов Виховский, Иванкин, Ткач, Куранов, Лющенко, политруки Борисайко и Шумский. Смертью героя пали лейтенант Красильников, секретарь парторганизации полка Сушков, разведчик Криворотько, пулеметчик Акулов. Многие солдаты и офицеры отдали свою жизнь на подступах к родной Москве.

Перед командиром корпуса проходили полки, внешне больше похожие на эскадроны. Но строгий, наметанный глаз подмечал, что колонны на марше идут организованно, стройно. Лихо подлетают командиры полков, рапортуя Доватору. Солдаты подтягиваются, равняя ряды, дружно отвечают на приветствие генерала. Позади эскадронов и батарей двигаются старшины, дежурные, как и полагается по уставу. По всему видно, что идут хорошо дисциплинированные части, крепко спаянные в боях и походах.

...Было уже около полуночи, когда Доватор прибыл в штаб корпуса. Подполковник Картавенко доложил, что противник занял Солнечногорск, передовые его части выдвинулись на рубеж Селищево, Обухово.

Генерал присел к столу, придвинул карту. Мягко ступая валенками, в комнату вошел адъютант.

— Товарищ генерал, прибыли полковник Куклин и командиры танковых батальонов.

— Просите сюда.

Дверь открылась, впуская вошедших. Невысокий в серой бекеше с башлыком за плечами полковник четким движением приложил руку к ушанке, отрапортовал:

— Товарищ генерал, 44-я кавалерийская дивизия согласно приказу командующего армией поступила в ваше подчинение.

Доватор, встав при первых словах рапорта, крепко пожал полковнику руку, предложил сесть. Куклин отошел, пока командиры танковых батальонов докладывали, что их батальоны имеют на вооружении новые танки в штатном количестве, а экипажи укомплектованы кадровыми танкистами, уже побывавшими в боях. При этих словах лицо Доватора просветлело.

— Доложите обстановку, товарищ полковник, — обратился он к Куклину.

Куклин, наклонившись над картой, коротко доложил, что его дивизия после трехдневных боев отошла на восточный берег реки Истры, полки понесли значительные потери, но готовы к выполнению любой боевой задачи. У противника действуют передовые батальоны 23-й и 106-й пехотных дивизий; танков у гитлеровцев стало значительно меньше. «Раз танковые дивизии противника остались где-то сзади, очевидно, они приводят себя в порядок после боев на берегах Волжского водохранилища под Клином, — подумал Доватор. — Противник занял Солнечногорск поздно. Ночью гитлеровцы разведки не ведут».

Доватор встал.

— Я решил нанести по противнику ответный удар, — заговорил он. — Гитлеровцы уверены, что завтра, вернее сегодня, — поправился он, бросив взгляд на часы, — они будут уже на московских окраинах. О подходе конницы и танков противнику еще не известно. Наш удар захватят его врасплох. Мы выиграем сутки — двое для подхода и развертывания фронтовых резервов...

У Куклина невольно вырвалось:

— Вот это здорово!.. Виноват, товарищ генерал, — моментально спохватился он.

— Удар наносят с юга-востока 44-я и 50-я кавалерийские дивизии с обоими танковыми батальонами, — продолжал Доватор. Картавенко привычно быстро отмечал по карте. — 53-я кавалерийская дивизия должна оседлать Ленинградское шоссе и Октябрьскую железную дорогу; с подходом батальонов 8-й гвардейской стрелковой дивизии оборону передать им и атаковать Солнечногорск с востока. 20-я кавалерийская дивизия составит корпусной резерв.

Поскакали в части офицеры связи штаба корпуса с боевым приказом. Выехали неутомимые инструкторы политического отдела, получив задание: в течение остатка ночи собрать коммунистов и с их помощью довести до каждого бойца новую боевую задачу и значение ее успешного выполнения для всего хода обороны столицы.

