Автор Тема: БЕЛАШЕВ  (Прочитано 27612 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

ruslan

  • Гость
БЕЛАШЕВ
« : 30/09/08 , 19:47:37 »
Я нашёл время и посетил форум движения(поздравляю вас всех что открыли форум на собственном сервере). В данное время я очень занят учёбой и парламентскими выборами в Беларуси. Хочу сообщить вам новость: сайт Белашева был атакован!!!!!!!!!! Я не успел его спасти!!!!! ВСё полностью удалили!!!!! Я об этом О. Федюкова извещал по почте, отправлял ему СМС но от него нет ответа. Если кто небудь чтото про него знает скажите пожалуйста. Просто его могли посадить, я думаю что сайт Белашева удалили не просто так!!! Я вообще незнаю где Федюков и что с ним случилось. Может с ним ещё чтото могло случиться плохо??? Надо его разыскать и помочь.

cccp

  • Гость
Re: Политические заключенные
« Ответ #1 : 30/09/08 , 23:51:13 »
Руслан и другие товарищи. Я жив -здоров, а сайт политзека Белашева очень жалко.

cccp

  • Гость
БЕЛАШЕВ
« Ответ #2 : 03/12/08 , 23:08:17 »
По Белашеву вынесено решение Евросудом. Содержание решения будет оглашено завтра на их интернет-сайте в 14 часов по московскому времени. 5 лет Белашев ждал этого решения. Какое оно будет???!!!

cccp

  • Гость
Re: Политические заключенные
« Ответ #3 : 04/12/08 , 17:03:37 »
Патриот и коммунист политзаключенный В.И.Белашев, ни разу не прогнувшийся перед режимом выиграл Евросуд по статьям конвенции: 3 и 6! Это означает, что Белашева пытали и  в отношении него буржуазная Россия выносила несправедливое решение, приговорив его к 10,5 годам особо стогого режима. Сердечно поздравляем Владимира Ильича Белашева с первой победой! Впереди Верховный суд РФ "по вновь открывшимся обстоятельствам". Приложим все усилия и выиграем и этот суд!!! Слава герою России Владимиру Ильичу Белашеву!!! Мы победим!!!
 P.S. Поздравляем также патриота Ивана Миронова с выходом на волю!!!

cccp

  • Гость
Re: Политические заключенные
« Ответ #4 : 04/12/08 , 17:18:51 »
(автоматический перевод с английского)
BELASHEV против России
4 декабря 2008 г. в Страссбурге Европейский суд по правам человека вынес решение о нарушении ст.3 и ст.6 Европейской Конвенции по правам человека по делу № 28617 / 03 Белашев против России.
Единогласным решением суд:
1. Считает, что имело место нарушение статьи 3 Конвенции, с учетом условий заявителя под стражей;
2. Считает, что имело место нарушение статьи 6 § 1 Конвенции, по причине чрезмерной продолжительности уголовного судопроизводства;
3. Считает, что имело место нарушение статьи 6 § 1 Конвенции по причине отсутствия общественных слушаний;
4. Государство обязано выплатить 10000 (десять тысяч евро) за нематериальный ущерб, и  220 (двести двадцать евро) по понесенным судебным издержкам и расходам.


cccp

  • Гость
Re: Политические заключенные
« Ответ #5 : 04/12/08 , 18:33:46 »
 ПЕРВЫЙ РАЗДЕЛ
Случай BELASHEV против России
(Приложение нет. 28617 / 03)
Решение
СТРАСБУРГ
4 Декабря 2008 года

Это решение станет окончательным в обстоятельствах, изложенных в статье 44 § 2 Конвенции. Оно может быть при условии внесения редакционных изменений.
В случае Belashev против Россия,
Европейский суд по правам человека (Первая секция), сидя в палате состоит из:
Христос Rozakis, президент, Нина Vaji, Анатолий Kovler, Элизабет Штайнер, Ханлар Гаджиев,
Джорджо Малинверни, Джордж Nicolaou, судей, и Сорен Нильсен, Секретарь Секции,
После обсуждали за закрытыми дверями 13 ноября 2008 года,
Обеспечивает следующие решения, который был принят на указанную дату:

ПРОЦЕДУРА

1. Возникла в случае применения (№ 28617 / 03) в отношении Российской Федерации, поданных в суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод ("Конвенция") по российской национальной, г-н Владимир Ильич Belashev ( "заявитель"), 17 августа 2003 год.

2. Заявительница, которая была предоставлена юридическая помощь, был представлен г-ном Валериан Черников, г-н Геннадий Журавлев и г-н Михаил Trepashkin, практикующих юристов в Москве. Российское Правительство ( "Правительство") первоначально были представлены г-н П. Лаптев, а затем г-жа V. Milinchuk, бывших представителей Российской Федерации в Европейский суд по правам человека.

3. Заявитель жаловался, в частности, о том, что он был задержан в ужасных условиях, что длина уголовное дело против него было чрезмерным и что его случай не был услышан в общественных местах.

4. 4 апреля 2006 года президент Первого секция постановила направить уведомление о применении к правительству. Было также решено рассмотреть по существу вопроса о применении в то же время, как ее приемлемости (статья 29, пункт 3).

ФАКТЫ

I. обстоятельства дела

5. Заявитель родился в 1961 году и жил до своего ареста в Москве.
А. Арест и обвинительное заключение

6. На 1 апреля 1997 года статуя России последнего царя, Николая II, был взорван недалеко от деревни Tayninskoye в Мытищинский район Московской области.
7. В тот же день средства массовой информации сообщили о том, что организация под названием "Революционный военный совет" ( «Революционный Военный Совет» -- далее "RMC") была взяла на себя ответственность за уничтожение памятника. В первой половине дня 6 июля 1997 газета опубликовала заявление RMC, который утверждал, что его участники планируют исполнить "условного уничтожения" от статуи другого русского царя, Петра Великого. По данным РМЦ, пакеты, пластиковые взрывчатые вещества были посажены внутрь статуи в знак протеста против планов хоронить лидера большевиков Владимира Ленина, тел. В RMC планировали взорвать бомбы около 6 утра, но в конце концов сбросили свои планы из-за страха получили ранения ни в чем не повинных жертв.

8. Отвечая на RMC в предупреждение, полиция обнаружила семь взрывных устройств, установленных в соответствии с Петра Великого памятника возле Кремля в Москве. 6 июля 1997 года после обнаружения взрывных устройств, Москва Расследование Департамента Федеральной службы безопасности ( "ФСБ") возбуждено уголовное дело.

9. По словам заявителя, после 15 июля 1997 года он и его жена находилась под наблюдением со стороны ФСБ.

10. 22 апреля 1998 года, примерно в 9:40 утра, группа вооруженных сотрудников ФСБ арестовали кандидата в своем офисе в Главное управление по борьбе с организованной преступностью при Министерстве внутренних дел Российской Федерации и привел его к ФСБ Следственное управление в Москве, где его допрашивали о его участии в взрывами на 1 апреля и 6 июля 1997 года. Следователь в курсе заявителем его прав как обвиняемого, в том числе правом хранить молчание, и настаивал на том, что заявитель не должен давать показания. Вместе с тем, заявитель считает, что его молчание может быть истолковано как "признание" и решил сделать заявление . Он утверждал, что он не имеет ничего общего с бомбардировками.

11. В тот же день заявитель был обвинен в терроризме и незаконном производстве оружия и взрывных устройств. Его содержание под стражей в предварительном заключении был уполномоченным, и он сопровождают в изоляторе Лефортово, в ведении Федеральной службы безопасности. Заявителя под стражей впоследствии продлевался несколько раз. Его офис и квартира были обыску, а его личные вещи и деньги были конфискованы.

12. 29 октября 1998 года заявителю было дополнительно предъявлено обвинение в организации преступного предприятия, злоупотребления положением, незаконное хранение оружия, соучастие в подделке документов и мер, направленных на насильственное свержение государства.

13. 2 февраля 1999 года предварительное расследование было завершено, и заявитель и его адвокаты получили доступ к материалам дела. Они закончили изучение досье по 22 июля 1999 года.

14. 3 августа 1999 года заместитель прокурора Москвы одобрило законопроект о обвинительное заключение и дело было направлено в Московский городской суд для судебного разбирательства.

15. 23 августа 1999 года Московский городской суд установил первое слушание на 6 сентября 1999 года. Это слушание было отложено до 4 октябрь 1999 года, поскольку председательствующий судья принимал участие в других, не производство. Следующие два слушания были прерваны из-соподсудимый, М., не смогла присутствовать.

16. 12 октября 1999 года Московский городской суд передал дело на рассмотрение Московской прокуратуры для дополнительного расследования. Городской суд постановил, что следственные органы нарушили право заявителя соподсудимый представить свою защиту. Это решение стало окончательным 18 ноября 1999 года, после апелляции в Верховный Суд Российской Федерации.

17. 6 января 2000 года следственное управление ФСБ в Москве получило дело. В тот же день заявитель был освобожден по собственной поруки.

18. 17 мая 2001 года нового раунда досудебное расследование было завершено. В период с 24 мая по 23 августа 2001 года заявитель и его адвокаты изучили материалы дела. 31 августа 2001 года Московский Прокурор утвердил обвинительный акт, и заявитель был совершен перед судом до Московского городского суда. По мнению правительства, дела, содержащихся сведений, отнесенных к категории государственной тайны.

B. Судебные разбирательства и апелляции

19. 17 сентября 2001 года Московский городской суд, опираясь на статью 18 УПК РСФСР и, не приводя никаких доводов, решил провести судебное разбирательство в закрытом заседании. Городской суд также отклонил просьбу заявителя на суд присяжных потому, что другие подсудимые были возражения против этой просьбы.

20. В период между 17 сентября и 17 декабря 2001 г. № слушания были проведены потому, что председательствующий судья, г-жа Л., участвовал в других, не производство.

21. 17 декабря 2001 года Московский городской суд назначил нового председательствующего судьи, г-жа К., и двух непрофессиональных судей, г-жа Л. и г-жа C., чтобы сесть в заявителя дело. По словам заявителя, он безуспешно просил городской суд заслушает г-н Г., который якобы мог бы показал, что заявитель не был осведомлен о деятельности РМЦ.

22. На слушании 25 декабря 2001 года заявитель и его адвокат просили суд города для открытия судебного процесса для общественности. Как указано в копии судебного заседания отчет, представленный правительством, прокурор возражал, отметив, что средства массовой информации уже исказил факты по делу, что отдельные уголовного дела находятся на рассмотрении в отношении другого подсудимого, и что дело, содержащейся классифицируется информации. Городской суд отклонил ходатайство заявителя, проведение в следующем: 

"... Суд не находит оснований для принятия [движения], поскольку решение о проведении судебного разбирательства в камере не нарушает требований статьи 18 УПК РСФСР и потому, что рассмотрение дела в закрытом заседании будут гарантировать безопасность потерпевших, свидетелей и других участников разбирательства, принимая во внимание характер обвинений ".

