Автор Тема: Потери Германии  (Прочитано 12643 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

MALIK54

  • Гость
Потери Германии
« : 24/09/09 , 13:34:54 »
УЛИКИ

Гамбургский счет

Потери Германии во Второй мировой войне – мифы и реальность

Подлинные масштабы людских потерь Германии в годы Второй мировой войны еще ждут своих скрупулезных исследователей, и тогда перед ними могут открыться весьма любопытные факты.


Военные потери в годы Второй мировой и Великой Отечественной войн уже многие годы являются предметами и споров, и спекуляций. Причем отношение к этим потерям меняется с точностью до наоборот. Так, в 70-е годы пропагандистский аппарат ЦК КПСС почему-то чуть ли не с гордостью вещал о тяжелых людских потерях СССР в годы войны. Причем не столько о жертвах нацистского геноцида, сколько о боевых потерях РККА. С совершенно непонятной гордостью муссировалась пропагандистская «утка» якобы всего о трех процентах фронтовиков 1923 года рождения, уцелевших в ходе войны. С упоением вещали о целых выпускных классах, где все юноши ушли на фронт и ни один не вернулся. Было развернуто чуть ли не социалистическое соревнование среди сельских районов, у кого больше деревень, где погибли все ушедшие на фронт мужчины. Хотя, согласно демографической статистике, накануне Великой Отечественной войны имелось 8,6 млн мужчин 1919–1923 гг. рождения, а в 1949 году, в ходе Всесоюзной переписи населения их имелось в живых 5,05 млн, то есть убыль мужского населения 1919–1923 гг. рождения за этот период составила 3,55 млн человек. Таким образом, если принять, что на каждый из возрастов 1919–1923 гг. приходится равная численность мужского населения, то мужчин каждого года рождения насчитывалось 1,72 млн человек. Тогда получается, что призывников 1923 г. рождения погибло 1,67 млн человек (97%), а призывников 1919–1922 гг. рождения – 1,88 млн чел., т.е. около 450 тыс. чел. из числа родившихся в каждом из этих четырех годов (около 27% от их общей численности). И это притом, что военнослужащие 1919–1922 гг. рождения составляли кадровую Красную Армию, принявшую на себя удар вермахта в июне 1941 года и почти полностью сгоревшую в боях лета и осени того же года. Уже это одно с легкостью опровергает все домыслы пресловутых «шестидесятников» о якобы трех процентах оставшихся в живых фронтовиков 1923 г. рождения.
В ходе «перестройки» и т.н. «реформ» маятник качнулся в другую сторону. С упоением приводились немыслимые цифры в 30 и 40 млн военнослужащих, погибших в ходе войны, особенно усердствует с методами статистики пресловутый Б.Соколов, доктор филологии, кстати, а не математик. Озвучивались абсурдные идеи, что Германия потеряла за всю войну всего лишь чуть ли не 100 тыс. человек убитыми, о чудовищном соотношении 1:14 погибших немецких и советских солдат, и т.д. Статистические данные о потерях Советских Вооруженных Сил, приведенные в справочнике «Гриф секретности снят», изданном в 1993 году, и в фундаментальном труде «Россия и СССР в войнах ХХ века (потери Вооруженных сил)», безапелляционно объявлялись фальсификацией. Причем по принципу: раз это не соответствует чей-то умозрительной концепции потерь РККА, значит, фальсификация. В то же время потери противника всячески занижались и занижаются. С телячьим восторгом объявляются цифры, которые ни в какие ворота не лезут. Так, например, потери 4-й танковой армии и оперативной группы «Кемпф» в ходе немецкого наступления под Курском в июле 1943 г. приводились в количестве всего 6900 убитых солдат и офицеров и 12 сгоревших танков. При этом изобретались убогие и смехотворные аргументы в объяснение того, почему практически сохранившая 100% боеспособности танковая армия вдруг попятилась назад: от высадки союзников в Италии, до нехватки топлива и запчастей или даже о начавшихся дождях.
Поэтому вопрос о людских потерях Германии в годы Второй мировой войны достаточно актуален. Причем, что интересно, в самой Германии до настоящего времени отсутствуют фундаментальные исследования по этому вопросу. Имеются лишь косвенные сведения. Большинство исследователей при анализе потерь Германии в годы Второй мировой войны в качестве основного первоисточника используют монографию германского исследователя Б.Мюллера-Гиллебрандта «Сухопутная армия Германии. 1933–1945». Однако данный историк прибегнул к откровенной фальсификации. Так, указывая число призванных в вермахт и войска СС, Мюллер-Гиллебранд дал сведения только за период с 01.06.1939 г. по 30.04.1945 г., скромно умолчав о ранее призванных на военную службу контингентах. А ведь к 1 июня 1939 года Германия уже четыре года развертывала свои вооруженные силы, и к 1 июня указанного года в вермахте насчитывалось 3214,0 тыс. человек! Поэтому мужчин число мобилизованных в вермахт и СС в 1935–1945 гг. приобретает иной вид (см. таблицу 1).
Таким образом, общее количество мобилизованных в вермахт и войска СС составляет не 17 893,2 тыс. человек, а порядка 21 107,2 тыс. человек, что сразу дает совершенно иную картину потерь Германии в годы Второй мировой войны.
Теперь обратимся собственно к потерям вермахта. В вермахте действовали три различные системы учета потерь:
1) по каналу «IIа» – войсковому служебному;
2) по каналу медико-санитарной службы;
3) по каналу персонального учета потерь в территориальных органах списочного учета военнослужащих Германии.
Но при этом существовала интересная особенность – потери частей и подразделений учитывались не суммарно, а по их боевому предназначению. Делалось это для того, чтобы Армия резерва имела исчерпывающие сведения о том, какие контингенты военнослужащих необходимо подать для пополнения в каждую конкретную дивизию. Достаточно разумный принцип, но сегодня этот метод учета убыли личного состава позволяет манипулировать цифрами немецких потерь.

