Автор Тема: ИВАН ГРОЗНЫЙ  (Прочитано 11517 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 8027
Re: ИВАН ГРОЗНЫЙ
« Ответ #15 : 24/11/20 , 18:11:56 »
Грозная эпоха Грозного царя. Реальный исторический фон сериала «Грозный»
Скульптурный портрет царя Ивана Грозного — реконструкция антрополога Михаила Герасимова.

На телеканале «Россия-1» начинается показ сериала «Грозный» — третьей части масштабного проекта «История любви. История России».

«Масштабы его политических достижений всегда заслоняли живого человека, а вошедшая в фольклор беспримерная жестокость исключала возможность более сложного взгляда на характер. Сериал „Грозный“ — попытка разобраться в истоках поступков и разгадать тайну его личности», — так анонсировали своё произведение создатели.
 

«Культ личности»[size=inherit !important]

Надо сказать, что анонс небесспорен, а местами и вовсе противоречит действительности. Скажем, жестокость Ивана Грозного если и была беспримерной, то лишь для Руси. В Европе того времени хватало своих государей, превосходивших русского царя как по количеству трупов, так и по изощрённости пыток и казней. Стоит вспомнить хотя бы Варфоломеевскую ночь 1572 г. во Франции Карла IX — как минимум 30 тыс. смертей по всей стране. Или Нидерланды 1567-1573 гг., когда испанский король Филипп II буквально залил эти провинции кровью, а испанская инквизиция приговорила всё (!) тамошнее население к смертной казни как «закоренелых еретиков».

Не всё гладко и с фольклором — жестокость царя там упоминается крайне редко. Это только элита окрестила Ивана IV «Мучителем». Народ же при жизни удостоил государя в песнях и сказках совсем иными эпитетами. «Певчий царь» — за его любовь к пению на клиросе и упражнения в композиторском искусстве, «Белый царь» — за справедливость, «Благочестивый царь» — за то, что изгоняет скверну и искореняет «боярскую измену». И наконец, «Грозный царь». Но вовсе не за его пытки и казни, а за то, что он сродни грозовой стихии — испепеляющей, блистательной, исходящей от самого Бога.

Ну а то, что политические достижения якобы заслоняли собой личность Ивана Грозного, совершенно не стыкуется с большей частью нашей литературы. Практически везде и всюду авторы объясняют те или иные поступки царя детскими психическими травмами, особенностями его артистической натуры и миллионом психических отклонений. То есть отталкиваются именно от личности Ивана. Его личность совершенно заслонила царя-политика.

[/size]Царь без власти?[size=inherit !important]

Между тем политиком он был как минимум нерядовым, и многие его решения диктовались реальной необходимостью, а вовсе не всплесками эмоционально неуравновешенного человека.

Прежде всего это касается такого эпизода правления Ивана Грозного, как опричнина. Со школьной скамьи нам в головы вбит строжайший канон. Опричник — это такой головорез в монашеском платье, носящий знаки принадлежности к своей корпорации — собачью голову и метлу. Первая символизирует вынюхивание измены. Вторая — готовность беспощадно вымести крамолу. Соответственно, опричнина в целом — это такой карательный орган. А почему Иван Грозный учредил опричнину? Да потому, что был параноиком, и везде-то ему чудилась измена, вон сколько безвинных людей положил! Всё просто.

Споря об очевидном, всегда помни, что дядя может быть младше своего племянника. Для феномена опричнины эта пословица подходит идеально. Дело в том, что карательные функции были приданы опричникам достаточно поздно. Изначально это был проект политического переустройства государства в целом.

Это только кажется, что царь владеет всей страной. В реальности любой монарх правит опосредованно — через государственный аппарат. В случае Ивана Грозного этот аппарат был серьёзно перекошен. Юный царь унаследовал систему управления, где слишком много властных полномочий было распределено между «княжатами» — потомками государей суверенных княжеств, из которых Москва каких-то полвека назад сумела окончательно «сшить» Россию. Иные из них, например сильный и богатый род Шуйских, были как бы не познатнее самого царя. И помнили об этом. Опираться на них всерьёз было небезопасно — каждый из них мог блокировать решения высшей власти. Договорившись между собой, они вообще могли сменить царя.