23. Нет слушания были проведены в период с 1 января по 25 Март 2002, поскольку у заявителя совместно подсудимые и их адвокаты были больны. Правительство отметило, что в течение этого периода разбирательства были также приостановлены в течение семи дней, поскольку у заявителя адвокат был болен.

24. 19 апреля 2002 года Московский городской суд признал заявителя виновным в предъявленном обвинении и приговорил его к одиннадцати лет лишения свободы. По мнению заявителя, решение было не выраженный публично. Правительство представило видеозапись, содержащей Новости докладов трех крупнейших телевизионных компаний, ОРТ, НТВ и TVTS, которая охватывала историю от заявителя суд. Телевизор докладов показал переполненный зал судебных заседаний в ходе видеоматериал на оглашение приговора. Похоже, что некоторые журналисты и лица, поддерживающие заявителя и его обвиняемых присутствовали, когда судебное решение было вынесено.

25. Заявитель и его адвокаты обжаловали убеждение, заявив, в частности, о том, что судебное разбирательство было проведено в камеру, хотя никаких доказательств рассмотрен городской суд можно было бы считать, содержащих государственную тайну.

26. В неустановленный день в Верховный суд Российской Федерации запланировано слушание апелляции на 26 февраля 2003 года. Заявитель утверждал, что ему не было позволено иметь встречи со своим адвокатом до слушания апелляции, и что он только был уведомлен о слух, что двадцать минут до того, как она началась. Как показано в материал, представленный на суд, 18 февраля 2003 года посетил адвокат заявителя и уведомил его о том, что апелляция была включена в список 26 февраля 2003 года. 18 февраля 2003 года адвокат заявителя подал в Верховный суд поправки в заявлении об апелляции.

27. 26 февраля 2003 года Верховный суд апелляцию с помощью видео-конференции. Заявитель был представлен двумя адвокатами, г-н В. Черников и г-н Г. Журавлев. В начале слушания апелляции председательствующий судья зачитал письмо, направленное в Верховный Суд соподсудимый от заявителя, г-н С. Последний утверждал, что заявителю угрожали ему и членам его семьи и о том, что г-н В. Черников представлял г-н С. в ходе судебного разбирательства и, следовательно, не должны иметь выступал в качестве заявителя адвокат. Верховный суд отклонил г-н В. Черников от производства.

28. В тот же день Верховный суд вынес решение. В нем исключаются обвинения в подделке документов, поскольку установленный законом срок исковой давности истек, оставил в силе приговор и остальные сократили заявителя приговора на шесть месяцев. В ответ на жалобы заявителя о судебном разбирательстве в камеру, Верховный суд отметил лишь, что разбирательство было проведено в соответствии с требованиями статьи 18 Уголовно-процессуального кодекса.

C. заявителя "с условиями содержания

1. Условия содержания под стражей с 22 апреля 1998 года по 6 Января 2000

29. Заявитель утверждал, что со дня его ареста 22 апреля 1998 года до его освобождения от 6 января 2000 года он был задержан в ужасающих условиях в изоляторе Лефортово. В ряде случаев он был помещен в одиночную камеру. Надзиратели часто унижали и угрожали ему.

2. Условия содержания под стражей с 19 апреля 2002 года по 11 апреля 2003 года

30. 19 апреля 2002 года примерно в 11:30 вечера, заявитель был доставлен в изолятор нет. ИЗ-77 / 3 (широко известной как "Красная Пресня") в Москве. Он оставался в этом объекте до 11 апрель 2003 года, когда он был переведен в исправительную колонию в Рязанской обл.

(а) Количество заключенных в камере

31. Согласно сертификатов, выданных с 1 июня 2006 года директор фонда и создано правительство, с 19 по 23 апреля 2002 года заявитель находился в камере нет. 11, которая измеряется 12,8 квадратных метра и размещены 3 заключенных. После 23 апрель 2002 года он находился в камерах NOS. 523 и 524, которая измеряется 32,8 квадратных метров. В камерах было 24 спальных мест и жилья с 16 до 21 заключенных. Кроме того, правительство заявило, что во всех случаях заявителю пришлось спать на койке и индивидуальные постельные принадлежности.

32. Заявитель не оспаривает камере измерения. Он утверждал, однако, что он разделяет камере нет. 11 с тремя заключенными, и что больше клеток были размещены 30 до 40 заключенных. На определенном этапе, в течение двух недель заявитель общей камере с 47 другими заключенными. Из-за отсутствия мест, заключенные спали посменно. Нет постельных принадлежностей и одеяла были предоставлены.

(б) санитарные условия, сооружений, продовольствия и медицинской помощи

33. Правительство, опираясь на информацию, представленную Генеральным директором фонда, утверждается, что все камеры были оснащены туалетом пан, стук, раковина и вентиляционные шахты. Пан туалет был отделен от жилой площади на одного метра высотой раздела. Ячейка нет. 11 окно, которое измеряется 94 сантиметров в длину и 89 сантиметров в ширину. Чем больше камер имеет два окна с той же измерений. Окна были створки. Заключенные могут просить надзирателей, чтобы открыть створки чтобы на свежем воздухе. Тем не менее, до конца 2002 года окна были покрыты металлическими жалюзи блокирует доступ к естественному свету и воздуху. Клетки были оснащены лампами, которые функционировали днем и ночью. Заключенным было разрешено принимать душ раз в неделю на пятнадцать минут. Клетки были дезинфекции раз в неделю. Центрального отопления система была установлена в здании. Кроме того, правительство заявило, что заявителю была предоставлена питание три раза в день ", в соответствии с установленными нормами". Медицинский персонал на объекте проверила качество продуктов питания три раза в день и сделали записи в регистрационные журналы. Заявитель был, по крайней мере один час ходьбы в день.

34. По мнению правительства, заключенные, включая заявителя, были обеспечены медицинской помощью. Они были регулярные медицинские осмотры, в том числе рентгеновского обследования, анализы крови и так далее. По его приема на объекте задержания заявитель был осмотрен врачом, который отметил, что заявитель был здоровым. 18 октября 2002 года заявитель подал жалобу в тюрьме доктор серьезные зуд кожи. Врач диагноз дерматит и предписанное лечение. 20 января 2003 года заявитель вновь пожаловался на коже сыпь на спине, животе и бедрах, и был поставлен диагноз распространены дерматиты и чесотки. Он был переведен в отдел венерической объекта больницу, где он находился на излечении в течение десяти дней. Правительство дает подробное описание лечение для заявителя, в том числе тип лекарств, доза и частота. Они также представлены копии имеющихся у заявителя медицинских записи и медицинские сертификаты.

35. Заявитель не согласен с правительством описание и заявил, что санитарные условия были неудовлетворительными. Клетки были зараженных насекомых, но администрация не представила каких-либо инсектицидом. Окна были покрыты металлическими жалюзи, которые заблокировали доступ к естественному свету и воздуху. Заявитель указал, что правительство не спор о том, что шторы были сняты только в определенное время в конце 2002 года, т.е. после того, как он уже был задержан в том, что объект в течение более семи месяцев. Было невозможно принимать душ в качестве заключенных было предоставлено лишь пятнадцать минут и два-три человека, пришлось использовать один душ на голову одновременно. Заключенные должны мыть и сухие их стирку в помещении, что создает чрезмерную влажность в камерах. Заключенные были также разрешено курить в клетках. Пан туалет был отделен от жилой площади в раздел наличии нет личной жизни для заключенных. Нет туалетные принадлежности предоставляются. Продовольствие было плохого качества и в ограниченных поставок. Заявитель далее утверждал, что он не был надлежащим образом рассматривать после того как он был обнаружен, страдают от кожных заболеваний. Его состояние кожи ухудшилось настолько серьезно, что он был переведен в тюремную больницу. После нескольких жалоб в различные должностные лица, заявитель начал получать лечение. Заявитель также утверждал, что ему не было разрешено встречаться со своей женой и ребенком.

D. Публикации в прессе

36. В 1998, 2000 и 2001 годах газета опубликовала ряд статей, охватывающих уголовное дело против заявителя. Он получил название "преступником" и "террорист" в статьях.

37. В 1998 году Пресс-служба ФСБ Москвы Департамент провел две пресс-конференции. Еще одна пресс-конференция была проведена на более высокий рейтинг ФСБ должностным лицом, г-н З. На пресс-конференциях чиновники описали заявителя, как "преступника, который совершил преступление". Г-н З. Кроме того, дал интервью телекомпании. В ходе этого интервью г-н З. Заявитель назвал "преступником" и "преступником".

II. Соответствующее внутреннее ПРАВЕ

А. Судебная камера

38. Статья 18 УПК РСФСР (в силу до 1 июля 2002 года, CCrP ") представили на общественных слушаниях во всех случаях," если интересы защиты государственной тайны требуют иного ". Слушания в закрытом заседании было также разрешено на основании мотивированного решения суда по делам о преступлениях, совершенных лицами моложе 16 лет, в случаях, касающихся сексуальных преступлений, а также в других случаях в целях предотвращения распространения информации об интимной сферы жизни лиц, участвующих в таких случаях. оглашения судебного решения состоит в том, чтобы быть доступными для общественности в каждом конкретном случае.

B. государственной тайны

39. Конституция от 12 декабря 1993 года предусматривает:

Статья 15

"3. Законы должны быть официально опубликованы. Неопубликованные законы не применяются. Нет правовых актов вмешательства в права, свободы и обязанности человека и гражданина могут быть применены, если они не будут официально опубликованы и общедоступны ".

Статья 29

"4. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, генерировать и распространять информацию всеми законными средствами. Перечень сведений, составляющих государственную тайну должны быть изложены в федеральном законе".

40. 21 июля 1993 года государственной тайне закон (закон нет. 5485-1) был принят. Статья 5 предусматривает следующее:

"Следующая информация может быть отнесена к государственной тайне:

(1) сведения в военной области ...

(2) информации в области экономики, науки и техники ...

(3) информация в области внешней политики и торговли:

(4) информацию в области разведки и контр-разведывательной службы и следственных мероприятий ... "

41. Раздел 9 описал процедуру для классификации информации в качестве государственной тайны. Орган по классификации информации, была возложена на руководителей государственных учреждений. Закон не содержит перечня таких должностных лиц, который должен был быть утвержден президентом. Президент также утвердить перечень сведений, отнесенных к категории государственной тайны, которая должна была быть официально опубликован.

42. 20 декабря 1995 года Конституционный Суд рассмотрел вопрос о совместимости Тайны государстве закон с Конституцией и обнаружил следующее:

"4 ... Государство может классифицировать как государственные секреты информацией в области военной, экономической и другой деятельности, раскрытие которых может подорвать национальную оборону и безопасность государства. В этой связи статья 29, пункт 4 Конституции предусматривает, что перечень сведений, составляющих государственную тайну должно быть принято в форме федерального закона. Государство может также определить положения и меры по защите государственных секретов, в том числе путем установления уголовной ответственности за ее разглашение и связь с иностранным государством.