Во-первых, раздельно велся учет потерь личного состава т.н. «боевой численности» – Kampfwstaerke – и частей обеспечения. Так, в немецкой пехотной дивизии штата 1944 г. «боевая численность» составляла 7160 чел., численность подразделений боевого обеспечения и тыла – 5609 чел., и общая численность – Tagesstaerke – 12 769 человек. В танковой дивизии по штату 1944 г. «боевая численность» составляла 9307 чел., численность подразделений боевого обеспечения и тыла – 5420 чел., и общая численность – 14 727 человек. «Боевая численность» действующей армии вермахта составляла примерно 40–45% от общей численности личного состава. Кстати, это позволяет очень лихо фальсифицировать ход войны, когда у советских войск на фронте указывается их общая численность, а у немецких – только боевая. Мол, связисты, саперы, ремонтники, они же в атаки не ходят…
Во-вторых, в самой «боевой численности» – Kampfwstaerke – отдельно выделялись подразделения «непосредственно ведущие бой» – Gefechtstaerke. Частями и подразделениями «непосредственно ведущими бой» в составе дивизий считались пехотные (мотострелковые, танково-гренадерские) полки, танковые полки и батальоны и разведывательные батальоны. Артиллерийские полки и дивизионы, противотанковые и зенитные дивизионы относились к частям боевой поддержки. В Военно-воздушных силах – люфтваффе – «подразделениями, непосредственно ведущими бой» считались летный состав, в Военно-морских силах – Кригсмарине – к этой категории относился плавсостав. И учет потерь личного состава «боевой численности» велся раздельно по личному составу «непосредственно ведущему бой» и по личному составу частей боевой поддержки.
Интересно также отметить, что в боевых потерях учитывались только убитые непосредственно на поле боя, а вот военнослужащие, умершие от тяжелых ранений на этапах эвакуации, уже относились к потерям Армии резерва и из общего числа безвозвратных потерь действующей армии исключались. То есть как только ранение определялось как требующее на излечение более 6 недель, военнослужащий вермахта сразу же перечислялся в Армию резерва. И даже если его не успевали вывезти в тыл и он умирал поблизости от передовой, все равно как безвозвратная потеря он учитывался уже в Армии резерва и из числа боевых безвозвратных потерь конкретного фронта (Восточного, Африканского, Западного и т.д.) этот военнослужащий исключался. Именно поэтому в учете потерь вермахта фигурируют практически только убитые и пропавшие без вести.
Имелась и еще одна специфическая черта учета потерь в вермахте. Чехи, призванные в вермахт из протектората Богемия и Моравия, поляки, призванные в вермахт из Познанского и Поморского краев Польши, а также эльзасцы и лотарингцы по каналу персонального учета потерь в территориальных органах списочного учета военнослужащих Германии не учитывались, поскольку не относились к т.н. «имперским немцам». Точно так же не учитывались по каналу персонального учета этнические немцы (фольксдойче), призванные в вермахт из оккупированных стран Европы. Иными словами, потери этих категорий военнослужащих из суммарного учета безвозвратных потерь вермахта исключались. Хотя с указанных территорий в вермахт и СС было призвано более 1200 тыс. человек, не считая этнических немцев – фольксдоче – оккупированных стран Европы. Только из этнических немцев Хорватии, Венгрии и Чехии были сформированы шесть дивизий СС, не считая большого количества военно-полицейских частей.
Не учитывались в вермахте и потери вспомогательных военизированных формирований: Национал-социалистского автомобильного корпуса, Транспортного корпуса Шпеера, Имперской трудовой службы и Организации Тодта. Хотя личный состав этих формирований принимал непосредственное участие в обеспечении боевых действий, а на заключительном этапе войны подразделения и части этих вспомогательных формирований бросались в бой против советских войск на территории Германии. Зачастую личный состав этих формирований вливался как пополнение в состав соединений вермахта прямо на фронте, но поскольку это не было пополнением, направленным через Армию резерва, то централизованный учет этого пополнения не велся, и по служебным каналам учета потерь боевая убыль этого личного состава не учитывалась.
Отдельно от вермахта велся и учет потерь фольксштурма и гитлерюгенда, которые широко привлекались к участию в боевых действиях в Восточной Пруссии, Восточной Померании, Силезии, Бранденбурге, Западной Померании, Саксонии и Берлине. Фольксшурм и гитлерюгенд находились в ведении НСДАП. Зачастую подразделения и фольксштурма, и гитлерюгенда также непосредственно на фронте вливались в состав частей и соединений вермахта как пополнение, но по той же причине, что и с другими военизированными формированиями, персональный именной учет этого пополнения не осуществлялся.
Также не учитывались в вермахте потери военно-полицейских частей СС (прежде всего фельджандармерии), которые вели борьбу с партизанским движением, а на заключительном этапе войны бросались в бой против частей Красной Армии.
Кроме того, в составе немецких войск в боевых действиях участвовали т.н. «добровольные помощники» – Hilfswillige («хиви», Hiwi), но потери данной категории личного состава в общих боевых потерях вермахта тоже не учитывались. На «добровольных помощниках» следует остановиться особо. Эти «помощники» набирались по всем странам Европы и оккупированной части СССР, всего в 1939–1945 гг. в качестве «добровольных помощников» в вермахт и СС вступили до 2 млн человек (в т.ч. ок. 500 тыс. чел. с оккупированных территорий СССР). И хотя большую часть Hiwi составлял обслуживающий персонал тыловых структур и комендатур вермахта на оккупированных территориях, значительная их часть входила непосредственно в состав боевых частей и соединений.
Таким образом, недобросовестными исследователями из общего числа безвозвратных потерь Германии исключалось большое число потерянного личного состава, непосредственно участвовавшего в боевых действиях, но формально не относящегося к вермахту. Хотя и вспомогательные военизированные формирования, и фольксштурм, и «добровольные помощники» в ходе боев несли потери, и эти потери с полным основанием можно отнести к боевым потерям Германии.
В приведенной здесь таблице 2 сделана попытка свести воедино численность и вермахта, и военизированных формирований Германии, и ориентировочно рассчитать убыль личного состава вооруженных сил нацистской Германии в ходе Второй мировой войны.
Могут вызвать удивление количество попавших в плен к союзникам и капитулировавших перед ними военнослужащих Германии, притом что 2/3 войск вермахта действовало на Восточном фронте. Суть в том, что в плену у союзников в общем котле учитывались как военнослужащие вермахта и ваффен-СС (обозначение полевых войск СС, действовавших на фронтах Второй мировой войны), так и личный состав всевозможных военизированных формирований, фольксштурма, функ­ционеры НСДАП, сотрудники территориальных подразделений РСХА и полицейских территориальных формирований, вплоть до пожарных. В результате союзники числили в качестве пленных до 4032,3 тыс. чел., хотя реальная численность военнопленных из состава вермахта и ваффен-СС была значительно ниже, чем указывали союзники в своих документах – порядка 3000,0 тыс. чел., однако в наших расчетах будем использовать официальные данные. Кроме того, в апреле–мае 1945 года немецкие войска, страшась возмездия за злодеяния, совершенные на территории СССР, стремительно откатывались на запад, стремясь сдаться англо-американским войскам. Также в конце апреля – начале мая 1945 г. в массовом порядке сдавались англо-американским войскам формирования Армии резерва вермахта и всевозможные военизированные формирования, а также полицейские части.
Таким образом, из таблицы явственно видно, что общие потери Третьего рейха на Восточном фронте убитыми и умершими от ран, пропавшими без вести, умершими в плену достигают 6071 тыс. человек.
Однако, как известно, на Восточном фронте против Советского Союза воевали не только германские войска, иностранные добровольцы и военизированные формирования Германии, но и войска их сателлитов. Так же необходимо учитывать потери и «добровольных помощников – «Hiwi». Поэтому с учетом потерь данных категорий личного состава, общая картина потерь Германии и ее сателлитов на Восточном фронте принимает картину, приведенную в таблице 3.