Под покровом ночи кавалерийские полки выходили на исходное положение. Лязгая гусеницами, ползли танки, занимали огневые позиции батареи. Впереди всю ночь мерцали огни, слышался отдаленный шум моторов: вражеские дивизии подтягивались к Солнечногорску, готовясь к новому решительному броску на Москву.

материал взят у Сергей Ветер

Не забудь вступить в группу!                                    Ещё         

Оффлайн харчиков евгений

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 1642
Re: Героизм советских воинов
« Ответ #33 : 01/06/19 , 15:28:18 »





Пишет norg_norg (norg_norg)

Другой Власов


Настоящий полковник.

Когда называют фамилию Власова, то первым делом вспоминается изменник Родины бывший генерал-лейтенант Андрей Андреевич Власов, а о Герое Советского Союза лётчике Николае Ивановиче Власове мало кто вспоминает, хотя вспоминать следовало бы именно его.



Лётчик, герой Советского Союза:


Звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали Золотая Звезда (№ 756) подполковнику Власову Николаю Ивановичу было присвоено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 ноября 1942 года за 220 боевых вылетов, 27 воздушных боев и 10 сбитых вражеских самолётов.

Всего за время войны Власов совершил 280 боевых вылетов, был награждён двумя орденами Ленина, орденом Красного Знамени.

29 июля 1943 года при перелёте на самолёте Як-1 в осаждённый Ленинград Власов был сбит зенитной артиллерией над территорией врага и в бессознательном состоянии взят в плен.

В концлагере в районе города Лодзь Власов стал одним из руководителей подполья. Весной 1944 года за попытку побега он был переведён в крепость-тюрьму Вюрцбург, где стал готовить новый побег.

Попытка оказалась неудачной. Гестаповцы схватили его и после жестоких пыток бросили в тюрьму города Нюрнберга. Здесь в августе 1944 года он снова попытался бежать, но по доносу предателя был схвачен и отправлен в концлагерь Маутхаузен, в блок смерти № 20.

Когда советские войска вступили на территорию Югославии, Власов в числе других руководителей подполья начал готовить восстание, но по доносу провокатора был схвачен эсесовцами и после пыток 26 января 1945 года заживо сожжён в крематории.

Но его труды не пропали даром: в ночь на 3 февраля 1945 года 738 узников блока № 20 подняли восстание. Голыми руками они перебили вооружённую до зубов охрану, захватили пулемётные вышки, преодолели каменную стену, увитую колючей проволокой, и вырвались на свободу.


Без комментариев.


Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 7861
Re: Героизм советских воинов
« Ответ #35 : 03/04/21 , 18:37:01 »
Василий Степанович Петров – единственный в мире офицер, воевавший без обеих рук



Когда началась Великая Отечественная, ему было 19. Год спустя о нем уже писали фронтовые газеты. А к концу войны в Красной Армии не было воинской части, где бы не знали имени Петрова. О нем уже ходили легенды.
О нем можно было бы написать вторую «Повесть о настоящем человеке». Но в отличие от легендарного летчика Маресьева, продолжавшего воевать с ампутированными ногами, артиллерист Петров бил врага, лишившись обеих рук. Войну Василий закончил на Одере командиром полка с двумя звездами Героя Советского Союза на груди, в звании подполковника. И было ему тогда всего 23 года.

Ему довелось воевать в истребительно-противотанковых частях. А это означало – практически все время на передовой в огненных дуэлях с бронированными машинами. Фронтовикам хорошо известно, что это за кромешный ад. Не счесть потерь после каждой стрельбы прямой наводкой.

Летом 1941 года в составе артполка пришлось участвовать в ожесточенных боях с немецкими войсками возле городов Владимир-Волынский, Ковель, Луцк, Малин и Чернобыль. С боями вырвался из окружения («Киевский котел»). Зимой-весной 1942 года – участник тяжелых боев под Харьковом, Старым Осколом, Лозовой. Проявив мужественную выдержку и находчивость, вывел свою батарею из «Харьковского котла» с минимальными потерями.

