Автор Тема: Читаем, смотрим, слушаем Пыльцына Александра Васильевича  (Прочитано 124414 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Админ

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 9590
http://cat.convdocs.org/pars_docs/refs/188/187447/187447_html_7b66b6a.jpg height=592

Дорогие друзья, граждане бывшей нашей родины – СССР! 

С Великим праздником страны и Мира – Днём Победы!   


В этот юбилейный День Победы позвольте мне от имени ветеранов-победителей поздравить всех вас с этим Великим Днём в нашем общем прошлом, и да не затеряется эта дата среди пыльных томов истории, которую пишут сегодня с разной степенью истины.

Девятое мая каждого года, а нынешнего – особо,  заставляет вновь задумываться о мирном будущем грядущих поколений,  когда злые силы мира пытаются возродить фашизм, поверженный нами 70 лет тому назад.

От имени тех, кто с оружием в руках громил врага, и кто самоотверженным трудом обеспечивал ратный подвиг воинов и партизан, призываем нынешние поколения: «Будьте бдительны, не дайте возродиться и набрать силу врагам человечества!».

Даже тень войны да не омрачит будущее ваше и ваших потомков, а  над нашими славянскими землями впредь гремят не взрывы бомб и грохот орудий, а лишь праздничные салюты. Пусть слезы на глазах будут только от радости и смеха, а мальчишки узнают о том, что такое война лишь по правдивым  книжкам и фильмам. Сегодня только наши ветераны могут поведать правду о тех боях-сражениях, которые выпали на их долю, о тех,  кто привёл наш народ к славному Победному Дню 70 лет назад. А он  и ныне символизирует мужество и силу, безмерную любовь к своей Родине, к людям,  и просто стремление жить свободно в мирной стране.

Так будем же  крепить  связь времён и поколений наших народов, твёрдо стоящих на рубежах Великой Победы, достигнутой предками тех, кому эта Победа принесла счастье жить, учиться и трудиться без войн и потрясений.


Да здравствует во веки веков наша Победа над злыми вражьими силами!

Вечная слава героям, положившим жизнь свою ради Победы над гитлеровской сворой!

Да сгинут на веки вечные те, кто пестует и вдохновляет объявившийся на земле неофашизм, в какие маски бы он ни рядился.

Люди! Помните слова известной советской песни: «В наших силах землю от пожаров уберечь! Берегите, берегите, Мир!».

С Великим Днём Победы!

Участник освобождения Рогачёва, Бреста, других городов и сёл Беларуси, прошедший с боями и Польшу и Германию, Генерал-майор в отставке, Почётный гражданин Рогачёва  Александр Васильевич Пыльцын. К поздравлениям и пожеланиям присоединяются Антонина Васильевна Ружа-Пыльцына и вся наша большая семья.

Оффлайн Админ

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 9590
http://firepic.org/images/2015-05/08/k89u26qxsgdo.jpg height=959

Вот какой подарок сделали мне к Дню Победы!

Сталин – наше знамя боевое,
Сталин - нашей юности полёт.
Новая  Победа в Новом мае
Только с его именем придёт!


С Победой, к которой он привёл советский народ 70 лет тому назад. Целуем, МЫ.

Оффлайн Админ

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 9590
http://firepic.org/images/2015-05/09/96v4t5vbuj5t.jpg height=694

Александр Харчиков - Победа

<a href="http://embed.pleer.com/normal/track?id=B7vs0nB3vni8Biqt&amp;t=green" target="_blank" class="new_win">http://embed.pleer.com/normal/track?id=B7vs0nB3vni8Biqt&amp;t=green</a>

Оффлайн Админ

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 9590
70-летию Победы в Великой Отечественной войне в городе Рогачеве

<a href="https://www.youtube.com/v/_ktSI_oUE7U" target="_blank" class="new_win">https://www.youtube.com/v/_ktSI_oUE7U</a>

Праздник 9 мая в Рогачёве, почётным гражданином которого меня там нарекли. Обратите внимание на  праздничное представление на стадионе, где я виртуально присутствую на большом баннере.

Ваш Александр Васильевич Пыльцын.

Онлайн Ashar1

  • Политсовет
  • *****
  • Сообщений: 8070
19 июня по телеканалу ТВ "МИР" в 16. часов 40 минут по московскому времени пройдёт передача "Синдром 22 июня" с участием Героя Великой Отечественной войны, командира роты 8 офицерского штрафбата, почётного гражданина города Рогачёв (Белоруссия) генерал - майора в отставке Александра Васильевича Пыльцына. Эта же телепередача будет повторяться трижды в день 24 июня по телеканалу "МИР-24"

Оффлайн Админ

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 9590
http://6.firepic.org/6/images/2015-07/21/bogztf803jbv.jpg height=569

http://2.firepic.org/2/images/2015-07/21/7zrazkditve6.jpg height=565

Александр Пыльцын


ШТРАФБАТ:

наказание,

искупление

Военно-историческая быль

Всем офицерам, штрафникам и их командирам
8-го Отдельного штрафного офицерского батальона
прошедшим трудными дорогами войны
1-го Белорусского фронта,
от Сталинграда до Берлина,

ПОСВЯЩАЕТСЯ
К 70-летию Победы советского народа
в Великой Отечественной войне



Санкт-Петербург
2015

Искренне благодарю всех, без чьей неоценимой помощи не было бы этой книги
А. В. Пыльцын
Я не напрасно беспокоюсь,
Чтоб не забылась та война:
Ведь эта память — наша совесть.
Она как сила нам нужна...
Ю. Воронов

Эта память — верьте, люди, —
Всей земле нужна.
Если мы войну забудем,
Вновь придет война.
Роберт Рождественский

И за столом, припомнив о былом,
Пред совестью своей мы не лукавим,
Но беспокойно думаем о том,
Что мы другим после себя оставим.
Александр Ольшанский
Слово к читателю.

Введение в штрафбатовскую тему
Гордиться славою своих предков
не только можно, но и должно;
есть постыдное малодушие.
Разве можно былое забыть?
Александр Пушкин

Разве можно былое забыть?
До сих пор годы мчатся, как пули...
Мы суровой солдатской судьбы
До краев всем народом хлебнули.
Михаил Ножкин
Свою часть Великой Отечественной войны судьбы военные предопределили мне пройти до самого Дня Победы в составе офицерского штрафбата не штрафником, а командиром взвода и роты. «Штрафная» тема долгое время была закрытой в литературе и искусстве, на это многие годы неразумно закрывали глаза. С наступлением безграничной горбачевской «гласности» она вдруг стала модной, ее
утрировали и исказили до бесстыдства. Об этих необычных формированиях, созданных в самое опасное для Родины время по известному приказу Сталина No 227 «Ни шагу назад!», многие годы идут уже не споры, в которых должна рождаться истина; напротив, расширяются преднамеренная ложь и всяческие спекуляции на полуправде. Идет много инсинуаций о штрафбатах, в которые якобы массово «жестоким сталинским режимом» загонялись совершенно невинные, не совершавшие преступлений, но понесшие незаслуженные наказания. Конечно, в какой войне не бывает случаев несправедливости. О них здесь тоже пойдет речь.

Строгий запрет на информацию о штрафных батальонах и ротах был установлен сразу же с приказом Сталина «Ни шагу назад!», изданным в 1942 году «Без публикации», а значит, и все, что им определялось, в прессу не поступало. Для предотвращения нарушений этого положения приказом No 034 от 15.02.1944 года маршала Василевского А. М. подтверждалось запрещение открытой публикации
«всех сведений о заградительных отрядах, штрафных батальонах и ротах». Это положение действовало долгие годы после войны и порождало массу всяческих домыслов, затем уже и вымыслов просто любителей всяческих сенсаций, да и откровенной лжи разнузданных фальсификаторов об этом непростом явлении в истории Великой Отечественной войны.

Даже крупнейшие военачальники в своих мемуарах по воле политической цензуры либо о штрафных формированиях вообще не упоминали, либо маскировали под «особые отряды» или «лыжные батальоны». Вот и не вводились в научный оборот истинно правдивые сведения о штрафбатах и штрафниках.
За полтора года моего пребывания в штрафбате в нем никогда не появлялись никакие корреспонденты ни центральных, ни армейских или фронтовых газет. Именно из-за отсутствия официальной информации в народе стали распространяться слухи о штрафбатах, как правило, непременно в связи с заградотрядами, хотя их рядом со штрафбатами никогда не было.

Известно, штрафные роты и штрафные батальоны реально были, скрывать это было неразумно. Они активно действовали на фронтах Великой Отечественной войны и, безусловно, внесли свою лепту в Победу. Но особые в военное время эти формирования, прежде всего, внесли огромный вклад в воспитание и становление человеческой личности, реабилитацию и искупление гражданского греха.

На излете своей уже более чем 90-летней жизни я решился на обобщение всего мною написанного ранее в книгу о ПРЕСТУПЛЕНИЯХ и НАКАЗАНИЯХ в связи с бывшими в нашей военной истории штрафбатами (ротами). Решаясь на это, я никоим образом не покушаюсь на славу великого Достоевского и представляю читателям новый вариант своей военно-исторической были «Штрафбат: наказание, искупление» Она обогащена многими дополнительными архивными сведениями, очень важными для понимания особенностей того времени, и о самих штрафных формированиях, и о заградотрядах, история которых еще мало освещена правдиво, а вымысла о них много. Ради этого я повседневно ворошу свою память, чтобы «допомнить», а не «досочинить», не придумать прошлое, чтобы заполнить пробелы памяти, как образно об этом сказал фронтовой поэт Александр Межиров:

Мне б надо биографию дополнить,
В анкету вставить новые слова,
А я хочу допомнить, все допомнить,
Покамест жив и память не слаба.

В этой книге я попытаюсь сделать основные выводы о больших и малых преступлениях, о степени вины тех, кого направляли в штрафные формирования, мерах наказания за них, соответствии этих мер составу преступлений, о реальном искуплении вины штрафниками или даже их покаянии. Хочу сразу предостеречь читателя, что это будет не научно-юридический исследовательский манускрипт, а только рассуждения человека, проведшего в офицерском штрафбате командиром взвода и роты полтора года, поэтому основные положения будут рассматриваться на фоне реального офицерского штрафбата с использованием некоторых документов и свидетельств, касающихся отдельных армейских штрафных рот (ОАШР).

Понимаю, что очень нелегко раскрывать истину чего-либо малоизвестного, потаенного, а тем более — уже оболганного, извращенного. Это можно и нужно делать исключительно правдой, основанной не только на личных воспоминаниях и собственных документах войны, но и на документах, сохранившихся у других участников войны, и прежде всего — на архивных документах. Это важно не столько для удовлетворения любопытствующих, сколько для того, чтобы вооружить их правдой для борьбы со все более наглеющими, как забугорными, так и собственными, исказителями нашего героического прошлого и его трагических страниц.

Главной целью и основным направлением деятельности этих извращенцев нашей российской истории является злостная клевета на наше общее прошлое, искоренение жизненного опыта советских людей, посвятивших свои жизни защите, возрождению и процветанию нашей Родины, борьбе за ее свободу от любого порабощения. Извращение военной истории Советского Союза — это попытка подме
нить правду о России ложью, а сам наш героический народ представить каким-то неуправляемым быдлом.

Правдивый мемуарист — хороший помощник историка, и самым главным в его воспоминаниях должен быть честный исторический подход к обстановке, при которой то или иное явление прошлого происходило. Сегодня нам внушают, что все в нашей истории было либо «неправильным», либо вовсе «преступным», пытаясь разрушить в сознании россиян последнее, что сохраняет святость, что
объединяет всех нас — память о Великой Победе. Вместо того чтобы рассказать людям то, что было на самом деле, и почему ему навязывается чужое видение вопроса, всячески втолковываются готовые оценки, искусно возбуждается негодование против «советского античеловеческого режима», а правдивая информация затушевывается, скрывается или представляется в нужном лжецам свете.

Много лет меня волновала атмосфера умолчания истории штрафных батальонов в литературе, прессе и вообще в средствах массовой информации. Нигде, ни в официальной печати, ни в военных мемуарах видных военачальников, об этих батальонах ничего не говорилось. В Советской военной энциклопедии ранних лет о них было сказано только в общем и применительно к армиям других стран. Меня, прошедшего рядом со штрафниками в роли их ближайшего, взводного и ротного, командира, эти извращающие историческую правду «исследования», «романы», фильмы привели к мысли поведать миру истинную, подтвержденную документально правду о реальных штрафбатах, а не о придуманном «Штрафбате» Володарского и Досталя, не об «Утомленных солнцем» Михалкова. Фильмами и публикациями, сознательно искажающими фронтовую действительность в штрафбатах, мы, бывшие штрафники и их командиры, оказались фактически оболганными своими же «правдолюбами», чего мы, старшее поколение — фронтовики и твердо стоящие на позициях правды честные люди — не должны оставлять без адекватной реакции. Ныне идет небывалое ранее сражение на военно-историческом фронте, и наша победа в Великой Отечественной войне остро нуждается в защите. Изданием своих книг-воспоминаний, документально оснащенных архивными материалами, к этому стремлюсь и я.

Одумайтесь, господа историки, писатели, журналисты, деятели кино и телевидения. История страны есть просто ее история, и ее надо рассказывать так, как это было на самом деле. Искажение прошлого уничтожает будущее, поскольку прерывает необходимую для развития самобытной страны связь времен и поколений. Отрицая наше героическое прошлое, фальсификаторы подводят нас к
выводу, что Россия не имеет будущего, что она может быть только сырьевым придатком Запада.

Многие послевоенные годы я надеялся на то, что из числа уцелевших фронтовых штрафбатовцев найдется же кто-то из очевидцев, кто сможет как бы изнутри, на фактическом материале правдиво рассказать об этих уникальных формированиях Великой Отечественной. Увы, правдивых публикаций так и не дождался. Мои боевые друзья по штрафбату давно подталкивали меня на этот нелегкий, ответственный труд — написать для современников и потомков свои, именно штрафбатовские воспоминания о войне и таким образом опровергнуть, дезавуировать ту ложь, которая наслоилась за послевоенные годы.

Дневников на войне мы не вели. Офицерам переднего края, особенно в штрафбате, мягко говоря, это было «не с руки». И самое трудное, что вначале казалось мне непреодолимым вообще, — это огрехи и провалы памяти. Она, коварная, с годами растеряла многие детали событий, названия сел и городов, в которых они происходили, фамилии и имена бойцов и командиров, с которыми бок о бок до
велось пережить то нелегкое время.
У талантливого советского поэта Ярослава Смелякова есть такие строки:

И академик сухопарый,
И однорукий инвалид —
Все нынче пишут мемуары,
Как будто время им велит!

Видимо, само время повелело и мне взяться за перо, за это нужное и важное, на мой взгляд, дело. Как в пушкинском «Борисе Годунове»: «При свете лампады умудренный жизнью монах Пимен пишет правдивую летопись...».

И я, как тот монах Пимен, правда, не при лампаде, а с компьютером, тоже решился на документально обоснованную, правдивую книгу о штрафбатах, об этой части военной истории, очень сложной, большинству еще малоизвестной, но многажды извращенной нечестными «деятелями» современных СМИ и другими «сочинителями». Считаю это важным особенно теперь, когда уже не стало реальных
свидетелей того времени, почти всех моих боевых товарищей, а тем более — самих штрафников, и погибших в боях, и тех, кто выжил тогда, в огне войны, но не дожил до наших дней. Мои настойчивые поиски очевидцев штрафбатов уже малоэффективны. Время неумолимо, нас, «долгожителей», остается все меньше и меньше. Чувствую себя «последним из могикан», то есть из штрафбатовцев Великой Отечественной. Даже телевизионщики обращаются за интервью ко мне, вероятно, уже как к единственному из тех, кто был сам свидетелем и участником того грозного времени и еще помнит его. Простите меня, дорогой читатель, если я применительно к себе опять приведу слова великого Пушкина из того же «Бориса Годунова», которые он вкладывает в уста Пимена:

Исполнен долг, завещанный от бога
Мне, грешному. Недаром многих лет
Свидетелем господь меня поставил
И книжному искусству вразумил.

Как-то в одном из интервью прессе я сказал: наверное, нам Богом дано жить долго именно для того, чтобы успеть рассказать правду о той Великой войне. Не мне судить, насколько Господь меня «книжному искусству вразумил», но благодарен Ему бесконечно за то, что «многих лет свидетелем господь меня поставил».
Посему считаю долгом своим рассказать о том, какие чувства тогда нас обуревали и какие ценности были в основе патриотизма, в основе безграничной любви к Родине, той любви, которая и обеспечила Великую Победу в невиданно жестокой войне со злейшим врагом всего человечества — фашизмом. Объективности ради, сквозь призму лет и событий я не корректирую во времени ни своих чувств, ни своих впечатлений, ни даже, по возможности, своих оценок. И если иногда к этому прибегаю, то только со ссылками на авторитетные источники, с которыми согласен.

Полагаю, мне удалось рассказать о том, что нам довелось увидеть, прочувствовать и пережить, показать ту фронтовую солидарность офицеров в штрафбате, штрафников и их командиров, которая действительно была в то грозовое, кровавое время.

Наш штрафбат, как говорят об этом документы войны, формировался одним из первых таких батальонов еще под Сталинградом.

Особо хочу сказать о помощи, которую оказал мне, несмотря на постигшую его почти полную слепоту, мой боевой друг периода боев в Польше и Германии, подполковник в отставке Алексей Антонович Афонин, живший до недавнего времени в Омске. Он мой земляк по военному училищу в Комсомольске-на-Амуре, с ним мы не один месяц фронтовых будней провели в штрафбате бок о бок. Я даже рискнул в 2005-м юбилейном году Победы, невзирая на свои тоже преклонные лета и неблестящее здоровье, съездить к нему в Сибирь, чтобы еще раз пообщаться и «подзарядиться» его живыми воспоминаниями. Почти «дотянув» до 93 лет, в январе 2012 года он ушел навсегда.

Несколько лет тому назад удалось найти в Рыльске через военкомат Курской области старшего лейтенанта Костюкова Алексея Ивановича, командира взвода моей роты, участвовавшего в захвате плацдарма на Одере. Мы постоянно держали связь, он многое тоже успел поведать, но пришло и его время 21 мая 2013 года.
Вот и все! Теперь из тех, кого мне удалось найти из нашего штрафбата, не осталось никого. Ведь нам, тогда еще совсем молодым, теперь уже за 90, а многие мои друзья ушли из жизни, не преодолев и этот роковой рубеж.

Дорогие моей памяти имена друзей, упоминаемые в описании боевых действий и фронтового штрафбатовского быта, по праву могли бы быть среди моих соавторов. Как пелось в одной советской пионерской песне, «без друзей меня чуть-чуть, а с друзьями много». Их фамилии с краткими данными читатель найдет в специальной главе моей книги, где, наряду со штатными офицерами, я поместил также документально установленный мартиролог офицеров-штрафников нашего батальона, погибших на полях сражений, отдавших жизни за Родину, за возвращение прав и чести советских офицеров.

И сегодня я в постоянном поиске документов о штрафбатах, а также тех, кто хранит воспоминания, фронтовые фотографии, так или иначе связанные с историей нашего штрафбата документы о своих отцах или дедах, пополняю сведения не только о нашем штрафбате. Уже в 2014 году откликнулся Кирилл Батуркин, внук одного из моих близких друзей, командира пулеметной роты майора Бориса Тачаева. От них всех я получил драгоценные материалы об их героических предках, документальные материалы и воспоминания, в сокращенном виде помещенные в Приложении 6 и дополнившие эту документальную повесть.

Я сожалею, что просто не смогу перечислить всех добрых людей Беларуси, где мне посчастливилось бывать, будь то Минск, Брест, Гомель, Любань, Хатынь или ставший мне близким Рогачев, с его селами, агрогородками, весками (деревнями). Моя искренняя и безмерная благодарность энтузиастам, сердечным людям, Римме Ястремской, Людмиле Гулевич и еще многим, помогавшим мне сбором материалов о Рогачеве, об их знатном земляке, нашем героическом комбате полковнике Осипове Аркадии Александровиче.

Конечно, восстановить даты событий, рубежей обороны и полос наступления мне помогли мемуары известных личностей — военачальников Великой Отечественной войны, прежде всего Маршалов Советского Союза Г. К. Жукова, К. К. Рокоссовского, генералов А. В. Горбатова, С. М. Штеменко и других. Во многом мне помогла официальная военно-историческая литература, а также публикации известных военных историков Юрия Рубцова, Игоря Пыхалова, Владимира Дайнеса.

Итак, собственная, врубившаяся навеки память, переписка с друзьями, их потомками, работа со справочными изданиями, архивными материалами и военными мемуарами и многое другое позволили мне создать эту книгу. При этом использованы малоизвестные широкому читателю архивные документы именно по нашему 8-му штрафному батальону, и теперь подлинность событий, происходивших в нем, подкреплена множеством ксерокопий архивных документов того времени, которые любезно предоставлены мне Центральным архивом МО РФ из Подольска, его добрыми людьми. Мои просьбы всегда встречают благосклонность работников архива, и прежде всего начальника архива полковника Игоря Альбертовича Пермякова и его заместителя Натальи Михайловны Емельяновой.
Моя безграничная признательность им, понимающим важность правдивых публикаций об истории войны.