[/size]Построение вертикали[size=inherit !important]

О том, как ликвидировать этот перекос, Грозный думал. И кое-что успел сделать. В 1550 г. совсем молодой царь издаёт Указ об «Избранной тысяче». Суть его состояла в том, чтобы сразу увеличить кадровый ресурс среднего звена. Тысячу «лутчих слуг государевых» со всех краёв страны снабдили поместьями вокруг Москвы: «Для того чтобы были готовы к службе государевой и для разных посылок». Эксперимент сработал. К 1565 г. «тысячники» числились на самых разных постах. Были послами, наместниками, гонцами-посланниками, писцами и полковыми воеводами... Словом, куда пошлют.

Тогда-то царь и решил расширить и углубить свой эксперимент. Вот как об этом пишет летопись: «Учинил государь у себя в опричнине князей и дворян и детей боярских и поместья им подавал в тех городах, которые взял в опричнину». По сути, Иван завёл себе отдельное государство с армией и администрацией. Туда не попал никто из первенствующих княжеских родов. Впоследствии предполагалось распространить эксперимент на всю страну — об этом говорит растущая год от года территория, которую царь «брал в опричнину». Смысл всего этого — постепенно лишить «княжат» влияния и изъять у них властные полномочия.

[/size]Изнанка опричнины[size=inherit !important]

Возможно, сработала бы и эта смелая схема. Но в дело вмешалась Ливонская война, которая к тому моменту стала затяжной. Требовался крупный успех. Царь лично спланировал и 20 сентября 1567 г. возглавил поход. Огромная армия должна была наступать на Ригу через Люцен и Розиттен, а в случае успеха повернуть на столицу Литвы — Вильну. Ядром армии были как раз опричники.

Однако в середине ноября, даже не перейдя границы, царь внезапно отменяет поход, распускает армию и стремительно возвращается в Москву. Он получил известие о заговоре. Начался розыск. Все нити вели на самый верх и замыкались на фигуре старого боярина Ивана Челяднина. Вот как об этот писал Альберт Шлихтинг — немецкий шпион на службе польского короля Сигизмунда II: «Много знатных лиц, приблизительно 30 человек с князем Иваном Петровичем Челядниным во главе, вместе со своими слугами и подвластными, письменно обязались, что передали бы Великого князя Московского вместе с его опричниками в руки Вашего королевского величества, если бы только Ваше королевское величество двинулись на страну».

Это было похоже на правду. Войска польского короля, собиравшиеся отразить вторжение Ивана Грозного, уже узнав, что русская армия распущена, ещё несколько месяцев стояли на границе. Стояли и ждали, не предпринимая никаких действий. А разошлись только тогда, когда стало известно — в Москве схвачен царский конюший Иван Челяднин. Это значило, что «пятая колонна» обезглавлена и переворота в Москве не будет.

Именно с того момента, когда стало ясно, что измена на самом верху — это не досужий домысел, а опасная реальность, опричники стали теми самыми головорезами, вынюхивающими и выметающими измену.


источник[/size]