В 1943 году освобождал правобережную Украину. Звание Героя Советского Союза заместителю истребительно-противотанкового артиллерийского полка ( Воронежский фронт) капитану Василию Петрову было присвоено 24 декабря 1943 года за умелое форсирование Днепра и проявленные при этом мужество и стойкость. Именно при форсировании Днепра Василий Степанович был тяжело ранен и, лишившись обеих рук, около года находился в госпиталях на излечении.

Для офицера-фронтовика начались долгие месяцы госпитальной жизни, не менее героической, чем в строю. Трудно даже представить себе, сколько нужно было силы воли и мужества человеку с ампутированными руками, чтобы не пасть духом. Правда, тогда Василий Степанович все же немного не выдержал – изменил себе биографию, и в его личном деле появилась запись: «Родился в Тамбове». Одно время он там лежал в госпитале.

Зачем? Офицеру не хотелось быть обузой своим родным, поэтому он даже не сообщил в родную Дмитриевку о том, что он все-таки выжил. Решил, лучше пусть близкие считают его без вести пропавшим. Именно из-за этой записи бюст дважды Героя Советского Союза В. С. Петрова стоит не на его малой родине, а в Тамбове.

Но приближалось время выписки из госпиталя, офицера неотступно мучила мысль: как жить дальше ему, безрукому калеке? Предлагали пост второго секретаря одного из московских райкомов партии. Отказался. Вскоре из полка пришла выписка из приказа о присвоении ему очередного воинского звания. Это вдохновило: значит, боевые друзья калекой не считают. А в письме однополчане писали, что ждут его возвращения.

Когда было присвоено звание Героя Советского Союза, Василий вообще воспрянул духом – ведь у него знания, боевой опыт. И он написал рапорт на имя Сталина с просьбой разрешить остаться в рядах Красной Армии. Просьба была удовлетворена, и в декабре 1944 года Петров вернулся в действующую армию, на должность командира гвардейского истребительно-противотанкового полка.

( Свернуть )
Второй медали «Золотая звезда» командир полка Петров удостоен 27 июня 1945 года за удержание плацдарма на Одере 19–20 апреля 1945 года, где был тяжело ранен в обе ноги. В порядке исключения, отметив заслуги отважного героя, Сталин после войны подписал приказ о зачислении гвардии подполковника В. С. Петрова в ряды вооруженных сил СССР пожизненно.

Василий Степанович оставался героем и после войны. Каждый прожитый им день – уже подвиг. Он постоянно боролся с непониманием окружающих. Ведь многие хотели видеть героя немощным инвалидом на отдыхе. А он продолжал служить. И еще всячески старался доказать, что способен выполнять любые задачи, как все, а может, даже лучше.

Вопреки инвалидности Василий Петров не пользовался лифтом, играл в футбол, ежедневно совершал часовые пробежки и делал по 1 000 приседаний. Он даже расчесывался и брился самостоятельно – для этого во дворе на дереве для него прикрепили расческу и бритву. Не говоря уже о том, что лично без чьей-либо помощи, написал сотни тысяч строк своих мемуаров.


Из интернета


Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 7861
Re: Героизм советских воинов
« Ответ #37 : 18/11/21 , 19:13:21 »
Этот великий подвиг ныне забытого героя Вас потрясёт, и заставит задуматься: кем же мы стали теперь!

Из аннотации.

Этот подвиг надо помнить всем нам и рассказывать о нём детям, напоминать знакомым, да и себе тоже! Кто он - этот великий, но забытый ныне герой? Вечная ему и подобным ему память!

Немыслимый, в наши дни, подвиг 1941 г. Испытание пройденное с Честью! Эталон человека!