....

Требования статьи 29, пункт 4 Конституции выполняются Закон о государственной тайне от 21 июля 1993 года, который определяет понятие государственной тайны, и указывает на информацию, которая может быть отнесена к государственной тайне ".

C. Условия содержания под стражей

43. Раздел 22 задержании подозреваемых закона (Федеральный закон нет. 103-ФЗ от 15 июля 1995 года) предусматривает, что заключенные должны быть бесплатное питание, достаточное для поддержания их в хорошем здоровье в соответствии со стандартами, установленными Правительством Российской Федерации. Статья 23 предусматривает, что заключенные должны храниться в условиях, которые отвечают санитарно-гигиеническим требованиям. Они должны быть предоставлены индивидуальные спальные места и с учетом постельные принадлежности, посуда и туалетные принадлежности. Каждый заключенный должен иметь не менее четырех квадратных метров личного пространства в своей камере.

III. Соответствующих международных документов

Условия содержания под стражей

44. Европейский комитет по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (ЕКПП) посетил Российскую Федерацию в период со 2 по 17 декабря 2001 года. В разделе своего доклада российского правительства (CPT / Inf (2003) 30), касающихся условий содержания в местах временного содержания под стражей и учреждений и жалобы процедура следующим образом:

"B. временного содержания для подозреваемых в совершении уголовных преступлений (ИВС)

26. Согласно Правилам 1996 года о создании внутренних правил внутренних дел временного содержания подозреваемых и обвиняемых, жилая площадь на одного человека должна составлять 4 м . Это также предусмотрено в настоящих Правилах, что задержанные лица должны быть оснащены матрасы и постельные принадлежности, мыло, туалетная бумага, газеты, игры, продукты питания и т.д. Кроме того, Положением предусматривается на свежем воздухе по крайней мере один час в день.

Фактических условий содержания в ИВС посетил учреждения в 2001 году существенно различается.

...

45. Следует подчеркнуть, прежде всего, что ЕКПП с удовлетворением отмечаем прогресс, достигнутый по проблеме большой интерес для российской пенитенциарной системы: переполненность.

Когда КПП впервые посетил Российскую Федерацию в ноябре 1998 года, перенаселенность была определена в качестве наиболее важных и неотложных задач, стоящих перед уголовно-исполнительной системы. В начале 2001 года визита делегация была проинформирована о том, что изоляторе населения сократилась на 30000 за период с 1 января 2000 года. Примером этой тенденции является СИЗО № 1 во Владивостоке, которое было зарегистрировано 30% снижение в изоляторе населения в течение трех лет.
ЕКПП приветствует меры, принятые в последние годы российскими властями по решению проблемы переполненности тюрем, в том числе инструкции, выданные Генеральной прокуратуры, направленные на более избирательного применения меры пресечения в виде заключения под стражу. Тем не менее, информация, собранная Комитетом в состав делегации свидетельствует о том, что многое еще предстоит сделать. В частности, перенаселенность по-прежнему угрожающие размеры и режим деятельности недостаточно. В этой связи ЕКПП повторяет рекомендации, сделанные в его предыдущих докладах (см. пункты 25 и 30 доклада о посещении в 1998 году, КПП (99) 26; пунктах 48 и 50 доклада о посещении в 1999 году, КПП (2000 ) 7; пункте 52 доклада о посещении 2000 года, CPT (2001) 2).
125. Как и в ходе предыдущих визитов, многие заключенные выразили скептицизм по поводу функционирования процедуры рассмотрения жалоб. В частности, было высказано мнение о том, что не было возможности подать жалобу в конфиденциальном порядке, который за власть. В самом деле, все жалобы, независимо от адресата, было зарегистрировано сотрудниками в специальной книге, которая также содержит ссылки на характер жалобы. В колонии № 8, контроль прокурор указал, что во время его инспекции, он был, как правило, сопровождается старших сотрудников и заключенных, как правило, не просят встретиться с ним за закрытыми дверями ", потому что они знают, что все жалобы, как правило, проходят через администрацию колонии" .
В свете вышесказанного, Комитет подтверждает свою рекомендацию о том, что российские власти пересмотреть применение процедуры рассмотрения жалоб, с тем чтобы они действовали эффективно. В случае необходимости, существующие механизмы должны быть изменены, с тем чтобы гарантировать, что заключенные могут подавать жалобы на внешних органов по-настоящему конфиденциальной основе ".
ЗАКОН
I. утверждения о нарушении статьи 3 Конвенции, с учетом условий заявителя под стражей
45. Заявительница жаловалась на то, что условия его содержания под стражей с 22 апреля 1998 года по 6 января 2000 года в изоляторе Лефортово, и с 19 апреля 2002 году до 11 апреля 2003 года в изоляторе нет. ИЗ-77 / 3 в Москве в нарушение статьи 3 Конвенции, которая гласит:
"Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию".
А. Представления сторон
46. Правительство прокомментировал условий заявителя под стражей. В частности, они представили, что заявитель был задержан в удовлетворительном санитарно-гигиенических условий. Опираясь на свидетельства, выданные объекта режиссера, они отметили, что заявитель не был задержан в переполненных камерах. Во все времена он имел отдельные спальные места. Правительство не утверждают, что они не имеют никаких документов с указанием фамилии и точное количество заключенных в камерах, в которых заявитель был задержан. В то же время они прилагаются к их представления копии документов, удостоверяющих, что журналы регистрации на объекте задержания были уничтожены. Кроме того, правительство отметило, что заявителю было предоставлено продовольствие, которые встретились, применимых стандартов.
47. Заявители оспаривали правительства описание условий его содержания под стражей, фактически неточными. Он настаивал на том, что клетки были во все времена были сильно переполнены.
В. Оценка Суда
1. Допустимость
48. Суд отмечает, прежде всего в том, что заявитель жаловался на условия содержания его под стражей в двух разных местах содержания под стражей в течение двух отдельных периодов его содержания под стражей. Суд отмечает, что часть того, что заявитель жалобы ссылается на период содержания под стражей, который закончился более чем за шесть месяцев прежде чем он подал с применением суда от 17 августа 2003 года. Самый последний период содержания под стражей, суд может рассматривать началось 19 апреля 2002 года, когда заявитель был вновь задержан и помещен в объекте нет. ИЗ-77 / 3 в Москве. Этот срок содержания под стражей представляет собой непрерывный ситуации, которая закончилась 11 апреля 2003 года, когда заявитель был переведен в исправительную колонию, то есть в течение шести месяцев, предшествующих подаче заявления. Поэтому Суд считает, что со стороны заявителя жалобы, касающиеся условий его содержания под стражей до 19 Апрель 2002 году была введена в момент и должна быть отклонена в соответствии со Статьей 35 § § 1 и 4 Конвенции (см. Тест V . Хорватии, нет. 20877/04, § 37, 12 июля 2007 года и Bragadireanu против Румынии, нет. 22088/04, § 80, 6 декабря 2007 года).
49. Кроме того, Суд отмечает, что остальную часть жалобы не является явно необоснованной по смыслу статьи 35 § 3 Конвенции. Он также отмечает, что она не является неприемлемым по каким-либо другим признакам. Она должна быть объявлена приемлемой.
2. Существо
50. Суд отмечает, что стороны не оспаривается некоторыми аспектами условий заявителя под стражей в изоляторе нет. ИЗ-77 / 3 в Москве. Тем не менее, нет необходимости в суд для установления достоверности каждого утверждения, поскольку он приходит к выводу о нарушении статьи 3 на основании фактов, представленных к нему, которые респондент Правительство не опровергло.
51. Координационным центром для суда оценка жилой площади, предоставляемых заявителем в следственном изоляторе. Основной характеристикой которых стороны действительно было согласовать размер клеток. Однако, заявитель утверждает, что клеточной популяции сильно превысил свою проектную мощность. Правительство утверждало, что заявитель был задержан вместе с двумя другими заключенными в небольших клеток и с пятнадцати до двадцати заключенных в больших камерах.
52. Суд отмечает, что правительство, по их вине о количестве задержанных, приводит заявления директора фонда с указанием количества имеющихся у заявителя сокамерников (см. пункт 31 выше) и без предоставления каких-либо объяснений, с мебелью документы, подтверждающие уничтожение некоторых регистрационных журналов в следственном изоляторе (см. пункт 48 выше). В связи с этим, если предположить, что объект в журналах регистрации, были уничтожены, суд считает, что внеочередные том, что в июне 2006 года, то есть более чем через три года после заявителя под стражей в том, что объект пришел к концу, режиссер был может вспомнить точное число заключенных, которые были задержаны вместе с заявителем. Директор свидетельств поэтому мало доказательств для суда. Однако, если регистрация журналы еще существуют, суд приходит к выводу, что это своеобразное правительство предпочитает полагаться на режиссера свидетельств в поддержку своих утверждений, касающихся условий содержания заявителя под стражей, когда она была открыта для их представить копии регистрационных логи с указанием фамилий заключенных содержались вместе с заявителем.
53. В этой связи, Суд повторяет, что Конвенция производства, как, например, вытекающие из настоящего приложения, не во всех случаях могут быть строгого применения принципа affirmanti incumbit probatio (тот, кто утверждает, то должны доказать это утверждение), а в некоторых случаях ответчиком правительство в одиночку иметь доступ к информации, способной подтверждающих или опровергающих обвинения. Неспособность правительства в части представлять такую информацию без удовлетворительных объяснений может повлечь за собой чертеже умозаключения, чтобы хорошо foundedness того, что заявитель утверждения (см. Ахмет Озкана и другие против Турции, нет. 21689 / 93, § 426, 6 апреля 2004 года).
54. Принимая во внимание принцип говорилось выше, вместе с тем, что правительство не представило каких-либо убедительных соответствующую информацию, суд будет рассматривать вопрос о количестве заключенных в камерах в объекте нет. ИЗ-77 / 3 на основе имеющихся у заявителя представления.
55. По словам заявителя, ему было предоставлено, как правило, около одного квадратного метра личного пространства на всей его задержания. Был четкий нехватку спальных мест и заявитель был вынужден долю кровать с другими заключенными, принимают вид отдыха. В течение примерно года заявитель находился в своей камере днем и ночью, за исключением ежедневно одного часа ходьбы.
56. Независимо от причин переполненности, Суд повторяет, что она возлагается на ответчика правительство организовать его пенитенциарной системы, таким образом, чтобы обеспечить уважение достоинства заключенных, независимо от их финансового или материально-технические трудности (см. Мамедова V . России, нет. 7064/05, § 63, 1 июня 2006 года).
57. Суд неоднократно констатировал нарушение статьи 3 Конвенции по причине отсутствия личного пространства, предоставляемых заключенных (см. Khudoyorov против России, нет. 6847/02, § 104 и след., ЕСПЧ 2005 -.. . (Выдержки); Labzov против России, нет. 62208/00, § 44 и след., 16 июня 2005 года; Новоселов против России, нет. 66460/01, § 41 и след., 2 июня 2005 года; Mayzit против Россия, нет. 63378/00, § 39 и след., 20 января 2005 года; Калашников против России, нет. 47095/99, § § 97 и след., ЕСПЧ 2002-VI, и сверстники против Греции, нет. 28524 /95, §§ 69 et seq., ECHR 2001-III). More specifically, the Court reiterates that it has recently found a violation of Article 3 on account of an applicant’s detention in overcrowded conditions in the same detention facility and at the same time (see Igor Ivanov v. Russia , no. 34000/02, §§ 16-18 and §§ 30-41, 7 June 2007, and Sudarkov v. Russia , no. 3130/03, §§ 20-22 and §§ 40-51, 10 July 2008).
58. С учетом его прецедентного права по данному вопросу и материалы, представленные сторонами, суд отмечает, что правительство еще не выдвинули каких-либо факты или аргументы, способные убедить его прийти к иному выводу в данном случае. Хотя в данном случае нет никаких указаний на то, что было позитивного намерения унизить или унижать достоинство заявителя, суд приходит к выводу, что тот факт, что заявитель был вынужден жить, спать и пользоваться туалетом в одной и той же камере, как и многие другие заключенные Почти год сам по себе достаточно для причинить бедствие или тягот интенсивностью, превышающей уровень неизбежны страдания, присущего в заключении, и вызывать в нем чувство страха, боли и неполноценности, способные оскорбительное и debasing него.
59. Кроме того, хотя в данном случае оно не может быть установлена "вне всяких разумных сомнений", которые вентиляции, отопления, освещения и санитарно-гигиенических условий в учреждениях, являются неприемлемыми с точки зрения статьи 3, Суд, тем не менее отмечает, что в ячейке окна были покрыты металлические ставни блокирует доступ к свежего воздуха и естественного света. Они были сняты некоторое время к концу 2002 года, то есть более чем через семь месяцев после заявителя под стражей в том, что объект уже начался. Кроме того, суд отмечает, что заявителю был поставлен диагноз серьезного заболевания кожи в объекте и что, по-видимому, скорее всего, что он был инфицирован во время содержания под стражей. Хотя это обстоятельство само по себе не означает нарушение статьи 3 с учетом, в частности, тот факт, что заявитель получил лечение (см. Альвер против Эстонии, нет. 64812/01, § 54, 8 ноября 2005 года, и Игорю Иванову, цит выше, § 40), и что он полностью выздоровел, суд считает, что эти аспекты, в то время как сами по себе не способна оправдать понятие "унижающее достоинство" обращения, являются актуальными в дополнение к координационным фактором серьезного тюрем, чтобы показать, что заявителем условий содержания под стражей выходят за порог мириться со статьей 3 Конвенции (см. Новоселов против России, нет. 66460/01, § 44, 2 июня 2005 года).
60. Суд приходит к выводу, соответственно, что имело место нарушение статьи 3 Конвенции, поскольку заявитель был подвергнут бесчеловечному и унижающему достоинство обращению в связи с условиями его содержания под стражей с 19 апреля 2002 году до 11 апреля 2003 года в учреждении нет. ИЗ-77 / 3 в Москве.
II. Предполагаемое нарушение статьи 5 Конвенции
61. Заявитель далее жаловался в рамках статьи 5 § § 1, 3 и 4 Конвенции, что никаких оснований для его ареста и последующего содержания под стражей и что ни один судья не был заключен под стражу. Статья 5, в той степени, насколько актуальной, гласит следующее:
"1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в соответствии с процедурой, предусмотренной законом:
... (с) законное задержание или заключение под стражу лица осуществляется с целью приведения его предстало перед компетентным органом по разумным подозрению в совершении преступления или когда оно обоснованно считается необходимым предотвратить его совершение преступления или спасаются после того, сделали это ;
...
3. Каждое арестованное или задержанное в соответствии с положениями пункта 1 (с) настоящей статьи, должны в срочном порядке доставляется к судье или к другому должностному лицу, уполномоченным по закону право осуществлять судебную власть, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда . Освобождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд.
4. Каждый, кто лишен свободы вследствие ареста или задержания, имеет право принять в которой разбирательств о законности его задержания должен быть решен оперативно в суд и приказал освободить его, если задержание является незаконным ".
62. Суд отмечает, что он не обязан решить, является ли заявитель жалобы относительно его задержания раскрывать признаков нарушения статьи 5 Конвенции. Он вновь заявляет о том, что в соответствии со статьей 35 Конвенции, т он только суд может решить этот вопрос в течение шести месяцев с даты принятия окончательного решения было принято. Он отмечает, что заявитель был освобожден из предварительного заключения 6 января 2000 года. Он был лишь повторно задержан 19 апреля 2002 года после его осуждения в Московск

