Автор Тема: панки  (Прочитано 11889 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Plexo

  • Модератор
  • **
  • Сообщений: 112
панки
« : 24/11/10 , 05:08:24 »
зарезервировано

Оффлайн Plexo

  • Модератор
  • **
  • Сообщений: 112
Re: панки
« Ответ #1 : 24/11/10 , 05:08:49 »
Эдуард Лимонов - "первый панк"
http://lib.rus.ec/b/33112/read

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7802
Re: панки
« Ответ #2 : 24/11/10 , 19:14:33 »
КОММУНИЗМ: МЕЖДУ ЭПАТАЖЕМ И ЭПИТАФИЕЙ
 
В начале 1988-го появилась в Сибири лихая группа «Коммунизм». Состав из «Гражданской обороны» – Егор (Летов), Кузя Уо (Рябинов) и Манагер (Судаков). Материал напрочь не вязался с панком, но мозг будоражило навыворот. Музыканты увидели реальность под таким неожиданным углом, что идеи роились клубами, лишь успевай фиксировать. За два года в ГрОб-студии было записано 14 альбомов. Даже не рекорд, скорее – феномен, настолько неожиданно и неоднозначно. Слушателя будоражил парадокс – с политической теорией прямо не стыковалось, а связь очевидная, будто «против», но порой слышалось отчётливое «за». На первый взгляд – эпатаж, а вслушаешься – почти эпитафия. Пригвоздить, чтобы освободится, впасть в ступор, чтобы осознать. Негативный оптимизм сквозь позитивное отрицание, и без всякого поучения.
По стране гуляла Перестройка, но советская власть держалась прочно и граждане совершенно не ждали её падения. Всюду оживление, кооперативы, потоки информации и ожидание избавления от худого. Очистить, изменить и двинуть к лучшему – вот настроение тех лет. Музыканты не исключение, и омское трио откликнулось на реформенный зов.
На знаменитом концерте ГО в 88-ом Манагер воскликнул: «Нас обвиняют в хулиганстве и фашизме, но мы считаем себя коммунистами. К сожалению, коммунистов мало, слишком мало коммунистов на Земле». Возвращаясь поездом в Омск, Манагер и Егор заспорили о переменах с милиционером из Уфы, слышавшем о том мощном выступлении. Как правильно – дорогой от партии или через иной подход? Этот «иной» метод ГО проявила на новосибирском фесте в 87-ом. Сначала сыграли песни братьев Лищенко из альбома «Адольф Гитлер», а далее – хиты Летова. Получилось бескомпромиссно, на грани провокации, но думать заставляло. На такое не многие решались. Возник скандал, и инструктор КПСС обрушился на музыкантов в гримёрке. Судаков, назвавшись директором-менеджером группы, выплеснул на оторопевшего партфункционера смесь из Ницше, Маркса и Горбачёва. Коммунист выбежал – к Судакову прилип псевдоним «Манагер».
 
Взгляды с годами кристаллизуются, но за пышностью эпитетов важен первичный посыл. Совдеп крепко будоражил, а когда власть ослабила хватку, мир распахнулся как чудовищная весна. Всё менялось на глазах, разум закипал, и бросились в эту новь без оглядки. Знай держись. Вокруг ГрОб-студии возник мощный поток из споров, общений, песен и планов. Творили быстро, без перерывов и усталости. Егор шумно увлекал в работу, выдавая кассету за кассетой – с 87-го по 90-ый записал более пятидесяти альбомов. Очевидно-невероятное между явью и сном.
«Коммунизм» вначале был хоть и ярким, но очередным проектом, лишь позже стал особым явлением. Манагер и Егор, балагуря и подначивая друг друга, кочегарили себя по-максимуму, пока от перегрева не вылетала струя – мысль, песня или теория. Вырваться за грань – негласный девиз общений. Так открывалось нечто большее, чем видишь – прорыв из шкуры личного «Я». Медитация наоборот, но с огромным выхлопом музыкального кпд, и ГрОб-студия – как богемная берлога. Всего вдоволь – книг, пластинок, гитар, пультов, рекордеров, плакатов, шнуров, сувениров и всяких ништячков. Обстановка побуждала на какой-нибудь выверт.
Отгуляв Новый год, читали вслух советский сборник стихов 60-ых годов. Смешно, наивно и безумно, но что-то мерцало между строк. На стихе «Мы Америку догоним» переглянулись, включили «Воздушную кукурузу», и запели под мелодию. Сразу случился «пробой» сознания – обнажился нетронутый пласт. Спели «Радостно на душе» и поняли – надо писать альбом. В те дни вернулся Кузьма из армии и весьма увлёкся. Так создали новую группу. Все семнадцать треков записали за один день, а через неделю сделали второй «Коммунизм» – Сулейман Стальский.
 
Первые «Коммунизмы» народ оценил как ироничный эпатаж бравурного советизма. Звучало свежо и прошибало на раз. Принцип остраннения Брехта – когда о знакомом говорится иначе – сработал на все сто. В советских стихах и песнях под аккомпанемент из «другой оперы» – от Френсиса Гойя или Поля Мориа – открылись иные грани. Слушая альбом несколько раз, вдруг замечаешь, что материал шире обычной критики: красок больше, подход без цинизма, лирика проступает, а подчас – скорбные ноты. Из «Четырёх солдат», «Про чуда-чудеса» или «Красной армии» веяло экзистенцией сверхреализма, когда приговор или восторг теряли смысл за вскрытой многогранностью. Странно, с почтением и без пиетета, но при полном ужасе ситуации, известной по фактам или статьям периодики.
После записи музыканты окунулись в советскую романтику 60-ых. Неделю слушали пластинки, закатав массу сборников на кассеты, но каравелла детства подняла черные паруса. Мечта геологов, строителей, моряков и учёных – всех первопроходцев идеи – растрескалась и зачахла в унылости. СССР оседал в обывательское болото, агрессивно щетинясь на правду и не замечая ошибок. Потому зачитывались Достоевским, Гессе, Кафкой и Борхесом, Андреевым, Стругацкими и жестко реагировали на несправедливость, ложь и подлость. Отсюда буйный нрав панка, анархический вызов и политический хлыст текстов ГО и Армии Власова.
Далее повторяться не хотелось и третью часть создали лишь через год. Весной ГО мощно сыграла в Новосибирске, потом были записи, концерты и осмысление. А в стране проступало уродство, наметился излом и в 89-ом голова уже работала иначе – и разума прибыло, и бездны открылись, и ангелы трубили мрачнее. Внезапно осознав себя объектом « коммунизм-арта», Егор и Кузьма в первый день марта создали клокочущий «Веселящий газ» на основе своих стихов. Получился прыжок сквозь ущербность комплексов, желаний, соблазнов и целей. Душой так вложились в процесс, что отныне альбомы стали эпизодами личной судьбы.
 