И достойны ли мы его памяти? Кто мы вообще теперь, во что превратились?
<a href="https://www.youtube.com/v/yoMju1SvA10&amp;t=388s" target="_blank" class="new_win">https://www.youtube.com/v/yoMju1SvA10&amp;t=388s</a>
[/color][/font][/color][/size]


Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 7861
Re: Героизм советских воинов
« Ответ #39 : 16/12/21 , 09:39:26 »
Навеки оставшиеся двадцатилетними

[/size]Подвиг подольских курсантов[/size][/size]

Операция «Тайфун» – такое кодовое название присвоило немецкое командование генеральному наступлению на Москву, начавшемуся 30 сентября 1941 г.

Пользуясь тем, что основные силы Западного и Резервного фронтов попали в окружение западнее Вязьмы, немцы планировали тайфуном пройти оставшиеся до советской столицы две сотни километров.
В середине дня 5 октября в Генштаб Красной армии поступили донесения о захвате немцами Юхнова и продвижении их танков и мотопехоты по Варшавскому шоссе к Медыни и на Малоярославец.

В обороне советских войск на Ильинском боевом участке Можайской линии обороны, которая должна была прочно прикрыть важнейшие московские оперативные направления – через Волоколамск, Можайск и Малоярославец, образовалась брешь.

Далее на всем протяжении Варшавского шоссе в сторону столицы наших войск почти не было.

Сложилась критическая ситуация, которую Маршал Советского Союза Г.К. Жуков в своих воспоминаниях охарактеризовал лаконично: «К исходу 7 октября все пути на Москву, по существу, были открыты».
Главная опасность состояла в том, что бронетанковые войска противника могли внезапно появиться под Москвой, и её сдача была бы предрешена.

Ставка приказала как можно быстрее и откуда только можно стягивать войска на Можайскую линию обороны. Этот приказ выполнял генерал армии Жуков, назначенный 10 октября командующим Западным фронтом.
Разумеется, и до этого делалось все возможное. Беда только в том, что возможности советского командования были в тот момент крайне ограниченными.
Воздушная разведка обнаружила двигавшуюся по Варшавскому шоссе в направлении Малоярославца громадную колонну врага – 20 тыс. мотопехоты и до 200 танков.

Немцы, захватив Юхнов, попытались продвинуться дальше, но майор И.Г. Старчак, начальник парашютно-десантной службы Западного фронта, своим решением взорвал мост через реку Угру на восточной окраине города.

По его личной инициативе 4 октября был сформирован отряд численностью 400 человек из числа пограничников, которые готовились к действиям во вражеском тылу. После взрыва моста отряд занял оборону по восточному берегу реки Угры.

Однако этих ограниченных сил, чтобы сдержать напор врага, было недостаточно.

Учитывая это, советское командование 5 октября подняло по тревоге и направило в район боевых действий западнее Малоярославца около 3,5 тыс.  курсантов двух расположенных в Подольске училищ – артиллерийского и пехотного.

Пожертвовали ценнейшим армейским капиталом – завтрашними офицерами, но в тех условиях, как видно, иного выхода не было.
Сводному отряду курсантов во главе с начальником пехотного училища генерал-майором В.А. Смирновым и его помощником по артиллерии полковником И.С. Стрельбицким, начальником артучилища, была поставлена задача преградить путь немцам на Ильинском боевом участке на 5-7 дней, пока не подойдут резервы.
В докладе генерала Смирнова командующему 43-й армией, в оперативном подчинении которого находился отряд, обрисованы условия, в которых курсанты убывали на передовую и воевали там – оснащались только стрелковым оружием (винтовки образца 1891 г., станковые и ручные пулеметы), минометами и учебными орудиями; какие-либо штатные средства связи отсутствовали; автотранспорта хватило только на переброску одного батальона, остальные батальоны выдвигались пешим порядком.

Питание как продовольственное, так и боеприпасами было крайне затруднено, а с 15 октября отсутствовало совсем.

И однако же курсанты воевали, да еще как!
6 октября передовой отряд прибыл в назначенный район и занял оборону на линии железобетонных дотов, не завершенных строителями – не было маскировки, бронещитов над амбразурами.