cccp

  • Гость
Re: Политические заключенные
« Ответ #6 : 04/12/08 , 23:54:40 »
Благодарю за информацию.
Поздравляем ребят с первыми победами!
ЕАМ "ЗУБР"

cccp

  • Гость
Re: Политические заключенные
« Ответ #7 : 04/12/08 , 23:57:49 »
УРРААА!!!!!! Огромный привет Владимиру и наши поздравления!!!! газета и сайт "За волю".

cccp

  • Гость
Re: Политические заключенные
« Ответ #8 : 05/12/08 , 00:02:52 »
Расскажите, пожайлуста, подробности дела Белашова. За что его посадили? А то везде только обрывочные сведения.
Да, обязательно. только подберу материал. У Володи был сайт, но его кирдыкнули.

Русский Антиф

  • Гость
Re: Политические заключенные
« Ответ #9 : 05/12/08 , 01:11:48 »
И статью для Энциклопедии, пожалуйста.

cccp

  • Гость
Re: Политические заключенные
« Ответ #10 : 06/12/08 , 07:07:02 »
Новости
http://zavolu.info/cat18/index.html
рекомендовать друзьям >>
Политзаключенный Владимир Белашев выиграл дело в Европейском Суде
Политзаключенный-коммунист Владимир Белашев выиграл дело в Европейском Суде по правам человека в Страсбурге по статьям 3 и 6 Конвенции основных прав и свобод.
Переслать 

Политзаключенный Иван Миронов освобожден!
4 декабря Верховный суд РФ  изменил меру пресечения Ивану Миронову на подписку о невыезде.  Поздравляем Ивана, его товарищей и соратников!
Переслать 

Экс-сайт НБП www.nbp-info.ru признан экс-тремистским
Прокуратура Самарской области прозорливо разгадала и пресекла то, что таилось за этим "экс":
Переслать 

Семинар: "Действия ОМОН - нормы и правила"
Приглашаем Вас принять участие в семинаре правозащитников «Граждане и милиция», на котором будут рассмотрены нормы и правила по которыми должен действовать ОМОН и которые он обязан соблюдать.



Семинар состоится в пятницу 5 декабря 2008 года с 17.30 до 19.00 в помещении «Комитета за гражданские права» по адресу: Москва, проезд Шокальского, д.61 к.1 (5 минут ходьбы от ст.м. "Медведково", выход в конце поезда из центра).
Переслать 

Присоединись к кампании солидарности с рабочими ТагАза!
На Таганрогском Автомобильном Заводе (ТагАЗ) администрация не только не признаёт законный профсоюз, но и пытается физически воздействовать на членов профсоюза.
Переслать 

Свидание с Борисом Стомахиным: козни Буреполома
27-29  ноября  мать  Бориса Стомахина побывала на свидании с Борисом в
Буреполоме.  Её  сопровождал  активист  ДС  Евгений  Фрумкин.  На само
свидание  его  не  допустили,  так  как на длительные свидания пускают
только близких родственников.
Переслать 

Жители поселка Липецкой области перекрыли путевые магистрали
30 ноября в пригороде Липецка несколько тысяч жителей поселка Матырский перекрыли железнодорожную и автомобильную (Липецк-Грязи) магистрали. Произошли столкновения протестующих с ОМОНом, который «зачистил» от них железную дорогу. Жители смогли удерживать поезда на магистрали около получаса.
Переслать 

Правозащитник «порвал» фискалов в суде
И  случилось  это  28  ноября  2008 г. Судья Кировского районного суда
Капралов,   удовлетворил  в  полном  объеме  заявление  правозащитника
Владимира   Шаклеина,   председателя   "Межрегионального  центра  прав
человека".

cccp

  • Гость
Re: Политические заключенные
« Ответ #11 : 06/12/08 , 07:34:18 »
ИДЕМ К ПРЕЗИДЕНТУ!


   Мы, родные, друзья и единомышленники политических заключенных, матери детей, погибших или пострадавших от произвола правоохранительных органов, жены и дети незаконно осужденных, родственники и друзья убитых, искалеченных, разоренных граждан России 13 ДЕКАБРЯ В 13 ЧАСОВ собираемся у Кутафьей башни Московского Кремля с тем, чтобы вручить свои личные письменные обращения Президенту Российской Федерации. В наших бедах мы прошли все – вплоть до Верховного Суда - российские инстанции, которые обязаны вершить правосудие в государстве, но не нашли в них справедливости.
В своих обращениях к Президенту России как гаранту Конституции,  клявшемуся в день инаугурации «охранять права и свободы человека и гражданина», мы потребуем найти и наказать виновных разгула беззакония в нашей стране, виновных в каждом конкретном акте произвола и расправы. Мы не желаем обращаться в Страсбургский суд, ибо считаем, что восстанавливать законность в нашем государстве должны сами граждане России - в соответствии с Конституцией Российской Федерации – единственный источник власти нашей страны.
13 декабря в 13 часов мы все встанем в очередь на прием к Президенту России, как выстаивали в многочасовых очередях милиций, прокуратур, судов и тюрем, с единственным требованием – остановить беззаконие, соблюдать законы и конституцию россии. Другого способа добиться правды у нас не осталось.
Все, кто пострадал от произвола властей, у кого болит душа о своей личной беде и об общем горе, приходите высказать свою боль президенту России. Если он действительно Президент народа, он обязан выслушать народ.

                   

Женсовет России
Тел. 8-916-423-00-70

-- Товарищи!
Просьба подготовить обращения к президенту в двух экземплярах.
Желательно иметь плакат с обозначенной проблемой.
Акция организована инициативной группой женщин.
Сегодня в тюрьмах сидят сотни ребят без суда и следствия. Адвокаты в сговоре с милицией вымогают у родителей деньги за освобождение. Разврат на ТВ, секты, алколголь наркотики...Беспризорники.
Женщины! Пора спасать наших детей и мужей!

"Мужество русских женщин бросает на смерть мужчин" А. Харчиков

Вчера был освобожден из-под стражи Иван Миронов. Это стало возможным благодаря тому, что одним фронтом выступили коммунисты, православные и националисты. Пять депутатов от КПРФ дали свое личное поручительство, что стало для суда определяющим.
"Во все времена только вместе мы-сила!"А. Харчиков.