Особую признательность выражаю вице-президенту российского общества «Знание», председателю правления МОО «Общество „Знание” Санкт-Петербурга и Ленинградской области», доктору экономических наук, академику, профессору, ректору Санкт-Петербургского института внешнеэкономических связей, экономики и права Сергею Михайловичу Климову и главному финансисту этого общества, заслуженному экономисту Российской Федерации Антонине Васильевне Ружа. Именно они, в те переломные и тяжелые годы после развала Советского Союза, отважились финансировать первую публикацию моей книги «Штрафной удар, или Как офицерский штрафбат дошел до Берлина». Вышедшая в ленинградском обществе «Знание» двумя изданиями моя книга «Штрафной удар, или Как офицерский штрафбат дошел до Берлина» была первой правдивой публикацией о конкретном, 8-м Отдельном штрафном батальоне, прошедшем с боями от Сталинграда до Победы. Она фактически дала путевку в жизнь другим моим книгам, хотя в эти годы были и прямо противоположные «произведения», изображающие извращенно историю этих непростых формирований Великой Отечественной войны. Законодательное собрание Санкт-Петербурга, «высоко оценив историческое значение книги „Штрафной удар, или Как офицерский штрафбат дошел до Берлина”», присудило мне в 2005 году Литературную премию имени Маршала Советского Союза Л. А. Говорова.

Вскоре, также двумя изданиями в Лондоне (Англия), вышла в переводе на английский эта книга под названием «Penalty Strike» общим числом 2250 экз. Наши российские издательства «Яуза», «ЭКСМО» тоже откликнулись и издали мои книги значительным тиражом. Белорусское издательство в Минске после тщательной сверки фактологии текста в Институте истории Национальной академии наук Беларуси дважды издавало «Страницы истории 8-го штрафного батальона 1-го Белорусского фронта», снабдив издание грифом «научно-популярное».

В 2012 году московское издательство «Вече» выпустило еще одну, значительно большего объема, книгу «Штрафбат в бою. От Сталинграда до Берлина без заградотрядов». Все мои книги о штрафбатах оказались так востребованы, что в продаже их даже в интернет-магазинах не найти.

Таким образом, вопреки фальсификаторам, вместе с другими честными военными историками мы вводим в научный оборот правдивые сведения о штрафбатах. Чаяния представителей поколения победителей о том, чтобы успеть рассказать правду о нашем прошлом, выразил в своих стихах весьма уважаемый мною ленинградский поэт, член-корреспондент Петровской академии наук и искусств Анатолий Владимирович Молчанов, которого я часто цитирую. Этот неординарный человек пережил в детстве ленинградскую блокаду и остался ленинградцем на всю свою жизнь. Она, к величайшему сожалению, уже оборвалась, прямо скажем, из-за «перестроенной», «модернизированной» на рыночный лад отечественной медицины. Это был потрясающе правдивый поэт, боровшийся за правду до
конца своих дней.

Вот такая нам выпала доля,
Всю советскую правду хранить.
И пока мы живем — не позволим
Нашу правду другой подменить.

Перед памятью автора этих строк, перед памятью воинов, отдавших свои жизни ради свободы Отечества, ради тех поколений, которых долгие годы старательно вводили в заблуждение злонамеренной ложью всякого рода дельцы от истории и литературы, я тоже считаю своим долгом «не позволить нашу правду другой подменить».

На мои довольно долгие годы жизни вообще (уже пройден порог 90-летия) и 40-летней армейской службы в частности, выпало много событий, встреч с людьми, разными и по характерам, и по той роли, которую они сыграли в моей жизни.

Главная цель этой моей книги: показать то непростое, но поистине героическое время через людей, с которыми меня сталкивали обстоятельства, через события, которыми заполнялась жизнь. Показать и ту Эпоху, которая осталась теперь лишь в нашей памяти, да еще и в честных произведениях представителей, увы, уже уходящего поколения победителей. Жаль, не отражена она достойно в школьных или вузовских учебниках и даже заменена солженицынскими профанациями. А правду об этом времени нужно знать и помнить всем, кто приходит нам на смену, чтобы не вырасти «Иванами, не помнящими родства».

В этой новой книге, в отличие от прежних моих изданий, много совершенно новых документальных материалов, которые дали ей новое направление, характерную фабулу. Здесь показан не только штрафбат в войне, но и взаимосвязь условий появления подобных формирований, соотношения категорий «преступление–наказание–искупление». А от «романов» или всякого рода аналогичных
публикаций на «штрафную тему» без указания «адреса», документальной базы и реальных лиц, описываемых событий книга отличается тем, что в ней нет ни одного вымышленного события, ни одного надуманного боевого эпизода, ни одной нереальной фамилии персонажа. Исключениями могут быть только те фамилии, которые память просто не удержала.
Как говорил в свое время великий Маяковский:

<...>
Моя фамилия в поэтической рубрике.
Радуюсь я — это мой труд
Вливается в труд моей республики.

Радуюсь и я, что хоть не в «поэтической рубрике», но своими книгами, вливающимися в труд честных историков, открываю правду, пусть об одной только, весьма сложной грани большой и тяжелой войны, выпавшей на долю нашего поколения, к сожалению извращенной недобросовестными писаками. В отличие от писателей-сочинителей считаю себя писателем-документалистом, писателем-мемуаристом на основе строгой правдивости. Высшей оценкой своих книг считаю мнение известного советского писателя Юрия Васильевича Бондарева, Героя Социалистического Труда, лауреата Ленинской и Государственных премий СССР, признанного классика советской военной прозы: «Получил Вашу книгу... Материал интересный, скорее всего — не просто материал, а документ Великой Отечественной войны...» (см. Приложение 6). Многочисленные отзывы и публикации моих читателей подтверждают это. Они в несколько сокращенном виде помещены в том же Приложении.

Не без гордости сообщаю, что правду о штрафбатах, изложенную в моих книгах, известный режиссер студии документальных фильмов «Отражение» из зауральского Кургана Александр Голубкин отразил в фильме «Штрафбатя», который с успехом прошел на многих международных кинофестивалях, завоевал «Гран-при» и множество дипломов.

Жаль, нашего «Штрафбатю» не пускают на официальные телеканалы. Зато там лживый 11-серийный «Штрафбат» Володарского и Досталя объявили «самым правдивым», а показывать правду о штрафбатах многие из них не хотят.

Многие телеканалы России, создавая документальные ленты на тему штрафбатов, непременно обращаются либо к моим книгам, либо непосредственно ко мне. Правда, некоторые из них в своих фильмах пытались «поправить» домыслами реальность, не совпадавшую с их понятиями, например НТВ, «Россия-1». Особенно возмутительно обошелся со свидетельствами фронтовиков Кирилл Набутов (1-й ТВ-канал, серия его фильмов «Пока не поздно»). Я вынужден был потребовать непосредственно от руководителя канала Константина Эрнста снять с экрана эту поделку, оскорбляющую честь и достоинство ветеранов. Этот фильм, как и сама программа, были закрыты, но даже элементарного извинения ни от Эрнста, ни, тем более, от самого Набутова не последовало.

Из множества откликов на мои книги и публикации помещу здесь, вне Приложения 6, лишь несколько, в том числе очень для меня значимый, от коллектива Облученской школы, из которой в 1941 году мы, дальневосточные юноши, шагнули в войну.

«Уважаемый Ветеран, дорогой наш выпускник Александр Васильевич! Ваши книги, публикации в газетах, выступления по телевидению помогают нам несколько иначе взглянуть на жизнь, на окружающий нас мир. Мы в школе проводим обсуждения в старших классах, подобные встречи-обсуждения прошли среди ветеранов и коммунистов города. Вы, Александр Васильевич, для нас являетесь примером
стойкости, жизнелюбия и оптимизма.
Коллектив учителей, мальчишки и девчонки Вашей родной Облученской средней школы No 3 имени Героя Советского Союза Ю. В. Тварковского
».

В 2008 году, после выхода в свет моей книги «Правда о штрафбатах» и фильма «Цена победы. Генерал Горбатов», прошедшего по ТВ-каналу «Россия-1», в котором состоялось и мое участие, мне посчастливилось познакомиться с Ириной Александровной Горбатовой — внучкой легендарного командарма, генерала Горбатова Александра Васильевича, боевые задачи которого нашему батальону дове
лось выполнять в Белоруссии в феврале 1944 года. И я с удовольствием привожу здесь фрагменты из ее писем ко мне:

«Уважаемый Александр Васильевич! Еще раз с большим удовольствием прочитала 3-е издание Вашей книги. Ваши воспоминания производят сильное впечатление своей достоверностью, искренностью и глубиной переживаний. Спасибо Вам за теплые слова, сказанные в адрес генерала Горбатова. Никто не останется равнодушным к Вашей правде и той боли, которую Вы испытываете, когда сталкиваетесь с лживыми „произведениями” новых „летописцев” нашей Великой Отечественной. У Вас много союзников и среди молодежи. Все же Вы достучались до людей и, несмотря на рекламные кампании, уже редко кто считает тот фильм „по-володарски” о штрафбате истиной в последней инстанции и смотрит его».

В декабре 2012 года на «Исторических чтениях на Лубянке» с докладом о штрафных подразделениях в Военно-Воздушных Силах РККА выступал доктор исторических наук, профессор А. М. Демидов. Он переслал мне записку, которую привожу дословно:

«Уважаемый Александр Васильевич. С большим интересом прочитал и продолжаю изучать Вашу книгу. Считаю Вашу работу лучшей из всех прочитанных по очень важной и актуальной проблеме истории Великой Отечественной войны.
С наилучшими пожеланиями, А. Демидов 7.12.12.
».

В это же время меня пригласили на форум «17 марта» провести интернет-конференцию. Длилась она более трех месяцев, была насыщенной самыми неожиданными вопросами по истории Великой Отечественной войны от респондентов разных возрастов и социальных категорий. Я, как мог, честно им отвечал. Не буду вдаваться в подробности, но приведу, несколько сократив, мнение только одного из многих участников форума, 38-летнего Станислава Валерьевича О. из Запорожья:

«Хочу выразить свою сердечную признательность Александру Васильевичу за предоставленную возможность из первых уст узнать правду о самой великой — и самой страшной войне. Спасибо Вам за то, что взяли на себя это тяжкий труд. Если бы не вы, фронтовики, нам пришлось бы учить историю по Володарским да по Солженицыным. Желаю Вам вменяемых редакторов в издательствах, которые
поймут, что книги писателя Пыльцына нужны не столько лично генералу Пыльцыну, сколько всем нам, живущим сегодня благодаря подвигу многих фронтовиков
».

Мои книги не могут, наверное, кардинально изменить что-либо в настоящем. Но они, слава Богу, меняют на диаметрально противоположное то, чему успели «научить», что фальшивого, вредного, антиисторического упорно, бессовестно вдалбливают в умы послевоенных поколений. Особенно активны в этом средства массовой дезинформации.

Газета «Правда» 8.06.2013 года поместила статью Ольги Яковенко «Война окончилась, бой продолжается. Офицер штрафбата опровергает мифы антисоветчиков». В ней отмечается:

«Последние пятнадцать лет Александр Васильевич Пыльцын работает над книгами об истинной роли в войне штрафных батальонов. Личность, биография и взгляды Александра Васильевича привлекают внимание большой аудитории, в том числе и молодежной. Вся его жизнь опровергает множество мифов и фальсификаций, которые сегодня навязывают обществу. Причем, как отмечает Александр
Васильевич, методы этих мифов и фальсификаций становятся все более изощренными, расширяется круг фальсификаторов и приемы их тлетворного влияния
».

Здесь, полагаю, очень уместны строки из совсем недавно прочитанного мною сборника стихов современного оригинального поэта-врача Евгения Смолякова, которые очень совпали с моими мыслями о результативности трудов моих:

Все же мне удалось, как в сраженье,
Умирая за каждую пядь,
Пусть в недальнем моем окруженье,
Чьих-то душ бастионы занять.

Надеюсь, и мои книги «занимают бастионы душ» читателей и как-то выправляют искаженные злонамеренной ложью представления о прошлом, пусть не у всех, но у многих из них, как об этом сказал недавно объявившийся внук моего фронтового друга Бориса Тачаева, Кирилл Батуркин:

«От книги Вашей не мог оторваться. Ожидал встретить „сухой” исторический очерк, а получилось, что сам окунулся в эту тревожную, иногда жуткую, атмосферу, где есть место и юмору, и оптимизму. Хочу признаться, до этого мои представления в общем основывались на известных штампах: войну выиграли „горами трупов”, „водкой” и „заградотрядами”. Да и оценки вроде бы уважаемых людей были категорично очернительными. Я имею в виду вроде бы солидного писателя В. Астафьева, роман „Прокляты и убиты” которого я и считал образцом „последней правды” о войне. Да и вообще, нам настойчиво прививалась идея о том, что вся „правда” — она оттуда, с Запада, ее и надо слушать, на нее равняться. Последние события показывают: такого потока бесстыдной лжи и хамства от западных СМИ и всевозможных „общественников” на моем коротком веку еще не было. Очень хорошо, что все наконец встало на свои места».

Я очень благодарен всем, кто правильно меня понимает и это понимание старается донести до широких масс. В этом ряду я отмечаю честные СМИ: российский телеканал «Культура», МТРК «МИР» за уважительное отношение к созданию документальных лент и телеинтервью на «штрафную тему», православный сайт «Русская народная линия» и сайт «17 марта», публикующий мои статьи по «штрафным» и другим современным проблемам без искажений и «поправок».

Только добросовестные историографы, честные военные историки, пишущие о штрафбатах и других штрафных формированиях, докапываются до истины, глубоко исследуя архивные материалы. Большинство же современных журналистов, касаясь этих непростых событий, обычно пользуются публикациями того времени, когда по законам строгой цензуры практически о штрафных батальонах и ро
тах ничего не было в открытой печати.

То «штрафбатовское» время, конечно же, нельзя оторвать от всего, что ему предшествовало, и от того, как оно повлияло на мою долгую последующую воинскую службу и жизнь вообще. Само определение меня в штрафбат, хотя и на командную должность, многие другие факты, происходившие со мной на фронте и вообще в моей 40-летней воинской службе, рождали иногда неясные, а иногда и вполне обоснованные предположения, что меня тоже каким-то образом наказывают за репрессированных отца и брата матери. Будто я должен как-то расплачиваться за то, что они были осуждены по общеизвестной тогда 58-й статье УК РСФСР.

Во многом такие предположения были не иначе как плодом воображения, но, к сожалению, не всегда. О большинстве всех фактов и сомнений по поводу этой связки преступлений и наказаний я упоминаю по ходу событий и на фронте, и в своей дальнейшей многолетней воинской службе. Мне пришлось в этих целях совершать экскурсы и в «доштрафное» время воинской службы, и даже в детские годы, ибо все это формировало и взгляды, и сознание, и мировоззрение, которые тем или иным образом проявлялись в боевой обстановке. Как говорят, «и ежу понятно», что оболванивание масс, особенно через популярное ныне телевидение и некоторые сайты и сети Интернета, привело к неадекватному восприятию, прежде всего подрастающим поколением, исторических фактов. Налицо довольно печальные результаты, когда весь советский период истории нашей страны в умах нескольких уже поколений видится через «солженицынский ГУЛАГ» или астафьевских «Проклятых и убитых».

Есть у поэта-фронтовика Василия Дмитриевича Федорова такие строки, написанные еще в 1956 году:

Все испытав, мы знаем сами,
Что в дни психических атак
Сердца, не занятые нами,
Не мешкая, займет наш враг.
Займет, сводя все те же счеты,
Займет, засядет, нас разя...
Сердца! — да это же высоты,
Которых отдавать нельзя!

Упустили мы, по крайней мере и у себя в России, и во многих бывших советских республиках, это предупреждение фронтовика. Грянула так называемая «перестройка» умов, затеянная и во многом довольно успешно осуществляемая псевдоисториками и фальсификаторами по «забугорным» рецептам и «дорожным картам». Она уже привела к тому, что в сердца наших людей проникли антинародные идеи, и в том числе — отрицание Великой Победы советского народа над немецким фашизмом.

Все испытав, мы знаем сами,
Что в дни психических атак
Сердца, не занятые нами,
Не мешкая, займет наш враг.
Займет, сводя все те же счеты,
Займет, засядет, нас разя...
Сердца! — да это же высоты,
Которых отдавать нельзя!

Упустили мы, по крайней мере и у себя в России, и во многих бывших советских республиках, это предупреждение фронтовика. Грянула так называемая «перестройка» умов, затеянная и во многом довольно успешно осуществляемая псевдоисториками и фальсификаторами по «забугорным» рецептам и «дорожным картам». Она уже привела к тому, что в сердца наших людей проникли антинародные идеи, и в том числе — отрицание Великой Победы советского народа над немецким фашизмом.

Но ведь была она, была Победа,
И недругам ее,
Своим или чужим, — не отдадим!

Наверное, из этого, несколько распространенного, введения в тему книги читатель понял, о чем пойдет речь в ней, на какой исторической и нравственной позиции стоит и стоять будет оставшуюся жизнь ее автор. Книга эта поможет раскрыть особенности преступлений и наказаний за них направлением в штрафные формирования, а также искупления вины в них, перевоспитания и даже покаяния. Автор будет очень рад, если его точку зрения на наше прошлое разделят представители тех, кому жить в будущем, кто уже сменяет наше, увы, уходящее поколение.

Хронологию своего повествования, как уже говорил выше, я прерываю иногда просто необходимыми главами и вставками, то о своей довоенной, то послевоенной жизни. Но все это, как мне пишут многие из читателей, им интересно, так как большинство из них активную, взрослую жизнь начали в конце 20-го века, а то уже и в 21-м. А мы, ветераны Великой Отечественной — аборигены прошлого века, прошлой социально-политической формации общества, — хорошо понимаем, что многим хочется знать, как все это было тогда. Как соотносились в годы войны понятия ПРЕСТУПЛЕНИЕ и НАКАЗАНИЕ, какой ценой добывалось ИСКУПЛЕНИЕ вины в войне.

Книга эта о прошлом, а читатель может сравнивать это с настоящим и находить пути к лучшему будущему. Есть одно очень меткое выражение: «Кто не хочет знать прошлое, тот не имеет права на будущее».

Великий Тютчев полтора века тому назад написал знаменитое:

Нам не дано предугадать,
Как слово наше отзовется, —
И нам сочувствие дается,
Как нам дается благодать...

Да, нам не дано.... Но как хотелось бы, чтобы каждый, кто оставляет свое слово потомкам, мысленно продолжил для себя великое завещание Федора Ивановича хотя бы такими словами: Но чтобы не иметь вины, мы предугадывать должны!

Автор рассчитывает и будет очень рад, если наше доброе слово о прошлом отзовется сегодня и в будущем, как беспристрастное выражение любви к своей родине, своему народу. Надеюсь, что нашу точку зрения на героическое прошлое разделят представители тех, кому жить в будущем, и, несмотря на кликушество русофобов и антиисториков, наше слово вызовет то сочувствие, которое и есть
благодать.

Для пожилого человека естественно ностальгировать по времени своей молодости. Моя эта работа — тоже ностальгия, но не столько по нашей молодости и времени, выпавшему на нашу боевую юность. Это ностальгия по любви к Отечеству, за которое полегли в землю мои родные братья, мои боевые друзья, в том числе и офицеры-штрафники, с кем довелось нам, их командирам, делить непростую фронтовую судьбу. И так хочется передать высокое чувство патриотизма, преданности и любви к многострадальной Родине — России — нашим потомкам, в будущее.

Дорогие читатели! Любите Родину, любите истинную, не искаженную и не извращенную ее историю, полную героизма, самопожертвований и Побед. Счастливого, справедливого будущего вам!
Оглавление
СЛОВО К ЧИТАТЕЛЮ.

ВВЕДЕНИЕ В ШТРАФБАТОВСКУЮ ТЕМУ ..........................................................................................5

ГЛАВА 1.

СБЕРЕЧЬ ИСТИННУЮ ИСТОРИЮ ВОЙНЫ И ПОБЕДЫ ................................................................ 18

ГЛАВА 2.

РОЖДЕНИЕ 8-ГО ОФИЦЕРСКОГО ШТРАФБАТА ............................................................................. 30

ГЛАВА 3.

НЕ ШТРАФНИКОМ, А В ШТРАФБАТ. СЫН ЗА ОТЦА? ................................................................... 49

ГЛАВА 4.

БЕСПРИМЕРНЫЙ ШТРАФРЕЙД В ТЫЛ ВРАГА ................................................................................ 70

ГЛАВА 5.

КОВАРНАЯ ДРУТЬ. ЛЕГЕНДЫ О ГОРБАТОВЕ .............................................................................. 89

ГЛАВА 6.

ДОВОЕННОЕ ВОСПИТАНИЕ, ДОШТРАФБАТОВСКАЯ СЛУЖБА ...................................................107

ГЛАВА 7.

ДОМЫСЛЫ О ПРИКАЗЕ «НИ ШАГУ НАЗАД!» И О ШТРАФБАТАХ .............................................126

ГЛАВА 8.

ШТРАФНИКИ, ШТРАФБАТЫ, ШТУРМБАТЫ. СКОЛЬКО ИХ БЫЛО ............................................142

ГЛАВА 9.