Таким образом, суммарные безвозвратные потери гитлеровской Германии и ее сателлитов на Восточном фронте в 1941–1945 гг. достигают 7 миллионов 625 тысяч человек. Если же брать потери только на поле боя, без учета умерших в плену и потерь «добровольных помощников», то потери составляют: для Германии – порядка 5620,4 тысячи человек и для стран-сателлитов – 959 тысяч человек, всего – около 6579,4 тысячи человек. Советские потери на поле боя составили 6885,1 тысячи человек. Таким образом, потери Германии и ее сателлитов на поле боя с учетом всех факторов лишь ненамного меньше боевых потерь Советских Вооруженных Сил на поле боя (порядка 5%), и ни о каком соотношении 1:8 или 1:14 боевых потерь Германии и ее сателлитов к потерям СССР  не может идти речи.
Цифры, приведенные выше в таблицах, конечно же, весьма ориентировочны и имеют серьезные погрешности, но дают, в определенном приближении, порядок потерь нацистской Германии и ее сателлитов на Восточном фронте и в годы войны в целом. При этом, безусловно, если бы не бесчеловечное обращение нацистов с советскими военнопленными общая численность потерь советских военнослужащих была бы значительно ниже. При соответствующем отношении к советским военнопленным не менее полутора-двух миллионов человек из числа умерших в немецком плену могли бы остаться в живых.
Тем не менее подробного и детального исследования реальных людских потерь Германии в годы Второй мировой войны до настоящего времени не существует, т.к. отсутствует политический заказ, а многие данные, касающиеся потерь Германии, до настоящего времени засекречены под предлогом, что могут нанести «моральные травмы» нынешнему германскому обществу (пусть лучше остаются в счастливом неведении, сколько немцев сгинуло в годы Второй мировой войны). Вопреки лубочной картинке отечественных СМИ в Германии, активно фальсифицирующих историю. Главной целью этих действий является внедрение в общественное мнение идеи, что в войне с СССР нацистская Германия была обороняющейся стороной, а вермахт – «передовым отрядом европейской цивилизации» в борьбе с «большевистским варварством». И там активно превозносят «блестящих» немецких генералов, четыре года сдерживавших «азиатские полчища большевиков», при минимальных потерях немецких войск, и только «двадцатикратное численное превосходство большевиков», заваливших вермахт трупами, сломило сопротивление «доблестных» солдат вермахта. И постоянно муссируется тезис, что «мирного» немецкого населения погибло больше, чем солдат на фронте, причем большая часть погибшего гражданского населения якобы приходится на восточную часть Германии, где якобы зверствовали советские войска.
В свете рассматриваемых выше проблем необходимо коснуться упорно навязываемых псевдоисториками клише о том, что СССР победил, «завалив немца трупами своих солдат». У СССР просто не было такого количества людских ресурсов. На 22.06.1941 г. население СССР составило порядка 190–194 млн человек. В том числе мужское население составляло около 48–49% – приблизительно 91–93 млн человек, из этого числа мужчины 1891–1927 гг. рождения составляли порядка 51–53 млн человек. Исключаем примерно 10% мужчин, негодных к военной службе даже в военное время, – это около 5 млн человек. Исключаем 18–20% «забронированных» – высококвалифицированных специалистов, не подлежащих призыву, – это еще около 10 млн человек. Таким образом, призывной ресурс СССР составлял порядка 36–38 млн человек. Что СССР и продемонстрировал на самом деле, призвав в Вооруженные Силы 34 476,7 тыс. человек. К тому же необходимо учитывать, что существенная часть призывного контингента осталась на оккупированных территориях. И многие из этих людей или были угнаны в Германию, или погибли, или встали на путь коллаборационизма, и после освобождения советскими войсками с территорий, подвергшихся оккупации, в армию было призвано намного меньше людей (на 40–45%), чем могло быть призвано до оккупации. К тому же экономика СССР просто не выдержала бы, если бы практически все мужчины, способные носить оружие – 48–49 млн человек – были призваны в армию. Некому тогда было бы плавить сталь, выпускать Т-34 и Ил-2, растить хлеб.