Просьба проинформировать об этой акции других товарищей.

Виноградова Ольга Геннадьевна.

Комментарии О.Федюкова: Недавно президент высказался в том смысле, что те, кто подает жалобы в Евросуд он считает предателями России. А я вот считаю, что те, кто пытают сограждан(ст. 3 Конвенции прав человека), выносят несправедливые приговоры(ст.6 Конвенции …), как в случае с политзаключенным Белашевым и есть предатели России и враги русского народа. И если у нас не в одной инстанции правды найти нельзя, то людям остается только обращаться в Евросуд. Вместо того, чтобы наказывать виновных в правовом произволе, власти по сути поощряют бесправие такими-то высказываниями. Тем не менее к власти обращаться можно, но только почти бесполезно. У нас в судах только  0,4% оправдательных приговоров. Вот с этой вероятностью и будет успех «ходоков». Сейчас мы организуем процесс над Чубайсом в третейском суде. Боюсь, что у нас оправдательного решения тоже не получится

cccp

  • Гость
Re: Политические заключенные
« Ответ #12 : 06/12/08 , 08:30:02 »
Уважаемый Олег Федорович, большое спасибо за сообщение  о Белашеве В.И..
Рада за него!

Передайте ему мои искренние поздравления и пожелания крепкого здоровья,
успеха в победе  в неравной борьбе  с антинародным режимом  и скорейшего
освобождения!

Ваше сообщение разослала товарищам.

cccp

  • Гость
Re: Политические заключенные
« Ответ #13 : 06/12/08 , 14:59:48 »
                Освободит ли  российский суд  бывшего  сотрудника  ГУБОПа Белашева  Владимира?

                                               Обстоятельствами для  возобновления  производства 
                                          по  уголовному делу   являются:  «установленное 
                                          Европейским  Судом  по  правам  человека  нарушение   
                              положений Конвенции о защите прав человека и основных                       
                              свобод при рассмотрении судом Российской Федерации
                              уголовного дела, связанное с:
                                          а) применением федерального закона, не   
                                      соответствующего положениям Конвенции о защите прав
                                      человека и основных свобод;
                                          б) иными нарушениями положений Конвенции о защите
                                       прав человека и основных свобод;…»
                           (пункт  2  части  4  статьи 413  Уголовно-процессуального     
                           кодекса  Российской Федерации).

            Выступая  3 декабря  2008  года  на  съезде  судей,  Президент  России  Медведев  Д.А. довольно-таки негативно   отозвался  о  влиянии  международного  права  на  российское  правосудие. Лично  у  меня  как у  юриста,  адвоката   это  вызвало   какую-то  скорбь  в душе. Скорбь  за права  и  свободы  наших  сограждан.  Из  своего  опыта могу  сделать  вывод,  что  несправедливое  правосудие  -  национальное  бедствие  России.   Тысячи и  тысячи  людей   удерживаются  в  местах лишения  свободы  незаконно,  не  совершивши  преступлений.  По  моим  подсчетам,  по неправосудным  приговорам  сидят  за  колючей  проволокой  порядка  30  %  осужденных,  70%  осужденным  наказание  назначено  неадекватное содеянному.   Фактически  наблюдается  обыкновенный  геноцид   народа.  Все исправительные  колонии  перегружены. И  спасение   пока  в  одном  -  обращаться  в  Европейский  Суд  по  правам  человека.  Часть  4  статьи  15  Конституции  РФ  позволяет  нам  такие  обращения (пока),  ибо  она  провозглашает: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».  Я  не  исключаю,  что  в  скором  времени,  с  учетом  того,  как  власти  начали  кромсать  Конституцию  страны,  могут  упразднить  и  это  положение.  Но  пока  оно  есть.  И  решение  выносятся.  Надо  отметить,  что   большинство  решений  Европейского  Суда  по  правам  человека  показывают  те  правовые беззакония,  которые  творятся  в   2000-х  годах,  оголяя  проблему  заказных  судов  в  России,  превращенных  в  административные  органы  власти.   Права  человека  в России  повсеместно игнорируются  и  руководители государства  не только  не  противостоят  этому но  и  сами нередко  являются  инициаторами нарушений  этих  прав.
        На  следующий  день  после  выступления  Президента  России  Медведева  Д.А.  на  съезде  судей  России,  то  есть  4  декабря  2008  года,   Европейский   Суд  по  правам  человека  вынес  решение   по делу № 28617/03 «Белашев против России». Гражданин  России  Белашев  В.И.,  бывший  сотрудник  ГУБОП  МВД  РФ,  9  лет  находящийся  в  местах  лишения  свободы дождался  своей  очереди (в  чем  обвиняется  Белашев  В.И.  смотрите  в  приложении  первых  листов  решения  ЕСПЧ).  Суд  в  Страсбурге   признал,  что  в  отношении  Белашева  В.И.  имелись  нарушения ст.3 и ст.6 Европейской Конвенции по правам человека.    В  первой  же  информации  из  ЕСПЧ  указывалось:     
              «Единогласным решением суд:
        1. Считает, что имело место нарушение статьи 3 Конвенции, с учетом условий заявителя под стражей;
         2. Считает, что имело место нарушение статьи 6 § 1 Конвенции, по причине чрезмерной продолжительности уголовного судопроизводства;
         3. Считает, что имело место нарушение статьи 6 § 1 Конвенции по причине отсутствия общественных слушаний;
            4. Государство обязано выплатить 10000 (десять тысяч) евро за нематериальный ущерб, и  220 (двести двадцать) евро по понесенным судебным издержкам и расходам».
         Если  пояснить коротко  для  тех,  кто не  знает  содержание Конвенции  о  защите  прав  человека  и  основных  свобод,  то статья 3 Конвенции запрещает пытки и унижающее достоинство обращение, а статья 6 гарантирует гражданину право на справедливое судебное разбирательство. Следовательно,  Белашев  В.И.  оказался  за  колючей  проволокой  в  результате  несправедливого  судебного  разбирательства.
        Таким  образом,  все  предыдущие  решения  по  делу  Белашева  в  российских  судах  должны  быть  отменены  и  дело  пересмотрено.  С  какого времени  должны  быть  отменены  решения  российских  судов?  -  Пункт  3  части  4  статьи  414  УПК  РФ   указывает,  что днем  открытия  новых  обстоятельств,  являющихся  основанием  для  отмены является  день  вступления  в  силу  решения  Европейского  Суда  по  правам  человека.  После  этого  Председатель  Верховного  Суда  РФ  должен  написать  представление  в  Президиум  Верховного  Суда  РФ,  который в  течение  1  месяца  должен  рассмотреть  представление  и отменить  судебные  решения  по  делу  Белашева  В.И.  В  течение  3  суток   копии  постановления  Президиума  Верховного  Суда  РФ  должны  быть  направлены Белашеву  В.И.,   прокурору и  Уполномоченному  Российской  Федерации  при  Европейском  Суде по  правам  человека.   В  этой  схеме  остаются  не  ясными  следующие  вопросы: 1) сколько  времени  понадобится   Председателю  Верховного  Суда  РФ  на  написание  представления  (ведь  Белашев  сидит  в  местах  лишения  свободы  уже  9  лет); 2)   как  быстро  решится  вопрос  с  мерой  пресечения  (ведь решения  предыдущих  судов  в  этой  части  должны  быть  тоже  отменены  и  Белашева  В.И.,  следовательно,   должны  освободить);  3)  ответят ли  за  свои  злодения судьи,  выносившее несправедливое  судебное  решение,  а  также  руководители  ФСИН  РФ,  где  Белашева  В.И.  удерживали  в  условиях,  унижающих  человеческое  достоинство.   На  сей  счет  у  меня  очень  пессимистичные  прогнозы,  ибо  неоднократно  был  очевидцем,  как  судебные  чиновники  идут  на  явные  нарушения  прав  человека,  Конституции  России,  других  общепринятых  норм  международного  права  лишь  бы  сохранить  честь  мундира,  что  позволяло  бы  им  и  в  дальнейшем безнаказанно  творить  беззакония.   Так  всегда  было.  Будет  ли  так  дальше?   На  решении  по  делу  Белашева  В.И.  попробуем  отследить,  как  будут  соблюдаться  решения  Европейского  Суда  о  правам  человека,  положения  Конституции  России  и  УПК  РФ.

     Адвокат М.И.Трепашкин

5  декабря  2008  года.

cccp

  • Гость
Re: Политические заключенные
« Ответ #14 : 04/01/09 , 09:32:17 »
Благодарим Машу Донченко, руководителя АКМ-ТР, сделавшую качественный перевод на русский язык решение ЕВРОСУДА в кратчайший срок (в течение трех праздничных дней и ночей). Родина не забудет ее трудовой подвиг!!!

Первая секция
Дело Белашев против России
(Заявление №28617/03)

Решение
Страсбург, 4 декабря 2008 г.
Это решение является окончательным при условиях, указанных в Статье 44 § 2 Конвенции. Оно может подвергаться редакционной правке.
По делу Белашев против России Европейский суд по правам человека (Первая секция) на заседании Палаты в следующем составе:
Кристос Розакис, Председатель,
Нина Ваджич,
Анатолий Ковлер,
Элизабет Штайнер,
Ханлар Хаджиев,
Джиорджио Малинверни,
Джордж Николау, судьи,
и Сорен Нильсен, регистратор секции,
рассмотрев дело в закрытом заседании 13 ноября 2008 г.,
выносит следующее решение, утверждённое в этот день.

Процедура
1.   Дело против Российской Федерации на основании заявления (№28617/03), поданного в Суд согласно Статье 34 Конвеции о защите прав и основных свобод человека (далее – Конвенции) гражданином России господином Владимиром Ильичём Белашевым (далее – Заявитель) 17 августа 2003 г.
2.   Заявителя, которому была предоставлена юридическая помощь, представляли г-н Валериан Черников, г-н Геннадий Журавлёв и г-н Михаил Трепашкин, адвокаты, практикующие в Москве. Правительство России (далее – Правительство) вначале представлял г-н П.Лаптев, впоследствии – г-жа В.Милинчук, бывшие представители Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека.
3.   Заявитель обжаловал, помимо прочего, содержание его в неудовлетворительных условиях, чрезмерную длительность судебного процесса против него и закрытое рассмотрение дела.
4.   4 апреля 2006 г. Председатель Первой секции принял решение уведомить о заявлении Правительство. Также было решено рассмотреть конкретные обстоятельства заявления и его приемлемость (Статья 29 § 3).