ЗАГРАДОТРЯДОВСКИЙ КИНО-БРЕД .............................................................................................155

ГЛАВА 10.

ОБОРОНА — РЕДКИЙ ДЛЯ ШТРАФБАТА ВИД БОЯ. ВХОЖДЕНИЕ

В ОПЕРАЦИЮ «БАГРАТИОН» ...170

ГЛАВА 11.

АКТИВНАЯ ЧАСТЬ «БАГРАТИОНА». БУГ, БИТВА ЗА БРЕСТ .....................................................191

ГЛАВА 12.

ПОБЕГ К ФРОНТУ. ЧУЖОЙ ОРДЕН. АНЕКДОТ ПРО КСЕНДЗА .................................................213

ГЛАВА 13.

КОМ-БАТЯ ПОЛКОВНИК ОСИПОВ ............................................................................................228

ГЛАВА 14.

КОМБАТ КОМБАТУ РОЗНЬ. НАРЕВСКИЙ ПЛАЦДАРМ ................................................................242

ГЛАВА 15.

ЧЕРЕЗ МИННОЕ ПОЛЕ. КОМАНДАРМ БАТОВ. НЕМНОГО РОМАНТИКИ ................................261

ГЛАВА 16.

ОТ ВИСЛЫ ДО ОДЕРА. МИМО ВАРШАВЫ. ГЕРМАНИЯ, АЛЬТДАММ .....................................281

ГЛАВА 17.

В БЕРЛИНСКОЙ ОПЕРАЦИИ, ОДЕР. НЕ УТОНУЛ, УБИЛИ .....................................................300

ГЛАВА 18.

ПОСЛЕ ГИБЕЛИ. НОВЫЙ БАТУРИН, МИМО ГЕРОЙСКОЙ ЗВЕЗДЫ ..........................................316

ГЛАВА 19.

БЕРЛИН, РЕЙХСТАГ, П О Б Е Д А !!! ......................................................................................328

ГЛАВА 20.

ОФИЦЕРЫ 8-ГО ОТДЕЛЬНОГО ШТРАФНОГО БАТАЛЬОНА

1-ГО БЕЛОРУССКОГО ФРОНТА ...337

ГЛАВА 21.

ШТРАФНИКИ. ПРЕСТУПЛЕНИЯ И ИСКУПЛЕНИЕ ВИНЫ .........................................................366

ГЛАВА 22.

ДОЛГОЖДАННЫЙ МИР! ТАИНСТВЕННЫЙ ДИАГНОЗ,

ВАЖНЫЕ СОБЫТИЯ И НАЗНАЧЕНИЯ ...........................................................................................386

ГЛАВА 23.

ПАМЯТНЫЕ И ПОУЧИТЕЛЬНЫЕ ВСТРЕЧИ .................................................................................401

ГЛАВА 24.

БЕЗ ВИНЫ ВИНОВАТЫЕ И ИХ АНТИПОД ЛЕВ МЕХЛИС .........................................................420

ГЛАВА 25.

ДОМОЙ! ИЗ 8-ГО ОШБ В 8-Й ВДК ЧЕРЕЗ ВТА .................................................................434

ГЛАВА 26.

ВДВ — «ВОЙСКА ДЯДИ ВАСИ», ХРУЩЕВСКИЙ РЕФОРМАТОРСКИЙ ЗУД ...........................448

ГЛАВА 27.

УКРАИНА, ДАЛЬНИЙ ВОСТОК И ОБРАТНО. НЕСБЫВШЕЕСЯ И НЕОЖИДАННОЕ ..................471

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ...489

ВМЕСТО ЭПИЛОГА ...495

ПРИЛОЖЕНИЯ ...502
Читать полностью книгу Александра Васильевича Пыльцына
"ШТРАФБАТ: наказание, искупление":

https://drive.google.com/file/d/0B2giBMdxXjpkcVpkZ2RFY0ZseFk/edit

Оффлайн Админ

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 9590
http://2.firepic.org/2/images/2015-07/21/exespe506bn0.jpg

Александр Васильевич Пыльцын

Мы не стояли за ценой

ШТРАФБАТОВСКИЕ СТИХИ
с комментариями автора сборника


Война была и страшной, и святой,
Она была трагедией и славой.
Юрий Гаврилов

И если нет других путей,
Мы сами вновь пойдем в сраженья,
Но наших судеб повторенья
Не будет в судьбах сыновей!
Константин Симонов

ЦСЛК
Санкт-Петербург
2015

А.В. Пыльцын. Мы не стояли за ценой.–Санкт-Петербург: Центр современной литературы и книги на Васильевском. – 2015. – 104 с.

С О Д Е Р Ж А Н И Е

Часть 1. Стихи из штрафбата…………………………………………3

Часть 2. Современники о штрафбатах

и антипатриотизме………………………………………………55

А.В. Пыльцын, автор известных книг о штрафбатах, вышедших во многих российских изданиях, в Белоруссии и в переводе на английский в Великобритании, Законодательным Собранием Санкт-Петербурга  удостоен  Литературной премии имени Маршала Советского Союза Л.А. Говорова.
На его судьбу выпало, наверное, как и известному ленинградскому поэту-блокаднику Молчанову, тоже «быть связным» от штрафбатовцев Великой Отечественной, о которых, к сожалению, всё более множатся измышления и всякая неправда. 

В отличие от первого сборника, вышедшего в обществе «Знание» Санкт-Петербурга и Ленинградской области в 2007 году, в новый включены, как собственные фронтовые стихи Александра Васильевича, родившиеся у автора в боевых условиях офицерского штрафбата, в котором он дошёл до Победы, так и творчество сыновей автора, его коллег по поэтическому творчеству на ту же штрафбатовскую тему, об офицерской чести, о борьбе поколения Победителей в защиту Отечества, как в годы Великой Отечественной
войны, так и ныне. 

Как единственный из современных писателей, реально прошедших  штрафбат, он  тоже передаёт эстафету с «донесением» правды от истинных советских патриотов, допустивших  в то сложное военное время проступки или преступления, но сумевших доказать в боях свою преданность Родине. 

Авторский комментарий к каждому из стихотворений  поможет читателю представить условия, в которых и ради чего оно рождено. В каждой строке сборника звучит тревога о судьбе «последних из могикан»-Победителей, о судьбе  самой Победы, о воспитании любви к Родине, высокого чувства патриотизма у поколений, приходящих на смену им.   

© А.В. Пыльцын, 2015

ISBN  978-5-94422-026-4, (переиздание, доп.)

Оригинал-макет подготовлен издательством Центр современной литературы и книги на Васильевском
Санкт-Петербург, наб. Макарова, д.10/1, (812)323-52-95.

Отпечатно в типографии “Турусел”. Санкт-Петербург, ул. проф. Попова, д.38.
Тел. (812)334-1025. Тираж 100 экз. Подписано в печать 29.05.2015 г.
Печать цифровая. Заказ  №38277.


Читать полностью книгу Александра Васильевича Пыльцына "Мы не стояли за ценой":
https://docs.google.com/document/d/12oEmMyvigmTahQBoK3Ss4OXMUGAsZyUzdr5fWPhPO8U/edit

Онлайн Ashar1

  • Политсовет
  • *****
  • Сообщений: 8070
28 июля 1942 -го  года был опубликован Приказ №227 Верховного Главнокомандующего И. В. Сталина "Ни шагу назад!" В этот же день 28 июля и День штрафбтатовца.
Александру Васильевичу - наилучшие пожелания!

С грозным приказом "Ни шагу назад!"
Намертво встал за Отчизну Штрафбат.
Слава советских героев бессмертна!       
МУЖЕСТВУ РУССКОМУ НЕТУ ПРЕГРАД!

Русский бард Александр Харчиков

Оффлайн Админ

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 9590
Здравствуйте, Александр Васильевич!
Я сам  служу в армии Донецкой народной республики. Прямо сейчас идёт очередной обстрел Гопловки,  бандеровцы бьют тяжёлой артиллерией по жилым кварталам города,  но нам приказано не открывать ответный огонь, хотя всё необходимое для этого имеется. Это продолжается почти полгода в течении которых неонацисты ощущают полную безнаказанность. При этом они опасаются битьпо нашим позициям, и почти исключительно избирают мирные объекты:  жилые дома, насосные станции, электроподстанции и т.п.

В связи с этим у меня к вам вопрос: бывало ли подобное положение во время Великой Отечественой? В смысле, немцы стрелять по нашим могут, а мы в ответ - ни-ни?
Речь не идёт о случаях когда нечем было ответить, имеются виду случаи когда всё необходимое для ответа было, но наше командование месяцами запрещало бить по немцам в ответ?

Из Донецкой Народной Республики мне поступил вопрос от Вениамина, сражающегося там против бандеровцев: «Бандеровцы  бьют тяжёлой артиллерией по жилым кварталам города,  но нам приказано не открывать ответный огонь, хотя всё необходимое для этого имеется. Бывало  ли подобное положение во время Великой Отечественой? В смысле, немцы стрелять по нашим могут, а мы в ответ
- ни-ни? Речь не идёт о случаях когда нечем было ответить, имеются виду случаи, когда всё необходимое для ответа было, но наше командование месяцами запрещало бить по немцам в ответ?
»

Дорогой товарищ Вениамин. Во первых прошу простить мне задержку с ответом. В мои почти 92 года всё чаще приходится бывать на госпитальной койке, чем у компьютера. На ваш, почти риторический вопрос постараюсь ответить может слишком пространно.

Из собственного опыта Великой Отечественной войны знаю только то, что было у нас в штрафбате.  Поскольку задачи нам ставились, как правило, наступательного характера, нам всегда выдавалось достаточное количество боеприпасов, и никогда не поступала команда экономить их при этом. Другое дело если мы находились в обороне, перед наступлением, тогда, как правило, поступала команда экономно расходовать патроны, беречь их для наступательных действий.

А вот как было это  во время нашего боевого рейда в тыл противника в районе Рогачёва в феврале 1944 года.
Боеприпасы были выданы на трое суток боя, а мы находились в оперативном тылу немцев с боями 5 суток и, естественно, у многих бойцов боезапас после 3-го дня  истощился, и комбат дал команду экономить патроны. Взрывали склады противника, применяя «карманную артиллерию» - гранатами, сжигали штабы войсковых частей и соединений приданными нам огнемётами. Но комбат, сам родом из этих мест, просил нас не причинять вреда  хатам в которых «квартировали» немецкие солдаты, а уничтожать их, когда они покидают жилище.

Находясь, например, в обороне в ожидании наступления на Брест в операции «Багратион», была жесткая установка всем войскам этого участка обороны экономить патроны и снаряды. Даже не отвечать на ежевечерние артналёты немцев, а открывать огонь только в случаях явного нападения противника. Это было оправдано сложившейся боевой обстановкой.  Когда мы шли с боями по территории Польши и Германии, у нас не было случаев умышленного разрушения жилищ, кроме разве отдельных случаев, когда в них были устроены сильные огневые точки или пункты сопротивления по которым применялась артиллерия или бомбометание. Тут уж ничего не попишешь, по нашим заявкам бомбили и применяли крупнокалиберную артиллерию по сильно сопротивлявшимся  объектам.

Но вот некоторые примеры из истории Великой Отечественной войны:

 Освобождение и спасение Кракова является в истории военного искусства классическим  примером подчинения военной цели целям политико-экономическим. В 1945 году древний польский город уцелел благодаря Маршалу Советского Союза Ивану Степановичу Коневу, хотя никто не отрицал, что определённую роль в спасение Кракова сыграла и разведывательно-диверсионная группа лейтенанта Алексея Николаевича Ботяна-«Алёши» и группа военных разведчиков под кодовым названием «Голос» Евгения Березняка, чему в советской кинематографии даже посвящён фильм «Майор Вихрь».

Атака  Советской Армии на город началась 19 января около полуночи. Передовые  части 1-го Украинского фронта маршала Конева, наступая без применения артиллерии и орудий, смяли стремительным броском оборону фашистов и ворвались в Краков.  «Мы не собирались отрезать гитлеровцам путь к отступлению. Не такую мы себе поставили задачу.

Если бы мы это сделали, нам пришлось бы долго выкуривать их отсюда, и, несомненно, от этого пострадал бы город», утверждал после войны маршал Иван Степанович Конев.  «Фашисты заложили в городе  мины под всеми главными зданиями, под многими архитектурными памятниками. Но взорвать их не успели, - писал в своих послевоенных воспоминаниях маршал Конев. – Не успели также взорваться мины с часовыми механизмами. В первые дни сапёры работали буквально без передышки».

Современные западные лжецы и профессиональные фальсификаторы, в том числе и доморощенные, пытаются отрицать вклад Конева в спасение города, запретившего использовать при штурме тяжелую артиллерию. Уже  много лет сочиняются всякие «опровержения» и новые версии событий. Как отрицаются подвиги панфиловцев, как Зою Космодемьянскую пытаются превратить из патриотки в простую поджигательницу русских деревень, а Александра Матросова – в   безоружного штрафника. Так и упорно пытаются посеять сомнения,  говорили ли правду Конев, а вслед за ним и пропагандисты – как советские, так и в своё время из Польской Народной Республики (ПНР), утверждавшие, что Красная Армия сделала всё, чтобы в ходе боёв не допустить разрушения города?

       Потомки жителей города Кракова, спасенного от разрушений маршалом Коневым и советскими разведчиками, «отблагодарили» маршала весьма своеобразно. Улицу, названную в честь маршала-освободителя Конева, переименовали в улицу бойцов Армии Крайовой, а памятник маршалу Коневу  снесли.
   
А вот альтернативный пример разрушения Варшавы, столицы Польши, участником боёв за  освобождение которой был я сам.

16 января  уже к полудню войска 1-го Белорусского фронта, в составе которого действовал и наш 8-й офицерский штрафбат, освободили первую из европейских столиц – Варшаву. Мы ожидали увидеть столицу-красавицу, как рисовалась она в нашем воображении, но город лежал в развалинах, были уничтожены  богатейшие исторические памятники. Так «поработали» гитлеровцы. Мы были свидетелями, как советские солдаты разминировали город, а потом узнали, что они  обезвредили 85.000 различных мин, 280 хитроумных взрывных ловушек, более 50 фугасов. Нашими войсками было  немедленно налажено питание жителей города из армейских запасов.  Большое количество продовольствия, в том числе свыше 60 тыс. тонн хлеба, медикаментов   СССР безвозмездно выделил полякам.

Президент Крайовой Рады Народовой Б.Берут и премьер-министр Временного правительства Э. Осубка-Моравский писали 6 февраля 1945 года И.В.Сталину: «Благодаря помощи славянских, советских республик население города Варшавы будет обеспечено продовольствием вплоть до нового урожая, а, кроме того, свыше миллиона людей в наиболее разрушенных немецкими захватчиками районах Польши будет спасено от голода. Никогда не забудет польский народ, что в самый трудный и тяжелый период своей истории он получил братскую помощь советских народов не только кровью и оружием Красной Армии, но и хлебом, а также огромными
усилиями хозяйственного характера
».

          Наверное, многие, хотя бы  со слов старших поколений советских людей, ещё помнят о тех трудных военных годах, когда наше население само бедствовало, когда всё отдавали фронту, оставляя себе лишь на не очень сытное житьё, да способность работать, помня главное: «Всё для фронта, всё для победы».

 К сожалению, в современной Польше предпочитают забывать обо всем этом и продолжают уничтожать даже память о русском солдате-освободителе, вместе с его могилами и памятниками ему.  В боях за освобождение Польши погибло 650 тысяч советских солдат и офицеров и около шестидесяти тысяч воинов Войска Польского. И это современные политиканы и националисты предпочитают предать забвению.

 Теперь другой случай. В далёкие уже теперь 60-е годы прошлого века мне довелось служить в 38 армии Прикарпатского военного округа. Командующим этой армии был тогда генерал-майор Николай Григорьевич Штыков. В своих книгах, упоминая о нём, я писал, что по каким-то причинам он всегда был   жёлчным, злым, казалось просто ненавидящим подчиненных офицеров управления армии.  При очередных «разносах» (похоже, только из них его деятельность и состояла), переходил на грубости и унижение человеческого достоинства. Почти  всегда, когда подходили к его кабинету, многие чувствовали, что «в воздухе пахнет грозой», и будто над каждым висит  Дамоклов меч. Но недавно нашёл в интернете материал, в какой-то степени объясняющий эту особенность его характера. www.world-war.ru/blagodarnaya-drezdenskaya-galereya/

В конце войны он командовал воздушно-десантным полком, а тогда десантники действовали, как пехотинцы.

Этому полку десантников под командованием  подполковника Штыкова Н.Г. было приказано взять замок Кёнигштайн, который размещался на отвесной скале. Это крепость в Саксонской Швейцарии Германии, недалеко от Дрездена, на одноимённой горе на левом берегу Эльбы, рядом с городом, также носящим название Кёнигштайн. Разведчики полка выяснили, что гарнизон замка небольшой, но хорошо вооружен и способен вести длительные боевые действия, используя защитные свойства местности. К тому же в Кенигштайн вела единственная дорога, которая находилась под прицельным огнем противника. 

Вскоре подполковнику Штыкову доложили, что батальоны полка готовы к атаке, а артиллеристы полковой артиллерии — к открытию огня по противнику.  Штыкову оставалось только дать приказ на начало артиллерийской подготовки и штурма. Но он понимал, что окончание этой кровопролитной войны — дело нескольких дней. Замок без больших потерь не взять. Нужны ли они, если войска Красной Армии ведут бои уже в Берлине. Скорая победа очевидна, и только от него зависит жизнь десятков, а может, и сотен солдат и офицеров.

  Штыков дал команду, но не ту, которую от него ждали солдаты и офицеры штурмовых групп. Команда была: «Огня не открывать!». А сам он, привязав к штыку карабина белый платок, взяв с собой двух автоматчиков, переводчика и листок со стандартным текстом, призывающим немецкий гарнизон к капитуляции, направился к замку, каждую секунду ожидая выстрелов из его амбразур. Но выстрелов не последовало.

При подходе парламентеров к замку ворота отворились, поднялась  подъемная решетка, и к ним вышел немецкий полковник. Выслушав ультиматум, он заявил, что нужно некоторое время на обдумывание. Через несколько минут ворота снова отворились, и командир гарнизона протянул Н. Г. Штыкову символические ключи от замка. У ворот замка немецкие военнослужащие (15 офицеров, 35 унтер-офицеров и 115 солдат) сдавали оружие (автоматы, пулеметы и карабины).

      Вот так действовали наши командующие и командиры, спасая людей, жилища, архитектурные сокровища и ценности.       

А как варварски разрушали города наши союзники, мне довелось увидеть. 

Когда я служил после окончания войны в Военной комендатуре Лейпцига, мне неоднократно приходилось бывать в Дрездене и с целевыми посещениями, и проездом. И все мы видели, что осталось от Дрездена, особенно от Старого Дрездена, как называли его часть, отделённую рекой Эльба. Тогда мы видели ужасавшие взор  руины города, но практически об этом варварстве знали мало. Зато значительно позже, особенно теперь  нам стали известны и цели этого варварского разрушения, и технология т.наз. «ковровых» бомбардировок.

К 1945 году англо-американцы давно уже были большими специалистами по уничтожению германских городов, ими были разработаны даже специальные технологии «ковровых бомбардировок», основной целью которых являлось подавление «морального состояния гражданского населения противника», путём его массового уничтожения и тотального разрушения всего, что могло спасти уцелевших.

Так они действовали и 13 февраля 1945 года. Вечером 243 британских бомбардировщика типа «Ланкастер» вылетели двумя волнами и сбросили 1478 тонн фугасных и 1182 тонны зажигательных бомб.  Спустя три часа состоялась вторая атака, и 529 «Ланкастеров» сбросили 1800 тонн бомб. В результате люди в Дрездене сгорали заживо почти как при ядерном взрыве.

         14 февраля днём 311 американских летающих крепостей В-17 сбросили 771 тонну бомб, 15 февраля американская авиация сбросила ещё 466 тонн бомб.   Спасающиеся  от огня мирные жители были атакованы британскими истребителями  «Мустанг». 

После этого американские ВВС провели ещё две бомбардировки. 2 марта 406 бомбардировщиков B-17 сбросили 940 тонн фугасных и 141 тонну зажигательных бомб. 17 апреля 580 бомбардировщиков B-17 сбросили 1554 тонн фугасных и 165 тонн зажигательных бомб.

По моим подсчётам суммарно это составляет 11.297 тонн бомб, что немного меньше мощности американской атомной бомбы, сброшенной на японский город Нагасаки.  Площадь зоны сплошных разрушений в городе в 4 раза превысила площадь зоны полных разрушений в Нагасаки. Дрезденское убийство по масштабам своим и цинизму претендует на то, чтобы считаться самым подлым в истории всех войн, наряду с атомной бомбардировкой японских городов.

          По всей видимости, западным союзникам в то время было необходимо показать всю свою силу и мощь, прежде всего перед новой мировой державой, Советским Союзом. Для этого и был выбран почти не пострадавший за всю войну от бомбежек Дрезден, также как и в дальнейшем для атомной бомбардировки Хиросима и Нагасаки.