Чтобы иметь в мае 1945 г. Вооруженные Силы численностью 11 390,6 тыс. человек, иметь 1046 тыс. человек в на излечении в госпиталях, демобилизовать по ранениям и болезням 3798,2 тыс. человек, потерять 4600 тыс. чел. пленными и потерять убитыми 26400 тыс. человек, в Вооруженные Силы следовало мобилизовать как раз 48 632,3 тыс. человек. То есть, за исключением полностью негодных к военной службе калек, ни одного мужчины 1891–1927 гг. рождения в тылу не должно было оставаться! Более того, с учетом, что часть мужчин призывных возрастов оказались на оккупированных территориях, а часть работала на предприятиях промышленности, под мобилизацию неизбежно должны были попасть более старшие и более младшие возраста. Однако мобилизация мужчин старше 1891 г. рождения не проводилась, как и мобилизация призывников моложе 1927 г. рождения. В общем, занимался бы доктор филологии Б.Соколов анализом стихов или прозы, может быть, и не стал бы посмешищем.
Возвращаясь к потерям вермахта и Третьего рейха в целом, необходимо отметить, что вопрос учета потерь там достаточно интересен и специфичен. Так, весьма интересны и примечательны данные потерь бронетанковой техники, приводимые Б.Мюллером-Гиллебрандтом. Например, в апреле–июне 1943 года, когда на Восточном фронте стояло затишье, а бои шли только в Северной Африке, как безвозвратные потери были учтены 1019 танков и штурмовых орудий. Притом что к концу марта армия «Африка» имела едва 200 танков и штурмовых орудий, а в апреле и в мае в Тунис было доставлено от силы 100 единиц бронетанковой техники. Т.е. в Северной Африке в апреле и мае вермахт мог потерять, самое большее 300 танков и штурмовых орудий. Откуда же взялись еще 700–750 потерянных единиц бронетанковой техники? Неужели тайные танковые сражения на Восточном фронте шли? Или в Югославии танковая армия вермахта свой конец в эти дни нашла?
Аналогично потери бронетанковой техники в декабре 1942 года, когда шли жестокие танковые бои на Дону, или потери в январе 1943 года, когда немецкие войска откатывались с Кавказа, бросая технику, Мюллер-Гиллебранд приводит в количестве всего 184 и 446 танков и штурмовых орудий. Зато в феврале–марте 1943 года, когда вермахт перешел в контрнаступление в Донбассе, потери немецкой БТТ вдруг достигли 2069 единиц в феврале и 759 единиц в марте. Надо учитывать, что вермахт наступал, поле боя оставалось за немецкими войсками, и вся поврежденная в боях бронетанковая техника доставлялась в танкоремонтные подразделения вермахта. В Африке такие потери вермахт понести не мог, к началу февраля армия «Африка» насчитывала не более 350–400 танков и штурмовых орудий, и в феврале–марте получила на пополнение всего около 200 единиц бронетехники. Т.е. даже при условии уничтожения всех немецких танков в Африке потери армии «Африка» в феврале–марте не могли превысить 600 единиц, остальные 2228 танков и штурмовых орудий были потеряны на Восточном фронте. Как такое могло случиться? Почему в наступлении немцы потеряли в пять раз больше танков, чем при отступлении, хотя опыт войны показывает, что всегда происходит наоборот?
Ответ прост: в феврале 1943 г. в Сталинграде капитулировала 6-я немецкая армия фельдмаршала Паулюса. И вермахту пришлось перевести в список безвозвратных потерь всю бронетанковую технику, давно уже утраченную им в донских степях, но продолжавшую скромно числиться в среднесрочном и долгосрочном ремонте в 6-й армии.
Невозможно объяснить, почему, прогрызая глубоко эшелонированную, насыщенную противотанковой артиллерией и танками оборону советских войск под Курском в июле 1943 года, немецкие войска потеряли меньше танков, чем в феврале 1943 года, когда они наносили контрудары по растянутым в линию войскам Юго-Западного и Воронежского фронтов. Даже если предположить, что в феврале 1943 года германские войска 50% своих танков потеряли в Африке, трудно допустить, что в феврале 1943 г. в Донбассе малочисленные советские войска смогли выбить более 1000 танков, а в июле под Белгородом и Орлом – только 925.
Не случайно долгое время при захвате в «котлах» документов немецких «панцердивизий» вставали серьезные вопросы, куда девалась немецкая техника, если из кольца окружения никто не прорвался, а количество брошенной и разбитой техники никак не соответствует тому, что написано в документах. Всякий раз танков и штурмовых орудий у немцев оказывалось значительно меньше, чем числилось по документам. И лишь к середине 1944 года поняли, что реальный состав немецких танковых дивизий необходимо определять по графе «боеготовых». Зачастую возникали ситуации, когда в немецких танковых и танково-гренадерских дивизиях числилось «мертвых танковых душ» больше, чем реально имеющихся боеготовых танков и штурмовых орудий. А выгоревшие, со свернутыми на бок башнями, с