Факты
I.   Обстоятельства дела
5.   Заявитель родился в 1961 г. и до своего ареста проживал в Москве
A.   Арест и обвинение
6.   1 апреля 1997 г. Недалеко от села Тайнинское Мытищинского района Московской области была взорвана скульптура последнего российского царя Николая II.
7.   В тот же день СМИ сообщили, что организация под названием «Революционный Военный Совет» (далее – «РВС») взяла ответственность за разрушение памятника. Утром 6 июля 1997 г. газеты опубликовали заявление РВС, гласившее, что его члены планировали осуществить «условное разрушение» скульптуры другого российского царя, Петра Великого. По сообщению РВС, пакеты с пластиковой взрывчаткой были заложены внутрь скульптуры в знак протеста против планов захоронения тела большевистского лидера Владимира Ленина. РВС планировал взорвать бомбы около 6 часов утра, но в итоге изменил свои планы из-за опасения навредить невинным жертвам.
8.   Отреагировавшие на предупреждение РВС правоохранительные органы обнаружили семь взрывных устройств, заложенных под памятник Петру Великому около Московского Кремля. 6 июля 1997 г., вслед за обнаружением взрывных устройств, Следственный отдел Федеральной Службы Безопасности (ФСБ) по г. Москве возбудил уголовное дело.
9.   По словам Заявителя, с 15 июля 1997 г. он и его жена находились под наблюдением ФСБ.
10.   22 апреля 1998 г., около 9.40 утра, группа вооружённых офицеров ФСБ арестовала Заявителя в его кабинете в Главном Управлении по борьбе с организованной преступностью Министерства Внутренних дел Российской Федерации и доставила его в Следственный отдел ФСБ по г. Москве, где его допросили о его участии во взрывах 1 апреля и 6 июля 1997 г. Следователь уведомил Заявителя о его правах как подследственного, в том числе праве сохранять молчание, и настаивал, чтобы Заявитель не давал показаний. Тем не менее, Заявитель посчитал, что его молчание может быть расценено как «признание», и решил сделать заявление. Он заявил, что не имел отношения к взрывам.
11.   В тот же день Заявитель был обвинён в терроризме и незаконном изготовлении оружия и взрывных устройств. Было санкционировано его содержание под стражей, и он был доставлен в следственный изолятор Лефортово, принадлежащую Федеральной Службе Безопасности. В дальнейшем содержание Заявителя под стражей продлевалось несколько раз. В его кабинете и квартире были проведены обыски, были изъяты его личные вещи и деньги.
12.   29 октября 1998 г. Заявитель был дополнительно обвинён в организации преступного сообщества, злоупотреблении служебным положением, незаконном хранении оружия, соучастии в подделке документов и действиях, направленных на насильственное свержение существующего строя.
13.   2 февраля 1999 г. предварительное следствие было завершено, и Заявитель и его адвокаты получили доступ к материалам дела. Они закончили ознакомление с делом 22 июля 1999 г.
14.   3 августа 1999 г. Заместитель прокурора г. Москвы утвердил обвинительное заключение, и дело было передано в Московский городской суд.
15.   23 августа 1999 г. Московский городской суд назначил первое заседание на 6 сентября 1999 г. Это заседание было отложено на 4 октября 1999 г. из-за занятости судьи в другом процессе. Последующие два заседания откладывались из-за неявки другого подсудимого, М.
16.   12 октября 1999 г. Московский городской суд вернул дело в Прокуратуру г. Москвы для дополнительного расследования. Городской суд посчитал, что следственные органы нарушили право на защиту одного из обвиняемых по этому делу. Это решение стало окончательным 18 ноября 1999 г., после его обжалования в Верховный Суд Российской Федерации.
17.   6 января 2000 г. Следственный отдел ФСБ по г. Москве получил материалы дела. В тот же день Заявитель был освобождён под обязательство о явке.
18.   17 мая 2001 г. был завершён новый цикл предварительного следствия. В период с 24 мая по 23 августа 2001 г. Заявитель и его адвокаты изучали материалы дела. 31 августа 2001 г. Прокурор г. Москвы утвердил обвинительное заключение, и Заявитель должен был предстать перед Московским городским судом. По словам Правительства, материалы дела содержали информацию, представляющую государственную тайну.
B.   Судебные и апелляционные слушания
19.   17 сентября 2001 г. Московский городской суд, основываясь на Статье 18 УПК РСФСР и не указав причин такого решения, постановил проводить слушания в закрытом режиме. Городской суд также отклонил ходатайство Заявителя о суде присяжных из-за возражений других обвиняемых.
20.   В период с 17 сентября по 17 декабря 2001 г. заседания не проводились, поскольку председательствующая судья, г-жа Л., была занята в других процессах.
21.   17 декабря 2001 г. Московский городской суд назначил в деле Заявителя новую председательствующую судью, г-жу К., и двух судей-заседателей, г-жу Л. и г-жу С. По словам Заявителя, он безуспешно просил городской суд заслушать г-на Г., который предположительно мог дать показания о том, что Заявителю не было известно о деятельности РВС.
22.   На заседании 25 декабря 2001 г. Заявитель и его адвокаты просили городской суд открыть процесс для публики. Как видно из предоставленной Правительством копии протокола судебного заседания, прокурор возражал, отметив, что СМИ уже неверно представляли факты, относящиеся к делу, что против другого обвиняемого идёт отдельный судебный процесс и что материалы дела содержат секретную информацию. Городской суд отклонил ходатайство заявителя со следующей формулировкой:
«...суд не находит причин, чтобы удовлетворить [ходатайство], поскольку решение проводить процесс в закрытом режиме не противоречит требованиям Статьи 18 Уголовно-Процессуального кодекса РСФСР и поскольку рассмотрение дела в закрытом режиме обеспечит безопасность потерпевших, свидетелей и других участников процесса, принимая во внимание характер предъявленного обвинения».
23.   В период с 1 января по 25 марта 2002 г. заседания не проводились из-за болезни других обвиняемых и их адвокатов. Правительство отмечает, что в этот период слушания также были приостановлены на семь дней из-за болезни адвоката Заявителя.
24.   19 апреля 2002 г. Московский городской суд признал Заявителя виновным по предъявленным ему обвинениям и приговорил его к одиннадцати годам лишения свободы. По словам Заявителя, чтение приговора не было публичным. Правительство представило видеозапись новостных репортажей трёх основных телекомпаний, ОРТ, ТВЦ и НТВ, рассказывавших о суде над Заявителем. В телерепортажах показан заполненный людьми зал суда во время чтения приговора. Очевидно, при чтении приговора присутствовал ряд журналистов и людей, пришедших поддержать Заявителя и других обвиняемых.
25.   Заявитель и его адвокаты подали апелляцию на приговор, оспаривая, в частности, закрытый режим судебных заседаний, несмотря на то, что ни одно из рассмотренных городским судом доказательств не было признано содержащим государственную тайну.
26.   В неустановленный день Верховный Суд Российской Федерации назначил апелляционные слушания на 26 февраля 2003 г. Заявитель утверждает, что перед апелляционными слушаниями ему не было разрешено встретиться со своим адвокатом и что его уведомили о слушаниях за двадцать минут до их начала. Как следует из представленных Суду материалов, 18 февраля 2003 г. адвокат посетил Заявителя и сообщил ему, что апелляционные слушания назначены на 26 февраля 2003 г. 18 февраля 2003 г. адвокат Заявителя подал в Верховный Суд дополнение к апелляционной жалобе.
27.   26 февраля 2003 г. Верховный суд провёл апелляционные слушания в виде видеоконференции. Заявителя представляли два защитника, г-н В.Черников и г-н Г.Журавлёв. В начале апелляционных слушаний председательствующий судья зачитал письмо, направленное в Верховный Суд другим обвиняемым по этому же делу, г-ном С. Последний утверждал, что Заявитель угрожал ему и его семье и что г-н В.Черников представлял г-на С. в суде и поэтому не может выступать защитником Заявителя. Верховный Суд отстранил г-на В.Черникова от слушаний.
28.   В тот же день Верховный Суд вынес решение. Он исключил обвинение в подделке документов в связи с истечением срока давности, прочие обвинения оставил без изменения и сократил срок наказания Заявителя на шесть месяцев. На жалобу Заявителя о проведении суда в закрытом режиме Верховный Суд ответил только, что процесс проводился в соответствии с требованиями Статьи 18 Уголовно-Процессуального кодекса.
C.   Условия содержания Заявителя
1.   Условия содержания с 22 апреля 1998 г. по 6 января 2000 г.
29.   Заявитель утверждает, что со дня своего ареста 22 апреля 1998 г. до освобождения 6 января 2000 г. он содержался в неудовлетворительных условиях в следственном изоляторе Лефортово. В ряде случаев его помещали в одиночную камеру. Сотрудники часто оскорбляли его и угрожали ему.
2.    Условия содержания с 19 апреля 2002 г. по 11 апреля 2003 г.
30.   19 апреля 2002 г., около 23.30, Заявитель был доставлен в изолятор №ИЗ-77/3 (известный как «Красная Пресня») в Москве. Он оставался в этом изоляторе до 11 апреля 2003 г., когда его перевели в исправительную колонию в Рязанской области.
(a)   Количество заключённых в камере
31.   Согласно справкам, выданным 1 июня 2006 г. начальником изолятора и представленным Правительством, с 19 по 23 апреля 2002 г. Заявитель содержался в камере №11 площадью 12,8 квадратных метров, где находились 3 заключённых. После 23 апреля 2002 г. он содержался в камерах №№523 и 524 площадью 32,8 квадратных метра. В камерах было по 24 спальных места и находилось от 16 до 21 заключённого. Далее Правительство отмечает, что у Заявителя всегда было индивидуальное спальное место и постельные принадлежности.
32.   Заявитель не оспаривает размеры камер. Тем не менее, он утверждает, что в камере №11 он находился с ещё тремя заключёнными, и что в больших камерах находилось от 30 до 40 человек. В какой-то момент в течение двух недель Заявитель находился в камере с 47 другими заключёнными. Из-за нехватки коек заключённым приходилось спать по очереди. Ни постельные принадлежности, ни одеяла не предоставлялись.
(b)   Санитарные условия, санитарно-техническое оборудование, питание и медицинская помощь
33.   Правительство утверждает на основе информации, предоставленной начальником изолятора, что все камеры были оборудованы унитазами, умывальниками с водопроводным краном и раковиной и вытяжными трубами. Унитаз был отделён от жилого помещения перегородкой высотой один метр. В камере №11 было окно размерами 94 сантиметра в длину и 89 сантиметров в ширину. Большие камеры имели по два окна таких же размеров. Окна были оборудованы фрамугами. Заключённые могли попросить сотрудников открыть створки для доступа свежего воздуха. Тем не менее, до конца 2002 г. окна были закрыты металлическими ставнями, закрывавшими доступ к естественному освещению и воздуху. Лампы в камерах были включены днём и ночью. Заключённым разрешалось принимать душ один раз в неделю в течение пятнадцати минут. Дезинфекция камер проводилась один раз в неделю. Здание было оборудовано системой центрального отопления. Далее Правительство утверждает, что Заявитель получал питание три раза в день «в соответствии с установленными нормами». Медицинский персонал учреждения проверял качество еды три раза в день и делал записи в регистрационном журнале. Ежедневно Заявителю предоставлялась прогулка в течение по крайней мере одного часа.\