Онлайн Ashar1

  • Политсовет
  • *****
  • Сообщений: 8076
Re: ИВАН ГРОЗНЫЙ
« Ответ #16 : 16/06/22 , 18:42:04 »
И.С. Бортников: «Иван Грозный. Кем он был?..»  16 июня 202216 июня 2022
                          И.С. Бортников.                 Историк А.И. Фурсов утверждает: «Для того, чтобы биться за свою страну надо, прежде всего, биться за свою историю и не позволять никому рисовать её в тёмных тонах». К сожалению, в нашей истории много белых пятен, но много и лжи. Многие выдающиеся государственные деятели оболганы и очернены. Это прежде всего Иван Васильевич Грозный и Иосиф Виссарионович Сталин. Они не только сделали много для развития страны в своё время, но дали направление и базу для дальнейшей её восходящей истории. Оба правили в жестокое время и должны были соответствовать своему времени, чтобы сохранить суверенитет своего государства, сохранить свои народы.
Далёкий 1953 год, ваш покорный слуга в 4 классе с замиранием сердца на уроке истории слушает рассказ учительницы об Иване Васильевиче IV — Иване Грозном, как великом государственном деятеле, расширившим за время своего правления территорию Русского государства в два раза, покорившим Казанское и Астраханское ханства, принявшим в дар от Ермака Тимофеевича Сибирь. Об опричнине говорилось, только положительно, так как опричники боролись с врагами Отечества и государя.
Но вот в 1957 году в 8 классе на уроке истории деятельность Ивана Грозного излагалась совсем по-другому. Он утопил Русь в крови, кровавый деспот, самодур, чуть ли не сумасшедший, опричники бесчинствовали и изводили честных слуг Отечества, за время своего правления Иван Грозный подвёл страну к смуте.
Вот так в неокрепшие умы подрастающего поколения средины века заложили первые плевелы смуты. И до сих в науке и общественном мнении существуют два этих противоположных взгляда на деятельность и личность Ивана Васильевича. Сразу оговоримся, что второй взгляд имеет свои корни из воспоминаний иностранных современников Грозного – «авторов политических памфлетов, изображавших Московское государство в самых мрачных красках, порой явно клеветнически», которые «оказывали на историографию этой эпохи большое влияние» (Д.Н. Альшиц). Но Н.И. Карамзин воскресил в XIX веке все эти злобные наветы на Грозного и Русь и с тех пор в умах многих историков и писателей при описании времён правления Грозного довлеет «примат концепции над фактами» (Д.Н. Альшиц).
Когда-то, кажется, во «Французских тетрадях» И.Г. Эренбург, заметил, что деятельность общественного деятеля надо рассматривать в рамках той эпохи, в которой он жил и творил. Что ж последуем его совету, ибо без анализа конкретной исторической обстановки того времени невозможно понять, как формировалось- мировоззрение и миропонимание будущего царя, а за одно воспользуемся принципом древнеримских юристов «кому выгодно» и посмотрим чьи интересы стоят за той или другой версией деятельности Ивана IV.
Вспомним, что в средине XIII века Русь была подвергнута разрушительному нашествию татаро-монгольских орд, а затем до последней четверти XV века была под их игом. Своими героическими сражениями русские ратники основательно потрепали завоевателей и те оставили в покое страны Западной Европы, что позволило последним развить свои производительные силы и приступить к осуществлению своей со времён крестовых походов голубой мечты: поиска и завоевания новых земель, где можно было без наказано грабить. Уж такая натура у западноевропейцев.
Ведь по свидетельству немецкого профессора К. Пфеффера, сделанному ещё в 1953 году: «Большинство добровольцев из стран Западной Европы шли на Восточный фронт только потому, что усматривали в этом общую задачу для всего Запада…», которая как известно была сформулирована в Генеральном плане Ост:
«Уничтожение 50-60 % русских в европейской части Советского Союза, ещё 15-25 % подлежали депортации за Урал.
 Уничтожение 25 % украинцев и белорусов, ещё 30-50 % украинцев и белорусов подлежали использованию в качестве рабочей силы» (https://cyberlesson.ru/plan-ost-predusmatrival/).
Неудивительно, что XV веке государства океанического побережья Европы устремились в Африку, Америку, Азию и Океанию в поисках новых торговых партнёров и источников товаров.