зияющими проломами в броне танки стояли на дворах танкоремонтных предприятий, на бумаге переходя из машин одной ремонтной категории в другую, дожидаясь или отправки в переплавку, или же их захватывали советские войска. Зато немецкие промышленные корпорации в это время спокойно «пилили» финансы, отпущенные на проведение якобы долгосрочного ремонта или ремонта «с отправкой в Германию». Кроме того, если в советских документах сразу и четко указывалось, что безвозвратно потерянный танк сгорел или разбит так, что не подлежит восстановлению, то в немецких документах указывался только выведенный из строя узел или агрегат (двигатель, трансмиссия, ходовая часть), или же указывалось месторасположение боевого повреждения (корпус, башня, днище и т.д.). При этом даже полностью сгоревший от попадания снаряда в моторное отделение танк числился как имеющий повреждение двигателя.
Если проанализировать у того же Б.Мюллера-Гиллебрандта данные по потерям «Королевских тигров», то выясняется еще более поразительная картина. В начале февраля 1945 года в вермахте и ваффен-СС числилось 219 танков Pz. Kpfw. VI Ausf. B «Tiger II» («Королевский тигр»). Произведено к этому времени было 417 танков этого типа. А потеряно, по данным Мюллера-Гиллебрандта, – 57. Итого разница между произведенными и потерянными танками – 350 единиц. В наличии – 219. Куда подевалась 131 машина? И это еще не все. По данным того же отставного генерала в августе 1944 года потерянных «Королевских тигров» вообще не числилось. И многие другие исследователи истории панцерваффе так же оказываются в неловком положении, когда почти все указывают, что немецкие войска признали под Сандомиром потерю только 6 (шести) Pz. Kpfw. VI Ausf. B «Tiger II». Но как тогда быть с ситуацией, когда у местечка Шидлув и деревни Оглендув под Сандомиром советскими трофейными группами и спецгруппами из автобронетанкового управления 1-го Украинского фронта были детально изучены и описаны с указанием заводских номеров 10 подбитых и сгоревших и 3 полностью исправных  «Королевских тигра»? Остается только предполагать, что, стоявшие в пределах прямой видимости немецких войск, подбитые и сгоревшие «Королевские тигры», числились вермахтом у себя в долговременном ремонте под тем предлогом, что теоретически эти танки можно отбить в ходе контратаки и вернуть затем в строй. Оригинальная логика, но ничего иного на ум не приходит.
По данным Б.Мюллера-Гиллебрандта, к 1 февраля 1945 года было произведено 5840 тяжелых танков Pz. Kpfw. V «Panther» («Пантера»), потеряно – 3059 единиц, в наличии имелось 1964 единицы. Если брать разницу между произведенными «Пантерами» и их потерями, то остаток составляет 2781 единицу. Наличествовало же, как уже указывалось – 1964 единицы. При этом танки «Пантера» сателлитам Германии не передавались. Куда же подевались 817 единиц?
С танками Pz. Kpfw. IV точно такая же картина. Произведено к 1 февраля 1945 года этих машин, по данным Мюллера-Гиллебрандта, 8428 единиц, потеряно  –  6151, разница составляет 2277 единиц, наличествовало на 1 февраля 1945 г.  –  1517 единиц. Передано союзникам было не более 300 машин этого типа. Таким образом, неучтенными оказываются до 460 машин, подевавшихся неведомо куда.
Танки Pz. Kpfw. III. Произведено  – 5681 единица, потеряно к 1 февраля 1945 года – 4808 единиц, разница – 873 единиц, наличествовало на ту же дату – 534 танка. Передано сателлитам было не более 100 единиц, таким образом, неведомо куда из учета испарились около 250 танков.
Всего же исчезли из учета более 1700 танков «Королевский тигр», «Пантера», Pz. Kpfw. IV и Pz. Kpfw. III.
Парадоксально, но до настоящего времени ни одна из попыток разобраться с безвозвратными потерями вермахта в технике так и не увенчалась успехом. Никто так и не смог детально разложить по месяцам и годам, какие же реальные безвозвратные потери несли панцерваффе. И все по причине своеобразной методики «учета» потерь боевой техники в германском вермахте.
Точно так же в люфтваффе существовавшая методика учета потерь позволяла долгое время числить в графе «ремонт» сбитые, но упавшие на своей территории, самолеты. Порой даже разбитый вдребезги самолет, упавший в расположении немецких войск, не включался сразу в списки безвозвратных потерь, а числился поврежденным. Все это приводило к тому, что в эскадрах люфтваффе до 30–40%, и даже более, техники постоянно числилось не боеготовой, плавно переходя из категории поврежденных в категорию подлежащей списанию.

