Автор Тема: Терроризм в России  (Прочитано 80420 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 5203
Re: Терроризм в России
« Ответ #180 : 18/02/20 , 20:35:51 »

Сеть
Дело псевдотеррористической группировки "Сеть", если отложить в сторону классический эксцесс исполнителя, когда конкретные следователи, прокуроры и судьи выполняли руководящие указания так, как умеют и могут - с пытками, полным отсутствием даже видимости справедливости и законности (квалификация в таких случаях совершенно не требуется, требуется исполнительность и полное отсутствие принципов) - это дело откровенно политическое. А значит - есть вполне чёткий политический заказ со стороны власти в отношении конкретной социальной группы.

Власть, сформированная частично из уголовников, частично из бывших силовиков, инстинктивно рассматривает задачу поддержания стабильности через ликвидацию крайних (с ее точки зрения) политических взглядов и движений. В принципе, любая власть не любит радикалов, но государство, в котором есть реально действующее право, вынуждено соблюдать условности и карать за реальные преступления. Диктатуре в этом смысле проще - она на условности не заморачивается и бьет по площадям. Так, как это сейчас делают соколы Путина в Сирии - на кого попала бомба - тот и террорист. Всегда есть пресс-служба МИД или минобороны, которая, выкатив грудь, будет на голубом глазу отрицать любые военные преступления. Западу, в сущности, традиционно плевать на индейцев, а российское общество, загипнотизированное штатными пропагандистами, на любой подобный случай отвечает скороговоркой "Вы всё врёте" и продолжает заниматься своими делами. Начальству виднее, вы не обладаете всей информацией, пусть лучше террористов убивают там, чтобы они не пришли сюда и прочий набор штампов.

В принципе, репрессии и террор внутри страны для общественного сознания мало чем отличаются от мини-геноцида туземцев где-то там, на дальних подступах. Их предпочитают не замечать. "Когда пришлли за евреями, я молчал..." - это не только наша проблема, это всегда и везде так.

Российская власть с выгодой использовала войну на Донбассе, дав негласное добро на отправку туда радикалов всех видов, типов и расцветок. Украинская майданная власть, кстати, тоже была солидарна с российскими коллегами и сбросила накопленный протестный потенциал туда же. Два братских фашистских режима с удовольствием помогли друг другу решить одну и ту же проблему. А то, что на телеканалах разнообразные эксперты и маститые политологи бились в падучей, рассказывая про ужасы противной стороны - ну так работа такая. Виллы в Италии стоят недёшево, а потому отрабатывать нужно на совесть.

Для Кремля донбасское восстание 14 года было крайне выгодным с той точки зрения, что одновременно удалось сбросить в эту мясорубку как крайне правых, так и крайне левых, так как националисты ехали защищать русских, а левые наивно полагали, что будут воевать за справедливость, которую выжгли в России. Да и Донбасс сам по себе - это заповедник чисто советских представлений о жизни и ее устройстве. Во всяком случае, был таковым до войны.

Проблемы начались тогда, когда и тем, и другим стало очевидно - никаких русских Путин спасать не собирается, а про справедливость на территории, которую взяли под контроль социально близкие для Кремля уголовники, говорить стало просто неприлично. Особенно на фоне жестких зачисток знаковых фигур восстания, которые имели хоть какое-то, но выраженное политическое лицо. Ликвидация Захарченко, который был последним харизматичным полевым командиром, имеющим пусть и микроскопическое, но свое мнение по каждому вопросу, завершила эпоху партизанщины. Пришгло время откровенных пушилиных.

Отправлять на Донбасс радикальный молодняк стало бесполезно - они ехали туда за идею, а идейное наполнение войны на Донбассе исчезло. Система снова начала накапливать социальную энтропию. Кстати, ровно та же история и с исламским радикализмом. ИГИЛ и прочие Джебхат-ан-Нусры были подарком с небес для власти, которая понятия не имела, куда девать неприкаянную молодежь из исламских регионов. И была крайне заинтересована в том, чтобы отправлять в Сирию (и иные места джихада) как можно больше молодых и горячих. Относительное затишье на Кавказе в конце нулевых - начале десятых годов связано не столько с успехами антитеррористической борьбы, сколько с отправкой "туда" горючего материала. Военный разгром ИГИЛ вновь создал проблему закрытого котла, который продолжает кипеть.