Земная жизнь оказалась ловушкой в лабиринте плоти, а социализм и капитализм – похожими системами тотальной материализации мышления. Требовался антипод этому омертвлению, не форма организации общества – иное видение бытия. Оттого выбрали название «Коммунизм», хоть провокационно, но звучало красиво – гармония для всех без контроля, что и гравитация ослабеет, и смерть отступит. Смять тщеславие, власть и эгоизм и шагнуть к обнаженному духу. Без подстраховки и выгоды, распахнувшись настежь, чтобы здесь и сейчас, чтобы здорово и вечно. Раствориться в сиянии или исчезнуть в ничто.
Егор и Кузьма ёмко очертили сплав отторжения и противостояния: «Живя и творя в славное и бурливое время АРМАГЕДДОНА, мы утверждаем тотальный СТЫД И ПОЗОР человеческого бытия — всей его слюнявой спичечной культуры, всех его забористых достоинств, его манных благ, заплечных кодексов, рукопашных надежд и червячно-затейливой природы… Невозможно выразить абсурдность, кошмарность и игривость окружающей действительности... адекватнее и сильнее, чем сама реальность – ее объекты и проявления – произведения народной и официальной культур, конкретная музыка».
Создав с друзьями великолепно-трагическую пятую часть коммунистической мозаики – «Солдатский сон», группу покинул Манагер. Столкнулись в оценке оригинальности группы и степени влияния на неё советского авангардного рока. Позже Егор признает, что Жариков и «Мухоморы» первыми использовали конкретную поэзию и музыку, но «Коммунизм» двигался параллельно, охватив все слои мировой культуры, через синтез музыкальных стилей, литературы и театра. Этот подход омичи использовали в коллажах, интервью и фото-сессиях, пытаясь скользить по гребню коммунизм-волны. Однако группа в первичном составе не собралась, но оригинальности не убавилось, и новые люди пришлись к месту.
 
Формально группа соединяла элементы из разных направлений исскуства, создавая звуковые коллажи, но так отчаянно-бескомпромиссно попирала стереотипы, что с каждой работой проступали новые срезы человечьей природы. Все тяготели к концептуальному подходу и принципиальной индивидуальности мышления. Егор имел врожденное чувство меры, и группа скупыми средствами умудрялась передать вселенский размах. Выплеснуть без огранки сознания, напрямую, в чистом виде. Быстро реализовать, презрев качество, нечеткость сведения и налёт дилетантизма. Застолбить и протиснуться глубже – через грязный звук, помарки, щелчки и шум ленты. Живой рок на незримом фронте социального срама!
Война перешла в фазу наступления и прогремела весенняя арт-кононада из шести альбомов. «Чудо-музыка» и «Народоведение» – апофеоз конкретной музыки из речей, частушек, фонограмм и спектаклей. «Сатанизм» – жуткое шаманское погружение в несанкционированное поведение всего. «Жизнь, что сказка» и «Лет ит би» – калейдоскоп из стихов, эстрадных и дворовых песен 60-70-ых в мелодике Beatles, Webber'а, Shocking Blue. «Игра в самолетики под кроватью» – психоделическое скитание в регламентированном бытии, записанное на хэппенингах в лесах и свалках в стиле индустриального авангарда.
Ближе к осени ГО активно концертировала, внезапно осознав фанатизм поклонников и прямолинейность понимания. Словно все без мозгов на подсосе чужого драйва. Доходило до какого-то беснования в залах, непристойностей и дикости. «Бежать прочь, да пропадите вы,– звучало в мозгах, – и ради этого душу навыворот и кишки на поднос?!». В окружении идиотизма и боец теряет самоконтроль. В ноябре создали «Лениниану» – препарированный миф о вожде, гротескно-разнузданное полотно об абсурдности поклонения. Впечатление по мощи сравнимо с первыми альбомами: вдруг перекрутит, согнёт пополам и опрокинет на спину. Слушали много раз, восторгались и цитировали взахлёб. Казалось, достигнут апогей, но в декабре записали «Хронику пикирующего бомбардировщика». Получилось пронзительное прощание, когда, кивнув через плечо, с воем падаешь в мерцающий сумрак вечности. Высшая фаза финала.
 
Потом Егор создал эпохальные «Прыг-скок» и «Сто лет одиночества», на три года ушел в затвор, триумфально прогремел на «Русском прорыве», маялся от политического краха, но ободрился, записал четыре диска и стал иконой поколению нулевых годов. Вроде и «Коммунизм» актуален – вновь реальность вспучилась в немыслимом остервенении, и 2/3 материала переиздали, но интерес поутих. Забвение или непонимание? Поубавилось ума за демократию, и мозги набекрень у молодёжи, и либералы отвратили от терминологии: написано «коммунизм» или «большевик», значит, тягость и скука. Скукожилась душа, и мышление на уровне арифметики. Устали до смерти, работнички – хватит уже лечить, некомильфо, загрузили по-полной.
Выходит, «Коммунизм» торжествует. Кошмарная реальность сожрала сограждан, переключив разум на отторжение «правильного» и равнодушие к «праведному». Остались лейблы, слоганы и бонусы. Все пророческие предчувствия в альбомах стали позорной данностью – народ онемел, оглох и ослеп. Пусть так, совдеп 80-ых остался в памяти скособоченным застоем, а «Коммунизм» бичевал и обличал. А ныне изящный подъём и сногсшибательный прогресс? Поскользнувшись на деньгах, Россия перевернулась через голову, крикливо приоделась и замерла с колбасой в зубах. В остальном ещё хуже – ни духовности, ни производства, ни закона, ни побед. Монополия меньшинства, грязный бинт и окно за окном.
Нынешнее искусство – сплошь рефлексия интеллектуальной немощи или гормональный трёп молодых тел. Формализм, эгоцентризм и гламур – превыше всего. Народ сгинул в компьютерные норы и давай играть в самолётики под кроватью, а кто-то не смирился, оценил подход «Цыганят» и «Коммунизма». Подорожный (Алтай), Grenade Surround (Тула), Черный Пэкстон (Урал), Цирроз (Донецк) и другие штурмуют и противятся в мгновенном концепте. Даже постмодерн в фантасмагориях Пелевина – лайт-версия и отголосок. Всё бес толку, если сон разума ублажает чудовищ, и большинство затейливо бьёт в свой лоб. В лучшем случае – поржут, хлопнут по плечу и задорого сдадутся внаём. Мол, рогом надо шевелить, а рога им давно наставили.
 