Да и примеры их «подвигов» во Вьетнаме с широким применением тех же ковровых бомбардировок даже малых деревень и напалма красноречиво говорят о морали и границах ведения войн войсками, ограничения причинений страданий гражданскому населению.     

Сегодня  все свои преступления в Украине западная проамериканская пропаганда сводит к «проискам» России и самих народных республик Малороссии. И в одесской «Хатыни» сами себя подожгли, и в ДНР ополченцы сами по своей территории ведут огонь, убивая малых детей, и войсковые танковые соединения России составляют главную силу ополченцев, да и многое другое, и  не только устами известной Псаки.

         Они, надо отдать им должное, успешно научают варварским действиям своих киевских правителей фашистов-бандеровцев,   направляя их извращённое сознание на теперь укрепляющуюся Россию, всегда стоящую для Запада вожделенным куском планеты. Наше руководство всё ещё считает США и Евросоюз «партнёрами», но надо  бы помнить важный смысл несколько изменённой нами известной русской пословицы: «Козла бойся спереди, коня сзади, а англо-американцев - со всех сторон».

           В  заключение своего, может и  не столь узкоцелевого ответа на заданный мне вопрос, скажу, что конечно, определённая нерешительность руководства России, главного соседа республик Донбасса и Луганщины, упование на результативность бесконечных и бесплодных переговоров  с  безумным упорством в них представителей Киевской хунты и всего англо-американского Запада, накладывают определённые ограничения на действия ополченцев, видимо, вам, кто видит все события там, виднее, почему вместо решительного отпора врагу вы по собственной инициативе и в одностороннем порядке отводите свои войска, почему не отвечаете огнём на огонь.

     Опыт нас, фронтовиков 40-х годов прошлого века, видимо не всегда может быть образцом для подражания в современных войнах, но твёрдость в управлении, разумность в принятии решений и настойчивость в их исполнении, всегда останутся главными условиями и в малых, и в больших победах.

         Искренне желаю Вам Побед в вашей борьбе за самостоятельность против бесчинствующих последышей бандеро-фашистского режима.

Александр Васильевич Пыльцын

Оффлайн Админ

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 9590
http://demotivator.su/attachments/Image/sovetskie-desantniki.jpg?template=generic

Дорогие братья-десантники, дорогие товарищи и друзья! Сердечно и по-братски приветствую и поздравляю всех со славным праздником Героических Воздушно-Десантных!    

А  через вас – и всех ваших родственников, друзей и коллег, которым посчастливилось служить в славных Воздушно-десантных. Традиционно его празднуют все, кто тесно соприкасался с этой смелой романтикой и высокой ответственностью, в какие бы годы это ни было, ибо бывших десантников не бывает, в душе они до самых последних дней и часов своих остаются десантниками.   

http://com-stol.ru/wp-content/uploads/2012/08/flag-margelov-38cf1.jpg   

Жаль только, что  это празднество порой демонстрирует не лучшие черты, заложенные в человека нелёгкой десантной службой. Считаю дурной традицией эту часто нетрезвую демонстрацию дикого обряда массового «посещения» фонтанов или других водных устройств. Лучше было бы, если бы эта энергия, сохранившаяся ещё в десантниках, ушедших в запас, была организована и направлена ветеранскими организациями ВДВ в более приятные патриотические демонстрации умений и сплочённости десантников.


             Примите в качестве поздравления и пожелания с этим нашим праздником мой несовершенный стих.

 

«Слава ВДВ!»


Десантник, гордость любимой страны,
Встать на защиту Родины всегда готов!
В братстве  десантном прочны мы, сильны,
Укреплены исторической славой полков, 

Мечтаем, чтобы этот праздник отмечали
Без  выходок в фонтанах и в прудах. 
Под флагом ВДВ чеканно б прошагали
По улицам и паркам  в наших городах!

Являли бы не ухарство, а мастерство,
Которому угрозы НАТО не страшны,
Смогли бы показать той силы торжество,
Что  может уберечь Россию от войны.

Увидят все: десант в запасе безотказно
К  боям всегда готов, неумной вопреки молве.
И вместо  слов недобрых, самых разных,
Гремели бы овации, скандируя нам:
«Слава ВДВ!»

 

Бывший заместитель командира 105-й Гвардейской

Воздушно-десантной Венской Краснознамённой дивизии

Костромского периода дислокации, оставшийся десантником навсегда,

член Ленинградского Совета ветеранов ВДВ,

генерал-майор в отставке Пыльцын Александр Васильевич

http://6.firepic.org/6/images/2015-08/01/vg8lpmv2oyuo.jpg height=475

Оффлайн Админ

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 9590
Дополненная 21-ая глава книги "Исторический приказ «Ни шагу назад» и  категории преступление, наказание, искупление,  покаяние" Александра Васильевича Пыльцына:

Читать   http://priceadvice74.ru/images/strelka-vpravo.gif height=24  https://docs.google.com/document/d/1rrWxL_kls17oq18c_yzDADrJXJIIRmtMwD8HJiSPtEc/pub?embedded=true334337

Оффлайн Админ

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 9590
Победители фашизма в кривых зеркалах соЛЖЕницизма                   
 
Размышления о новом «празднике» в российском календаре                            

27 июня 2014 г. подписан Указ Президента РФ N 474 «О праздновании 100-летия со дня рождения А.И. Солженицына». В нём совершенно недвусмысленно говорится «о праздновании» этого события, «учитывая большое значение творчества А.И. Солженицына для отечественной культуры...».
  20 сентября 2014 года портал «Культура» опубликовал по поводу «празднования» солженицынской даты комментарий главного редактора «Литературной газеты» Юрия Полякова:  «Нынешний «заблаговременный» предъюбилейный ажиотаж в связи с приближающимся столетием А.И. Солженицына, на мой взгляд, выглядит в какой-то мере неуместным».   Действительно, тот юбилей состоится в 2018 году, а Указ издан за 4,5 года до него. 

В интервью газете «Завтра»  Юрий Михайлович  добавил: «В ряде СМИ, в том числе в газете «Культура», я высказал недоумение: почему к 100-летию А. И. Солженицына (2018 год) уже началась бурная общефедеральная подготовка, в то время как аналогичные круглые даты крупнейших наших писателей ХХ века: Шолохова, Твардовского, Катаева и других, — прошли более чем скромно. А про столетие К. Симонова в 2015 году вообще ничего не слышно. По этой причине я отказался войти в комитет по празднованию юбилея автора «Красного колеса».

К словам Юрия Михайловича о забытых юбилеях я бы добавил имена деятелей литературы 100-летний юбилей которых выпал на 2015 год. Это Сергей Сергеевич Смирнов, главным делом жизни которого стало увековечение памяти героев Великой Отечественной войны, но о нём не вспомнили даже в 70-летний юбилей Великой Победы. Это известная советская поэтесса Маргарита Алигер, в 1943 удостоена Сталинской премии за поэму «Зоя» о героической патриотке 3ое Космодемьянской.  О поэтессе могли и намеренно «забыть», ведь она лауреат Сталинской премии!  В этом же 2015 году   оказались и столетние юбилеи мировой известности композитора Георгия Свиридова и пианиста  Святослава Рихтера,  которых российские  власти и СМИ тоже «не заметили».
Глава  Роспечати Михаил Сеславинский, вошедший в состав оргкомитета по организации  важного юбилея, отметил, что столь раннее начало работ по подготовке к празднованию члены оргкомитета объясняют тем, что за это время необходимо провести ряд реставрационных работ по восстановлению мемориальных мест жизни «знаменитости».
 
 В состав Комитета по организации этих «празднеств» введен известный «борец за русскую культуру», небезызвестный Михаил Швыдкой, бывший министр культуры, бывший руководитель Федерального агентства по культуре и кинематографии, а ныне специальный представитель Президента Российской Федерации по международному культурному сотрудничеству. (Эта новая должность введена Президентом Российской Федерации для создания положительного образа России за рубежом, чему едва ли поможет сложившийся  имидж русофоба Швыдкого).

В состав Комитета, естественно, вошла вдова Солженицына Наталия, бессменный Президент созданного в 1974 году в Цюрихе «Русского общественного фонда», более известного, как «Фонд Солженицына» (в 1992 году фонд перебазировался в Москву).  Она же редактор-составитель выходящего с 2007 года 30-томного собрания сочинений Солженицына, а ныне уже и глава Совета по сочинениям старшеклассников при Министерстве образования. Кроме того, она член попечительского совета по возрождению Спасо-Преображенского Соловецкого мужского монастыря и попечительского совета фонда поддержки социальных инноваций «Вольное дело», основанного миллиардером  Олегом Дерипаской.

Не могла не войти в такой Комитет  «биограф» и  ревностный адепт Исаевича, член жюри премии А. Солженицына Людмила Сараскина, автор книги «Александр Солженицын»   в серии «Жизнь замечательных людей», получившая  за неё премию  «Ясная Поляна», учреждённую государственным мемориальным и природным заповедником «Музей-усадьба Л.Н. Толстого», а так же премию «Большая книга» от «Центра поддержки отечественной словесности», среди  соучредителей которого  АЛЬФА-БАНК, частная бизнес-группа компаний «Ренова», долларовые миллиардеры Роман Абрамович, Александр Мамут и другие «ценители» отечественной словесности. 
 
Ну, а гендиректор ВГТРК Олег Добродеев, глава Роспечати Михаил Сеславинский, вошедшие тоже в Комитет 100-летия Солженицына, надо полагать, обеспечат дальнейшее «осолженицывание» российских читателей и телезрителей.
 Сам факт присутствия таких личностей в оргкомитете солженицынского столетия, достаточно ясно демонстрирует позицию руководителей государства Российского, не обращая внимания на острую полемику, которая заметно развернулась вокруг фигуры Солженицына в вопросе о значимости этого писателя в литературе, истории, культуре нашего народа.

Вероятнее всего ожидать, что и 11 декабря (день рождения юбиляра) будет объявлен «красным днём календаря», и памятники ему воздвигнут. Первый памятник Солженицыну в России был открыт два года назад в Белгороде при университете, на аллее Нобелевских лауреатов, где  есть памятники Ивану Бунину и Михаилу Шолохову, которого Солженицын и за писателя-то не считал. Правда, другим лауреатам Нобелевской премии, Иосифу Бродскому и Борису Пастернаку, ставшим нобелиантами значительно раньше «Гулаговеда», памятники только обещают. Неправда ли, насколько Солженицына возвеличили?
    Как говорят, «дурной пример заразителен». Вот и в посёлке Мезиновка Владимирской области через месяц после Белгорода открыт памятник «учителю» Солженицыну, прославившему сей посёлок рассказом «Матрёнин двор».

http://5.firepic.org/5/images/2015-10/12/dpvmh8oisuwi.jpg height=260

А совсем  недавно, уже в сентябре 2015 года открыли ему памятник во Владивостоке, читатели, наверное, уже знают, какую реакцию это вызвало у горожан, мнения которых даже не спросили.  Но вот Николаю Пржевальскому, который составил первое описание Владивостока, писателю Константину Станюковичу, что был в этом городе еще гардемарином, лечился во Владивостоке, а потом писал рассказы, где этот город фигурировал, памятников нет, как нет памятника Антону Павловичу Чехову, писателю Николаю Гарину-Михайловскому, оставившему замечательное описание Владивостока. Да и из неписательской среды, например, нет памятника Петру Нестерову, основоположнику высшего пилотажа, а он служил во Владивостоке. А вот Солженицыну, который был там всего несколько часов (если не минут) проездом, из аэропорта на железнодорожный вокзал – есть! Величина!!!

По сообщению INTERFAX.RU, 2 октября 2015 года, менее, чем через месяц после события у памятника, Ленинский суд Владивостока прекратил административное дело в отношении   Максима Шинкаренко, который 7 сентября повесил табличку с надписью "Иуда" на шею бронзового памятника Александру Солженицыну. Дело прекращено за отсутствием состава преступления,  так что теперь  в судебном порядке установлено: Солженицын - ИУДА, хотя в своих статьях мы его так ещё не называли.

           А сколько музеев его имени создадут «по всей Руси Великой»... Да мало ли что еще придумают его сановные поклонники: например, какую нибудь станцию московского метро назвать его именем, а то Кисловодск переименовать, или древний русский город Рязань назвать эдак благозвучно: «Солженицынград»! В Рязани уже создан экскурсионный маршрут "Солженицынское кольцо".  Как говорится, «процесс пошёл»!  На здании факультета русской филологии и национальной культуры Рязанского государственного университета им. С.А. Есенина уже установлена мемориальная доска, которая увековечила событие 8 октября 1994 года, – в этот день Почётный гражданин Рязани Александр Солженицын встречался со студентами и представителями общественности. В Рязани Солженицыным были написаны «Один день Ивана Денисовича», «В круге первом», «Раковый корпус», «Красное колесо» и, главное, - «Архипелаг ГУЛАГ». А ещё он преподавал в школе №2.

Ведь уже придумано и разослано по всей России по школам, библиотекам, подростково-молодёжным центрам, и даже детским учреждениям к грядущему «празднику» указания  провести многообразие выставок, бесед, сочинений на темы: «Век Солженицына», «Неповторимый талант России», «Великий гражданин и писатель», «Солженицын. Мыслитель. Историк. Художник»...  Даже есть такая тема из стихотворения  «Русский ум» Вячеслава Иванова «Как пламень, русский ум опасен»...  Жаль, не взяли другие строки этого стиха «В мистической купаясь мгле».

        А ведь действительно, все о чём и что писал или вещал этот «неповторимый талант» – из области   мглы, почти мистической, дьявольской.  И не ум его для нас опасен, а его безумное, беспардонное враньё и откровенная клевета на свою армию, свой народ, свою страну, усиленно внедряемые в умы и сознание ученической и студенческой молодёжи. Об этом в основном и пойдёт речь в предлагаемом материале, как продолжение темы, обозначенной в моей прежней статье «Солженицын – классик лжи и предательства».

Я заранее прошу прощения у читателей за неизбежные повторы некоторых положений из упомянутой статьи, опубликованной почти 2 года тому назад.

Немного о реакции читателей на мою прежнюю публикацию о Солженицыне

    После публикации упомянутой выше моей статьи на некоторых интернет-сайтах, в Санкт-Петербургском литературно-художественном журнале Петровской академии наук и искусства «Медный  всадник» и других изданиях, ко мне поступило много вопросов, мнений и пожеланий, в том числе и о цикле статей на эту тему. Вот один из множества таких откликов от  имени группы учёных, членов редакции того журнала:

«Нынешняя власть возвела в ранг героя России Солженицына, хотя он этого не достоин. Сожалеем, что лгуны и предатели сегодня причисляются к героям. Непонятно, почему в школьной программе обязательными являются труды Солженицына, посвящённые лагерному быту. Автор обстоятельно раскрыл образ Солженицына.

Публикуем материал потому, что Александр Васильевич – фронтовик, участник Великой Отечественной войны, герой этой войны. К его мнению должны прислушаться все мыслящие люди и патриоты России.

Спасибо Вам, Александр Васильевич, от редакции за верность стране и долгу.
Редакция журнала «Медный всадник
».

 Представитель  украинской научной интеллигенции Олег Б. написал мне:

Уважаемый Александр Васильевич!
С большим интересом читаю Вашу статью «Солженицын – классик лжи  и предательства». В свое время я прочитал замечательную книгу В.С. Бушина "Солженицын. Гений первого плевка" и пришел под ее влиянием к выводу, что Солженицын - это большое антисоветское трепло и вообще явление, совершенно недостойное великой русской литературы.  Когда я вижу по российскому телевидению восторги в адрес Солженицына, то, честно говоря, мне становится как-то не по себе за великую страну, где такого сомнительного писателя зачисляют в разряд литературных классиков.
Не имея возможности регулярно следить за тенденциями литературной жизни России, я всегда надеялся, что Бушин -- не единственный обличитель Солженицына, надеялся, что в России достаточно много людей, которые смотрят на Солженицина так, как он того действительно заслуживает. Поэтому Ваша статья кажется мне более чем актуальной. Как читатель, я хочу Вам выразить благодарность за то, что Вы нашли время ее написать.  Уверен, что ваш цикл статей об этом «классике лжи» ещё только начат.   

С уважением, Бел(...)ский Олег, Киев  10.02.2012

          Другой, менее «осторожный» отзыв от Людмилы Заверняевой, замечательного поэта и администратора интернет-сайта «17 марта», где также опубликована эта статья:
Вы не побоялись написать правду про этого ненормального, я тоже не боюсь. А кто думает по-другому, у того мозгов нет - их зомбировали. Общалась я с такими – брехуны  и только, и скользкие, как гады.
... Статья мне и множеству наших читателей очень по душе,  написана убийственно для идиотов, всё обосновано и чётко аргументировано.

         Моё личное знакомство с Йоханом Бекманом, правозащитником, доцентом социологии права университета Хельсинки, членом антифашистского комитета Финляндии, с которым мы были содокладчиками на IX Плехановских чтениях  по теме «Союз ССР – исторический  тупик или перспектива исторического развития», состоявшихся в 2010 г., даёт мне возможность кратко пересказать его отношение к автору «ГУЛАГа»:

«Солженицын работал над ним в Эстонии: жил в домах эстонских реваншистов и документировал их рассказы. В этом ему активно помогал бывший заключенный Арнольд Суси , получивший известность благодаря тому, что осенью 1944 года был эстонским «министром просвещения» в так называемом трехдневном правительстве Отто Тифа, преуспевшего на своем поприще, создав из «Архипелага ГУЛага» мощное орудие глобальной пропаганды. Таким образом, и в данном случае мы можем обнаружить «предысторию» типичной для эстонцев исторической подделки».
   
Не буду утомлять читателя подобными рецензиями, их много. Но считаю себя не вправе уклониться от вопросов и мнений, высказанных в письмах, телефонных звонках.   Как  фронтовик переднего края, который так или иначе соприкасался с людьми, преступившими Закон – штрафниками, я реально видел  нелепость «сочинений» этого духовного растлителя и патологического клеветника.    Поэтому и  решился на продолжение своей «со-лже-ницианы», хотя понимаю, что не смогу сделать это так блестяще, как весьма известный публицист и критик Владимир Сергеевич Бушин в большой и очень точной книге «Александр Солженицын. Гений первого плевка» десять лет тому назад (М. Алгоритм, 2005).  Начиная со второго издания она выходит под нейтральным названием – «Неизвестный Солженицын».

Кстати, насчёт плевков  в наше прошлое, есть немало метких и образных выражений, с которыми будь знаком Солженицын, возможно и не был бы таким  наглым клеветником и лгуном:

-Трудно заглянуть прошлому в лицо, повернувшись к нему задом.  -Прошлое не вернуть, но зато как его можно вывернуть!  (Аврелий Марков, русский, проживающий в Латвии).

-Уничтожение прошлого – худшее  из всех преступлений. (Симона Вейль, французский юрист и политик).

-Кто плюёт в прошлое, того проклянёт будущее (будет оплеван будущим) (Сергей Федин, мастер спорта России).

Однако если смотреть на явление по имени Солженицын в русской истории и литературе со стороны, то ссылаясь на более древних мыслителей, можно привести  изречение Тита Ливия — одного из самых известных римских историков до нашей эры: «Прошлое легче порицать, чем исправлять».
Или  древнего китайского мыслителя и философа  Конфуция: «Если тебе плюют в спину – значит  ты идешь впереди»,  что прямо противостоит солженицынскому «успеть плюнуть первым», хотя и в спину.

 Но  более подходящим для определения А.И. Солженицына, как человека, писателя  и гражданина, пожалуй, подойдёт выражение «неистового» Виссариона Белинского: «Для низких натур ничего нет приятнее, как мстить за свое ничтожество, бросая грязь своих воззрений и мнений в святое и великое».

Хочу также обратить внимание читателя на публикацию «Разговор о Солженицыне» (Сайт Русская Народная Линия). Автор  её В.В.Василик, кандидат филологических наук, доцент исторического факультета Санкт-Петербургского университета. Там главным образом речь идёт о морали романа Солженицына «В круге первом», в котором «пропагандируется ядовитый миф о том, что бомбу мы украли у американцев, которые (подразумевается) ее изобрели. Солженицын пугает нас страшилками о тиране-Сталине, который может получить в свои руки сверхоружие. Однако,  в этом «Круге первом», подчёркивает Владимир Василик, вообще  нет трех  японских слов — Хиросима, Нагасаки и хибакуся.
                                                   
И Владимир Владимирович, как резюме об авторе «Круга первого», даёт ему весьма конкретное определение – «знатный предатель, переметчик, идущий против державца Земли Русской. И, объективно, против своей Родины. Готовый участвовать в сожжении ее ядерным огнем».

В интернет-полемике по поводу Солженицына нередко можно встретить и такое: Разрушитель умов. Так сказать, «литературный Власов». В отличие от власовцев, боровшихся против Красной Армии оружием, Солженицын всеми своими «литературными произведениями» выступил вообще против всего советского, в том числе и Вооружённых Сил, в которых сам же  состоял (не могу сказать «служил», в этом слове другой смысл ). Вот потому и называют его «литературным Власовым».  И к месту будет привести здесь слова  народной пословицы советского периода: «Архипелаг ГУЛАГ» придумал враг».

Завершу эту часть своего размышления некоторыми проявлениями поистине великих литературных гениев России в отличие от Солженицына, кого величают ныне новым, «великим гением» не только литературы.