 Континентальные страны алчно поглядывали на возрастающую мощь Московского государства на Северо-Востоке Европы богатого ценной пушниной, рыбой, зверьём, хлебом и другими дарами труда русичей и природы. С целью овладения этими богатствами Запад посылал папских легатов, которые должны были склонить московитов к принятию католицизма, а дальше по пословице: «Увязнет коготок, всей птичке пропасть». Но наши пращуры, в отличие от Горбачёва с подельниками, это коварство раскусили.
А с другой стороны папский престол постоянно подогревал: «… спор славян между собою,// Домашний, старый спор, уж взвешенный судьбою…» (А.С. Пушкин), и периодически возникали порубежные войны с Великим княжеством Литовским и другими западными соседями. С юга совершали набеги крымские татары, с юго-востока – казанские. И внутри государства возникали всевозможные распри между боярскими и удельными княжескими родами.
Иван IV в1533 году в трёхлетнем возрасте стал Великим князем после смерти своего отца Василия III, но от его имени правили мать Елена Глинская и опекунский совет. Несмотря на то, что Великая княгиня стремилась и дальше укреплять централизованное управление Московским княжеством, на Руси было неспокойно. В 1537 году дядя Ивана Андрей Старицкий решил предъявить свои права на престол и поднял мятеж, который был подавлен. Была проиграна четвёртая порубежная война с Литвой и часть русских земель была утрачена. А в апреле 1538 года при загадочных обстоятельствах умерла Великая княгиня, на сегодня есть доказательства, что она была отравлена.
В Московском государстве наступил острый внутренний политический кризис, проявившийся в «ожесточённой усобице друг с другом из личных фамильных счётов, а не за какой-нибудь государственный порядок» (В.О. Ключевский) между княжескими кланами Шуйских, Глинских и Бельских.  И так продолжалось до совершеннолетия Великого князя. Е.И. Спицын приводит свидетельство современника той поры: «Ныначе, как Великого князя Василия Ивановича не было и Великой княгини, а Государь нынешний мал остался, а бояре живут по своей воле – от них великое насилие. А управы в земле никому нет. И про меж бояр великая рознь…  в Земле Русской великий мятеж и без государство».
В годы после смерти матери и до совершеннолетия его попечители держали будущего наследника престола в «чёрном теле», то есть в нищете, у него не было вдоволь еды и необходимой одежды (https://biographe.ru/politiki/ivan-grozniy).
 Воочию видя, как бесчинствуют, творят самовольство и расхищают государственное имущество властвующие опекуны, юный Иван велел в 1543 году Андрея Шуйского предать псарям и «псари взяли его и убиша».
После достижения совершеннолетия Иван в 1547 году венчался на царство, став первым царём в русской истории. Царский титул позволил ему встать вровень с татарскими ханами, которых на Руси называли царями, императором Священной Римской империи и греческими царями. По мнению митрополита Ленинградского и Ладожского Иоанна, после церковного Таинства Миропомазания юный монарх осознал себя «игуменом всея Руси» и это осознание руководило его личными и государственными начинаниями всю жизнь.
Вскоре после венчания Иван Васильевич женился на Анастасии Захарьевой-Юрьевой, которой как писал Н.М. Карамзин: «… современники, изображая свойства её, приписывают ей все женские добродетели, для коих только находили они имя в языке русском: целомудрие, смирение, набожность, чувствительность, благость, соединённые с умом основательным; не говорят о красоте…» В счастливом браке они прожили тринадцать лет.
.
Но в том же году в Москве случился «великий пожар», в котором погибло много людей, сгорело около трети построек, в том числе и в Кремле, на царском дворе пожар охватил деревянные палаты и избы Ивана IV. Ужасное зрелище предстало пред очами юного царя, находившемся с семьёй на Воробьёвых горах. Пожар спровоцировал бунт москвичей против Глинских. Историки полагают, что молодой царь возможно воспринял пожар и восстание как наказание за неправедные дела. Все эти народные распри и местническая политика бояр тяжело отразились в сознание Ивана Васильевича и повлияли на его морально-психологическое состояние.
Но юный царь был глубоко верующий человек и государственник. Он хотел, чтобы в его стране всё было по-божески, все сословия жили в согласии. По сведению английских купцов, которые приводит Митрополит Ленинградский и Ладожский Иоанн: «…нет народа в Европе, более россиян преданного своему государю, коего они равно и страшатся, и любят. Непрестанно готовый слушать жалобы и помогать, Иоанн во всё входит, всё решит; не скучает делами и не веселится ни звериной ловлею, ни музыкою, занимаясь единственно двумя мыслями: как служить Богу и как истреблять врагов России».