Несколько раз думали возродить «Коммунизм». За пять дней до смерти Егора договорились сыграть живьём «Цыганят», надеясь дальше замахнуться на большее. Поздно, всё уходит как поезд и ты один на перроне. Пробегают лица «коммунистов» – Янка, Джеф, Климкин, Флирт, Сур, Иваныч. Думаю, и Селиванов своим шумовым атоналом впечатал авангардный мотив. Прошло двадцать лет, но прошлое вновь проросло в реальности. Стоит перекодировать язык совдепа, как знакомые очертания проступят со всех социальных этажей. Словно и не было ничего.
В 89-ом Егор заявил: «Сейчас нет смысла заниматься роком», но играл ещё 20 лет. Смысл есть – пока не умер, не доиграл. В конце 2010 года внезапно «Коммунизм» решил дать несколько концертов. Мнения разные – от неприятия до восторга. Одни с интересом ждут воплощение на сцене, другие злопыхают – без Летова не то, и не пойдут люди слушать. Смешно. Пока живы, надо продолжить работу, и Егора по-своему помянуть не мешает. Давно хотелось выставить посреди капитализма зеркало, если образина из всех щелей выглядывает. Наша дорогая федерация забралась в такой тупик, под такой пресс загнала сограждан, что молчать уж мочи нет. Грех не сыграть, и как лейтмотив на память приходят слова Кузьмы – «Вот она, благодать, розовые очки, полные пены слова, жирные руки жизни… Главное, товарищи – понять пустоту»...
 
Олег Судаков
19 ноября 2010

http://www.nb-info.ru/orden/manager241110.htm

Оффлайн Plexo

  • Модератор
  • **
  • Сообщений: 112
Re: панки
« Ответ #3 : 13/12/10 , 10:41:56 »
Видео-ролик Панк борьба!
тут:
<a href="http://www.youtube.com/v/slVN8B_6gYQ" target="_blank" class="new_win">http://www.youtube.com/v/slVN8B_6gYQ</a>
и
тут: http://vkontakte.ru/video-21003590_156983654

Оффлайн Plexo

  • Модератор
  • **
  • Сообщений: 112
Re: панки
« Ответ #4 : 20/02/11 , 15:43:23 »
Панки и псевдо-панки

Панк, кто же это такой? - этот вопрос частенько задают друг другу все, в том числе и сами панки. Бытуют очень расхожие мнения. Я постараюсь разбить это движение на несколько подгрупп, а вернее, каждого поставлю на своё место и каждого назову своими именем.
Всё наше рассуждение будем строить на высказываниях людей, считающих себя панками, поэтому я начну с такого: “Кто такие панки? это те, кому всё абсолютно по*уй. Если тебе всё по*уй - заходи на наш сайт!” - гласит вступительное слово на одном из панк-сайтов. Это не единичное мнение, это очень популярная точка зрения, я бы даже сказал, мнение большинства! Что ж… какая логика… “если тебе всё по*уй…”, значит ты панк.

Это мнение расходится с главной, стрежневой основой панка - ПАНК - ЭТО ПРОТЕСТ! Но вот в чём проблема, господа панко-похуисты, если вам на всё, простите, по*уй, то отчего же вы панки? Ведь человек, которому на всё наплевать, он не протестует, ему же это не надо, ЕМУ ЖЕ ПО*УЙ, он сидит себе на табуретке и водку хлещет, спивается, грязнеет, становится бомжом, но ПРОТЕСТ-ТО НЕ ПРОЯВЛЯЕТСЯ! Ему плевать на будущее мира, плевать на унижения народа, людей, на всё на свете ему плевать! А ЧТО ЖЕ ЭТО ТАКОЙ ЗА ПАНК БЕЗ ПРОТЕСТА? ТАКОГО НЕТ! ПАНК - ЭТО ЕСТЬ ПРОТЕСТ! А посему, люди, о котором мы тут ведём речь, вовсе не панки, а похуисты, будем называть их так. Можно быть по*уистом по жизни, но это вовсе не говорит о том, что ты панк!

Второй тип панков утверждают: что "панк это клёво”. На сайтах, посвященных таким панкам нередко можно встретить что-то типа: “Оооой, как я сегодня нажрался! Я настоящий панк! а вчера идём по улице, видим, рапёр стоит на автобусной остановке, ну а нас четверо, а он один, вот мы его и от*издили! Не*уй рапёром быть!” - эти мысли тоже противоречат одной из главных идей панка - свободе. Ведь панк борется за свободу, не только за независимость от государства, но и ещё за независимость от каких-то глупых стереотипов. ПОДЧЁРКИВАЮ: НЕ ПРОТИВ ВСЕХ ОБЩЕПРИНЯТЫХ НОРМ, А ПРОТИВ ГЛУПЫХ, НИЧТОЖНЫХ И НЕНУЖНЫХ СТЕРЕОТИПОВ! Поэтому рэпер, став рэпером, поступил так по собственному желанию, это его выбор (правильно он сделал или нет - это другой вопрос). В этом проявилась его свобода, его мнение. Панк борется за свободу, а ПРИНУДИТЕЛЬНЫМ ПУТЁМ СВОБОДЫ НЕ ДОБЬЁШЬСЯ!! Нельзя рэпера насильно заставлять быть панком, или запрещать ему быть рэпером. Единственное, что можно сделать - это объяснить ему наши мысли, и попробовать путём объяснений призвать его на нашу сторону. НО, даже если он станет панком, это вовсе не значит, что он не может слушать рэп. ПАНК - ЭТО НЕ ТОЛЬКО И НЕ СТОЛЬКО СТИЛЬ МУЗЫКИ, СКОЛЬКО ИДЕОЛОГИЯ, И САМОЕ ГЛАВНОЕ - БОРЬБА! Если понимаешь, кто враг, если ты проникся идеями, то ты будешь называться “панк” независимо от того, что крутится у тебя в плеере. Так вот… людей, которые считают, что они панки, потому, что они бухие, слушают панк-рок и бьют рэперов (кого угодно), мы будем назвать их гопниками, просто уличной шпаной (которая при случае и настоящему панку в нос дадут, если тот не выдаст им денег на “панк-революцию” - так красиво они бутылку портвейна называют).