Лев Толстой, например, узнав о том, что Российская академия наук выдвинула его кандидатом на Нобелевскую премию по литературе за 1906 год,  8 октября того же года направил знакомому финскому писателю и переводчику Арвиду Ярнефельту письмо. В нём он просил через шведских коллег «постараться сделать так, чтобы мне не присуждали этой премии, ибо, если бы это случилось, мне было бы очень неприятно отказываться». Ярнефельт выполнил это деликатное поручение, и премия была присуждена итальянскому поэту Джозуэ Кардуччи. Толстой был доволен тем, что премия ему не присуждена. Вероятно, с точки зрения сегодняшнего прагматизма, действия Толстого – сплошной парадокс. Однако это было связано, скорее всего, с тем, что ещё в 1901 году его кандидатуру отклонил комитет по премиям, присудив её менее талантливому французскому поэту. Возможно, именно потому, что Лев Николаевич,  бесспорно, был гений,  он уже тогда разгадал ставший очевидным в наше время потаённый смысл этих премий.

Смысл этот совершенно прозрачен, если судить по таким «нобелиантам», как антисоветчик Солженицын, «Нобелевскую премию мира» получили Михаил Горбачев явно за развал СССР, и «борец» «за мир без ядерного оружия и сотрудничество между людьми» президент США Барак Обама.  Или совсем свежий «нобелиант» 2015 года из Беларуси Светлана Алексиевич, популярная на Западе упорная осатанелая русофобка, как нельзя более отвечающая сегодняшним заокеанским взглядам на Россию в связи с украинскими и ближневосточными событиями.

Михаил Шолохов, лауреат Нобелевской премии 1965 года, выразил своё литературное кредо такими словами: «Каждый из нас пишет для того, чтобы его слово дошло до возможно большего числа людей, которые захотят его услышать. И счастье приходит к нам тогда, когда мы выражаем не маленький мирок своего «я», а когда нам удаётся выразить то, что волнует миллионы» (Из речи на церемонии вручения Шолохову Нобелевской премии).

Можно ли найти у «нобелиантов» Солженицына и Алексиевич что нибудь подобное шолоховским позициям в их размышлениях и «творениях»?

       
             Солженицын – патологический, злонамеренный и бесчестный лжец.

           Когда-то великий Альберт Эйнштейн высказал такое определение: «Есть две бесконечные вещи: Вселенная и человеческая глупость. Впрочем, насчет первой я не уверен!» Великий учёный, как видите, сомневался даже в бесконечности Вселенной, но в бесконечности человеческой глупости был, кажется, вполне убеждён. Смею причислить себя к вполне согласным с ним в отношении безграничности человеческой глупости, тем более, если она не продукт ограниченности ума, а явление злонамеренное, агрессивное, направленное на умышленное одурачивание окружающих, как она проявилась во всём «творчестве» Солженицына. Скорее, это явление можно даже назвать патологической враждебностью ко всему русскому, считающего себя русским, что не даёт нам оснований для ослабления действий в  раскрытии подлинной сущности его «произведений», как и его самого.

   Поэтому цель продолжения моих  размышлений о Солженицыне –  раскрытие его как   человека непорядочного, подлого, лживого, патологического «производителя» клеветы и умышленного искажателя, другими словами – подтасовщика  фактов, касающихся наших Вооружённых Сил, хотя многие из этих его исторических нелепостей и злостно-лживых пассажей уже давно обнародованы и не будут  для читателя сенсацией.
 
  В наше время общество упорно пичкают дикими солженицынскими мифами и бредовыми сочинительствами, основанными на беспардонной лжи и невежестве. Однако достаточно обратить внимание хотя бы только на его явно с маниакально-сексуальным уклоном «поэму» «Прусские ночи», да «пьесу» «Пир победителей», в которой вся Красная Армия – представлена, как сборище поджигателей, насильников, мародёров.

Однако, напомнив читателю о книге Владимира Бушина, о публикации Владимира Василика и других, приведу ещё не менее важные документы, касающиеся этого патологического лжеца и клеветника, или отщепенца, как назвал его Маршал Василевский.

 Маршал Александр Михайлович Василевский. Из книги «Дело всей жизни»:

http://6.firepic.org/6/images/2015-10/07/xumvqo1fiw6o.jpg

«...В советской, да и в прогрессивной иностранной литературе давно и неопровержимо утвердилось мнение о Власове как приспособленце, шкурнике, карьеристе, изменнике. Лишь отщепенец А.Солженицын, перешедший на службу самым реакционным империалистическим силам, в своем циничном антисоветском произведении «Архипелаг Гулаг» воспевает и восхваляет Власова, власовцев и других предателей Советской Родины, прославляет их за то, что они ненавидели советские порядки, пошли против собственного Отечества…

          Командующий 2-й ударной армией Власов, не выделяясь большими командирскими способностями, к тому же по натуре крайне неустойчивый и трусливый, совершенно бездействовал. Создавшаяся для армии сложная обстановка  деморализовала его, он не предпринял никаких попыток к быстрому и скрытному отводу войск. ...Положение 2-й ударной армии еще более осложнилось тем, что ее командующий Власов оказался подлым предателем Родины, добровольно перешел на сторону врага и, стремясь побыстрее и получше устроиться на службе у гитлеровцев, которых он уже считал победителями, заявил о своей готовности начать борьбу против Страны Советов...

Солженицын утверждает, что Власова склонило к переходу на сторону гитлеровцев то, что он со своей армией был брошен советским высшим командованием на произвол судьбы. Советским людям известно..., насколько лживы и безответственны подобные утверждения Солженицына.

Я могу ответственно подтвердить ту крайне серьезную озабоченность, которую проявлял изо дня в день Верховный Главнокомандующий о судьбе войск 2-й ударной армии, о вопросах оказания всемерной помощи им.  Свидетельством этому является целый ряд директив Ставки, написанных в большинстве случаев под диктовку самого Верховного Главнокомандующего мною лично в адрес командующего и военного совета Ленинградского фронта, в адрес командующих родами войск Красной Армии и в другие адреса, не говоря уже о ежедневных телефонных переговорах на эту тему».

   Маршал Василий Иванович Чуйков. Фрагменты письма А. Солженицыну (в некотором сокращении) в связи с изданием книги «Архипелаг ГУЛАГ» (Опубликовано в газете «Советская Россия» 02/04/2015. Тема: ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ЗАПИСКИ. От имени живых и погибших)

http://6.firepic.org/6/images/2015-10/07/kuksuylw7lrq.jpg

 «...Когда я прочитал в «Правде», что в наши дни нашелся человек, который победу под Сталинградом приписывает штрафным батальонам, не поверил своим глазам. Мне известно, что А. Солженицын – лауреат Нобелевской премии... Но звание лауреата Нобелевской премии... несовместимо с невежеством и ложью.
 
          Передо мной «Архипелаг Гулаг». Солженицын, оперируя выдуманными «фактами» (попробуй, проверь их!), снабжает врагов мира и прогресса потоком лжи и клеветы на нашу Родину и на наш народ. Не могу перенести такой клеветы на армию, которая спасла человечество от коричневой чумы и которая заслужила благодарность всех прогрессивных людей мира.... 

На странице 90 книги «Архипелаг Гулаг» Солженицын пишет: «Так очищалась армия Действующая. Но еще была огромная армия бездействующая на Дальнем Востоке и в Монголии». 

Я знаю, что в 1941 и 1942 годах японская Квантунская армия два раза развертывалась у наших Дальневосточных границ в полной готовности для нападения. Первый раз для нападения осенью 1941 года в период битвы под Москвой. Второй раз более усиленная, эта  армия приготовилась осенью 1942 года, когда сигналом для нападения должно было стать падение Сталинграда. И в этом случае Сталинград выстоял, и японская военщина, имея перед собой нашу Дальневосточную армию, наученная горьким опытом Хасана и Халхин-Гола, не посмела открыть против нас второй фронт на Востоке.

Вы, Солженицын, умышленно умалчиваете о мудрости руководства Советского правительства и Ставки Верховного Главнокомандования, которые, несмотря на козни империалистических правительств, громили врагов. 

На страницах 91 и 92 вижу: «В том же году, после неудач под Керчью (120 тысяч пленных), под Харьковом (еще больше), в ходе крупного южного отступления на Кавказ и к Волге – прокачан был еще очень важный поток офицеров и солдат, не желавших стоять насмерть, и отступавших без разрешения, тех самых, кому, по словам бессмертного сталинского приказа №227, Родина не может простить своего позора, ...он весь гнался в штрафные роты и бесследно рассосался в красном песке передовой...». 
 
Как могли вы, Солженицын, дойти до такого кощунства, чтобы оклеветать тех, которые стояли насмерть и победили?! Сколько надо иметь ядовитой желчи в сердце и на устах, чтобы приписать победу штрафным ротам, которых до Сталинградского сражения не было и в природе. Вы злобно клевещете на Советскую Армию и народ перед историей и перед всем человечеством. 

Вам не нравится приказ Сталина №227, который вооружал нас, всех бойцов, на беспощадное истребление врага.   Да, мы отступали, но отступали по приказу Ставки и в то же время усиливали своими резервами наиболее опасные направления. (*) 

Вы, Солженицын, возвели ложь и нанесли гнусное оскорбление тем войскам, которым рукоплескал весь мир, все прогрессивное человечество.  ...Вы умышленно забыли о грамоте президента США Рузвельта, который писал: «От имени народов Соединенных Штатов Америки я вручаю эту грамоту городу Сталинграду, чтобы отметить наше восхищение его доблестными защитниками, храбрость, сила духа и самоотверженность которых во время осады с 13 сентября 1942 года по 31 января 1943 года будут вечно вдохновлять сердца всех свободных людей...».   

 Болезненно переживаю оскорбление, нанесенное вами нам, сталинградцам. Говорю потому,  что сам пережил двести огненных дней и ночей, все время находился на правом берегу Волги и в Сталинграде. Может быть, по-вашему, я, как штрафник, был назначен командовать 62-й армией, о заслугах которой наша газета «Правда» 25 ноября 1942 г. писала: «В ходатайстве, где упомянуты армии, защищающие Сталинград, подчеркивается особая роль 62-й армии, отразившей главные удары немцев на Сталинград, ее командующего генерал-лейтенанта товарища Чуйкова В.И. и его главных помощников тт. полковника Горохова, генерал-майора Родимцева, генерал-майора Гурьева, полковника Балвинова, полковника Гуртьева  и др...».

По-вашему, Солженицын, выходит, что гвардейские дивизии,  состоявшие более чем на 50 процентов из коммунистов и комсомольцев, были «сцементированы» штрафными ротами?!

Неужели боец-снайпер Василий Зайцев, уничтоживший около 300 фашистов, и  сержант Яков Павлов и возглавляемая им группа бойцов разных национальностей, 58 дней и ночей защищавшие дом, который так и не взяли гитлеровцы, а положили вокруг этого дома своих трупов больше, чем при взятии французской столицы Парижа, неужели эти добрые защитники Сталинграда были «сцементированы» штрафными ротами? Неужели славный сын испанского народа Рубен Ибаррури был штрафником или «цементирован» штрафниками? Над этими героями вы, Солженицын, посмели издеваться, изливая на них потоки лжи и грязи.

 От имени живых и погибших в бою сталинградцев, от имени их отцов и матерей, жен и детей я обвиняю вас, А. Солженицын, как бесчестного лжеца и клеветника на нашу армию и наш народ,  на героев-сталинградцев.

Они все как один назовут вас лжецом и предателем. Если хотите в этом убедиться, то поезжайте в Сталинград, поднимитесь на Мамаев курган и посмотрите на непрерывный поток людей, паломников из многих стран, людей многих национальностей, идущих по лестницам, чтобы почтить память героев.  И упаси вас Бог объявить, что вы – А. Солженицын!

(*) Мои уточнения (АП): Количество штрафных формирований в армиях было неравномерным,  в участвовавшей в Сталинградской битве  62-ой армии генерала Чуйкова их действительно тогда не было вообще. В её дивизиях не было ни одной роты без партийной организации, а некоторые батальоны практически целиком состояли из коммунистов и комсомольцев.
  Общая численность штрафников в Сталинградской битве составляла менее 1 %.
   


Нобелевский лауреат М. Шолохов. Из письма в  Союз писателей СССР

http://6.firepic.org/6/images/2015-10/07/cm1nqd15uhw2.jpg   

В Секретариат Союза писателей СССР
  8 сентября 1967 г. Вешенская.
 
      Прочитал Солженицына «Пир победителей» и «В круге первом».
Поражает — если так можно сказать — какое-то болезненное бесстыдство автора. Свои антисоветские взгляды Солженицын не только не пытается скрыть или как-то завуалировать, он их подчеркивает, выставляет напоказ, принимая позу этакого «правдоискателя», человека, который, не стесняясь, «режет правду-матку»...     со злостью и остервенением... 

Что касается формы пьесы, то она беспомощна и неумна. Можно ли о трагедийных событиях писать в опереточном стиле, да еще виршами, такими примитивными и слабенькими, каких избегали в свое время даже одержимые поэтической чесоткой гимназисты былых времен! О содержании и говорить нечего. Все командиры, русские и украинец, либо законченные подлецы, либо колеблющиеся и ни во что не верящие люди. Как же при таких условиях батарея, в которой служил Солженицын, дошла до Кенигсберга? Или только персональными стараниями автора?

Почему в батарее из «Пира победителей» все, кроме Нержина и «демонической» Галины, никчемные, никудышные люди? Почему осмеяны солдаты русские («солдаты-поварята») и солдаты татары? Почему власовцы — изменники Родины, на чьей совести тысячи убитых и замученных наших, прославляются как выразители чаяний русского народа? На этом же политическом и художественном уровне стоит и роман «В круге первом».

У меня одно время сложилось впечатление о Солженицыне (в частности после его письма съезду писателей в мае этого года), что он — душевнобольной человек, страдающий манией величия. Что он, Солженицын, отсидев некогда, не выдержал тяжелого испытания и свихнулся. Я не психиатр и не мое дело определять степень пораженности психики Солженицына. Но если это так, — человеку нельзя доверять перо: злобный сумасшедший, потерявший контроль над разумом... 

Если же Солженицын психически нормальный, то тогда он по существу открытый и злобный антисоветский человек. И в том и в другом случае Солженицыну не место в рядах ССП. Я безоговорочно за то, чтобы Солженицына из Союза советских писателей исключить. М. Шолохов. 8.IX.67 г. 

       Справка: О мировом признании Шолохова, как писателя свидетельствуют факты: Дважды Герой Социалистического труда, лауреат Ленинской премии СССР в области литературы.   Доктор  права Сент-Эндрюсского (Шотландия) университета (апрель 1962 года); международная премия «Лотос» Ассоциации писателей стран Азии и Африки; орден «Большая звезда дружбы народов» (Германия, 1964), Нобелевская премия за роман «Тихий Дон», «мужественное во всех отношениях литературное произведение, проникнутое грандиозным реализмом» (Стокгольм, декабрь 1965 года).

Известно, что Шолохов не поклонился королю Швеции Густаву Адольфу VI, вручавшему премию. Говорят, это было сделано намеренно: «Мы, казаки, ни перед кем не кланяемся. Вот перед народом - пожалуйста, а перед королём не буду и всё».

          О том, что Солженицын без конца, говоря словами Михаила Александровича, «выражает  маленький мирок своего «я», и он не выражает то, что волнует миллионы», а лжёт, искажает факты или умалчивает о них,  примеров  из его «творчества» бесконечное множество, фактически – что ни слово – то ложь и клевета.

 Когда ему указывали, например, на его"факт", что «
после разгрома Врангеля в Сочи зверям в зоопарке скармливали белогвардейских офицеров» и пожобную чушь, "писатель" просто заявлял, что исследовал действительность методом художественного творчества и ни от чего не откажется.Примерно таким же «методом художественного творчества» пронизано всё, что и о чём писал или вещал с предоставленных ему литературных и политических трибун «гений», вооружённый основным постулатом, изречённым небезызвестным Геббельсом: «Ложь должна быть огромной, чтобы в нее поверили». Вот и старался Исаевич-Исаакович во всём, где только может, городить несусветную ложь, да позлее, пострашнее, помасштабнее.

         
Например в своём «АРХИПЕЛАГЕ» он утверждает:  «Навалилось еще не виданное на русской памяти поражение... И не «застиг врасплох», и не «численное превосходство авиации и танков» так легко замыкало катастрофические котлы - по 300 тысяч (Белосток, Смоленск) и по 650 тысяч вооруженных мужчин (Брянск, Киев), разваливало целые фронты и гнало в такой стремительный и глубокий откат армий, какого не знала Россия за все 1000 лет, да и, наверно, ни одна страна ни в одной войне...». 

         И человека, написавшего это, наши власти и либеральные деятели считают русским классиком. Да русский ли он, если  в своих «сочинениях»  о героической обороне Брестской крепости, длившейся более месяца, или Жлобинско-Рогачёвском, тоже более, чем месячном подвиге корпуса генерала Петровского – у  него ни слова. А ведь именно здесь, с территории двух районов Белоруссии этот корпус всего на 13-й день войны изгнал оккупантов и более месяца сохранял там Советскую власть, как в Брестской цитадели!
Это ведь не от незнания фактов такая ложь и злонамеренное умолчание! Не мог не знать этого «гений», но сознательно извращал всё. Известно давно и всем, что в 1941 году наши застигнутые врасплох, слабо подготовленные, разрозненные части и подразделения держались в Брестской крепости более месяца, а в 1944 году немцы сидели в Бресте на подготовленных к обороне рубежах в полной боевой готовности отборных войск, но продержались лишь фактически три дня, под натиском наших войск, в числе которых довелось быть и мне в составе нашего штрафбата.
 
Ещё Солженицын уверяет, что в начале войны немцы продвигались на восток по 120 километров в день. Его «открытие» выглядит нелепо в свете даже простого арифметического расчета: если немецкое наступление продолжалось бы в таком темпе хоть восемь-десять дней, то уже 1–2 июля агрессор был бы под Москвой, а не в декабре, почти через полгода от начала своего «блиц-крига». Однако  известно, что уже в конце войны, в декабре 1944 года, сам Гитлер, рассуждая о немецких танковых войсках, на военном совещании говорил: «Теоретически, конечно, танки могут преодолевать по 100 километров в сутки, и даже по 150, если местность благоприятная».  И  дальше, как бы опровергая будущего лже-«летописца войны», Гитлер сказал: «Я не помню ни одной (!) наступательной операции, в которой мы хотя бы в течение двух-трех дней преодолевали по 50–60 километров.  Темп  продвижения танковых дивизий к концу операции едва превышал скорость пехотных соединений».

Ни слова у этого записного лжеца Солженицына и о том, наконец, как впервые вермахт наткнулся на ожесточенное сопротивление под Смоленском, какого не встречал ни в Польше, ни в Скандинавии, ни во Франции.  Зато Смоленск у него – место "катастрофического" окружения наших войск, а не  то сражение, развернувшееся на фронте в 650 км, при многократном превосходстве противника в живой силе и технике, которое 2 месяца сдерживало огромные силы немцев, рвавшиеся к Москве.  Вопреки Солженицыну, ведь именно здесь фашистские войска впервые вынуждены были перейти к обороне, именно здесь фактически состоялась первая линия обороны Москвы, и рубеж сохранности  всего русского мира.
 
Солженицын утверждает также, что в Советском Союзе якобы был «мгновенный паралич ничтожной власти, от которой отшатнулись подданные...» Однако даже сами немецкие генералы довольно убедительно опровергают и эту прогеббельсовскую «клюкву», вернее сказать, откровенную брехню. Вот только некоторые из документальных доказательств несостоятельности и лживости завравшегося «классика»:

          Начальник генерального штаба сухопутных войск генерал-полковник Гальдер, на второй день войны 24 июня 1941 года записал в дневнике: «Следует отметить упорство отдельных русских соединений в бою,   Имели место случаи, когда гарнизоны дотов взрывали себя вместе с дотами, не желая сдаваться в плен».
Через пять дней:  «Сведения с фронта подтверждают, что русские всюду сражаются до последнего человека... Бросается в глаза, что при захвате артиллерийских батарей и т.п. в плен сдаются немногие. Часть русских сражается, пока их не убьют».
   
  Генерал Блюментрит, начальник штаба 4-й армии, наступавшей в Белоруссии. «Уже сражения июня 1941 г. показали нам, что представляет собой новая советская армия. Мы теряли в боях до 50% личного состава. Пограничники и женщины защищали старую крепость в Бресте, сражаясь до последнего предела, несмотря на обстрел наших самых тяжелых орудий и бомбежек с воздуха.  Красная Армия 1941-1945 гг. была гораздо более сильным противником, чем царская армия, ибо она самоотверженно сражалась за идею.  Советские  солдаты  умеют защищаться и стоять насмерть. Попытки их одолеть стоят много крови».Командование группы армий «Юг»: «Силы, которые нам противостоят, являются по большей части решительной массой, которая в упорстве ведения войны представляет собой нечто совершенно новое по сравнению с нашими бывшими противниками...   Русская пехота проявила неслыханное упорство прежде всего в обороне стационарных укрепленных сооружений. Даже в случае падения всех соседних сооружений, некоторые доты, призываемые сдаться, держались до последнего человека».