Один пример: когда в июле 1943 года на южном фасе Курской дуги летчик А.Горовец сбил в одном бою 9 пикировщиков Ju-87, советская пехота обследовала места падения «Юнкерсов» и сообщила подробные данные о сбитых самолетах: тактические и заводские номера, данные на погибших членов экипажей и т.д. Однако люфтваффе признало в тот день потерю только двух пикировщиков. Как такое могло случиться? Ответ прост: к вечеру дня воздушного боя территория, где упали бомбардировщики люфтваффе, была занята немецкими войсками. И сбитые самолеты оказались на территории, контролируемой немцами. А из девяти бомбардировщиков только два рассыпались в воздухе, остальные упали, но сохранили относительную целостность, хотя и были искорежены. И люфтваффе со спокойной душой отнесли сбитые самолеты к числу только получивших боевые повреждения. Удивительно, но это реальный факт.
И вообще, рассматривая вопрос потерь техники вермахта, надо учитывать, что на ремонте техники делались огромные деньги. А когда дело касалось финансовых интересов финансово-промышленной олигархии, весь репрессивный аппарат Третьего рейха вставал перед ней навытяжку. Интересы промышленных корпораций и банков блюлись свято. Тем более что у большинства нацистских бонз имелись в этом свои корыстные интересы.
Необходимо отметить и еще один специфический момент. Вопреки распространенному мнению о педантичности, аккуратности и скрупулезности немцев, нацистская верхушка прекрасно понимала, что полный и аккуратный учет потерь способен стать оружием против них. Ведь всегда есть вероятность, что сведения об истинных масштабах потерь попадут в руки противника и будут использованы в пропагандистской войне против рейха. Поэтому в нацистской Германии сквозь пальцы смотрели на путаницу в учете потерь. Сначала был расчет, что победителей не судят, потом это стало целенаправленной политикой, чтобы не дать победителям в случае полного поражения Третьего рейха аргументы для разоблачения масштабов бедствия перед немецким народом. К тому же нельзя исключать, что на завершающем этапе войны производилась специальная подчистка архивов, чтобы не дать в руки победителей дополнительных аргументов в деле обвинения главарей нацистского режима в преступлениях не только против других народов, но и против собственного, немецкого. Ведь гибель нескольких миллионов молодых мужчин в бессмысленной бойне ради осуществления бредовых идей о мировом господстве – это очень веский аргумент обвинения.
Поэтому подлинные масштабы людских потерь Германии в годы Второй мировой войны еще ждут своих скрупулезных исследователей, и тогда перед ними могут открыться весьма любопытные факты. Но при условии, что это будут добросовестные историки, а не всевозможные солонины, млечины, сванидзе, афанасьевы, гавриилпоповы и соколовы. Парадоксально, но комиссии по противодействию фальсификации истории найдется больше работы внутри России, чем за ее пределами.