Следующий вид панков - это молодые ребята. Мальчики, девочки 12-15 лет, слушающие такие группы как “Король и Шут”, “Тараканы”, “Пилот” и называющие себя панками. С этим детским садом можно лишь по-хорошему, подойти, попробовать объяснить, что если вокалист группы Король и Шут орёт слово “хой” в каждой песне, то это еще не значит, что он панк! На них злиться нельзя, они еще маленькие, но вот с самими группами нужно бороться!! Надо бороться с этим жутким выдаванием попсы за панк!! Таких панков мы назваем “попсеры”.

А вот теперь приступим к самой животрепещущей теме, и чувствую я, что половина тех кто дочитал досюда эту статью и был со мной согласен, обматерят и пошлют меня куда подальше. Ибо сейчас пришло время обсудить самое популярное понятие о панке. “Панк - это такой грязный чел с ирокезом или дестроем на голове. Он безбашенный и вытворяет, что хочет. А вообще, панки - это группа людей, которых не устраивают моральные законы общества, в котором они живут (кто сказал, что надо быть чистым и опрятно выглядеть?).”
Как нам надо реагировать на подобные высказывания? Теоретически почти всё сказано верно “группа людей, которых не устраивают моральные законы общества, в котором они живут”, но в рассуждениях этих людей неправильно расставлены акценты! Проблема в том, что для них на первом месте в определении “что есть панк” стоит: ирокез, водка, безбашенность (делай, что хочешь), помойка, а потом уж борьба с буржуазным режимом, противостояние с тупоголовым, безликим обществом (стадом). Да и то, самый волнующий закон, установленный обществом - это манеры приличия. Эти панки протестуют против власти и общества своим видом, свои поведением, своей наглостью, хамством и нецензурной лексикой (которой у нас и без протеста хватает!). Этих людей мы будем считать панками, но назовём их “ПАНКАМИ ВТР-ами” (панк, вольно тусующийся рас*издяй).

И последний вид панка, это конечно, то, что я на зову “ПАНК”. на протяжении всей статьи, я подводил читателя к той трактовке движения, идеи и человека (панка), которую считаю правильной и нужной на данный момент.
Говорить тут особо нечего, надо лишь повторить:

1. ПАНК - это честный, надёжный человек, идущий против правительства, против сытых, бессердечных масс.
2. ПАНК - НЕ по*уист! ему НЕ плевать на будущее его мира, его детей, последователей, людей. Ему не плевать, что скоро свободу задушат вконец… Он видит это, и поэтому протестует! ПАНК - это протест!
3. Панк борется не только за свободу от государства, против власти, но еще и против пошлости, гадости, мерзости овладевшей людьми. Он борется против глупых, гадких, ничтожных стереотипов, созданных обществом-толпой.
4. Панк всегда помнит: тупо запрещая что-то, мы тем самым убиваем частичку свободы на Земле..
5. Панк знает, что панк - это не только стиль музыки, но еще и образ мышления, стиль жизни. Если ты понимаешь, кто враг, если ты проникся идеями панка, то ты будешь называться “панк”, не взирая на то, что крутится у тебя в плеере. (хотя лучше если идейная музыка- прим. plexo))

Это - основное! Естественно, есть разновидности панков, но обычно там уже смешение идей, мыслей...
***
Так почему же в определении слова “панк” такая путаница, откуда это огромное количество псевдо-панков? Ответ на этот вопрос звучит так: в наше время панк стал моден, популярен. Многие ходят по улицам своих городов в балахонах, со знаком анархии и надписью “Punk’s not dead!”, не понимая, что такое панк..
Ходить так, носить гады и напульсники стало модно, о ирокезе говорят не как о странной гадкой причёске, а как о модной молодёжной “фишке”, панк, углубившись в массы, продавшись массам (это я об определённых рок-группах), породил попс и грязь в своих рядах!

Панк это не просто игра, а БОРЬБА, НАСТОЯЩАЯ БОРЬБА!

по:http://oi-oi-punk.ru/panki-i-psevdo-panki/

Оффлайн Plexo

  • Модератор
  • **
  • Сообщений: 112
Re: панки
« Ответ #5 : 07/04/11 , 11:16:52 »
Сборник "Панк-песни 4. Общество" (2011)
01. ШилоNiceDrink "Общество"
02. Энтропия "Звезда"
03. The Slurm "СМИ под контролем!"
04. I.Witness "Общество обманутых детей"
05. Провокация Звука "Город"
06. Feet First "Современный человек"
07. Dead Rabinz "Каждый сам за себя"
08. Пурген "Помойки из людей"
09. Улица Борьбы "Всё можно купить (всё можно продать)"
10. Мазут "Власть имущие"
11. Синдром Улыбки "Реклама"
12. Pitfall "Люди бесят"
13. Diancoal "Биоробот"
14. ДПЖ "Запуганные с детства"
15. ГневЪ "Позор"
16. Dead Notes "Сопротивляйся"
17. Оральное Отверстие "Гопники"
18. Плексо "Смерть отступит"  ;)
19. Пропавшие Безвести "Зависимость"
20. The Dissidents "100 к 1"
21. Индульгенция "Общество"
22. Bricks & Bottles "Кровь на руках"
23. ФиГа "Вера в завтра"
24. Стрелы Лука "Люди и звери"
25. Sozvezdие "Серпом по яйцам"
26. Пеницилин "Деревенская жизнь"
27. Электрические Партизаны "НАТО"
28. Хроники Экзем "Новый день"
29. The Disorders "Punk city"
30. Система Nippel "Крыша едет, дом стоит!"
http://ifolder.ru/22819166


Оффлайн Plexo

  • Модератор
  • **
  • Сообщений: 112
Re: панки
« Ответ #6 : 09/04/11 , 13:31:56 »
Сборник "Новые панк-песни 3" (2011)