Что можно добавить к  солженицынской лжи и клевете, если они опровергаются даже  фашистами,  объективно оценившими Красную Армию, которая по-Солженицыну с его единомышленниками, «разбегалась  перед немецкими танками, и сотнями тысяч сдавалась  в плен!».
Полагаю, не только мне иногда кажется, что крайне высочайшее самомнение Солженицына давно уже перешло в параноидальную форму, о которой специалисты-психологи говорят: «Параноики - это люди, лишенные чувства юмора, своенравные, капризные, раздражительные, сконцентрированы на выбранной ими узкой деятельности, у них всегда эмоции берут верх над логикой и рассудком. Основные признаки параноидного расстройства личности - сконцентрированность на своих сверхценных идеях, крайний эгоизм, чрезмерное самомнение и постоянное самодовольство».  Именно это, прежде всего, проявлялось в том, что упомянутый субъект Солженицын считал себя гением, даже более гениальным, чем признанный всем миром гений Лев Толстой,  что широко подпитывалось теми, кто через различные виды информационных сетей упорно подчёркивал «гениальность» новоявленного «мыслителя». И свою литературную деятельность этот «мыслитель» считал не менее ценной, чем у Толстого.

Вероятно всё-таки, и у параноиков, как и у шизофреников, бывают редкие «минуты просветления». И  вот в такую редкую минуту мог Александр Исаевич осознать, что его мнение о собственной «литературной гениальности» – пустой  бред. Но мысль  хотя бы о похожести хоть бородой на великого Толстого, привела его к действию: отрастить такую же окладистую бородищу. Правда,  «толстовская»  у него не получилась, а жиденькая, но всё-таки...

http://2.firepic.org/2/images/2015-10/12/8xh1x4cgtofo.jpg height=166

К месту, или не очень, но почему-то, глядя на многочисленные изображения Солженицына, пытавшегося хоть бородой быть похожим на классика, пришло на память одно еврейское изречение  «Борода не делает козла раввином».  Возомнивший  уже себя «классиком», великим писателем и мыслителем века,  он пытается наших полководцев (Жукова, Конева и других) опустить настолько ниже себя, причисляя их к разряду «заурядных колхозных бригадиров», не чета ему, Солженицыну, «исключительно образованному интеллектуалу». В противовес «великому мыслителю» вот такую запись о советских военачальниках оставил известный Геббельс в своем личном дневнике менее, чем за 2 месяца до своего самоубийства: «Эти маршалы и генералы в среднем исключительно молоды, почти никто из них не старше пятидесяти лет. Они имеют богатый опыт революционно-политической деятельности, являются убежденными большевиками, чрезвычайно энергичными людьми, имеют хорошую народную закваску.  ...Что, конечно, говорит о колоссальном превосходстве советского генералитета... Мы вообще не в состоянии конкурировать с такими руководителями»- (Й. Геббельс. Последние записи. Смоленск,  «Русич». 1993.)
   
            Бацилла Солженицынского вранья – заразительна.

Можно уверенно согласиться с тем, что Солженицын «классик», но только с обязательным добавлением: классик  лжи, бессовестного и безграничного вранья, какого в русской литературе со времён ОНО не проявлялось.

Пожалуй, к случаю с незаслуженным возвеличиванием этого «корифея» в современной России, подойдут слова некоего  Игоря Губермана «Он был великое ничтожество, за что и вышел в божество».
Об этом  «возвеличивании» много сказано и написано в современной публицистике.
Вначале предпошлём этому «постулату» некоторую часть исследуемого материала о единомышленниках Солженицына.

Большинство истинных свидетелей войны с фашистской Германией, вспоминая ту великую войну, видят в ней  героизм и самопожертвование,  что и привело нас к Великой Победе.

Однако, немало и других лгунов и клеветников из солженицынской братии, вроде Николая Никулина, которого директор Санкт-Петербургского Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский любит представлять, как тихого и утонченного профессора, выступающего как жесткий и жестокий мемуарист. И правда, настолько он жестокий, что диву даёшься, как такой центр культуры, как наш Питерский Государственный Эрмитаж, взял на себя ответственность за публикацию этого «жестокого шедевра».

Добрый человек, естественно, впитывает из окружающего мира добро и ставит в себе прочную защиту от зла, которое или беспощадно критикует, или открещивается от него, как от дьявольщины.  Человек же злой воспринимает зло, как потребность, отчего сам становится ещё злее,  и даже в добром видит только противоположное. Этому «утончённому» профессору Никулину, как видно из его книги «Воспоминания о войне» (2-е издание. СПб. Издательство Гос. Эрмитажа,2008 г), видимо солженицынская тема вины перед фашистским агрессором, и чуть ли не покаяния перед теми, кто пришёл на нашу землю оккупантами, очень близка.  И вовсе не исключено, что именно «произведения» Солженицына пробудили в Никулине дремавшую в нём дотоле клеветническую злость и жестокость. Написанная ещё в 70-е годы, она впервые была опубликована только в 2007 году. Видимо, к публикации автора подвигнуло безудержное восхваление  в нашей стране всего, что налгал его кумир Солженицын.Сам же небезызвестный Александр Солженицын, ныне изрядно титулованный  «мыслитель»,  потеснивший (полагаю, не навсегда) в российских школах и вузах многих русских литературных гениев, всем своим «творчеством» приложив к этому грязному делу клеветы и злопыхательства нечистые руки, инфицировал бациллами своих «шедевров» ещё немало далеко не добрых людей на подобное «жестокое» творчество.

Естественно, и вдова «гения» вранья и подлогов, Наталья Солженицына (Светлова), самая близкая к «мыслителю», всячески пропагандируя его «творчество»,  иногда «поправляет» явно неподходящие «сведения» из сочинений супруга, подгоняя их к более умеренным и правдоподобным. Например, она исключила хвалебную часть о Власове и «власовцах» в подготовленном ею варианте «ГУЛАГА» для школьников, правильно считая, что современная молодёжь ещё помнит истинную правду о них из рассказов своих дедушек. «Наше общество не готово сегодня это обсуждать. Пусть еще пройдут десятилетия, когда люди будут обсуждать это», заявила она. Вот  как! Солженицына, видимо, считает, что придёт время, перемрёт не только поколение, знающее истину о героизме и предателях войны с фашизмом, но и те, кто верил им, а не пасквилянтам, и эта память угаснет. Тогда, видимо, считает «душеприказчица» гипер-лжеца, и наступит  полная эра владычества солженицынского вранья, тогда и власовцы будут в почёте у всех. Как это случилось в современной Украине, где бандеровцы и другие профашистские вояки, провозглашены «героями».

Наталья Солженицына, и многие другие поклонники классического лжеца, почему-то считают миллионы заключённых «политическими» и поголовно погибшими за годы советской власти в «сталинских» лагерях.  Как  уже говорилось, большинство из них были или уголовники, или активные пособники оккупантов. Да и не пожизненно «зэки» там находились, взять, к примеру того же Дмитрия Лихачева и, конечно, самого «гулаговеда» со многими его сокамерниками по той же «шарашке», благополучно вышедшими после «отсидки» вполне здоровыми, и даже от некоторых болезней излеченными. Неплохо бы вспомнить пропагандистам теперь уже покойного Александра Исаевича рсское предупреждение "Ври да знай меру" или если русское вам не по нутру, то равнозначное итальянское: "Если врёшь, то будь краток".

        Поскольку (по данным Ю. Нерсесова) всего по политическим статьям в 1921–1953 годах в лагеря было отправлено 2 631 397 человек, легко подсчитать, что всего через лагеря, тюрьмы и колонии за тридцать лет прошло никак не «миллионов сорок», как утверждает в своём «АРХИПЕЛАГЕ» его автор. В адаптированном для школьников «Архипелаге» Наталья Солженицына уже говорит о 20 миллионах, не опровергая и не дезавуируя эту солженицинскую цифру в «миллионов 40». Хотела она того или нет, но этим показала, что оба они, и автор «Архипелага» и «продолжательница» дела своего покойного мужа, были и есть злонамеренные лжецы и фальсификаторы. И при этом оба не обращают внимания на то, что и при «сталинском беспределе» подавляющее большинство заключённых составляли те, кого сажают ныне и в «демократической» России. Может только за коррупционные преступления сажали не «условно», а крепче, чем например, сильно разбогатевшую на распродаже земель и недвижимости военного ведомства любовницу бывшего министра Сердюкова Евгению Васильеву. Да тогда и строго  конфисковалось всё ими награбленное, а не оставляли им это всё,  как той же Васильевой и многим другим.

 Кстати, отвлекаясь от основной темы наших рассуждений о Солженицыне, скажем, что коррупция в нашей стране проникла на все уровни власти и в большинство сфер российской жизни. Россия по коррумпированности занимает 133-е место (из 176 стран) вместе с Коморскими островами, Гайаной, Гондурасом, Ираном. Всего за один 2014 год страна переместилась с 90-го на 126-е место. При этом, чиновники, участвующие в коррупционных схемах, получают, как правило, условные сроки, тогда как тем, кто открыто критикует власть, выносят суровые реальные приговоры.

Прошу прощения у читателей за отвлечение от основной темы, но завершая экскурс в современную систему преступлений и наказаний, кого и за что сажали тогда и сажают ныне, почему разгулялась по России бацилла коррупции – это отдельная  тема для более осведомлённых в юриспруденции авторов.
Вернёмся к бацилле солженицынского безудержного и безграничного вранья. Взять, например, Людмилу Сараскину – биографа будущего юбиляра. В её колоссальной книге (более 1000 страниц) из серии «Жизнь замечательных людей» колоссально же количество несуразностей и небылиц, что привести их – просто повторить замечательную книгу Владимира Бушина «Гений первого плевка» или «неизвестный Солженицын». Не буду перечислять такие, например «перлы», как «навинчивание кубиков» и крепление звёздочек на погоны одновременно, или что маленького несмыслёныша «Саню рекрутировали в пионеры», может и лоб забрили, как рекрутам в царской армии? Или что в «авиационные училища вербовали молодежь». Смешно, да в них отбоя не было от желающих, мой друг Коля Федорцов даже с 9 класса поступил в него!   Как она может судить об армейской службе и порядках, если не понимает, то ли  взвод состоит из рот, то ли наоборот...

Я только вспомню здесь то, что особо затронуло меня, воевавшего в штрафбате. «Одному пятнадцатилетнему мальчишке за опоздание на работу дали пять лет и заменили месяцем штрафной роты». Вирус, бацилла делает своё дело, беспардонно врёт и Сараскина. По Указу от 26.06.1940 года за опоздание на работу могли только оштрафовать, вычитать из зарплаты 25 % несколько месяцев. В армию призывали с восемнадцати лет, и только юношей со средним образованием, как добровольцев, могли призвать и до исполнения 18-ти. Никаких пятнадцатилетних мальчишек не могло быть в любых ротах, тем более – в штрафных. В одном не ошиблась Сараскина: по существовавшей в то время норме действительно 5 лет лишения свободы заменяли одним месяцем штрафного подразделения. Думаю, хорошо, что не попали в поле зрения Сараскиной ни «сыновья полков», ни воспитанники полковых оркестров, коим было и поменьше лет,   а то бы и им нашлось место в солженицынско-сараскиных «сочинениях». Красная Армия   по Солженицыну – полчища варваров и сексуальных маньяков. 

       Из всего, что нагромождено, нагорожено этим «гением плевка» во всей его литературной макулатуре, остановимся в этот раз лишь на одной его главной мысли:  Красная Армия -  полчище, лава варваров и сексуальных маньяков!  Пожалуй можно сказать, что наиболее нагло Солженицыным выражено утверждение разнузданного сексуального насилия советских воинов на территории поверженной части тогдашней Германии – Восточной Пруссии в его  «творении»  – «поэме» «Прусские  ночи» (Русское издание,Ymca-Press, PARIS. 1974)
 Этой «поэмой»  он, как и всем остальным, что оставил после себя, изумляет мир злодейством подобно одному из персонажей пьесы Александра Островского «В чужом пиру похмелье», а как известно, «гений и злодейство – две вещи несовместные». Об этом почти 200 лет сказал истинный русский гений Александр Пушкин. В своей, с позволения сказать «поэме», «гений клеветы и злодейства» Солженицын живописует лишь пьяный разгул, убийства, насилия, грабежи, поджоги и бессмысленные разрушения, якобы творимые воинами Красной Армии, «оправдывая» их фразеологией о внушённом советской пропагандой «справедливом историческом возмездии»: «Ну ж и крепко, ну ж и ловко отомщаем мы врагу!».         

В «Пире победителей» Солженицын  пародирует приказ Рокоссовского № 006 о наказании виновных в насиловании и мародёрстве вплоть до расстрела, и вкладывая в уста Нержина, прототипом которого считал себя, фразу: «А как же быть с инструкцией Политотдела о нашей  священной мести?».

Чего только не творят  у Солженицына во всех его «литературных шедеврах» советские солдаты и офицеры! Задержим  внимание читателя на  некоторых из множества «ужастиков», включённых   автором в «Прусские ночи»:

И несется наша лава
С гиком, свистом, блеском фар –
Что деревня – то пожар!
Поджигай дома, братва!! 
Пусто ль ехать нам, ребятки,
Там и сям, гляди, – десятки
Дымно-красных мутных зарев!

          Именно по-солженицынски, из своей беспушечной артбатареи он видит, что не тяжелые бои вела Красная Армия на территории врага, а неслась лава поджигателей и разрушителей, опустошая всё вокруг.

Разбрелись, пируют, шарят.
В лица пышет, в лица жарит.
...Из-под новых темных кровель
Валом валит черный дым –
Завоеванного кровью
Никому не отдадим!


       
Вот и пристёгнут сюда лозунг вроде бы из революционного прошлого, как оправдание бесчинств: «Завоеванного кровью никому не отдадим!»  И далее у Солженицына «Ликует хаос...». Именно русский хаос ликует, добрался до упорядоченного, цивилизованного мира, где «рояли», «Гастхаузы» и прочие «достижения цивилизации», совершенно чуждые диким русским варварам:

«Пир и власть!  Ликует хаос,
Ничего душе не жаль!

Кто-то выбил дверь в Gasthaus
И оттуда прёт – рояль...
Кто-то, руки в растопырку,
Загонявшись, ловит кур»...

       
  Ну а далее, оказывается, всё это

«Комиссары – разрешили,
 трибуналы – в отпуску!!» 


Солженицын-«поэт» в своих «Ночах» тщится доказать, что никаких запретов, никаких приказов, запрещающих злодеяния под страхом строжайшего наказания просто не было, даже «Трибуналы – в отпуску!!».

           Что касается трибуналов, то по данным военной прокуратуры, в первые месяцы 1945 года за совершённые бесчинства по отношению к местному населению было осуждено военными трибуналами более 4 тыс. офицеров и большое число рядовых. Несколько показательных судебных процессов завершились вынесением смертных приговоров виновным и приведением их в исполнение перед строем частей или подразделений.Так  что не были «трибуналы в отпуску», господин Солженицын, а даже смертные приговоры выносили!
Военный прокурор 1-го Белорусского фронта генерал-майор юстиции Л. Яченин в своём донесении о выполнении директив Ставки Верховного Главнокомандования и Военного совета фронта докладывал: «Если расстрелы немцев в настоящее время почти совсем не наблюдаются, а случаи грабежа носят единичный характер, то насилия над женщинами все ещё имеют место; не прекратилось ещё и барахольство, заключающееся в хождении наших военнослужащих по бросовым квартирам, собирании всяких вещей и предметов и т. д.   ...Насилиями, а особенно грабежами и барахольством, широко занимаются репатриированные, следующие на пункты репатриации, а особенно итальянцы, голландцы и даже немцы. При этом все эти безобразия сваливают на наших военнослужащих…».

           
Как сообщил  уже в 2015 году в своём  интервью «Комсомольской правде» научный директор Российского военно-исторического общества Михаил Юрьевич  МЯГКОВ:

...Есть, кстати, один документ об отношении поляков к немцам. Территории третьего рейха восточнее Одера должны были отойти Польше. Прибывающие туда поляки стали насиловать немецких женщин, убивать, грабить мирное население. По свидетельству немцев: «русские, в отличие от поляков – великодушны и добры». В документе говорится, что немцы хотели бы жить под русским руководством. Советские войска были действительно необыкновенно гуманны к гражданскому населению, женщинам и детям. По подсчетам самих немцев, в одном Берлине наши солдаты спасли почти две сотни ребят, рискуя своей жизнью. Есть реальные данные о снабжении немецких детей молоком (хотя у наших детей его не хватало!), в советской зоне оккупации открывались специальные детские сады и кухни для истощенного населения Германии».

http://6.firepic.org/6/images/2015-10/07/we1xm5nrneva.jpg

Давайте теперь от Солженицына и его беспардонного вранья-злодейства перейдём к документам войны. Действительно, в январе-феврале 1945 г. советские войска, наконец,  вступили на немецкую землю. День, которого так долго ждали, наступил.  Жажда мести врагу «в его собственном логове» была тогда одним из доминирующих настроений в войсках. Да, «Вот она, проклятая Германия», как всё чаще кричали установленные на дорогах щиты. И мы, воины, естественно, считали это тем рубежом, к которому так долго и упорно стремились все, но до которого не довелось дойти многим, сложившим головы далеко отсюда – под Сталинградом, Ленинградом, в Белоруссии, на Украине и на польской земле. Полегли они, чтобы мы всё-таки дошли сюда, до самого исчадия зла, куда не дошли,  не добежали, не доползли они. Именно тогда жертвенные имена павших переступили эту черту, этот рубеж вместе с нами. Помнили  мы и клятвы над могилами друзей боевых – отомстить!   
Надо полагать, что зверства немецких солдат, всякого рода их прислужников не могли оставить равнодушными советских воинов к этому зверью, особенно тех, кто стремился в проклятую Германию отомстить за  повешенных или заживо сожжённых его родных, его семьи, его детей.  Нелегко было удержать ярость этих воинов, и на первых порах происходили просто дичайшие случаи, об одном из которых я расскажу несколько ниже. Трудно, конечно, удержать от подобного мщения всю армию, воевавшую почти 4 года, воспитанную на ненависти к немцам самими фактами их зверств. Жажда мести врагу «в его собственном логове» была одним из доминирующих настроений в войсках, тем более что оно долго и целенаправленно подпитывалось очень эффективной  официальной пропагандой.А она была и в стихах Константина Симонова, и в прозе Ильи Эренбурга, во многих фильмах, газетах, листовках: «Убей немца!», «Отомсти!», и в броских плакатах, в подобных этому внушительных стендах. Всё это определённым образом настраивало  чувства мести воинов.

http://5.firepic.org/5/images/2015-10/07/phtfygum9yoq.jpg

 
И когда под сапогом советского солдата оказалась САМА ПРОКЛЯТАЯ ГЕРМАНИЯ, были – не  могли не быть – психологические  срывы, особенно среди тех, кто потерял своих родных и свои дома. Акты мести оказались неизбежны. И нужно было прилагать специальные усилия, чтобы не допустить их широкого распространения. Нелегко было переориентировать сознание наших солдат на то, что воевали мы ведь не с немецким народом, а с армией, агрессивной, преступной, потопившей в крови миллионы советских людей. Жестокого мщения, к сожалению, не удавалось исключить.

Мне лично довелось однажды видеть такой случай.  Выполняя задание в ближайшем оперативном тылу своих войск, был свидетелем того, как буквально в нескольких километрах от границы с Германией, где был установлен наш большой щит с надписью «Вот она, проклятая Германия», группа офицеров из Особого отдела и Военной прокуратуры расследовала факт подобной жестокости наших воинов. Видимо, какой-то танкист  оставил  «свой след», раскатав тела немецкой семьи из шести человек гусеницами  танка, таким способом «отомстив всей Германии» за фашистские злодеяния на нашей земле. А может и за свою семью, погибшую таким же образом от гитлеровцев. Зрелище жуткое, даже для человека, видевшего трупы людские в самых неожиданных и неестественных положениях. Вероятно, чувство мести такого человека понять было можно, но принять его, как справедливость, ни в коем случае нельзя.  Подобные дичайшие случаи, как с танкистом-мстителем, по всей вероятности были не единичными. Они вынудили Ставку Верховного Главнокомандования, Командующих и командиров разных рангов издавать строжайшие приказы о жестоком наказании, вплоть до расстрела, тех, кто будет вымещать свою, пусть и понятную ненависть к фашизму на мирном населении.  Нелегко было удержать ярость наших солдат, и на первых порах случаи жестокого обращения с немцами происходили. Наряду с разъяснительной и воспитательной работой принимались действительно жёсткие карательные меры.

Вспомните здесь  фразу из «Прусских ночей» Солженицына: Комиссары – разрешили, Трибуналы – в отпуску!! Не преминул автор этой фразы издевательски отвергнуть всё, что делалось командованием и Ставкой, чтобы прежняя массированная пропаганда «убей немца» была целенаправленна на вооружённого немца.Советское военно-политическое руководство понимало и предвидело жёсткую реакцию советских воинов ещё задолго до того, как армия приблизилась к вражеской границе.  Ещё в 1942 году, в День Красной Армии 23 февраля, когда Вермахт в то время находился в 100 км от Москвы, и не наступил Сталинградский перелом в войне, когда враг ещё стремился за Волгу, руководитель нашего государства  Иосиф Сталин в  Приказе Народного Комиссара Обороны № 55 предупреждал:«Иногда болтают в иностранной печати, что Красная Армия имеет своей целью истребить немецкий народ и уничтожить германское государство. Это, конечно, глупая брехня и неумная клевета на Красную Армию. У Красной Армии нет и не может быть таких идиотских целей... Но было бы смешно отождествлять клику Гитлера с германским народом, с германским государством. Опыт  истории говорит, что гитлеры приходят и уходят, а народ германский, а государство германское остается».
 
