Автор Тема: о проблемах школы и их решениях  (Прочитано 3502 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн В.Савельев

  • Модератор
  • **
  • Сообщений: 45
Реформа образования – вопросы и проблемы.
В 2008 году в Петрозаводском Педагогическом  Университете состоялся «Круглый стол» специалистов по вопросам реформы в системе Российского образования. Прежде чем идти на встречу с представителями профессорско-преподавательского состава и студенчества университета, я  решил узнать мнение знакомой учительницы, которая около 50 лет посвятила  педагогической работе   в вечерней и дневной школах в северных посёлках Карелии и в Петрозаводске. Я спросил её: «Как вы относитесь к реформам в школе»?
В ответ услышал:  «Плохо…
 Первое: раньше в системе всё было просто, понятно и логично.  Общее образование (то есть школьное) делилось на 3 ступени – начальное, основное, среднее. Начальное – означало приобретение грамотности. Основное – приобретение необходимых знаний для овладения массовыми рабочими профессиями. Среднее – это знания, необходимые для овладения  рабочими профессиями высшей квалификации и это ступень, с которой начинается путь в руководители. В соответствии с этими ступенями выстроена была параллельно лестница профессиональной учёбы: производственно-технические училища, техникумы, институты, аспирантура.  Для тех, кто по каким-либо причинам выпадал из этих образовательных  лестниц,  действовали вечерние  и заочные школы, техникумы и институты, позволявшие человеку при соответствующих способностях упорным трудом всё-таки достичь упущенного в своё время результата учёбы и  подняться на соответствующую способностям должность и заниматься делом, к которому есть задатки, влечение и способности. И всё это бесплатно.
Программы обучения во всех учреждениях были согласованными и состыкованными по преподаваемым предметам и объёмам преподаваемой информации. Поэтому  документ об уровне образования человека достоверно сообщал о том, что он знает, какие работы ему можно поручать и каких успехов можно ожидать от его деятельности, а также  как в случае переживаемых им затруднений  помочь  ему догнать коллег по учёбе или работе.
Сегодня в результате реформ у нас на одной ступени школьного образования соседствуют  разные учреждения – гимназии, лицеи, основные и средние школы, частные школы, национальные школы, каждое из которых имеет своеобразие в программах.  Такой же параллелизм наблюдается сегодня в сферах техникумов и вузов. Разнобой в программах – это трудности и для учеников и для педагогов в организации учёбы. Это снижение  эффективности учёбы и качества наработанных знаний. Ну, а платность образовательных услуг,  бытующая сегодня в образовании коррупция и продажа дипломов и аттестатов – это вообще подрыв всякого доверия к документам об образовании, это подрыв доверия ко всем специалистам  и в целом к государственному обустройству всей жизни общества. Это профанация всей системы воспитания граждан и специалистов.
Второе. Сегодня под видом развития  и совершенствования педагогического мастерства внедряется и поощряется углублённое изучение некоторых предметов,  присуждаются гранты материальной поддержки внедрения новаций. Эта углублённость часто излишня и напрасно измучивает учеников. К таким инициативам учителей надо  относиться осторожнее.
Третье. Сегодня педагоги не несут нравственной ответственности за плохое усвоение преподанного материала некоторыми учениками. Предполагается, что поиск репетитора при необходимости  достижения желанного качества знаний – это дело семьи неуспевающего. Возникает вопрос: а не порождает ли такое положение  сознательное ухудшение преподавания с целью получения дополнительного заработка учителями на репетиторстве.  Есть над чем задуматься! А представьте себя на месте ученика, на учёбу которого родителям нужно выделять дополнительные деньги. Это же в семьях с низкими душевым доходом стрессовое состояние.
Четвёртое. Внедрение в учебный процесс системы контрольных  тестов приводит к тому, что у учеников не развиваются навыки формировать и высказывать свои мысли. Устное общение с такими учениками становится затруднительным - из-за бедного запаса слов у учеников. Вы послушайте, как ученики общаются между собой, как они вообще понимают друг друга? Всё это – второе, третье и четвёртое - вместе взятые ведут к нервным перегрузкам детских организмов и их заболеваниям.
Пятое. Государство даёт школам деньги на организацию дополнительного образования, но я знаю, что часть этих денег расходуется не по назначению. Это чревато ростом злоупотреблений должностным положением, нравственным разложением педагогов.