34.   По словам Правительства, заключённым, в том числе Заявителю, предоставлялась медицинская помощь. Они проходили регулярные медосмотры, в том числе рентгеновские обследования, анализы крови и т. д. При поступлении в изолятор Заявитель был обследован врачом, который подтвердил, что он был здоров. 18 октября 2002 г. Заявитель пожаловался тюремному врачу на сильный кожный зуд. Врач обнаружил дерматит и прописал лечение. 20 января 2003 г. Заявитель снова пожаловался на кожные высыпания на спине, животе и бёдрах, и ему был поставлен диагноз – диссеминированный дерматит и чесотка. Он был переведён в кожно-венерологическое отделение больницы учреждения, где проходил лечение в течение 10 дней. Правительство представило подробное описание лечения, назначенного заявителю, включая тип препаратов, дозы и частоту приёма. Оно также представило копию медицинской карты Заявителя и медицинские справки.
35.   Заявитель не согласился с описанием Правительства и заявил, что санитарные условия были неудовлетворительными. Камеры кишели насекомыми, но администрация не предоставляла средств для дезинсекции. Окна были наглухо закрыты металлическими щитами, которые закрывали доступ к естественному освещению и воздуху. Заявитель подчёркивает, что Правительство не оспаривает того, что щиты были убраны только в конце 2002 г., т.е. после того, как он провёл в изоляторе уже более семи месяцев. Пользоваться душем было невозможно, т.к. заключённым разрешалось принимать душ только в течение пятнадцати минут, и на одну душевую насадку приходилось по два-три человека. Заключённым приходилось стирать и сушить бельё прямо в камерах, что создавало в камерах избыточную влажность. Им также разрешалось курить в камерах. Унитаз был отделён от жилого помещения перегородкой, которая не обеспечивала уединения. Туалетные принадлежности не предоставлялись. Питание было недостаточным и низкого качества. Далее Заявитель возражает, что он не получал надлежащего лечения после того, как у него были найдены кожные заболевания. Состояние его кожи ухудшилось настолько, что он был переведён в тюремную больницу. После нескольких жалоб в различные инстанции он начал получать лечение. Далее Заявитель утверждает, что ему не разрешались свидания с женой и ребёнком.
D.   Публикации в прессе
36.   В 1998, 2000 и 2001 гг. газеты публиковали ряд статей, освещающих ход судебного процесса против Заявителя. В статьях его называли «преступником» и «террористом».
37.   В 1998 г. Пресс-служба ФСБ г. Москвы провела две пресс-конференции. Ещё одну пресс-конференцию провёл высокопоставленный сотрудник ФСБ, г-н З. Во время пресс-конференций официальные лица называли Заявителя «преступником, совершившим противоправные действия». Г-н З. также дал интервью телекомпании. В интервью г-н З. назвал Заявителя «преступником» и «виновным».
II.   Соответствующее национальное законодательство
A.   Закрытый судебный процесс
38.   Статья 18 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР (УПК РСФСР, действовал до 1 июля 2002 г.) предусматривала проведение открытых слушаний во всех случаях, «за исключением случаев, когда это противоречит интересам охраны государственной тайны». Проведение закрытых слушаний также допускалось на основе мотивированного судебного решения в случаях преступлений, совершённых лицами до 16 лет, в случаях сексуальных преступлений и в других случаях, чтобы предотвратить разглашение информации об интимных сферах жизни лиц, участвующих в процессе. Чтение приговора должно было быть публичным во всех случаях.
B.   Государственная тайна
39.   Конституция, принятая 12 декабря 1993 г., гласит:
Статья 15
«3. Законы подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения».
Статья 29
«4. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом».
40.   21 июля 1993 г. был принят Закон о государственной тайне (Закон №5485-1). Его Статья 5 звучит следующим образом:
«Государственную тайну составляют:
1)   сведения в военной области...
2)   сведения в области экономики, науки и техники...
3)   сведения в области внешней политики и экономики:
4)   сведения в области разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности...»
41.   Статья 9 описывает процедуру отнесения информации к государственной тайне. Полномочиями засекречивать информацию наделяются руководители органов государственной власти. Закон не содержит перечня таких лиц, который должен утверждаться Президентом. Президент также должен утверждать перечень сведений, относящихся к государственной тайне, который должен быть официально опубликован.
42.   20 декабря 1995 г. Конституционный Суд проверил соответствие Закона о государственной тайне Конституции и установил следующее:
«4... Государство может относить к государственной тайне информацию в области обороны, экономики и других видов деятельности, разглашение которой может подорвать обороноспособность и безопасность государства. В этой связи Статья 29 § 4 Конституции гласит, что перечень информации, составляющей государственную тайну, должен быть принят в виде федерального закона. Государство также может определять меры и средства для защиты государственной тайны, в том числе путём установления уголовной ответственности за её разглашение и сообщение иностранному государству.
Требования Статьи 29 § 4 Конституции выполняются Законом о государственной тайне от 21 июля 1993 г., который определяет понятие государственной тайны и указывает, какая информация может быть отнесена к государственной тайне».
C.   Условия содержания
43.   Статья 22 Закона о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений (Федеральный закон №103-ФЗ от 15 июля 1995 г.) предусматривает, что заключённые должны получать бесплатное питание в достаточном количестве для поддержания здоровья согласно нормам, установенным Правительством Российской Федерации. Статья 23 предусматривает, что заключённые должны содержаться в условиях, соответствующих санитарным и гигиеническим требованиям. Им должно предоставляться индивидуальное спальное место, выдаваться постельное бельё, столовая посуда и туалетные принадлежности. На каждого заключённого должно приходиться не менее четырёх квадратных метров площади камеры.
III.   Соответствующие международные документы
Условия содержания
44.   Делегация Европейского комитета против пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (ЕКПП) посетила Российскую Федерацию в период со 2 по 17 декабря 2001 г. Раздел её доклада Правительству России (CPT/Inf (2003) 30), относящийся к условиям содержания в изоляторах временного содержания и следственных изоляторах и процедурам жалоб, звучит следующим образом:
«b) изоляторы временного содержания для подозреваемых в совершении преступлений (ИВС)
26. Соглано Правилам 1996 г., устанавливающим внутренний порядок изоляторов временного содержания Министерства внутренних дел для подозреваемых и обвиняемых, жилая площадь на человека должна быть 4 м2. Эти правила также предусматривают, что задержанным должны предоставляться матрасы, постельное бельё, мыло, туалетная бумага, газеты, игры, еда и т. д. Далее, правила устанавливают продолжительность прогулок не менее одного часа в день.
Реальные условия содержания в ИВС, проверенных в 2001 г., существенно отличались».
45.   Следует сразу подчеркнуть, что ЕКПП с удовлетворением отметил прогресс в особо остром вопросе для российской пенитенциарной системы – перенаселённости.
Во время первого визита ЕКПП в Российскую Федерацию в ноябре 1998 г. перенаселённость была обозначена как наиболее важная и неотложная проблема тюремной системы. В начале визита 2001 года делегацию проинформировали, что с 1 января 2000 г. население следственных изоляторов уменьшилось на 30,000 человек. В качестве примера такой тенденции был приведён СИЗО №1 г. Владивостока, где численность заключённых снизилась на 30% за три года.
ЕКПП приветствует меры, принятые в последние годы российскими властями в отношении проблемы перенаселённости, в том числе инструкции, выпущенные Генеральной Прокуратурой, направленные на более избирательное применение меры предварительного содержания под стражей. Тем не менее, собранные делегацией Комитета сведения говорят о том, что многое ещё предстоит сделать. В частности, перенаселённость по-прежнему остаётся серьёзной, и меры, принимаемые властями, недостаточны. В этой связи ЕКПП напоминает о рекомендациях из его предыдущих докладов (ср. §§ 25 и 30 доклада о визите 1998 г., ЕКПП (99) 26; §§ 48 и 50 доклада о визите 1999 г., ЕКПП (2000) 7; § 52 доклада о визите 2000 г., ЕКПП (2001) 2.
125. Как и во время предыдущих визитов, многие заключённые выражали скептицизм относительно процедур жалоб. В частности, было высказано мнение, что невозможно конфиденциально пожаловаться во внешний орган. В действительности, все жалобы, независимо от адресата, регистрировались сотрудниками в специальной книге, где также были ссылки на характер жалобы.  В колонии №8 прокурор по надзору отметил, что во время его инспекций его обычно сопровождал старший сотрудник колонии, и заключённые, как правило, не обращались к нему с просьбой о личном приёме, «потому что они знают, что все жалобы обычно проходят через администрацию колонии».
В свете вышеописанного, ЕКПП напоминает о своих рекомендациях, чтобы российские власти пересмотрели порядок подачи жалоб, желая быть уверенным, что они обрабатываются эффективно. При необходимости существующие правила должны быть изменены, чтобы гарантировать заключённым возможность обращаться во внешние органы на действительно конфиденциальной основе.
Законодательство
I.   Заявленное нарушение Статьи 3 Конвенции в части условий содержания Заявителя
46.   Заявитель жаловался, что условия его содержания с 22 апреля 1998 г. по 6 января 2000 г. в следственном изоляторе Лефортово и с 19 апреля 2002 г. по 11 апреля 2003 г. в следственном изоляторе №ИЗ-77/3 г. Москвы нарушали Статью 3 Конвенции, которая звучит следующим образом:
«Никто не должен подвергаться пыткам бесчеловечному или унижающему обращению или наказанию».
A.   Мнения сторон
47.   Правительство дало свои комментарии по условиям содержания Заявителя. В частности, оно утверждает, что Заявитель содержался в удовлетворительных санитарных условиях. На основе справок, выданных начальником изолятора, они подчёркивают, что Заявитель не содержался в переполненных камерах. У него всегда было индивидуальное спальное место. Правительство не оспаривало, что оно не имело в своём распоряжении никаких документов, содержащих имена и точное количество заключённых в камерах, где содержался Заявитель. В то же время оно приложило к своим замечаниям копии документов, подтверждающих, что регистрационные журналы следственного изолятора были уничтожены. Далее Правительство отмечает, что Заявитель получал питание согласно соответствующим стандартам.
48.   Заявитель оспаривал описание Правительством условий его содержания как фактически неточное. Он настаивает, что камеры постоянно были в значительной мере переполнены.
B.   Оценка Суда
1.   Приемлемость