Сегодня открыты многие документы войны с данными о том, что когда наши войска стали приближаться к территории Германии, уже были отданы строжайшие приказы о гуманном отношении к гражданскому населению, недопущении насилия под страхом жестоких наказаний, вплоть до расстрела.
Есть многочисленные ссылки на то, что 19 января 1945 г. со вступлением Красной армии на территорию Германии, Верховный Главнокомандующий Сталин передал Командующим Фронтам, вступившим на вражескую территорию специальный приказ о поведении на территории Германии, содержание которого гласило: «Мы идем в страну противника. Каждый должен хранить самообладание, каждый должен быть храбрым... Оставшееся население на завоеванных областях, независимо от того немец ли, чех ли, поляк ли, не должно подвергаться насилию. Виновные будут наказаны по законам военного времени. На завоеванной территории не позволяются половые связи с женским полом. За насилие и изнасилования виновные будут расстреляны».

Ссылками  на этот приказ пестрят зарубежные издания, упоминали о нем даже   А. Солженицын и Л. Копелев. Неоспоримо доказано существование приказов командующих фронтами Жукова, Конева и Рокоссовского со сходным содержанием, датируемых концом января 1945г. Это  косвенно подтверждает, что в каком-то виде (письменном - под грифом «со¬вершенно секретно», или устном, что тоже возможно) такой приказ Сталина суще¬ствовал. Возможно, он был передан устно непосредственно Командующим Фронтам по засекречивающей аппаратуре связи ЗАС, позволявшей кодировать и телефонные переговоры. В нём было приказано довести это требование Сталина «до каждого офицера и бойца действующих войск и учреждений фронта» и «произвести в частях проверку знаний указаний тов. Сталина всеми категориями военнослужащих». Как в 1942 году приказ «Ни шагу назад» был доведён до каждого военнослужащего, так и эти строгие требования нашего Верховного, Маршала Сталина в январе 1945-го также доводились до каждого воина. Это хорошо запомнилось и мне самому, разъяснявшему тогда эти требования  своим подчинённым штрафникам.

 В развитие этого приказа последовали директивы и приказы военных советов фронтов. Так например, приказом Военного Совета 2-го Белорусского фронта, подписанным маршалом Константином Рокоссовским, вообще отличавшимся заметной мягкостью в обращении с подчинёнными, предписывалось «мародёров и насильников  расстреливать на месте преступления». 

Участник  Великой Отечественной войны Герой Советского Союза, генерал армии Иван Третьяк вспоминал: «Было бы ханжеством отрицать, что случаи изнасилования, других видов жестокости на немецкой земле имели место. Но попытка, вслед за Геббельсом, представить Красную армию «ордой громил и мародеров» не соответствует исторической правде и кощунственна по отношению к памяти воинов-освободителей. В 1945 году я был командиром полка. Что скрывать, мы были очень злы на немцев. Фашисты сожгли мой дом и еще четыре соседних дома. Поубивали родных и близких. В полку, пожалуй, не было ни одного бойца, у которого не чесались бы руки отомстить за родных, за друзей. Но существовал приказ Сталина, и мы его выполняли. Скажу честно, я жаждал мести. Но отдал бы под трибунал любого, кто дал бы волю этому чувству...».
 
          По мнению российского историка, являющегося и президентом Ассоциации историков Второй мировой войны О. А. Ржешевского, «предотвратить насилие не удалось, но оно всё же было сдержано, а с течением времени и сведено к минимуму».

  Самым первым автором мифа об «агрессивной сексуальности» наших солдат был небезызвестный  «доктор философии» Йозеф Геббельс. Это он в 1945 году запугивал своих соотечественников такими «сведениями»: «В отдельных деревнях и городах бесчисленным изнасилованиям подверглись все немецкие женщины от 10 до 70 лет. Кажется, что это делается по приказу сверху, так как в поведении советской солдатни можно усмотреть явную систему».

             Как писал в своей книге «The Last Battle» («Последняя битва») американский журналист и писатель Корнелиус Райэн, ему в частной беседе признавался помощник рейхскомиссара Геббельса доктор Вернер Науман: «Наша пропаганда относительно русских и того, что населению следует ожидать от них в Берлине, была так успешна, что мы довели берлинцев до состояния крайнего ужаса».

         
Хорошо помню, какие ужасы «русского пришествия» мы увидели в пропагандистском фильме ведомства Геббельса, показанного нам по инициативе партполитаппарата батальона в первые месяцы после Победы. В нём советские воины с явными или намечающимися рогами, звериным оскалом насилуют малолетних девочек на глазах у родителей, едят жареные детские ножки, испражняются в столовую посуду и заставляют немцев есть этот «продукт» и т.д, и т.п. Что и говорить, такой натурализм в геббельсовской кинопропаганде вполне мог привести не только берлинцев в крайний ужас.
Даже был у нас случай в первые дни после Победы, когда один офицер, расквартированный в немецком доме, во время обеда попросил  на ломаном немецком языке маленькую тарелку, назвав её «детской» («kinder klеine teller»), та впала в истерику и чуть не упала в обморок, поняв это как требование подать «маленького ребёнка на тарелке». Так мы убедились в действенности постулата Геббельса о пропаганде: «чем чудовищнее ложь, тем скорее в неё поверят». Да и нынешняя пропаганда странам Запада и «промывание мозгов» украинцам ещё раз подтверждают это.Но, как увидим дальше, диапазон Геббельса «от 10 до 70» его последователями из западных «историков» достиг других умопомрачительных цифр. Американский «историк» Вильям Пирс писал о Восточной Пруссии января 1945-го: «Всех женщин, почти без исключений, подвергали групповому изнасилованию. Такова была участь и восьмилетних девочек, и восьмидесятилетних старух, и женщин на последних стадиях беременности. Женщинам, которые сопротивлялись изнасилованиям, перерезали горло, или застреливали».

Миф о миллионах изнасилованных немках в 1945 году советскими солдатами, распространяемый на Западе, в последние годы получил достаточно широкое хождение и в отечественной либеральной прессе. И уже ходят по миру цифры, что  советскими солдатами и офицерами изнасиловано порядка двух миллионов немецких женщин, а диапазон Геббельса «от 10 до 70» увеличен на 12 лет, теперь уже с 8  до 80 лет

Такие  астрономические цифры изнасилованных немок могли родиться и из того факта, например, что в нацистской Германии до начала 1945 года все аборты были строго запрещены, за исключением случаев по медицинским или генетическим показаниям. Однако 28 марта 1945 года Мартин  Борман, начальник канцелярии нацистской партии и секретарь фюрера, издал приказ, который разрешал производить ранее строго запрещенные аборты, в случае если женщина заявляла, что была изнасилована иностранным солдатом. Таким образом, любая немецкая женщина, желавшая прервать беременность по тем или иным причинам, имела вполне рациональный стимул повторять штампы немецкой пропаганды о «зверствах» советских солдат-насильников.

Насильники, как правило, описывались как мужчины «монголоидного, азиатского типа». Конечно, в Красной Армии  были в определённом количестве казахи, калмыки, буряты, якуты, тувинцы, хакасы, алтайцы, эскимосы, чукчи, эвенки и прочие «монголоидного, азиатского типа» воины, уроженцы некоторых среднеазиатских республик.  Но уж очень это наводит на мысль о том, что немалая часть из этих «свидетельств» была явно надуманной, подсказанной фашистской пропагандой о «русских азиатах», и явно «маскировала» истинные причины беременности.

Меня, как «штрафбатовца-командира» спрашивают о поведении самих штрафников по отношению к мирному населению. Полагаю, сами они (вероятно и с нашей помощью тоже) понимали, что нарушение приказа Ставки может так приплюсовать это преступление к уже совершённому, что такой «плюс» закончится весьма печально. На  территории Германии в нашем батальоне такие случаи не были известны.

В  апреле и даже после 9 мая 1945 года к нам в штрафбат поступали штрафниками разжалованные офицеры именно за жестокое или неправильное  отношение к немецкому гражданскому населению их самих, или их подчинённых, но я не помню, чтобы кто-то попал за участие в изнасиловании.

Однако был случай, отмеченный даже  в приказе 5 мая 1945 года по нашему штрафному батальону. Выписка из него прислана мне из Центрального Архива МО РФ: 

   «За нарушение моего приказа, запрещающего вступать в интимные отношения с немецкими женщинами, капитана Г...штейна  арестовать на 5 суток домашнего ареста с удержанием 50 %  денежного содержания».

Как видите, ни о каком изнасиловании в приказе нет ни слова, потому что это был обычный в то время факт, когда инициатором была сама немка. Наш батальон к тому времени был уже выведен из боёв, и личный состав был расквартирован в одном из пригородов Берлина. Оказывается, определив явно иудейскую внешность офицера, сама эта «фрау» инициировала условия для близости, чтобы «доказать», что не все немцы ненавидели евреев, и это она  даже определённым образом афишировала, почему этот факт и дошёл до комбата.

Были  в нашем батальоне похожие случаи сексуальных контактов  отдельными офицерами постоянного состава, а может и штрафниками, не ставшие достоянием командования, но исключительно по инициативе немецкой стороны, и не всегда обходившиеся без медицинских последствий. Значит «контакты» с такими последствиями и задумывались «инициаторами» именно специально с целью заражения,  что несколько охлаждало пыл желающих «отметиться».
 
А ещё до боевых действий на немецкой земле, перед взятием Варшавы, когда мы стояли на формировании в Польше, в деревне западнее Седлеца (Седльце), однажды ко мне явилась румяная, очень боевая полька лет 25-30 и заявила, что её изнасиловал один из моих бойцов, размещавшийся с группой солдат в их доме. Вид её был, прямо скажем, не соответствующий жалобе. Зная уже, что поляки склонны что-нибудь выторговывать и, подозревая нечестность жалобщицы, я объяснил ей, что за такое преступление, если оно будет доказано, бойца расстреляют. Тогда она стала убеждать меня, что «не тшеба того робиць», что он «добже» это умеет. Видимо, побоялась по определённым причинам самого  факта расследования доказательств. На том инцидент и закончился.

И зарубежные писаки, да и сами поляки, стремящиеся требовать от России миллиардных компенсаций за провокационную Катынь, к счастью пока ещё не додумались сочинить байку о миллионах изнасилованных польских старух и девочек, и тоже потребовать таких же «компенсаций».Большое количество связей между немецкими женщинами и воинами Красной армии – факт, признаваемый почти всеми непосредственными участниками освобождения Германии. Но в подавляющем большинстве случаев эти связи носили не насильственный характер.

Как многие тогда справедливо предполагали, эта инициатива проявлялась либо с явно провокационными целями, а то, как показала действительность, и с целью  умышленного  заражения венерическими болезнями. Жаль, конечно, что иногда наши воины просто не могли устоять от соблазнов, которыми провоцировали их сами немки, да иногда такими провокаторами выступали даже родители своих дочерей. Подтверждением  «родительского фактора» может служить и случай, имевший место со мной.

Ко времени перехода границы Германии я был уже женат, и  однажды,  во время передислокации нашего батальона, меня с женой, медсестрой батальонного медпункта, определили  остановиться на ночлег в приличном доме немецкой семьи. Хозяин, достаточно пожилой немец, предложил нам  отдельную комнату, но тут же «предположив», что моя жена устала, а может и даже заметив, что она беременна, позвал  двух своих уже взрослых  дочерей-близнецов и предложил мне выбрать для себя на ночь любую... Какая гадость! Пришлось от такого омерзительного «гостеприимства» отказаться и коротать ночь  в менее  «приличных» условиях.   

Вернёмся снова к «Прусским ночам» Солженицына. Судить по его «поэме», так  от советских генералов до рядовых, все охвачены одной страстью – грабить живых и мёртвых, ощущая себя нищими и жадными по сравнению с немцами.

Генерал из интендантов
Ходит с палочкой, хромой,
Остриём её, как щупом
Чуть брезгливо между трупов
Отбирая, что домой.

Не отделяет и себя «литературный гений» от всех, якобы таких же, воспитанных и взращённых советской властью нищих духом людей:

Я хожу здесь алчный, нищий,
Лишь одетый офицером.

... Как-то немца пожилого
В лес завёл он и убил.
И тогда б – довольно слова!
И тогда я рядом был...

       
Как видите, автор рядом был, но и его отношение к убийству не отличалось от того, кто убил пожилого немца.   Дескать, главное было – победить, не важно,  по-человечески или по-зверски.

Победим – отлакируют,
Все довольны, все пируют –
Что мне надо больше всех?

 
           Гипертрофированное представление Солженицына о том, что советские воины истребляли немецкое население от младенцев до стариков, скорее скалькировано с фактов истребления советского населения во время немецкой оккупации.

В дом! Хохочут: «Матка, яйки!».
И подносит им хозяйка
Наливных, сквозистых яблок...
...Да хозяйку пристрелили
Пух ковра обрызгав вО кровь,
Муж в кровати – долечили
Автоматом заодно...

...«Вот младенец. Он же немец!
Подрастёт – наденет каску.
Рассчитать его теперь?
Есть приказ Верховной Ставки!,,
КРОВЬ ЗА КРОВЬ!»

...............

Однако, к наиболее «выдающимся» строкам из «Прусских ночей» следует отнести, как, видимо, считал и сам их автор, групповое изнасилование немецких женщин любого возраста.Для начала лишь несколько строк из этой «поэмы»:

Словно волосы Медузы
...Сердце пьяного солдата
Из Советского Союза.

         А далее идёт сплошная фантасмагория или, как толкуют это выражение словари – бредовые видения Солженицына, наверняка тоже списанные с реальных фактов поведения немецких оккупантов на нашей земле, или просто вымышленные автором.

«Мать не насмерть на матрасе
Рота, взвод ли побывал -
Дочь-девчонка наповал.
...Сведено к словам простым:
НЕ ЗАБУДЕМ! НЕ ПРОСТИМ!
КРОВЬ ЗА КРОВЬ и зуб за зуб!
Девку - в бабу, бабу - в труп!

Чем дальше в лес – тем больше «рубит» Исаевич-Исаакович:

«Погодите-ка, ребяты!
Покажу вам дом богаче!
Немок-целок полон дом!»   
Где-то тут же, из-за стенки,
Крик девичий слышен только:
«Я не немка! Я не немка!!
Я же - полька!! Я же полька!»

       
Негативно  относясь, прямо скажем, к явно гипертрофированным позициям автора «Прусских ночей», представлявшего воинов от рядовых до генералов дикими варварами со зверскими инстинктами, неверно было бы отрицать, что факты неправильного отношения к гражданскому населению Германии или её союзников в войне против СССР всё-таки имели место.  В работах современных зарубежных историков, зарабатывающих себе популярность на «жареных» исторических фактах, а также в многочисленных публикациях в СМИ, кино и в Интернете, особой популярностью пользуется тема «зверств» Красной Армии на территории поверженной страны. Утверждается, что якобы на заключительном этапе войны, а также после капитуляции нацистской Германии военнослужащими Красной армии были совершены многочисленные акты насилия в отношении мирного населения Германии – грабежи, избиения, убийства, изнасилование женщин. Вал подобных публикаций особенно нарастает с приближением очередной юбилейной даты Победы в Великой Отечественной войне.

Дело  в том, что виновные в этих преступлениях составляли, как говорят официальные данные, не более 2% от общего числа советских военнослужащих, дислоцированных на территории Германии. А Солженицын, как и его предшественники и последователи, распространяют свои обвинения на всю Красную армию в целом. Особенно любителями преувеличения подобных преступлений муссируется тема «секса на войне как оружия мести». На самом деле эта тема, взятая на вооружение этими «любителями», свидетельствует не столько о мести победителей к женщинам побеждённой страны, сколько о мести  Запада  и некоторых либеральных кругов в современной России советскому  народу за нашу Победу. Очень подробно и аргументировано об этом сказано в большой работе Натальи Яковлевны Шеповой, старшего научного сотрудника Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ. А мстят они, вооружившись «фактами» выдуманной сексуальной разнузданности  из «Прусских ночей» Солженицына и подобных ему фальсификаторов своих и зарубежных.

Не в оправдание кого либо, надо понимать: бойцы и командиры Красной Армии пришли в поверженную Германию, оставив позади себя разоренную фашистами родную страну. Агрессоры разрушили более 1700 наших городов и поселков, свыше 70 тысяч деревень, сожгли более шести миллионов зданий, разрушили 84 тысячи школ, 40 тысяч больниц, 43 тысячи библиотек, 400 музеев... Только убитыми на фронте, сожжёнными заживо, повешенными,  расстрелянными и замученными в плену, в газовых камерах страна потеряла более 26 миллионов человек. И тут, как ни цинично
это прозвучит, те случаи разных вариантов мщения были предельно минимальной расплатой фашистской Германии за страшные бесчинства и бесчеловечные преступления, которые творили гитлеровцы на оккупированных советских территориях, за те миллионы убитых и замученных фашистами граждан нашей любимой Советской  Родины. 

И если Гитлер с самого начала войны давал индульгенцию своим воякам на всякое насилие над «славянскими варварами», официально заявляя, что освобождает их от «химеры совести», то документы советского руководства, наоборот, издавались  с целью предотвратить массовое насилие по отношению к мирным гражданам, требовали не допускать грубого отношения к местному населению. То есть у нас юридически было под страхом смерти запрещено всякое насилие в отношении мирных жителей повергнутой Германии. Соответствующие приказы были отданы по подчинённым частям и соединениям.
 А вот Александр Солженицын (Архипелаг ГУЛаг. Глава 1) утверждает: «Три недели уже война шла в Германии, и все мы хорошо знали: окажись девушки немки – их можно было изнасиловать, следом расстрелять, и это было бы почти боевое отличие; окажись они  польки или наши угнанные русачки – их можно было бы во всяком случае гонять голыми  по огороду и хлопать по ляжкам – забавная  шутка, не больше». 
   
  Один из единомышленников Солженицына и сокамерник по Марфинской «шарашке» Лев Копелев  вторил ему: «Групповые изнасилования вознаграждались, как воинская доблесть, в то время как отказ принимать участие в убийствах гражданских лиц мог повлечь за собой военный суд, лишение свободы  или казнь». (Из книжки Копелева).

Слово «сокамерник» явно не соответствует тому, что было фактически в той «шарашке», где по словам самого Копелева: «на шарашке все наоборот. Там тебя по имени-отчеству величают, кормят прилично, лучше, чем многих на воле; работаешь в тепле; спишь на тюфяке с простыней. Никаких тебе забот – знай только шевели мозгами, думай, изобретай, совершенствуй, двигай науку и технику»…

Да и Солженицын там не киркой и ломом отрабатывал свой приговор, а заведовал технической библиотекой, представлявшей собой, по словам того же Копелева (Копелев Лев. Утоли моя печали / Харьковская правозащитная группа.  — Харьков: Права людини, 2011), «большой полукруглый зал, образованный из нижней части церкви. В левой половине стояло несколько письменных столов и кульманов. Всю правую половину занимала библиотека. Дюжина стеллажей и шкафов с книгами и большой стол заведующего».   Так что и перьевые ручки с чернилами, и стопки остро отточенных карандашей, неограниченное количество бумаги, да ещё и пишущая машинка были основными инструментами этих «шарашкинских зэков». (Надо полагать, что главной причиной назначения заведующим технической библиотекой послужили не диплом зэка Солженицына о высшем математическом образовании, а его подписка о «стукачестве» под именем Ветров). Вот там и завершил свои «Прусские ночи» Солженицын, и вот откуда почти идентичные с солжницынскими слова Копелева«групповые изнасилования вознаграждались, как воинская доблесть».
 На самом деле,  в дополнение ранее изданных документов Ставки и командующих фронтами, 20.04.1945 г. была дополнительно издана директива СВГК № 11072, в которой обращено внимание на последствия недопустимых явлений неправильного отношения к военнопленным, а особенно  к гражданскому населению:

      Ставка Верховного Главнокомандования приказывает:
1. Потребуйте изменить отношение к немцам как к военнопленным, так и к гражданским. Обращаться с немцами лучше. Жесткое обращение с немцами вызывает у них боязнь и заставляет их упорно сопротивляться, не сдаваясь в плен. Гражданское население, опасаясь мести, организуется в банды. Такое положение нам невыгодно. Более гуманное отношение к немцам облегчит нам ведение боевых действий на их территории и, несомненно, снизит упорство немцев в обороне.
....

3. Улучшение отношения к немцам не должно приводить к снижению бдительности и панибратству с немцами. 
 