Раз радикалов девать пока некуда, то на повестку ставится вопрос террора. Смысл террора - в бомбардировке по площадям. На кого упадет. Вина конкретного человека не имеет ни малейшего значения. Важно, что он может иметь (пусть и потенциально) опасные взгляды. Задача заключается в том, чтобы максимально фрагментировать опасный социальный слой, полностью ликвидировать угрозу стихийной самоорганизации. Поэтому и востребованы политические дела, в которых фигурируют именно организованные группы "террористов". Целью террора является внушение простой мысли - в личном качестве вы можете исповедовать любые взгляды, но любая попытка собраться вместе, даже в интернете, чисто виртуально - это уже преступление.

Поэтому и лепят на живую нитку именно групповые дела. Даже если это получается крайне убого и вся доказательная база - изучение навыков выживания в лесу и оказание первой медицинской помощи.

Однако власть всегда совершает одну и ту же ошибку. Основную угрозу для любой диктатуры представляют не радикалы, а равнодушные. Которые в самый ответственный момент просто отвернутся от неё. Уж как Каддафи ни собирал миллионные толпы своих сторонников на Зеленой площади, но умирал он в полном одиночестве. И обожающие его еще вчера с удовольствием приходили в холодильную камеру в торговом центре, чтобы сделать последнее селфи с трупом вчерашенго небожителя. Это судьба многих диктаторов - подыхают они всегда в одиночку. Какие бы иллюзии они не питали насчет преданности народа. И никакой террор не решает эту базовую проблему любой диктатуры.

Радикалы на самом деле - это всегда хорошо. Это неравнодушные. Это те, кто желает странного. Это зародыш развития общества и страны. Топливо движения. Его нужно только организовать и использовать энергию в созидательных целях. Но если власть не может использовать этот ресурс, то она вынуждена его уничтожать. Поэтому террор - это всегда роспись власти в том, что она не имеет образа будущего, к которому страну приведут как раз неравнодушные. Это верный признак полной политической импотенции, которую власть прикрывает террором, липовыми делами и трескучими фразами. И будущего у такой власти нет и быть не может. У нее есть только настоящее, которое всё равно закончится.

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 5203
Re: Терроризм в России
« Ответ #181 : 28/03/20 , 22:50:40 »
Деревня N. не знала гроз.

Покой и тишь - ее основа...

Но в каждом доме был Христос

с лицом Емельки Пугачева!


Аркадий Кутилов

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 5203
Re: Терроризм в России
« Ответ #182 : Сегодня в 17:37:36 »
О возвращении в Россию "львят халифата"
Портал "Розыск Ингушетия" ("интернет-проект, созданный под эгидой органов правопорядка Республики Ингушетия с целью формирования современных способов коммуникации гражданского общества и правоохранительных структур региона") поднимает очень важную тему.

Речь о детишках игиловских* террористов, которых вот уже три года "пачками" возвращают на территорию России. Этот процесс курирует Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребёнка, действительный государственный советник РФ II класса Анна Кузнецова. Изначально операцией по возвращению занимался под патронатом Рамзана Кадырова экс-сенатор от Чечни (ныне полпред Чеченской Республики при Президенте РФ) Зияд Сабсаби, родившийся в Сирии и возглавлявший при Джохаре Дудаеве отдел по внешним связям МИД "Чеченской Республики Ичкерия". Директор ФСБ Александр Бортников ещё в ноябре 2018-го говорил, что возвращение жён и детей террористов может представлять собой серьёзную опасность, так как данная категория "всё чаще используется главарями международных террористических организаций в качестве вербовщиков, террористов-смертников либо исполнителей терактов, а также связников".

Приводим тексты полностью.

***

"13 ноября 2020 года детский омбудсмен А. Кузнецова завезла в Россию из сирийских лагерей для беженцев Аль-Холь и Рож очередную партию детей террористов в количестве 31 человек в возрасте от 2 до 16 лет.

После карантина и отрицательного анализа на COVID-19 они отправились к родственникам в Чечню, Осетию, Ингушетию и Дагестан, где растворятся и об их судьбе, результатах адаптации и ресоциализации мы больше никогда не услышим до тех пор, пока они вдруг не попадут в поле зрения силовиков. Чиновники, которые завозят этих детей, подвергнутых глубокой идеологической обработке в террористической среде, не несут никакой ответственности за содеянное, о чём я уже неоднократно говорил.