49.   Суд отмечает вначале, что Заявитель обжаловал условия своего содержания в двух различных учреждениях в два разных периода его заключения. Суд отмечает, что часть жалобы Заявителя относится к периоду заключения, который завершился более чем за шесть месяцев до подачи его жалобы в Суд 17 августа 2003 г. Наиболее поздний период заключения, который Суд может рассматривать, начался 19 апреля 2002 г., когда Заявитель был вновь взят под стражу и помещён в изолятор №ИЗ-77/3 г. Москвы. Этот период заключения представлял собой длящуюся ситуацию, которая завершилась 11 апреля 2003 г., когда Заявителя перевели в исправительную колонию, что укладывается в рамки шести месяцев до подачи заявления. Поэтому Суд считает, что жалобы Заявителя в части, касающейся условий его содержания до 19 апреля 2002 г. были представлены не вовремя и должны быть отклонены согласно Статье 35 §§ 1 и 4 Конвенции (см. Теста против Хорватии, №20877/04, § 37, 12 июля 2007 г., и Брагадиреану против Румынии, №22088/04, § 80, 6 декабря 2007 г.).
50.   Далее Суд отмечает, что оставшаяся часть жалобы не является очевидно необоснованной с точки зрения Статьи 35 § 3 Конвенции. Он далее отмечает, что она не является неприемлемой по любым другим основаниям. Поэтому она должна быть признана приемлемой.
2.   Конкретные обстоятельства
51.   Суд отмечает, что стороны поспорили об определённых аспектах условий содержания Заявителя в следственном изоляторе №ИЗ-77/3 г. Москвы. Однако для Суда нет необходимости устанавливать истинность каждого утверждения, поскольку он находит нарушение Статьи 3 на основе представленных фактов, которые не отрицает Правительство-ответчик.
52.   Центральный пункт для оценки Суда – жилая площадь, предоставленная Заявителю в следственном изоляторе. Основная характеристика, на которой сходятся стороны, – размер камер. Однако Заявитель утверждает, что заполнение камер намного превышало их предусмотренную вместимость. Правительство возражало, что Заявитель содержался с двумя другими заключёнными в меньшей камере и с пятнадцатью-двадцатью в больших камерах.
53.   Суд отмечает, что Правительство в своём заявлении, касающемся количества заключённых, цитирует утверждения директора изолятора, который указывает число сокамерников Заявителя (см. Параграф 31 выше) и, не давая никаких объяснений, представляет документы, подтверждающие гибель определённых регистрационных журналов в следственном изоляторе (см. Параграф 48 выше). В этой связи, принимая, что регистрационные журналы изолятора были уничтожены, Суд находит невероятным, что в июне 2006 года, более чем через три года после окончания пребывания Заявителя в этом изоляторе, его начальник был способен вспомнить точное число заключённых, содержавшихся вместе с Заявителем. Поэтому справки начальника изолятора имеют для Суда низкую доказательную ценность. Тем не менее, если регистрационные журналы всё же существуют, Суд находит странным, что Правительство для подтверждения своих заявлений относительно условий содержания Заявителя предпочло положиться на справки начальника изолятора, имея возможность предоставить копии регистрационных журналов с именами заключённых, содержавшихся вместе с Заявителем.
54.   В этой связи Суд напоминает, что слушания на основе Конвенции, такие как слушания по данному заявлению, не всегда основываются на строгом применении принципа affirmanti incumbit probatio (тот, кто что-либо утверждает, обязан это утверждение доказывать), так как в конкретных случаях только Правительство-ответчик имеет доступ к информации, способной подтвердить или опровергнуть эти утверждения. Неспособность стороны Правительства предоставить данную информацию без удовлетворительного объяснения может привести к выводам об обоснованности утверждений Заявителя (Ахмет Юзкан и другие против Турции, №21689/93, § 426, 6 апреля 2004 г.).
55.   Касаясь упомянутого выше принципа, вместе с тем фактом, что Правительство не предоставило по этому вопросу никакой убедительной информации, Суд рассмотрит вопрос о количестве заключённых в изоляторе №ИЗ-77/3 на основе утверждений Заявителя.
56.   По словам Заявителя, в период заключения на него обычно приходилось около одного квадратного метра личной площади. Имела место явная нехватка спальных мест, и Заявителю приходилось делить койку с другими заключёнными, отдыхая по очереди. В течение примерно года Заявитель находился в своей камере днём и ночью, за исключением ежедневных прогулок в течение одного часа.
57.   Независимо от причин перенаселённости, Суд напоминает Правительству-ответчику об обязанности организовать пенитенциарную систему таким образом, чтобы обеспечить уважение достоинства заключённых, независимо от финансовых или материально-технических трудностей (см. Мамедова против России, №7064/05, § 63, 1 июня 2006 г.).
58.   Суд часто обнаруживал нарушение Статьи 3 Конвенции в части нехватки личного пространства заключённых (см. Худоеров против России, №6847/02, § 104 и последующие, ECHR 2005-... (выдержки); Лабзов против России, №62208/00, § 44 и последующие, 16 июня 2005 г.; Новосёлов против России, №66460/01, § 41 и последующие, 2 июня 2005 г.; Майзит против России, №63378/00, § 39 и последующие, 20 января 2005 г.; Калашников против России, №47095/99, §§ 97 и последующие, ECHR 2002-VI; Пеерс против Греции, №28524/95, §§ 69 и последующие, ECHR 2001-III). Более конкретно, Суд напоминает, что недавно было выявлено нарушение Статьи 3 в свете содержания Заявителя в условиях перенаселённости в том же следственном изоляторе в то же время (см. Игорь Иванов против России, №34000/02, §§ 16-18 и 30-41, 7 июня 2007 г., и Сударков против России, №3130/03, §§ 20-22 и 40-51, 10 июля 2008 г.).
59.   Основываясь на прецедентном праве и на материале, представленном сторонами, Суд отмечает, что Правительство не выдвинуло никаких аргументов или фактов, способных убедить его принять иное решение по настоящему делу. Хотя в настоящем деле нет свидетельств того, что имело место умышленное намерение оскорбить или унизить Заявителя, Суд находит тот факт, что Заявитель был вынужден жить, спать и пользоваться туалетом в одной камере с таким большим числом заключённых, достаточным, чтобы вызвать страдания или затруднения, превышающий допустимый уровень неудобств, связанных с заключением, и вызывающих чувства страха, страдания и унижения человеческого достоинства, способные оскорбить и унизить его.
60.   Далее, поскольку в настоящем деле не может быть установлено, «исключая разумные сомнения», что вентиляция, отопление, освещение или санитарные условия в изоляторе были недопустимыми с точки зрения Статьи 3, Суд тем не менее отмечает, что окна камер были закрыты металлическими ставнями, закрывающими доступ к свежему воздуху и естественному свету. Они были убраны за некоторое время до конца 2002 года, т.е. более чем через семь месяцев после начала пребывания Заявителя в этом изоляторе. Более того, Суд обращает внимание, что в изоляторе у Заявителя было обнаружено серьёзное кожное заболевание, и кажется наиболее вероятным, что он был заражён во время заключения. Хотя этот факт сам по себе не содержит нарушения Статьи 3, учитывая, в частности, тот факт, что Заявитель получал лечение (см. Альвер против Эстонии, №64812/01, § 54, 8 ноября 2005 г., и Игорь Иванов, упомянутый выше, § 40) и что он полностью выздоровел, Суд полагает, что эти аспекты, не будучи сами по себе относимы к понятию «унизительного» обращения, принимаются во внимание в виду основного фактора сильной перенаселённости, чтобы показать, что условия содержания Заявителя выходят за пределы, допускаемые Статьёй 3 Конвенции (см. Новосёлов против России, №66460/01, § 44, 2 июня 2005 г.).
61.   Суд находит, таким образом, что имело место нарушение Статьи 3 Конвенции, поскольку Заявитель был подвергнут бесчеловечному и унизительному обращению с точки зрения условий его содержания с 19 апреля 2002 г. по 11 апреля 2003 г. в изоляторе №ИЗ-77/3 г. Москвы.
II.   Заявленное нарушение Статьи 5 Конвенции
62.   Далее Заявитель жаловался в соответствии со Статьёй 5 §§ 1, 3 и 4 Конвенции, что не было оснований для его ареста и последующего содержания под стражей и что ни один судья не возвращал его под стражу. Статья 5 по данному вопросу гласит следующее:
«1.   Каждый имеет право на свободу и личную безопасность. Никто не может быть лишён свободы, за исключением следующих случаев и в соответствии с предусмотренной законом процедурой:
(c)   законного ареста человека, осуществляемого в целях привлечения его к ответственности компетентным юридическим органом по разумному подозрению в совершении преступления или когда это разумно сочтено необходимым, чтобы предотвратить совершение преступления или бегство после его совершения;
3.   Каждый арестованный или задержанный в соответствии с предписаниями Параграфа 1 (c) данной Статьи должен немедленно предстать перед судьёй или другим официальным лицом, наделённым законом полномочиями осуществлять судебную власть, и должен предстать перед судом в течение разумного срока или быть освобождён до суда. Условием освобождения может быть гарантия явки на суд.
4.   Каждый, кто лишён свободы в виде ареста или задержания, должен иметь право на все процедуры, в результате которых вопрос о законности задержания будет быстро решён судом, и он будет освобождён в случае признания задержания незаконным».
63.   Суд обращает внимание, что не требуется решения о том, содержатся ли в жалобах Заявителя по вопросу его заключения признаки нарушения Статьи 5 Конвенции. Он напоминает, что, согласно Статье 35 Конвенции, Суд может рассматривать дела только в пределах шестимесячного периода с даты принятия окончательного решения. Он обращате внимание, что Заявитель был освобождён из предварительного заключения 6 января 2000 г. Он был повторно взят под стражу только 19 апреля 2002 г., после осуждения его Московским городским судом. После этой даты его заключение более не подпадает под Статью 5 § 1 (c), но лежит в рамках компетенции Статьи 5 § 1 (a) Конвенции (см., например, Лабита против Италии [GC], №26772/95, § 147, ECHR 2000-IV, и B. против Австрии, решение от 28 марта 1990 г., серия A, №175, стр. 14-16, §§ 36-39). Заявитель подал своё заявление в Суд 17 августа 2003 г., то есть более чем через шесть месяцев после его освобождения 6 января 2000 г. и последующего осуждения 19 апреля 2002 г.
64.   Из этого следует, что в этой части заявление было подано за пределами допустимых сроков и должно быть отклонено согласно Статье 35 §§ 1 и 4 Конвенции.
III.   Заявленное нарушение Статьи 6 Конвенции с точки зрения длительности судебного разбирательства
65.   Заявитель жаловался, что длительность судебного разбирательства не соответствовала требованию «разумных сроков», записанному в Статье 6 § 1 Конвенции, которая звучит следующим образом:
«Каждый имеет право при предъявлении... любого уголовного обвинения против него на... рассмотрение дела судом... в разумные сроки».
A.   Мнения сторон
66.   Правительство считает жалобу по чрезмерной длине разбирательства недопустимой согласно Статье 35 § 3 Конвенции. Оно возражало, что задержки были вызваны объективными причинами: необходимостью гарантировать права защиты и обеспечить тщательное расследование дела, сложностью дела и другими уважительными причинами. Далее, оно утверждало, что Заявитель не исчерпал национальные средства защиты, поскольку он не обращался по поводу задержек разбирательства его дела ни в один национальный орган.
67.   Заявитель возражал против утверждений Правительства.
B.   Оценки суда.
(окончание следует)