Командующий 4-й танковой армией 1-го Украинского фронта Д. Д. Лелюшенко вспоминал: «Командирам соединений, частей и политическим органам в связи с этим военный совет армии дал указание об усилении бдительности и воинской дисциплины в отношении к местному населению, напомнил об интернациональной миссии воинов Красной Армии. По этим вопросам среди воинов велась разъяснительная работа всеми командирами, политработниками, партийными и комсомольскими организациями. Короткие привалы во время дозаправки танков горючим, пополнения боеприпасами,— словом, каждая минута была использована для разъяснительно-воспитательной работы».

Насколько вообще действенными были и тот приказ, и последующие меры, говорят факты.

Вот что вспоминал подполковник юстиции З.Я. Иоффе, который во время Висло-Одерской стратегической операции служил помощником армейского прокурора  52-й  Армии: 

         «Приходит к нам в прокуратуру армии генерал, командующий артиллерией, и требует немедленно расследовать случай, свидетелем которого он только что стал:  пьяный танкист, старшина, насилует немку. Генерал «снял танкиста с немки», но пьяный старшина вскочил в танк, перед этим послав генерала матом куда подальше, завел мотор и уехал по дороге. Прокурор армии приказал мне найти танкиста по горячим следам. Я с двумя бойцами сел в машину и начал догонять колонну танковой бригады, проследовавшей в направлении, указанном генералом. Нашли этого старшину, арестовали. По приговору трибунала он был расстрелян.

Там же произошел еще один неординарный случай.
Прибегает к нам офицер и говорит, что тут неподалеку творится что-то невероятное.
В чем дело? В одном из близлежащих домов молодая немка сама зазывает к себе красноармейцев и всем отдается. Уже пропустила через себя человек пятнадцать танкистов. Немку арестовали, привезли к нам в отдел, стали разбираться, позвали военврача, и все оказалось просто: немка была больна сифилисом и специально заражала этой болезнью наших военнослужащих, и этот факт она сама даже не отрицала на следствии
».

Приведу несколько фрагментов из публикации офицера-артиллериста Исаака Кобылянского,    известного автора книги «Прямой наводкой по врагу»  (М, «Яуза, Эксмо», 2005), воевавшего в Восточной Пруссии, но в  отличие от Александра Солженицына, командиром не звукоразведывательной, а огневой артиллерийской батареи, и утверждающего, что «мы  не были полчищем варваров и сексуальных маньяков, как пытаются это внедрить в сознание новых поколений некоторые авторы».

Фрагмент 1:...Как непосредственного участника Великой Отечественной войны меня всегда возмущало сознательное искажение «окопной правды».  В последние годы среди других появились тенденциозные публикации о глумлении советских воинов над немецкими женщинами. ...Недавно я прочитал помещённую под многозначительным девизом «Знай наших!» статью о насилиях над женщинами в Восточной Пруссии. Автор, эмигрировавшая из России журналистка, смешав очевидные домыслы с фактами, которые, увы, действительно имели место, иронически именует эти факты «актами возмездия» и настойчиво внушает читателям, что наша армия чуть ли не поголовно состояла из насильников и мародеров.

  ...Вскоре после вступления в Восточную Пруссию нас ознакомили с приказом, осуждавшим насилие в отношении гражданского населения, особенно женщин, и мародёрство. В приказе говорилось о строгих наказаниях (вплоть до расстрела), которым будут подвергнуты нарушители.
 ...В моём непосредственном окружении (а это две-три сотни человек) приказ не нарушался. Среди нас не было отъявленных насильников. Было бы наивно утверждать, что никто и нигде не нарушал этот приказ. Но, подчёркиваю, открытых нарушений приказа, массового насилия над немецкими женщинами не было.

Фрагмент 2: ...В помощь ...С-кову   была привезена откуда-то средних лет «фрау», которая заодно стала ему временной заботливой «женой», готовила еду, обстирывала. Когда перед возвращением на родину С-ков покидал своё тёплое местечко, «фрау» безутешно рыдала. Наши  любители удовольствий сопротивления немецких женщин не встречали. Знаю о нескольких случаях (из своего окружения, было не более одного процента) довольно длительного полюбовного сожительства фронтовиков, сожительствовавших с немками». 

Добавим к свидетельству Кобылянского: Именно гуманное отношение советских военнослужащих к немецкому населению помогло преодолеть стену недоверия и предубеждений, возведенную стараниями нацистской пропаганды. И доказательством этого были, в том числе, многочисленные случаи подлинных «любовных историй» между советскими солдатами и немками, один из которых так пронзительно описан в романе Юрия Бондарева «Берег». Некоторые из этих историй спустя десятилетия имели продолжение уже в наши дни, что было видно даже из некоторых выпусков еженедельной телепрограммы «Жди меня».

        Вообще, кто дочитал до конца «Прусские ночи» Солженицына, написанные им «от первого лица», убедился, что и сам автор не преминул воспользоваться немкой. Но он же «комбат», начальник, поэтому ему старшина батареи услуживает: «Приведу туда любую, лишь бы глянувши – какую вы кивнули мне слегка». Ну, а после того как выбрал из «боже, сколько их набито!» выбрал:

Не звезда киноэкрана,
Лет неплохо бы отбавить,
Здесь и здесь чуток прибавить,
Нос немножко великонек...

       
Вышел в безлюдный флигель, вслед она. «Как присяге верный воин старшина идёт конвоем».  Вот и понятие о присяге, будто не родине давал её старшина, а ему, батарейному начальнику.

Как устроить мне её?
Подушонка на полу.
Койка жёсткая. Матрас
Кем-то брошенный в углу.
Перенёс его на койку...

            Слава Богу, нет в концовке этой «поэмы» дальнейшего описания собственного «подвига», кроме того, что пообещал не убивать её после всего... Да и единолично совершал он это действо, не в составе «взвода ль, роты», как все, а  «по-начальственному»,  хотя и «при заботе» верного Санчо-старшины. Может ещё и поэтому наш «гений» и «светоч» однажды сказал: «В переизбытке власти я был убийца и насильник».

             
Оставим «гения» с его «не звездой киноэкрана» и перейдём снова к   Исааку Кобылянскому, который  резюмирует: «За пять месяцев боёв дивизии в Восточной Пруссии слышал  только о двух  случаях группового насилия.  ...Я  с горечью вспоминаю о том, что такое всё-таки случалось. Однако позицию людей, задавшихся целью вылепить обобщённый образ советского воина-насильника, считаю неправедной. Мы не были полчищем варваров и сексуальных маньяков! Позиция тенденциозных журналистов-очернителей порочит миллионы фронтовиков, доблестно воевавших с гитлеровскими захватчиками, и оскорбляет память павших в Великой Отечественной войне». 
 
Вообще говоря, вступление Красной армии на территорию Германии было фактически  спасительной миссией, имеющей целью освободить немецкое население от нацизма. Наиболее известным выражением этой точки зрения является памятник воину-освободителю в Трептов-парке (Берлин), где в аллегорической форме в монументальной фигуре красноармейца скульптором Вучетичем отражена роль солдата Красной армии в освобождении населения Германии. Идея памятника основана на реальном факте спасения ребёнка враждебного государства советским солдатом Масаловым Николаем.   
Известно, что при штурме одного только Берлина русские солдаты спасали немецких детей от верной смерти. Несколько тысяч их погибли под огнем эсэсовцев, безжалостно расправлявшихся со своими. Когда после войны знаменитый участник Великой Отечественной войны Масалов Николай  Иванович, почётный гражданин города Берлина и города Вайсенфельса пытался найти спасенную им девочку, откликнулись 198 человек, которых спасли советские солдаты только в самом  Берлине. Позже Масалов узнал, что спасенного им ребенка взял к себе домой в Сталинград и воспитал солдат, у которого  во время войны погибли трехлетняя дочь и жена.

http://5.firepic.org/5/images/2015-10/07/n04cn6lo9zih.jpg

А вот наши отечественные историки Ю. Т. Темиров и А. С. Донец в книге «Энциклопедия заблуждений. Война» (Эксмо, Скиф; 2004) написали, что памятник в Трептов-парке является напоминанием гражданам Германии о якобы 300 тысячах (это же почти полмиллиона!!!) детей, родившихся у немецких женщин, изнасилованных советскими военнослужащими. Видимо, это тоже подражание  Геббельсу и Бивору, да ещё в таких масштабах! Отнюдь, не в качестве оправдания того, что действительно поначалу совершали там наши фронтовики, хочу привести данные о том, что  изнасилования не обошли стороной и западные земли Германии, куда вошли американские, британские и французские войска. Так, имеются сведения, что после вступления последних в Штутгарт было зарегистрировано свыше тысячи случаев изнасилования женщин в возрасте от 14 до 74 лет. Как видите, здесь и диапазон поуже, и вроде бы цифры точные, не округлённые, вроде «от 8 до 80». А может действительно там учёт точный вёлся, и это соответствует действительности, а не как взятые с потолка для советской зоны оккупации. Красноречивым подтверждением тому мог быть отмеченный международной прессой факт появления вскоре после окончания войны среди новорождённых в Западной Германии и чернокожих детей. Однако по нынешней моде охаивать только советское, русское, эти факты не стали «предметом» широкого обсуждения  современных «историков», «разоблачителей» нашей Победы.

По данным Виктора Литовкина (руководитель редакции военной информации ИТАР-ТАСС) американским военным трибуналом за изнасилование немецких женщин было осуждено в феврале сорок пятого 32 солдата и офицера, в марте – 128, в апреле – 259 человек. В апреле этого же года за надругательство над особами женского пола в особо тяжкой форме было расстреляно 69 военнослужащих союзных войск, в основном чернокожие. «Белых» американские суды за подобные «шалости» так строго не наказывали.

О том, какие приговоры за такие преступления выносили советские военные трибуналы, мы уже упоминали.  Хотя и не столько, сколько насчитывает, например, английский «историк» Энтони Бивер.
         
Из исторической памяти о Второй мировой войне усилиями таких, как этот Бивор, старательно вытесняется главное – то, что СССР и советский народ спасли Европу от уничтожения целых государств и народов, причем ценой колоссальных потерь и жертв, невиданных страданий и разрушений на советской земле и невероятного напряжения сил.Такому искажению памяти и «замещению» её всякого рода фантасмагориями особенно способствуют переводы на русский язык книг, вернее, измышлений западных сочинителей, например, уже упомянутого «известного английского историка» Бивора. (По некоторым сведениям Бивор до того, как стал писателем, работал по заказу британских спецслужб). Его  «Падение Берлина. 1945» было издано двумя изданиями в 2004 и 2005 г.г. в Москве (АСТ; Транзиткнига). Причём, этому издательству не помешало  заявление Посла России в Великобритании Григория Карасина, в котором он назвал эту книгу «богохульством» и подчеркнул, что она полна инсинуаций и лжи, ничем не доказанных сведений. 
        Бивор без всяких документальных оснований, или хотя бы не анонимных свидетельских показаний, утверждает в своём «бестселлере»: «Миллион четыреста тысяч изнасилованных в Восточной Пруссии, Померании и Силезии. Представляется, что всего было изнасиловано порядка двух миллионов немецких женщин с 8 до 80 лет, многие из которых (если не большинство) перенесли это унижение по нескольку раз». Повторим: у Геббельса возраст «подвергавшихся изнасилованию» «прописан»  от 10 до 70 лет, а у Бивера – уже от 8 до 80!Очевидно не будет удивительным, если русские школьники, воспитанные на внедрённом в школьную программу солженицынском «ГУЛАГе», скоро будут думать примерно так же, и верить таким «историкам»,  которые усилиями  наших издателей проталкивают всяких Биверов на книжный рынок, а то и в школьные программы.

На Западе воспринимают книгу Бивора как абсолютно достоверную, ссылаясь на обширный справочный аппарат, приведенный автором, который содержит много ссылок на советские документы из Центрального архива Министерства обороны в Подольске. Однако прицельное изучение содержания лишь нескольких приведенных документов показывает, что налицо авторская подтасовка, фальсификация, притягивание фактов «за уши» и недобросовестная научная интерпретация содержания этих архивных материалов. Такой способ «доказательств» нам хорошо известен от Резуна-Суворова.

          Конечно, отрицать имевшие место факты проявления некоторой жестокости в том числе и сексуальной, или как тогда было принято говорить «половой», со стороны воинов, пришедшими  наконец с тяжёлыми потерями на вражескую землю, было бы неправомерно. Их просто не могло не быть после того, что фашисты натворили на нашей земле. Естественно, что зверства солдат Вермахта, всякого рода их прислужников не могли оставить равнодушными к этому зверью советских солдат, особенно тех, кто шёл в проклятую Германию с мыслью о мщении за повешенных, замученных или заживо сожженных матерей, сестёр или детей. Советские бойцы клялись отомстить захватчикам сторицей, и думали о том времени, когда вступят на территорию врага и наступит тот самый момент свершения этих клятв.

            Однако всё назойливее дает о себе знать хор западных да и некоторых отечественных комментаторов либерального толка, затянувший отвратительную, но ставшую уже дежурной в последние годы песню об «изнасилованной» Германии.
 
             Естественно, «исследование» Бивора признано бестселлером в 8 странах, в том числе в  самой Великобритании, в США, Германии, Франции, Канаде и других и вошло в первую пятёрку ещё в девяти странах.  Видимо, и российские издатели посчитали, что такое  «исследование» откроет глаза молодым поколениям  на «подвиги» их отцов и дедов.

          Профессор РАН  Олег Ржешевский, заведующий отделом истории войн и геополитики Центра истории войн XX века, к которому БиБиСи обратилась за комментариями, заявил, что «эти обвинения не могут быть подтверждены документально. Общий стиль книги характерен скорее для бульварного романа, чем для серьезного исследования». 

 
        А главные  цели  таких вымыслов  и  мифов понятны – они способствуют превращению немцев из агрессоров в жертвы, уравнивают ответственности фашистской Германии  и СССР,  а в конечном итоге, ведут к  пересмотру итогов Второй Мировой со всеми вытекающими геополитическими последствиями.

В заключение давайте  внимательнее приглядимся, ко всему, вышедшему из под пера автора  «Прусских ночей», начиная с 1950 года, как и  многих других его творений, включая и его «главный» «Архипелаг», да  и другие, вроде пьесы «Пир победителей», поставленной в Московском Малом театре в 1995 году именно  к 50-й  годовщине Победы в Великой Отечественной войне в период  «президентского взлёта» Ельцина, главного разрушителя Советского Союза. Даже  при самом приближённом знакомстве со всей этой исторической похабщиной, нельзя не констатировать, что «творчество» «классика лжи и оплёвывания» всего, что было в Советское время, явилось составной и немалозначащей частью холодной войны, развёрнутой Западом против Советского союза и России. Нельзя не усмотреть и того, как Солженицын старался в эти годы изо всех своих  сил помочь  тем, кто ту войну развязал, и как упорно стараются наши руководители надёжнее внедрить солженицынские идеи  оплёвывания всего советского прошлого в умы нынешних и будущих поколений.Так что подготовке к грандиозному празднованию 100-летия Солженицына, усилиями нынешней власти выдвинутого из «ничтожества в божество», резонно можно было противопоставить слова действительно Великого русского гения Максима Горького: «Того, кто не может жить для жизни,  не нужно, не стоит жалеть о его смерти».

          Закончить свои рассуждения о Солженицыне  мне хочется словами Владимира Высоцкого из его «Баллады о времени»:

И вовеки веков, и во все времена
Трус, предатель - всегда презираем,
Враг есть враг, и война все равно есть война...


Фронтовик Великой Отечественной войны,
Бывший   командир роты офицерского штрафбата,
Действительный член Академии военно-исторических наук,
Автор многих книг и публикаций о штрафных батальонах,
Лауреат  литературной премии им. Маршала Говорова
Генерал-майор в отставке
                                                       А.В. Пыльцын

Оффлайн Админ

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 9590
http://i.playground.ru/i/17/08/04/00/pix/image.jpg height=619

Александр Васильевич Пыльцын всех поздравляет с Днём рождения Сталина!


И передаёт стихотворение журналистки-поэтессы Клары Аникиной, написанное в честь 136-летия Иосифа Виссарионовича:

Сталин - наша слава боевая,
Сталин - НАШЕЙ юности полёт!
Память сердца нас не покидает -
Сталин в нём по-прежнему живёт!
Над страной промчат века, и беды
Перестанут зло над ней кружить.
Память нашей Сталинской Победы
Вечно в душах у потомков будет жить!

Оффлайн Админ

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 9590
http://ic.pics.livejournal.com/pryf/39738266/5513753/5513753_original.jpg height=418 height=400 height=418

Солженицын – классик  лжи  и предательства


 Содержание: 1. С чего начинается... Солженицын в памяти современников и в российской истории
 2. «Критика Сталина» или продуманное дезертирство с фронта
 3. Цена малого срока за большое преступление – «стукачество»
 4. «Шарашка», или райские условия исправному зэку-доносчику
 5. О фронтовых «лишениях» Солженицына или Барин-Исаевич на фронте
 6. Солженицын – «освободитель» Рогачёва 
 7. «Хронология жизни и творчества» Солженицына в годы войны
 8. Издательский ажиотаж и общественное осуждение «вознесения» Солженицына
 9. Взгляды современников ХХI века и панегирики Солженицыну
 10. Насильственное внедрение солженицынских идей и творений в программы школ и вузов 
 11. О «патриотизме» Солженицына
 12. «Жить не по лжи» - самый лживый тезис Со-ЛЖЕ-ницына
 13. Лагерная медицина в реальности и по-Солженицыну. Об  уровне его нравственности и моральных устоев
 Вместо заключения

Александр Солженицын – классик лжи и предательства

Александр Солженицын – классик лжи и предательства опубликована на сайтах РНЛ и 17 марта, а также  в санкт-петербургском литературно-художественном журнале Петровской академии наук и искусства «Медный всадник» (Том   №4(47).

Публикация в журнале завершена резюме редакции следующего содержания:

«Нынешняя власть возвела в ранг героя России Солженицына, хотя он этого не достоин. Сожалеем, что лгуны и предатели сегодня причисляются к героям. Непонятно, почему в школьной программе обязательными являются труды Солженицына,
посвящённые лагерному быту. Автор обстоятельно раскрыл образ Солженицына.

Публикуем материал потому, что Александр Васильевич – фронтовик, участник Великой Отечественной войны, герой этой войны. К его мнению должны прислушаться все мыслящие люди и патриоты России.

Спасибо Вам, Александр Васильевич, от редакции за верность стране и долгу».

Редакция журнала «Медный всадник»

Оффлайн Админ

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 9590
Дорогие друзья, коллеги, единомышленники!

С Праздником, который остался у нас как День Советских Вооруженных Сил, а не как День безвестного Защитника Отечества. Дай Бог, чтобы в нынешние тревожные времена мы и впредь надеялись именно на сильные, соответствующие времени Армию и Флот, всегда бывшие единственно верными союзниками России. Вам  и всем вашим потомкам счастья и только побед в малом и великом, здоровья, чистого неба, солнечных дней и спокойных  снов. В качестве праздничного подарка примите «Петербургский проект ПВО «Видеодокумент»: живая история в рассказах непосредственных участников событий в жизни страны»

http://xn--80aealaatcuj2bbdbr2agjd6hzh.xn--p1ai/p/21864

И ещё моё сообщение, что перед нашим общим праздником ЯУЗА выпустила новое издание моей «Правды о штрафбатах», которая выходила ещё в 2007-08 гг. и уже должна поступить в продажу. Нам авторские экз. ещё не доставлены. Новая, переработанная книга «Штрафники, преступление, наказание, искупление» вероятно, выйдет в апреле-мае, пока в план не включена. Обещали тоже в феврале какой-то сборник с моей статьёй о Солженицне в Вологде, но пока молчат. 

              Продолжаем работать, покой нам только снится, и то – не каждую ночь, бывают они и бессонными.  Будьте здоровы и терпеливы. Не терпите только подлости и предательств.

Здоровья всем вам, чистого неба, солнечных дней и спокойных  снов.

 Ваши Александр и Антонина – оба Васильевичи.


Мы уже рассказывали об одном из героев нашего Великого Отечества генерал-майоре СССР в отставке, писателе, публицисте, лауреате литературной премии им. Маршала Говорова Л.А., действительном члене Академии Военно-исторических наук и Академии Проблем безопасности, обороны и правопорядка Александре Васильевиче Пыльцине. Сегодня мы рады разместить на сайте Партии Великое Отечество видеоинтервью с этим неординарным человеком.

Запись беседы с прославленным ветераном Великой Отечественной войны А.В. Пыльцыным прошла в рамках проекта Петербургского отделения ПВО «Видеодокумент».


http://images.vfl.ru/ii/1456161634/8ae55ddf/11585399.jpg
Участник Великой Отечественной войны, генерал-майоре СССР в отставке Александр Васильевич Пыльцин

http://images.vfl.ru/ii/1456161678/05f64bbf/11585410.jpg
Члены творческой группы ПВО проекта «Видеодокумент» Мария Алейникова и Антон Токарев

Как говорит руководитель творческой группы Андрей Владимирович Семенов, цель проекта — зафиксировать и сохранить воспоминания известных людей, непосредственных участников и свидетелей важных событий в жизни страны. Такие видеодокументы позволят избавиться от различных интерпретаций истории, так как факты, рассказанные героями проекта, не оставляют места для вымысла и фальсификации.



<a href="https://www.youtube.com/v/-unpbfOgalg" target="_blank" class="new_win">https://www.youtube.com/v/-unpbfOgalg</a>