Курсанты установили учебные орудия в дотах и заняли оборону на фронте в 10 км. Оборона была неплотная – по 300 человек на один километр фронта. Однако сопротивление врагу было оказано нешуточное.
До начала основных боев передовой отряд курсантов совместно с отрядом капитана И.Г. Сторчака провел ночную контратаку, оказавшуюся для немцев неожиданной и позволившую выиграть несколько драгоценных часов.

Когда враг перешел в наступление, курсанты, сдерживая его натиск, постепенно отходили к основному рубежу обороны – на Ильинский участок. За пять суток боев они подбили 20 танков, 10 бронемашин, уничтожили до тысячи солдат и офицеров врага.
С утра 11 октября немцы возобновили активные боевые действия, нанеся по позициям курсантов массированные удары с воздуха и наземной артиллерией.

После этого колонна вражеской бронетехники с пехотой попыталась пересечь р. Выпрейку по мосту, но атака была отбита. 13 октября последовала атака уже с тыла.

Над своими танками немцы подняли красный флаг, однако обман был своевременно раскрыт, и танки уничтожены.

Кончались боеприпасы, к 16 октября в строю осталось всего пять орудий. Таяли силы, сопротивление слабело: почти все курсанты, державшие оборону, погибли.

Лишь после мощного огневого удара по всему фронту обороны враг смог захватить Ильинский участок.
Оставшиеся в живых еще два дня удерживали деревни Лукьяново и Кудиново. Оборонявшие Кудиново 19 октября были взяты в кольцо окружения, но сумели вырваться из него.

В тот же день курсанты получили приказ на отход для соединения с войсками, которые занимали оборону на реке Наре.
Подольские курсанты уничтожили в боях около 5 тыс. немецких солдат и офицеров, подбили или вывели из строя около 100 вражеских танков, но и сами заплатили огромную цену, потеряв около 2,5 тыс. человек.
Большинству из них было по 19-20 лет. Это легко установить по представлениям к наградам, оформленным командованием на наиболее отличившихся курсантов:

Виктор Лакутин, год рождения – 1921-й, Константин Васильев – 1922-й, Василий Чебоненко – 1922-й, Александр Лыков – 1920-й… Они так и ушли в бессмертие навеки девятнадцати-двадцатилетними…

Оценка действий подольских курсантов, данная маршалом Жуковым, при всей немногословности исчерпывающа:

«В результате пятидневных ожесточенных боев немногие остались в живых, но своим героическим самопожертвованием они сорвали план быстрого захвата Малоярославца и помогли нашим войскам выиграть необходимое время для организации обороны на подступах к Москве».
Ю. Рубцов


[/size]***[size=inherit !important]
[/size][/color]Источник.[/size][size=inherit !important]

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 7861
Re: Героизм советских воинов
« Ответ #40 : 24/12/21 , 19:43:55 »

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 7861
Re: Героизм советских воинов
« Ответ #41 : 09/02/22 , 19:53:17 »
В Сталинграде за это же время немецкая армия продвинулась с одной стороны улицы на другую

Записи из дневника немецкого солдата, который в 1942-1943 гг. воевал под Сталинградом, после оказался в плену, а в 1953 году вернулся домой:

«… 5 октября 1942 года.
Наш батальон, наконец-то, вышел к Волге. Да, фюрер обещал, что мы закончим войну осенью 1941 года, но он немного ошибся. Завтра, именно завтра, 6 октября 1942 года, мы будем на том берегу реки, и война будет закончена, попомните мое слово!

Этот дневник войдет в историю Новой Германии! Его будут читать нашим школьникам и нашим студентам учителя нашей истории! Хотя, если быть точным, то до Волги еще метров 600».

«6 октября 1942 года
Чертовы русские оказывают очень сильное огневое сопротивление. Мы не можем преодолеть эти 600 метров. Вообще. Стоим возле забора какой-то школы».