01. Jacket For Friday "IndiGO kids"
02. Залитые Бельмы "Я разбил свой телевизор"
03. Энтропия и Александр Zima "Никак"
04. Jacket For Friday "This is all we need"
05. Harajiev Smokes Virginia "Держи меня крепче"
06. Левые Мысли "Сколько стоит твоя свобода"
07. Пропавшие Безвести "Свобода"
08. Музыкальная Диарея "Д'Артаньян"
09. Саблезубый Тигр "Мой желудок хочет пива"
10. Пеницилин "Такси"
11. Мохнатые Ракеты "Мог быть"
12. Энтропия и Александр Zima "Содом и Гоморра"
13. Анtiциклон & Newamst "В саду"
14. Не Дохни! "У каждого есть выбор"
15. Залитые Бельмы "Эта песня для тебя"
16. Улица Борьбы "Мош!!!"
17. Плексо "Серый город"  8)
18. Бешеные "Твист"
19. Мохнатые Ракеты "Брюс Ли"
20. The Пауки "Old school"
21. Бешеные "Через 15 минут сварятся пельмени"
22. Harajiev Smokes Virginia "Не верю"
23. Анtiциклон & Newamst "Партизанская"
24. The Пауки "Зомби"
25. Пропавшие Безвести "Инициатива"
26. Улица Борьбы "Апофеоз"
27. Оральное Отверстие "Я не стрэйт эйджер!"
http://ifolder.ru/22863378
http://vkontakte.ru/groups#/club23280147


Оффлайн Plexo

  • Модератор
  • **
  • Сообщений: 112
Re: панки
« Ответ #7 : 03/05/11 , 02:03:08 »

панк-борьба

Оффлайн Plexo

  • Модератор
  • **
  • Сообщений: 112
Re: панки
« Ответ #8 : 16/05/11 , 14:41:13 »
Чистый хардкор



Сегодня они ходят в белых футболках, коротко стригутся, не пьют алкоголь, не едят мясо и пишут на стенах «антифа» и go vegan! Парадоксально, но именно эта на первый взгляд позитивная пацифистская среда рождает самые громкие протестные акции последнего времени — от разгрома химкинской администрации до фаллоса, нарисованного на Литейном мосту арт-группой «Война» и получившего премию «Инновация». Панки — отличный маркер социальной напряженности: то, за что и против чего они выступают в данный момент, показывает болевые точки сегодняшнего общества.

— История с Химкинским лесом началась со стандартного эколагеря, — рассказывает свою версию известного инцидента московский панк Денис, сидя в небольшой кофейне. — Это когда 30–40 человек приходят с палатками в лес и ждут. Когда рабочие начнут рубить, надо встать перед ними стенкой. В Сасове, в Рязанской области, нам так удалось остановить строительство химического цеха — все потому, что местные жители оказали поддержку. А в Химках мэр Стрельченко сам все спровоцировал, когда подписал этих спартаковских фанатов, которые напали на эколагерь защитников леса. В том лагере было много общих знакомых, поэтому в ответ все приехали в Химки громить администрацию. А так… Химкинский лес — е-мое, он не такой уж и большой. Но дело в том, что вся Россия сейчас как Химкинский лес. Все против вырубки, 2000 человек вышли на Пушкинскую площадь, Медведев написал в твиттер, а Стрельченко так и сидит на своем месте!

На самом деле неизвестно, кем именно были несколько десятков молодых людей с плакатом «Очистим лес от фашистской оккупации», летом 2010 года закидавших здание химкинской администрации дымовыми шашками и стрелявших по нему из травматических пистолетов с криками «Трассу в обход!» и «Остановим вырубку леса!». Но, в общем, это крайнее проявление той современной панковской субкультуры, к которой можно отнести широкий спектр молодежных движений: антифашистов, анархистов, зоозащитников и т.д.

О них чаще всего говорят как об антифа, потому что эта часть идеологии современного панковского движения самая драматичная. Антифашистов убивают нацисты, на них охотится центр «Э», защищавшие антифашистов адвокат Станислав Маркелов и журналистка Анастасия Бабурова были убиты 19 января 2009 года — предположительно нацистами.

Но антифашизм — лишь часть панковского движения, которое за последние десять лет разрослось и фактически стало сегодняшним протестным андеграундом, каким были неформалы и рок-клубы 80-х. У панков свой язык, культура, традиции, свои герои и мученики, своя музыка, самиздат и даже пищевые привычки и образ жизни.

Идеология современного панк-движения не так проста, как в 80-е, она состоит из самых разных постулатов, по многим ведутся споры. Но ось, вокруг которой все вертится, та же: протест против того, что современные панки считают частью «системы» — социального бессознательного, уничтожающего личность. Сегодня это несправедливая власть и капиталистическая мораль.

У панковского движения есть негативная и позитивная программы. Негативная — это столкновения с фашистами; позитивная — деятельность в русле этики d.i.y. (do it yourself — «сделай сам»). Например, фримаркеты (ярмарки бесплатных услуг и обмен вещами), защита животных (почти все панки — более или менее вегетарианцы), экологические акции, издание зинов (самодельных журналов), панк-концерты и «Еда вместо бомб» (раздача еды бездомным на улице). Обе программы, по сути, направлены на преобразование общества. Но общество замечает только одну.

— В прессе это зазвучало впервые именно как «антифа». Но активных антифа, которые фашистов ебошат, в Москве от силы человек шестьдесят. А просто панков — 1200–1300: столько примерно 19 января пришло, — говорит Денис, имея в виду шествие в память Маркелова и Бабуровой в январе этого года.

Против апатии

Рядом с Денисом в кофейне сидит Оля. С Олей я познакомилась прошлым летом, когда она организовывала сбор денег на операцию для Даши — активистки панк-движения из Краснодара. У Даши сложная форма рака костей головы. В первый же месяц клич, брошенный в «ВКонтакте» и «Живом журнале» только среди «своих», принес 170 тысяч рублей на операцию и протез.

— Я не ожидала, когда это начиналось, что мы столько соберем, — говорит Оля. — Процентов тридцать всей суммы — это то, что приходило на Яндекс-деньги. Много давали в руки, но большая часть — от панковских концертов, которые проходили в поддержку Даши не только в Москве, но и в других городах. Наш знакомый с первого концерта передал мне такую сумму, которую я не могла в руках удержать.