С 2018 года это уже 11-й рейс в Россию. Вы что-нибудь слышали, чтобы за два года хотя бы об одном из этих детей террористов вспомнили? Вот и я нет, а я очень внимательно отслеживаю данный вопрос.

Я могу понять активные попытки руководства Сирии и Ирака по высылке членов семей террористов МТО «Исламское государство»* и аффилированных с ним террористических структур в страны исхода. Они пытаются, в первую очередь, избавить свои земли от продрастающего поколения радикалов. Но меня удивляет с каким рвением этим занимаются российские чиновники. И не нужно говорить про мнимый «гуманизм» и «второй шанс» — на эту тему отлично высказался Архивариус: «Те, чей мозг заражен радикальной идеологией, сродни людям, зараженных чумой. Сначала выздоровление — потом возвращение. Никак не наоборот».

Ни для кого не секрет, что боевики, прошедшие курс боевой и минно-взрывной подготовки, совершавшие расправы над мирными жителями, охотно передавали полученные знания и навыки своим жёнам, детям и другим близким родственникам. Все пропагандистские ресурсы МТО пестрят роликами про школы подготовки юных «львят халифата», где, помимо «семейного" обмена боевым опытом, на контролируемых боевиками территориях велась целенаправленная подготовка женщин-смертниц и диверсионно-террористическое обучение детей, что отмечал Рыбарь.

Данная категория граждан и после выселения с территорий «Халифата» в лагеря беженцев не спешит становиться законопослушной и возвращаться к мирной жизни. Об этом в том числе свидетельствуют подпольная религиозная деятельность, инциденты с нападениями на охрану лагерей и попытки побега, убийства сторонниками МТО надзирателей в тюрьмах.

И нельзя забывать ещё об одном: жёны и дети-подростки террористов после серьёзных поражений боевиков получили задания вернуться в регионы исхода и вести скрытую террористическую деятельность на местах. Когда выстрелит это ружьё никому невозможно предугадать..."

***

"После вчерашнего поста об очередной партии возвращённых «львят халифата», в комментарии набежала толпа сочувствующих с обвинениями в том, что я не гуманен и дети ни в чем не виноваты.

Во-первых, я детей ни в чем не обвиняю. Я говорю о том, что виноваты взрослые, которые их вывезли туда (или родили уже там). А чиновники, которые возвращают их в Россию, не проводят с ними никакой работы по адаптации и ресоциализации. Один из вариантов, который применялся в России ещё при имаме Шамиле, я уже предлагал.

Во-вторых, внимательно посмотрите ролик. Момент декапитации заложника подростком 11-13 лет я заблюрил, остальную нарезку вы могли видеть ранее.

В-третьих, в наши задачи, как силовиков, входит обеспечение безопасности граждан России. Я не хочу, чтобы в нашу страну завозили таких психотравмированных террористами детей. Из этих детей уже слепили безжалостных убийц, а такие, как А. Кузнецова, тащат их в Россию.

«Можно приручить и львёнка. Только гарантий того, что однажды он вас не сожрёт, вообще никаких. Вернее даже так: с высокой степенью вероятности однажды он нападёт. Это вопрос времени...»"

***

Чуть ранее "Розыск Ингушетия" замечал: "Может, если законодательно закрепить за Кузнецовой ответственность в случае если эти «дети» пойдут по стопам родителей-террористов и станут пополнением для джихадистов, то она менее активно будет это делать? Ведь ни для кого не секрет, что этих детей возвращают в ту же религиозную и общественно-социальную среду на Кавказ, к родственникам, где получили воспитание и откуда выехали их родители. И никто не занимается должным образом ресоциализацией и интеграцией этих «львят халифата» в российское общество. Ни Кузнецова, ни местные власти. Но есть конструктивное предложение: этих детей изымать из семей, обращать в православие, отправлять в государственные кадетские корпуса при Минобороны РФ, чтобы выращивать достойных сынов Родины — Великой России".

Но... "Увы. Никто с ними не работает. И мы, силовики, последнее звено в этой цепочке. Каждый должен делать свою работу. И если они их завозят, то обязаны контролировать мероприятия по ресоциализации и адаптации этих детей. Оценивать их психологическое состояние. А по факту... по факту только мы осознаём отдалённые последствия этой деятельности".




* террористическая организация, запрещённая в России