 Беспокоило его бесчинство властолюбивых бояр, их стремление к коррупции и мздоимству, поэтому в 1549 году он созвал собор примирения. В нём участвовали Освященный собор (церковь), Боярская дума и дворяне. Царь на нём выступил с примиряющей речью, покаялся за боярские свары и их утеснения народу; показал намерение служить на благо Отечества; обещал хранить жизнь своих подданных; говорил о необходимости реформ. Содержание реформ определяла Избранная рада.
Собор внёс изменение в систему управления страной: создал должности выборных старост и целовальников, делающее местный суд более честным; признал намерение царя принимать челобитные от «обиженных» и решать тяжбы, оставшиеся с кризисного периода; принял решение составить новый Судебник. С этого собора начинается формироваться на Руси сословно-представительная монархия, когда власть правителя может корректироваться представителями различных сословий.
В последующем были проведены реформы, направленные на дальнейшее укрепление самодержавия, централизации и унификации власти. Был принят новый Судебник, ограничивавший власть наместников и волостелей, усиливал контроль царской администрации, устанавливал размер судебных пошлин и сохранял переход крестьян в Юрьев день.
Затем проведён Поместный собор, получивший название Стоглавый. В его работе участвовал царь. Главным решением собора было установление просвещения важнейшей задачей церкви, что положило начало формирования в стране системы начального образования. Была проведена унификация обрядов, все местночтимые святые признаны общерусскими, выдвинул требования к улучшению нравов духовенства, запретил ростовщичество среди священников.
Но важнейшее значение имела реформа центрального управления — создание приказов, обеспечивающих основные государственные нужды: Челобитный, Посольский, Поместный, Стрелецкий, Пушкарский, Бронный, Разбойный, Печатный, Сокольничий, Земские приказы, а также четверти: Галицкая, Устюжская, Новая, Казанский приказ.
В результате военной реформы в Московском государстве помимо конного поместного ополчения появилась регулярная армия – стрельцы, пушкари. В принятом Уложении о службе устанавливалось ограничение местничества на период военных действий и единый порядок военной службы.
Реформой местного управления была окончательно ликвидирована власть наместников с последующей передачей её местным органам. В городах появились земские учреждения. Реформа привела к созданию сословно-представительных учреждений, класса крестьян, которые были готовы сотрудничать с аристократией.
Была проведена и губная реформа, целью которой являлось ужесточение контроля над губными старостами. Также проводилась и земская реформа, расширившая полномочия земских старост и ликвидировала систему кормления и предписала избирать из сельской среды не только старосту и дьяка, но и целовальника.
Продолжена, начатая ещё Еленой Глинской денежная реформа. Московский рубль стал основным платёжным средством на всей Руси. Торговые пошлины собирались только государством. Установили единую налоговую единицу – «большую соху». Она определялась плодородием почв и социальным положением землевладельца и варьировалась от 400 до 600 га земли. итоги реформирования податей резко ухудшили положение самого народа. Народ должен был «нести тягло», представлявшее целый ряд повинностей в натуральной и денежной форме.
В результате проведения реформ Московская Русь превратилась в единое централизованное Русское государство, которое могло противостоять иноземцам. Естественно, это им, в особенности пограничным западным, очень и очень не нравилось. Второй итог реформ это — создание полноценного аппарата власти в центре и на местах.
Как считает крупнейший специалист по древнерусской истории профессор И.Я. Фроянов «одно из главных достижений Ивана Грозного в деле внутреннего строительства государства это утверждение центральной мощной верховной власти,  сочетающеещейся с широким местным самоуправлением». И далее продолжает: «Я полагаю это даёт нам основание подумать не заимствовать ли нам методы, детали, идеи сочетания сильной центральной верховной власти с развитием, широким развитием самоуправления на местах».
 Но итоги реформ оказались   противоречивы. Во-первых, они не решили всех проблем в государстве. Во-вторых, в реформах Избранной рады Иван IV увидел угрозу ограничения своей власти и решил пойти на укреплении государственного аппарата. В-третьих, об этом предпочитают не говорить, те бояре, удельные князья и прочие чиновники, которые потеряли свои посты и привилегии, тоже не могли скрытно не роптать против реформ, некоторые из них затаили злобу на царя и исподтишка тормозили их и даже готовили заговор против него.