Шестое. Директорам поручено распределение учебных часов, а значит и денег  в зарплаты учителям за заслуги в организации учебного процесса. Эти деньги уже получают не лучшие педагоги, а послушники директоров – организаторы, например, выборов и других нужных власти акций. Кстати, всё время ходят слухи о скорой передаче финансирования школ местным бюджетам. Если это произойдёт, то школьный учитель будет значительную часть зарплаты получать не за преподавание, а за выполнение общественных поручений. Педколлективы перестанут существовать как группы единомышленников и сотрудников в организации просвещения. Школы станут придатком власти в организации политической деятельности.
Седьмое. Если сказать  о прогрессивном и вспомнить  о компьютеризации школ, то надо заметить, что это была  забота не только о школе, но и о  нуждах  бизнеса. Компьютеризация российских школ продажей  им  морально устаревающей техники освободила склады западных фирм под заполнение обновлённой более совершенной и дорогой техникой, устранила на какой-то срок перепроизводство компьютеров.

Вот с таким багажом мнений пришёл я на «Круглый стол»,  который по сути оказался двумя лекциями для студентов, захотевших их послушать. Из первой лекции я уяснил, что если в 1991 году в государственных школах России за партой сидело 20 миллионов школьников, то в 2008 году их уже стало всего 13 миллионов. По мнению социологов в связи с отказом страны от всеобуча, то есть от  ежегодной переписи детей с целью выявления необучающихся и принятия мер  к вовлечению их в школы,  в настоящее время  у 4 миллионов  детей судьба складывается вообще вне государственных системы образования. Но мало того, что сегодня государственные органы не волнует вопрос судьбы 4 миллионов будущих граждан. Государственные органы образования поставили организацию школьного процесса обучения на основы экономической целесообразности и хозрасчёта. Учебный класс теперь не может быть менее 25 учащихся. Все классы с меньшей численностью расформировываются и ученики распределяются  в параллельные  классы. Зарплата учителю будет начисляться в зависимости от обучаемого им количества учеников и отработанных часов. Понятно, что в деревенских школах возникают проблемы: либо у учителя не хватает учеников для получения достойной зарплаты, либо учитель должен браться за множество предметов и самоотверженно  по множеству часов в день давать ученикам  поверхностные знания. Другой вариант: либо детей ежедневно  надо с нескольких деревень свозить в центральные школы на расстояние в несколько десятков километров, либо создавать школы-интернаты. Всё это в конце концов оборачивается муками для детей, некачественным образованием, социальным сиротством детей,  социальным иждивенчеством родителей и великовозрастных учеников.  Кем вырастут ученики  в такой системе обучения? Как выбираться из этого клубка проблем?  Выгодной ли будет в конечном итоге для государства  экономия на образовании? Не станут ли те, кто могли бы стать Королёвыми и Курчатовыми, Стеньками Разиными и Емельянами Пугачёвыми?
С уничтожением в школе коммунистического воспитания уничтожено воспитание вообще: трудовое, патриотическое, нравственное, гражданское, разрушены системы профориентации и детского технического творчества. На какой основе и как восстанавливать элементы школьного воспитания пока неизвестно.
В период первых пятилеток в СССР на образование затрачивалось около 30 процентов валового продукта страны. Результат — электрификация, индустриализация, коллективизация, культурная революция... В 1991 году расходы на образование в России составляли 7 процентов от национального продукта, что уже тогда считалось недостаточным для сохранения страной своего положения в мировой науке, изобретательстве, экономике и культуре. В 1998 году этот показатель уменьшился в 3 раза, причём две трети денег вкладываемых в систему образования теперь вносят родители из своих зарплат. В этой ситуации далеко не все способные получат образование в соответствии со своим творческим потенциалом, а значит страна станет отставать от современного уровня науки, техники, культуры.
В школах начало  практиковаться  разделение учащихся на гуманитарное и техническое направление обучения, что делает ошибку в оценке своих склонностей учеником очень трудно исправимой тогда, когда он выяснит что увлекался не тем, для чего рождён. Специалисты считают, что такое разделение для школы преждевременно.
Прозвучало недоумение по поводу заметных успехов богатеньких детей при сдаче ЕГЭ… Что за этим кроется: взятки или репетиторское натаскивание - пока неясно… Однако публичные неудачи богатеньких на уроках и последующие неожиданные их успехи на ЕГЭ, дающие возможность дальнейшего обучения на бесплатной основе, уже вызывают напряжение в школьной среде.