«7 октября 1942 года.
Чертова школа. К ней просто невозможно подойти. Потери нашего батальона уже превысили тридцать процентов».

«13 октября 1942 года.
Всем, кто остался жив из нашего батальона, интересно, откуда берутся эти русские?

Школы давно уже нет, но каждый раз, когда мы к ней приближаемся, откуда-то из-под развалин раздается кинжальный огонь и убивает очередного самонадеянного немца».

«19 октября 1942 года.
Мой бог, аллилуйя, мы преодолели развалины школы. От нашего батальона осталось около 100 человек.

Две недели назад нас было 328... 328 солдат и офицеров Великой Германии».

«…Оказалось, что чертову школу обороняли 15 русских, и мы нашли 15 трупов, среди них не было ни одного офицера, Господи, кто ими командовал?» «Представляете? Всего 15 трупов! И их штурмовал целый батальон, лучший штурмовой батальон Великой Германии!

Но самое горькое нас ожидало впереди. До Волги остается еще 400 метров, но перед нами, через дорогу, стоит разрушенный четырехэтажный дом.

И что-то мне подсказывает, что через эту улицу наш батальон не сможет перейти…»

«…31 декабря 1942 года.
Мы встречаем Новый год в развалинах чертовой школы.

Русских пришлось похоронить.

Они своим видом, даже у мертвых были сжаты кулаки! полностью деморализовали новобранцев, которых каждую неделю присылали в наш батальон.

Количество потерь уже не укладывается в моей голове… после тысячи я перестал их считать, а по данным разведки, эту чертову четырехэтажку обороняет не больше сорока человек!

И мы все уже поняли, что среди них есть снайпер, который ни разу не промазал.

Если услышали одиночный выстрел, хлесткий, как удар плетью, то наш повар готовит обед или кофе за вычетом одного человека… без вариантов…

Эту четырехэтажку мы бомбим и обстреливаем без остановки уже два месяца!

Чертовы русские! Чертов Сталинград! Чертова четырехэтажка! Чертова война! Чертов Гитлер!»

«25 января 1943 года. Надо было не обстреливать школу из тяжелой артиллерии, больше бы было мест, где не дует и можно погреться, и поспать…»

«29 января 1943 года.
Пытаюсь вспомнить, когда я последний раз ощущал себя непобедимым потомком ариев, по-моему, это было 5 октября 1942 года, да, мы перестали быть непобедимыми, как только нас начали убивать русские в чертовой школе».

«1 февраля 1943 года.
Мы полностью окружены. Холодно. Нет ни чая, ни шнапса. Раздеваем убитых немцев, хорошо, что их много и из их одежды делаем себе тряпочные шубы. Костры жечь нельзя ни днем, ни ночью. Чертовы русские снайперы! Не просто норовят попасть в голову, а еще обязательно в центр шапки, где прикреплен наш непобедимый символ – свастика… А если нас не убивают снайперы, то тут же начинается артиллерийский обстрел. Ночью бьют по костру, днем по дыму. Чертову школу изучил по кирпичику. Нашел обгоревший дневник с пятерками и обернутый в газету томик Ницше… зачем русским изучать немецкого философа? Чертовы дикари…

«2 февраля 1943 года.
… я бы на месте русских уничтожил всех нас… нас всех, чертовых немцев, возомнивших себя непобедимыми полубогами, высшей расой, обернутой в лохмотья, которые сняли с убитых товарищей, и уже готовой сто раз продать и Гитлера, и Германию, за глоток горячего чая... нас есть за что расстрелять… и не один раз…

…Если хоть кто-то из нас отсюда уйдет живым, это будет Чудо...»
* * *
_Сообщение Би-Би-Си в октябре 1942 г._
«...за 28 дней была завоевана Польша, а в Сталинграде за 29 дней немцы взяли несколько домов. За 38 дней была завоевана Франция, а в Сталинграде за это же время немецкая армия продвинулась с одной стороны улицы на другую».