Андрей РАЙЗФЕЛЬД.
Москва.
 [24/09/2009]


Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7820
Re: Потери Германии
« Ответ #1 : 01/10/09 , 21:47:40 »
— 28.09.2009 11:03 —
Sun: череп Гитлера принадлежал женщине


В результате ДНК анализа черепа Адольфа Гитлера выяснилось, что останки, которые, как считалось, принадлежат нацистскому лидеру, на самом деле принадлежали женщине, пишет The Sun. Открытие, сделанное американским археологом Ником Беллантони, поставило под сомнение информацию в том, что глава нацистов совершил самоубийство в берлинском бункере в апреле 1945 года, как считали ранее историки.
По их словам, Гитлер принял ампулу цианистого калия и застрелился, когда узнал, что Красная Армия окружила Берлин. Немецкому главе было тогда 56 лет.
Однако анализ также показал, что череп принадлежал более молодому человеку 20-40 лет. Ник Беллантони пояснил: «Кость очень тонкая, у мужчин они обычно крепче. Кость соответствует женщине 20-40 лет». Останки Гитлера, найденные во время Второй мировой войны, были кремированы в 1970 агентами КГБ. Сохранились только челюстная кость и фрагмент черепа. Ник Беллантони считает, что этот череп может быть чьим угодно.