Во внешней политике Иван Васильевич вёл многочисленные войны, с целю обезопасить рубежи своего государства от набегов с юга и юго-востока и от воинственных соседей с запада. Ему удалось завоевать Казанское и Астраханское ханства, в составе русского государства появились сибирские земли. Но после Казанского похода двадцати трёхлетний Грозный серьёзно заболел и потребовал от бояр присягнуть своему годовалому сыну царевичу Дмитрию. С этим не могли смириться многие бояре. И некоторые из них ратовали за избрани царём Владимира Старицкого, двоюродного брата Ивана. Среди них был отец Алексея Ардашева, фаворита царя и протопоп Сильверст, духовник Грозного. Раскол бояр был налицо, но по требованию царя они присягнули Дмитрию. Царь выздоровел и узнал о случившемся расколе бояр и их отношении к его завещанию.
А вот в войне с Великим княжеством Литовским он потерпел поражение и даже утратили часть русских земель. Это произошло по вине Алексея Адашева, который, в 1558- 1559 годах, по мнению А.И. Фурсова, просто упустил победу своим бездействием, когда Ливонию можно было добить.
Летом 1560 года внезапно умирает жена Грозного – Анастасия, которая по мнению современников, благотворно влияла на мужа. По Москве поползли слухи, что она была отравлена.
Вот эти три события: предательство бояр и противоборство среди них, поражение на первом этапе войны с Ливонией, странная смерть жены, а также неудавшаяся попытка царя усмирить боярский конфликт и объединить общество для решения государственных задач. вылились в итоге в опричнину и острый конфликт царя с боярами. Иван Грозный — русский человек, «обладающий обострённым национально-государственным инстинктом» (И.Я. Фроянов) не мог допустить развала государства.
Перед ним стала задача, как добиться того, чтобы в его стране всё было по-божески, все сословия жили в согласии. Будучи глубоко верующим человеком, он хорошо знал Библию и в её сюжетах нашёл примеры того, как поступать в таких случаях (Л. Болотин, православный писатель).
В главе 32 книги Исход говорится, как по приказу Моисея его сторонники (левиты) в один час истребили до трёх тысяч зараженных сребролюбием евреев, продавших душу свою Рогатому тельцу и тем самым спасли великую религию и чистую веру.
 Л. Болотин приводит ещё несколько примеров очищения нарушителей веры и истинного служения своему господину, которые последовали примеру Моисея. (Что поделать, таковы в те века жестокие нравы). Болотин предполагает, что всё это было известно Ивану Грозному.
Устав от боярских распрей, измен и неповиновения Иван Васильевич в сопровождении дворянского войска посетил несколько монастырей, затем обосновался в Александровской слободе, откуда отправил две грамоты в Москву.
В грамоте митрополиту Афанасию он писал: «не хотя многих изменных дел терпети, мы от великой жалости сердца оставили государство и поехали, куда Бог укажет нам путь». В другой грамоте московскому люду он писал, «чтобы русские люди сомнения не держали – царской опалы и гнева на них нет» Ответом народа было «недвусмысленное свободное согласие «сослужить» с царём в деле Божием — для создания России как «Дома Пресвятой Богородицы». (Цитаты приведены по митрополиту Ленинградскому и Ладожскому Иоанну).
Иван Грозный вернулся в Москву при условии, что он получит безусловную власть казнить всех врагов государства, а также создать новый строй в стране. Первым его шагом в обустройстве страны стало её разделение всех русских земель на: опричнину, территорию, которую царь изымает в свое собственное (государственное) управление и где власть Боярской думы прекращается; и на земщину, властью на которой продолжали ведать бояре.
Так чем же была опричнина? А.И. Фурсов считает, что «опричнина была эмбриональной формой самодержавия. Это была единственная возможность создать самодержавную Россию, сохранить и не дать рассыпаться государству в условиях давления извне и изнутри».
Стратегия опричнины Грозным была хорошо продумана, что видно из её географии. Она была довольно сложной. Первоначально в 1565 году в её состав были включены земли, имеющие выход к Белому морю, и ограничены с запада землями по правому берегу Сухоны, с востока — по левому берегу Северной Двины, с юга отрезком Волги от Нижнего Новгорода до Юрьевца, а затем ломанной линией до Суздаля. Примечательно, что эти земли не были под ордынским игом, за исключением небольшой территории на юге и не подвергались нашествию извне. 