Панки — не ангажированы какой-либо партией. В своих фэнзинах они не публикуют программных общественно-политических заявлений. Авторские колонки в фэнзине «Имхопанг», например, посвящены разным аспектам частной жизни панка: личный опыт пребывания в милиции после траурной акции; отношения панка с родителями; панк и деньги; помощь беспризорным; опыт двухдневной жизни в лесу; личный опыт работы в магазине розничной сети.

Панк ищет ответ на вопрос, как лично он может спасти мир. Ответов много: вегетарианство, уборка мусора, отказ от чрезмерного потребления, от высокооплачиваемой, но порабощающей службы в офисе, экозащита или «Еда вместо бомб». Панки не требуют перемен от мира, они требуют перемен от себя. «Изменись сам», — поется в одной из их песен.

Ты хочешь, чтобы мир изменился,
А сам собираешься остаться таким же.
Ты не можешь ожидать ничего от мира, полного апатии.
(xTRUE NATUREx «Be the Change»)


Бороться против собственной апатии панкам помогает тусовка, полностью построенная на принципе d.i.y. Все вечеринки, концерты, митинги, акции панки устраивают сами, и никто принципиально не получает за свою работу денег.

Денис занимается панковским инфоцентром — некоммерческой площадкой для концертов, дискуссий, кинопросмотров. Последнее его мероприятие — фримаркет на модной московской площадке «Авант».

— Химки — самое яркое по негативной теме, а фримаркет — по позитивной, — говорит он. — На последний фримаркет 600 человек собрались. Девочки, мальчики, абсолютно левые люди, не панки. Какие-то дамы в шубах принесли кучу своих мрачных стильных вещей. Мы потом сгрузили все это на тачки и увезли людям, которые занимаются помощью бездомным.

Против пьянства и мясоедства

Волжский панк Егор считает, что настоящие панки — это только стрейтэджеры, то есть носители идеологии straight edge, «четкая грань», родившейся из песни американского панка Яна Маккея, который в 1981 году спел, что не употребляет наркотики и не напивается в хлам, потому что у него есть «четкая грань». Сам Егор растягивает слова и всегда высказывается категорично. Он антифашист и стрейтэджер с 17 лет; не пьет и не курит, любит артхаусное кино и устраивает музыкальные мероприятия в Волжском. Сейчас ему 25. Университет он бросил — пошел работать на стройках и ремонтах, потому что надо было помогать маме.

— На самом деле основа панк-культуры — свобода, — улыбается его друг Торвальд. — А стрейтэдж — личный выбор каждого.

Панк-рок вышел из нигилистического движения, направленного против общества, и сейчас дорос до чего-то созидательного. До распространения позитивных идей, — добавляет Леша Локатор. У него в ухе «тоннель» — единственный признак неформальства на всю компанию. Остальные — Торвальд в белой футболке, Саша — тонкая девушка со стильным каре, мальчишеского вида Андрей в клетчатой рубашке, Сергей на велосипеде — чистые и опрятные, как вожатые в детском лагере.

Город Волжский — родина российских стрейтэджеров. Именно здесь в 1998 году появилась первая отечественная стрейтэдж-панк-рок-группа. Местные говорят, что весь Волжский — один большой спальный район. Широкие безлюдные улицы застроены типовыми многоэтажками. Возле огромной гостиницы «Ахтуба» — огромная же пустая площадь, совершенно безлюдная. Посреди площади длинный щит: «Волжский — город моей мечты!».

— Я называю это модернизацией панк-рока, — говорит Андрей. — Сейчас уже никто не борется с обществом посредством корочки блевотины на майке и зеленого ирокеза. Конечно, не все панки с ирокезами до неба обрыганы и козлы. Просто часто они деструктивные такие личности…

— Если ты не пьешь и не носишь ирокез, что делает тебя панком?

— Панк — это мышление. Своеобразное мышление, не такое, как у моего папы, например, который любит копаться в машине и ездить в огород.

Мне уже в 13 лет было ясно, что сидеть в садике, бухать в беседке и играть в карты я не хочу, — добавляет Егор. — Не пить, не курить, не трахаться направо и налево, не пить кока-колу, не есть в Макдаке, то есть не кормить капиталистический мир, бойкотировать корпорации — это по стрейтэджу. Антипотребительская культура. Правда, обычные панки — они п…ец потребители: они и курят, и пьют, то есть жесткие спонсоры всего этого говна.

Это революция повседневности, — говорит Торвальд. — У людей, с которыми ты общаешься, возникают вопросы: а почему ты не ешь мяса? Ты разъясняешь свою позицию. Никто не говорит, что они примут твою точку зрения. Но они, в свою очередь, понесут эти мысли дальше. И так постепенно ты меняешь мир вокруг себя.

Торвальд, кстати, пустил жить в свою съемную квартиру шестерых друзей. Все они постепенно стали веганами.

Против потребления

— Это интересно, это такая игра, — говорит Катя, панк из Краснодара. — Ты не просто принимаешь то, что тебе дают, а выбираешь. Тебе нужно подходящее мороженое, фруктовый лед например, он без молока. И ты ищешь. Готовишь, рецепты придумываешь, что-то чем-то заменяешь. Это занимательно.

Катя — программист в веб-студии. На ней винтажное ситцевое платье и модные очки. Она любит повторять, что нужно «все пропускать через себя», то есть не брать все, что дает жизнь, а делать осознанный выбор.

— Нет четких границ «ты это сделал — ты больше не панк», — говорит Катя. — Ты же сам себя называешь панком — значит, сам считаешь, что подходишь под это определение.

Панковские убеждения не противоречат достатку: важно не сколько ты получаешь, а на что ты тратишь деньги. Покупать дорогую одежду или машины — «не по панку», а сшить себе одежду самому и ездить на велосипеде — «по панку». Работать в крупной корпорации или в сетевом магазине тоже «не по панку», но многие панки работают именно в них: туда легче устроиться, не жалко уволиться и можно потом написать в фэнзин разгромную статью об ужасах корпоративной этики.

Московский панк Оля недавно работала в Олимпийском комитете в Сочи, а Денис подрабатывал на выборах. Оба говорят, что для них это был «постмодернистский опыт».

— Зато на выборах я понял, что всю эту систему просто невозможно изменить, — говорит Денис. — Это был последний гвоздь в мое понятие демократии.

Я спрашиваю, что заставляет их отказываться от высокооплачиваемой работы в пользу панк-движения. В ответ Денис с Олей рассказывают, как они кормили бездомных, издавали фэнзин, ездили на фестивали, ходили на акции, знакомились с людьми.