Прозвучала в кулуарах мысль, что в школе не решена главная проблема воспитания: уберечь детей от табачной, алкогольной и наркотической зависимости. Эти зависимости – это гибель умственных способностей, возможностей дать и воспитать здоровое потомство, прожить долгую и содержательную жизнь.  Табакокурение, пивопитие, алкоголизм и наркомания школьной молодёжи ставят под вопрос само существование нашего государства и его народов.
Кто-то из лекторов вспомнил знаменитое высказывание Джона Кеннеди о том, что Америка проиграла России гонку в космос за школьными партами. Ещё кто-то вспоминал начало выезда из России за рубеж эмигрантов с детьми и то, как российские дети становились в американских школах отличниками, как американские педагоги просили наших педагогов выслать им программы обучения в российских школах, выполнение которых обеспечивало увиденный ими результат. Лично я впервые узнал, что набор изучаемых в школе предметов, очерёдность рассматриваемых тем, объёмы курсов обучения, их сопряжение с другими предметами в комплексе, именуемый программой обучения является дорогостоящей интеллектуальной собственностью страны, представляющей интерес для бизнесменов в сфере образования. Любопытным показался мне и услышанный здесь эпизод из жизни петербургской лаборатории гидроакустики, не имевшей несколько лет заказов от российского правительства на научные разработки, но которую продержали «на плаву» индийские судостроители  ради только того, чтобы было куда придти со своими наработками для содержательной оценки достигнутого индийскими специалистами по гидроакустике.
В 2003 году Президент России подписал документ о вхождении Российской системы образования в западноевропейскую систему образования, выпускающую бакалавров, магистров и специалистов. Цель этого подписания до сих пор вразумительно  не разъяснёна  широкому кругу людей, не понятна  система  использования бакалавров и магистров в экономике, перспективы их продвижения по лестницам успеха в жизни России. А практика обучения по западным схемам уже реализуется. Предполагается, что эта новация создаст условия для обучения специалистов в западноевропейских институтах, их участии в международных научно - исследовательских организациях. Однако, как разъяснили лектора, такой возможности у Российских студентов не просматривается по причинам недостаточного знания иностранных языков,  во-первых, а во –вторых, по недостатку  денежных  возможностей  тех, кому это действительно бы принесло пользу.  Другими словами, переход на западноевропейскую систему образования грозит напрасными затратами денег и усилий при обещании множества изломанных судеб молодых людей.
В целом общее впечатление от «Круглого стола» таково: скоро должности высокооплачиваемых специалистов будут распределены между  потомками богачей вне зависимости от их  способностей усваивать и применять знания. В целом знание и интеллект широких народных масс  снизится. А это значит качество жизни в стране в результате реформ тоже  снизится.
В  ходе  «стола»  прозвучала информация о том, что министру образования России недавно студентка дала пощёчину за его успехи в проведении реформ. За  столом чувствовалась озабоченность педагогов тем, чтобы как бы эти информационные по сути  лекции не были оценены как политическая деятельность в стенах университета. От кого-то прозвучала негативная оценка  армейских генералов, не вставших на защиту в своё время конституционного социалистического уклада жизни. И хотя недвусмысленный  повод был дан для начала разговора о том, что же делать работникам образования в ситуации вызывающей тревогу, никто так и не предупредил, что если всё, о чём говорилось за «круглым столом»  реализуется - очень скоро каждый из наших высокообразованных и умно рассуждающих педагогов  рискует начать регулярно получать от своих студентов вполне заслуженные пощёчины – за бессовестность и  за гражданскую пассивность, за сознательное  соучастие в разрушительных реформах  систем обучения и воспитания молодёжи России. Очевидно, что педагоги понимают, что сегодня реформаторы делают с лучшей в мире системой образования нечто губительное, но ждут, что придёт кто-то со стороны и скажет, что вот они, учёные, были правы в своих сомнениях, тревожных мыслях и высказываниях, что теперь стало ясно, что всё надо делать не так.
Не будет такого! Не надо ждать.  Надо поступать по совести. Надо уже идти во власть и  задавать неудобные вопросы, говорить о своих сомнениях и своём беспокойстве за будущее, предлагать свои решения – решения специалистов.
Валерий Савельев, бвший директор музея «Судостроительного завода «Авангард»