В следующие два года территория опричнины расширилась за счёт земель костромских, междуречья Мезени и Пинеги, а также владений Строгановых на Каме.  Затем западная граница была установлена по линии Кемь, Ладога, Новгород. И далее шла на юго-восток до Торжка, а от него на северо-восток до Вологды (границы даны схематично).
Все эти районы были экономически развиты, через них проходили торговые пути как с иностранцами, так и между русскими удельными землями. Они были богаты рыбой, на их территории были солеварни. А на западе решалась ещё важная геополитическая задача, поскольку шла Ливонская война.
Для проведения опричнины Иван Грозный создал опричный корпус, служивых для него он отбирал сам. Численность опричников достигала 5 тысяч человек, но тысяча из них была личной гвардией царя.  А.И. Фурсов указывает: «В корпусе служили представители всех слоев господствующего класса – князья, бояре, дети боярские (дворяне). Вступление в опричники снимало «ранговые» различия. Это усиливалось тем фактом, что, вступая в опричнину, человек должен был отречься от родных и друзей, обязывался служить царю и искоренять крамолу, кусая врагов царя, подобно псам, и выметая измену из страны (отсюда знак опричника – собачья голова и метла».
 По его мнению, это была первая чрезвычайная комиссия в истории России. Кстати, Ключевский, который не очень хорошо относился к Ивану Грозному писал: «Он бил, чтобы не быть битым». Ещё до введения опричнины борьба бояр и удельных князей с царём перешла в открытую фазу: стали устраиваться заговоры с целью свержения, попытки отравления, у него всю семью перетравили, и дошла до вооружённой борьбы (В.Г. Манягин, православный писатель).
Поэтому из опричных земель были переселены в земщину все бояре, что с одной стороны лишало их поддержки со стороны подданых, а с другой подрывало их экономически. Наиболее ярые противники реформ были казнены.
Во время опричнины в Новгороде и Пскове опричниками были вскрыты и обезврежены заговоры, ставившие своей целью отторжение от России под власть Литвы, и питавшиеся, вероятно, ересью «жидовствующих», которая пережила все гонения (митрополит Ленинградский и Ладожский Иоанн).
Здесь, думается необходимо привести слова И.Я. Фроянова о ереси, чтобы читатель яснее понимал опасность этого явления: «В конце XV века к нам из-за рубежа была занесена ересь, которая получила название ересь жидовствующих, эта ересь была не чисто религиозным течением. Это было религиозно-политическое течение, нацеленное на изменение государственно-политического строя в России». С ересью боролись предки Грозного и он принял участие в подавление бунта в Новгороде и Пскове.
Да одно из самых сильных обвинений в адрес Грозного и опричнины – это то, что он с опричниками утопил страну в крови. Как пишет И.Я. Фроянов: «Кровь проливалась, но кровь проливалась и на Западе не в меньших количествах. Жестокость Ивана Грозного если и не преувеличена, но во всяком случае выпячена и Курбским, и иностранными писателями».
В.Г. Манягин считает, что жестокость правителей в XV- XVI веках была типичной для всего Старого Света, а не только в России. Связано это с тем, что шёл общеевропейский процесс создания единых национальных государств «это было в Англии, и Франции было это и в России, и в любой из этих стран возникали правители, которых можно называть жёсткими, тоталитарными, которые имели рычаги влияния на своё население, олигархию, местную аристократию, иначе нельзя было преодолеть вот эту феодальную раздробленность» (В.Г. Манягин).
Во многих источниках приводится сравнение жертв опричнины в России и в странах Запада. Так в России жертвами опричнины за семь лет стали от 20 до 35 тысяч простолюдинов указывает А.И. Фурсов.
 Большинство из них, вероятно, — это жертвы новгородского бунта и других выступлений против государя. Но никаких 700 тысяч погибших в Новгороде не было, поскольку его население составляло всего 30 тысяч человек. Так что тут «иваноненавистники» явно «дали петуха». Забыли, что «ври, да знай меру». Очевидно, что были и безвинные жертвы от самодурства отдельных опричников, так как человеку с оружием власть кружит голову, дурманит, этого исключать нельзя.
При всем старании на совесть Ивана Грозного за всё время опричнины можно отнести не больше 4000 погибших (Р.Г. Скрынников), в основном заработавшие себе казнь изменами и клятвопреступлениями. Данные эти основаны на записях в синодиках (поминальных списках). «Перечни казнённых за счёт казны рассылались для включения в синодики по российским монастырям» (митрополит Ленинградский и Ладожский Иоанн). Рассылались они, чтобы поминать убиенных.