Променять этот опыт на то, чтобы ездить на новой «мазде»?! — говорит Денис. — Блин, да я автостопом всю Европу объездил, пил французское вино и ел сыр, глядя на Монте-Карло, — мне было шикарно.

В каком-то смысле панк-движение — это способ бесплатно получить те радости жизни, которые в современном мире принято покупать за деньги: развлечения, поездки, адреналин, ощущение, что ты делаешь хорошее дело, и самое главное — свободу.

— Мы ездили в тур в том году, — рассказывает лидер кировской панк-группы «Топограф Землемер!» Андрей. — В Липецке играли в гараже, чуть ли не в варежках, потому что замерзали. А в подмосковной Коломне нас встретили, как «Металлику»: накормили, дали гримерку, бухло в баре бесплатное. Я не представляю, кем бы я был, если бы вырос в богатой семье. Не ездил бы автостопом, не был бы сейчас здесь, а нюхал бы кокс в клубе. Из богатых людей мало кто становится панк-рокером. Это такой пролетарский стиль.

Группа Андрея играет мелодичный пост-рок и издается на независимом лейбле. Недавно Андрей переехал из Кирова в Москву, где устроился продавцом в магазин детских игрушек, но группу не бросил и мечтает выйти с ней на другой уровень.

— Для меня эталоном является группа Chamba Wamba. Они панки, но играют попсу. Они зарабатывают деньги, но не тратят их на кутеж, «лендроверы» и прочее дерьмо. Они часть своих гонораров отдают германскому анархистскому радио. Я хочу быть таким, как они: зарабатывать деньги посредством любимого дела.

Не против насилия

Рано утром мы с Егором стоим на пыльной трамвайной остановке. Вокруг какая-то лесостепь. Мы едем в пункт сдачи крови.

Егор сдает кровь регулярно. Пока мы едем, в водителе трамвая — девушке лет двадцати с крашеными волосами и темным макияжем — он признает «бониху», то есть девушку-бонхеда (фашист-бонхед, от английского bonehead, «костяная голова». — «РР»). Потом показывает мне в окно на каких-то людей на улице — это «шарпы» (SHARP — «скинхеды против расовых предрассудков», то есть скинхеды-антифа. — «РР»). Ощущение, будто мы путешествуем по компьютерной игре, где есть существа разных видов, с которыми главного героя связывают разные отношения, от открытой вражды до сдержанной неприязни.

— Не надо думать, что панки — это такие пацифисты, — говорит мне в Москве Денис. — Вот ты говоришь, насилие — это зло. Не знаю. Это не добро и не зло, не надо мыслить в таких категориях. Во многом движение, к сожалению, завязано на насилии со стороны правых и «серых». Поэтому приходится носить ножи, покупать травматы, заниматься рукопашным боем, защищать себя. Если я прихожу домой и у меня руки в крови, мои родители знают, что делать. Если я говорю: «Звони адвокату», — они знают, кому звонить.

Обычно драки панков с фашистами происходят после концертов или акций. Многие — в метро.

— В результате битые плафоны, порезанные люди, — Денис пожимает плечами. — Как это выглядит? На тебя бегут, ты бежишь, бутылки летают, плафоны бьются, бабка в метро кричит. Менты у себя в комнатке запираются  ;D, ничего не делают.

Испуганное равнодушие, с которым общество смотрит на разборки субкультур между собой, не очень отделяя их друг от друга, работает на панковскую веру в себя и против веры в государство, которое не защищает.

— До чего ты опустился! Тебе больше никто не верит! — кричит в микрофон длинный парень в подвале склада на окраине Краснодара. Идет концерт. Толпа парней перед сценой бегает по кругу, подпрыгивая. Затем хоровод так же внезапно рассыпается.

— Это парень из Анапы, — юноша в модных роговых очках кричит на ухо своему приятелю. — У него есть песня из одной строчки: «Куда мы идем? Куда мы идем? — Деревья сажать!» И музыка: ты-дыжь!

В хардкоре между выступающим и зрителями нет дистанции, все равны, все участвуют в исполнении. Чем популярнее песня, тем больше куча мала — люди напрыгивают друг на друга, как футболисты, которые радуются голу. Кого-то поднимают на руках к потолку. Хардкор-танец называется мош: люди то колотят воздух под собой, то вдруг все садятся на пол «в одну лодку» и «гребут», то просто выбрасывают ноги и руки в стороны. Периодически трогают друг друга за плечо — мол, все в порядке, братан, я тебя не задел? Извини, если что.

— Вы, конечно, чуть не раз…бали аппаратуру и чуть не убили меня, ну да ладно, — говорит солист ростовской хардкор-группы Good2Go и продолжает концерт: «Свободу и жизнь ставим на кон! // Наша правда выше, выше, чем закон!»

Группа Good2Go играет позитивный хардкор. Негативный — хейткор (от английского hate — «ненависть») — концентрируется на критике язв общества. Позитивный дает рецепт.

— Ребят, выйдите на пять минут. Нужно пол здесь протереть, а то тут каток какой-то!
— Это что, кровь?
— Да нет, воду разлили.

Народ выходит в соседний зал. Здесь на сдвинутых столах разложены фэнзины, наклейки, пластинки, диски, кассеты и черешня в картонных стаканах. Что-то продается, что-то отдается бесплатно. Здесь же стоит картонная коробка для сбора денег с надписью: «Семье Дениса, убитого в Рязани нацистами». На улицу из клуба никто не выходит: на все время концерта железная дверь наглухо запирается, чтобы защититься от бонов. После ростовчан на сцену выходит московская команда «210», c их появлением на сцене становится понятно, что такое хейткор:

Сперва пьешь, отдыхаешь с друзьями,
Потом принимаешь лик обезьяны,
Теряешь рассудок, контроль своих рук —
Вот так вот в х…ло превращается друг.
Пьяное х…ло!
Пьяное х…ло!
Пьяное х…ло!


— В моем городе антифашизм как движение образовался на фоне того, что неонацисты накрывали все концерты, не давали людям просто ходить развлекаться, слушать музыку, — говорит Андрей из «ТопографЗемлемер!» — И в конечном итоге это всем надоело, появились люди, которые начали давать им отпор. Со временем это стали называть антифашизмом. Я пытался от этого абстрагироваться, но у меня все друзья в этой субкультуре, я прихожу на концерты, которые накрывают нацисты, так что в любом случае я не буду стоять, не защищаясь: «Бейте меня, режьте меня». По ТВ показывают, что антифашисты режут русских ребят, — что за бред! Антифашизм — самое доброе явление, которое можно придумать. Есть в каждом движении свои мудаки, но в целом антифашизм — это добро. Как и панк-рок. Вообще, панк-рок — это и есть современное добро.

За личную революцию

— А что, возможна анархистская революция? — спрашиваю я у панков, собравшихся на концерте.
Революция должна свершиться после того, как общество выйдет на другой интеллектуальный уровень, — серьезно отвечает один, весь в татуировках. — Иначе власть достанется варварам и начнется хаос. Я в своих взглядах пришел к тому, что просто в собственных глазах не хочу быть говном, и не машу при этом флагами: я вырос из этого.

В Краснодаре я встречаюсь с Максимом, одним из старейшин краснодарского панк-движения. Максиму 32 года, он бывший участник культовой краснодарской хардкор-группы «Засрали солнце», у которой есть программная песня «Фашизм не пройдет!». Максим преподает философию в Кубанском университете и пишет в несколько краснодарских изданий.

— Основная категория панковского мировоззрения — категория свободы, — говорит он. — То есть я могу быть свободным только тогда, когда свободны остальные. Тут панк что-то новое открыл? Нет! Это золотое правило этики: поступай так, как хочешь, чтобы поступали с тобой.

— Если уважать свободу другого — значит, нужно уважать и свободу нациста?

— Я считаю, что нацизм, национализм, фашизм — это явление, против которого нужно бороться. Фашизм порождает насилие, жестокость. И эту жестокость нужно предотвращать. Хотя о способах предотвращения ведется много дискуссий. Иной раз я вижу неофашиста, но это 17-летний ребенок, который, может, по глупости этим занимается.

— Многие антифа уверены, что если дать в нос этому ребенку, он поймет, что фашистом быть некруто, и перестанет им быть.

— Это смешно. Национализм — он глубже. Когда я еду в Чехию отдыхать и мне мама говорит: «Зачем ты туда едешь, они все нас ненавидят после 1968 года». Или когда мы думаем, что все западные украинцы хотят насолить русским. Когда с неприязнью относимся к другим культурам.

Мы подходим к банкомату, Максим достает карточку Visa и снимает деньги.

— Мне не нравится, когда думают, что панк — это неудачник, который не может состояться в обществе, — как бы оправдываясь, говорит он. — Панк — это не ущербность какая-то. Это определенная позиция: отрицание деляжничества, неспособность пойти по головам других ради выгоды.
 
Источник: http://rusrep.ru/article/2011/05/10/punks/

Оффлайн Plexo

  • Модератор
  • **
  • Сообщений: 112
Re: панки
« Ответ #9 : 11/09/11 , 23:18:40 »
УМЕЙ ОТЛИЧАТЬ ГОВНАРЯ ОТ ПАНКА!

Посетив любой панк-концерт, сходку, либо просто пройдя по улице можно повстречать такое отвратительное явление как «говнопанк»,  «позер» или попросту «говнарь».
 
   Многие стремятся к объединению панк-движа, и, встретив нормального панка не помешает и познакомиться, ибо, если дело пойдёт, человек с идеей в поддержании общего дела лишним не будет. Но, чтобы при таких знакомствах не напороться на говнаря и не испортить себе настроение, нужно хотя бы  в азах уметь распознать, говнарь перед тобой или нет.

  Вот об этом мы и поговорим:

1.ВНЕШНИЙ ВИД

  Хотя панк – это не какой-то определённый стиль, но настоящий панк – это борец с системой, и скорее всего знаком с культурой D.I.Y. и с таким понятием как дистро, и поэтому такой человек наверняка будет одет в «самодельный» шмот, где вся эта «самодельность» будет выражать сознательный протест (какой – каждый решает сам!).

   Говнари же напротив, с D.I.Y. не знакомы, и больше котируют «панк» в промышленных масштабах.

Если смотреть по сборищам, то у говнарей в толпе все один в один, а панки – за индивидуальность!

  Также говнари в большинстве своём ходят грязные, засраные, заблёванные, и считают что это круто, а панки до такого говна себя не доводят, есть конечно неопрятные, но не до такой степени.
 
2.ПОВЕДЕНИЕ

  Говнари ведут себя неадекватно, вечно бухие в гавно и орущие «ХОЙ!», или всякие там тупые стишки и песенки. Часто на их пути появляются мусорки, в которых они не прочь  поваляться. Ходят говнари по 10 – 20 рыл.

  Панк ведёт себя более сдержано, так как его главенствующей целью является не подебоширить в пьяном угаре (хотя бывает J), но всё-таки энергию панки спускают более грамотно и с большей пользой. Алкоголь тут конкретным показателем не является.

3.ИДЕОЛОГИЯ

  Настоящие панки имеют много разновидностей идеологий: анархизм, веганство, антифашизм, принципиальный аполит, борьба за экологию, короче кто на что горазд.

  Говнарь – существо безидейное, но сами эти дегенераты считают себя анархистами, где анархия для них это «делаю чо хочу» и «похуй на всё».

4.МУЗЫКА

  Панки, как уже не раз было сказано, отдают предпочтение D.I.Y. группам и творчеству. Говнари слушают исключительно мэйнстрим типа «НАИВА», «ТАРАКАНОВ», а самые конченые говнарята слушают, боготворят, и возносят в эталон панка группу «Король и Шут». Короче всё то, что можно купить с прилавков магазинов. А вот как раз появление говнарей и есть результат лживой пропаганды и грязных мэйнстримовых навязывалок.

Ну вот пожалуй и всё.

Но всё-таки  иногда первое впечатление о человеке может быть обманчиво, и стоит помнить, что панк – это то, что у тебя в душе, и то, что через это ты делаешь для себя и окружающих.
Жить стереотипами и предрассудками – ровно как быть обманутым, есть весьма и весьма хуёво!
 
 
P.S. Все люди не рождаются изначально с набором тех знаний, которые получают в процессе жизни. Ровно как и все панки не бывают полностью идейными с самого начала, многие приходят через коммерческую музыку и образ панка о котором пишут в СМИ. Поэтому не стоит ставить крест на говнарях, многие потом становятся вполне идейными панками.