 Два века спустя во времена правления Петра I население России сократилось на 25 процентов (А.И. Фурсов), однако всюду его называют Великим, потому что он был западномыслящим, это — нравилось Западу, а с другой стороны, он разрешал казнокрадство, это по душе всем либералам, особенно, современным. Иван Грозный жестко наказывал за кразнокрадство и был национально ориентирован, к тому же «при Иване Грозном был запрещён въезд на территорию России еврейских купцов» (https://ru.wikipedia.org/wiki/ Иван Грозный).
 Оправдать жестокие меры Ивана Грозного по подавлению крамолы нельзя, но ещё более нельзя только это видеть в его правлении.
Посмотрим, а как было в Европе. «В Париже за одну ночь вырезали больше 3000 гугенотов, а в остальной стране — более 30 000 только за две недели. В Англии по приказу Генриха VIII и Елизаветы I было повешено 160 000 людей, виновных в том, что они нищие бродяги, лишённые власть предержащими своих земельных наделов. В Нидерландах во время революции счет трупам перевалил за 100 000… Не-ет, России до европейской цивилизации далеко» (https://topwar.ru/69242-velikiy-no-neizvestnyy-ivan-iv-groznyy.html).
 При этом ни Генриха VIII, ни Елизавету I никто кровавыми не называет. К сожалению, история многих стран написана по англосаксонским лекалам в немецком варианте. «Наша история, особенно, в постсоветский период тоже написана по этим лекалам» (А.И. Фурсов). Вот поэтому так много лжи в ней о государственных деятелях России и Советского Союза.
Но вернёмся к Ивану Грозному. Читатели могут упрекнуть, что пишущий сии строки не привёл отрицательных отзывов о деятельности и личности Ивана Грозного, но они общеизвестны со школьных времён. Да ныне западномыслящие либералы в угоду своим западным кумирам продолжают чернить образ Ивана Грозного. Они проводят сравнение его со Сталиным и это сравнение приводит их в жуткий страх и в злобу. Либералы боятся возрождения традиций, связанных с Грозным, а через него со Сталиным, поскольку — это есть проявление национального строительства, есть проявление строительства России в современном мятущемся мире (И.Я. Фроянов).
«Иван Грозный создал сильную самодержавную Россию, именно за это его ненавидят на Западе, именно это ему не могут простить на Западе» (А.И. Фурсов), но это не могут ему простить и русские либералы. Да, прав Ф.М. Достоевский, заявляя: «Наш русский либерал прежде всего лакей и только и смотрит, как бы кому-нибудь сапоги вычистить».
А с другой стороны либералы – граждане мира и у них другая цель: «онемечить Русь» (Н. Языков), но заменить народу язык, значит уничтожить его национальную идентичность и как самобытный субъект мировой истории. «…третий этап (антирусского проекта-ИБ), пожалуй, самый страшный: он касается присутствия русских в истории человечества» (А.А. Зиновьев) успешно реализуется англосаксами и внутренней «пятой колонной» либералов. О, как прав Ф.И. Тютчев, когда писал: «нет, их не вразумишь, —//Чем либеральней, тем они пошлее».
Англосаксонский запад всегда вёл антирусскую политику, даже когда числился союзником. И одна из заслуг Грозного в том, что он сохранил самобытность и национальную идентичность русских.
И.Я. Фроянов считает, что Иван Грозный, государственный деятель, определивший в значительной мере историческое развитие России на годы и даже столетия, заложив основы гармоничной, симфонической деятельности церкви и государства в построении российского государства. Он завершил процесс формирования русской самодержавной монархии и юридически оформил то, что в значительной степени уже сложилось в конце XV века при его деде Иване III – русское самодержавие.
Русское самодержавие, при всех его изъянах, сохраняло русскую государственность и благодаря ему Россия прирастала преимущественно мирным путём другими территориями, и в конце концов, превратилась в многонациональную, многоконфессиональную империю, которая в отличие от Запада, по мнению В.В. Кожинова, не была «кладбищем народов». Не надо забывать, что Союз Советских Социалистических республик стал восприемником Российской империи, поскольку после её распада, все её части объединились в единое государство.
Вкратце рассмотрев эпоху правления Ивана Грозного и спроецировав на современную историческую обстановку, можно согласиться с выводом профессора И.Я. Фроянова: «Исторический потенциал того, что сделал Иван Грозный еще не исчерпан и в этом его величие как государственного деятеля».
Иван Стефанович Бортников, публицист, г. Красноярск, июнь, 2022 г. https://csruso.ru/nashi-universitety/voenno-patrioticheskoe-vospitanie/i-s-bortnikov-ivan-groznyj-kem-on-byl/