«Газета.Ru»


MALIK54

  • Гость
Re: Потери Германии
« Ответ #2 : 26/06/10 , 20:03:04 »
ПЯТАЯ КОЛОННА В ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКЕ

Демографические потери СССР в Великой Отечественной войне известны. Трудом большого числа демографов и историков эти потери определены в 27 млн. человек, и эта цифра сейчас признана официальной. Правда, при ближайшем рассмотрении окажется, что в этой цифре не учтена репатриация поляков во время войны, если её учесть, то цифра сократится до 25 млн. человек (статья М.Б. Денисенко в книге «Покушение на Великую Победу», АЛГОРИТМ, 2005 год, стр. 120). Если рассмотреть ещё ближе, выяснится, что и эта цифра старательно натягивалась за счёт повышенной смертности населения ГУЛАГа и «полной гибели» ополчений Москвы и Ленинграда (там же, стр. 98 и 109). Если же считать количество эмигрантов второй волны не по американским авторам западноукраинского происхождения, а по фактически имеющимся материалам, то демографические потери СССР не превысят 23 млн. человек.

Значительно сложнее с демографическими потерями Германии. Если военные потери Германии учёные стремятся всячески занизить, то демографические стараются вообще не показывать.

Между тем их легко оценить, по вполне доступным материалам. Например, опубликованным на сайте http://ww2stats.com/index.html. Попробуем сделать это сами.

Перед войной в Германии проживало 69 млн. человек и 17 млн. немцев проживало в странах Восточной Европы, кроме СССР. Из этих фольксдойче 3 млн. погибли, 2 млн. остались жить на старых местах и 12 млн. сбежали в Германию в конце войны, спасаясь от наступающих советских войск.

В самой Германии после войны насчитывалось в 1956 году 71 млн. человек. Из них 12 млн. это сбежавшие фольксдойче и 4,5 млн. прирост населения за годы войны, поскольку смертность от естественных причин оценивают в 14 млн. человек, а рождаемость в 18,5 млн. Ещё надо учесть 0,5 млн. иммигрантов и 1 млн. оставшихся на отошедших от Германии территориях. То есть в Германии после войны осталось 56 млн. немцев, живших в ней перед войной.

Погибших немцев будет тогда 13 млн. с территории Германии и 3 млн. из других стран Восточной Европы. А всего 16 млн. человек. Из них около 10 млн. мужчин призывного и старшего возраста и около 6 млн. женщин и детей.

Становится понятным, почему историки и демографы обходят молчанием эту тему, ведь 10 млн. убитых немецких мужчин придётся записать на счёт советских войск, а 6 млн. убитых женщин и детей на счёт английской и американской авиации.

Понятно, почему европейские и американские учёные активно искажают историческую науку, им за это платят. Понятно, почему этим занимаются нынешние российские историки и демографы. Им тоже за это платят.

Конечно, 10 млн. немецких мужчин, это не все военнослужащие немецкой армии. В составе пленных немцев около трети совсем не немцев, значит, и среди убитых должно быть так же. Тогда число убитых советскими бойцами только в немецкой армии возрастёт примерно до 15 млн. человек.

Подробные расчёты немецких потерь в период Второй мировой войны я выложил на сайте http://www.poteryww2.narod.ru. На разных форумах попросил людей высказаться по существу проделанных мной расчётов. Подавляющее большинство людей, давших свои оценки, отозвались о моей работе пренебрежительно. Между тем ни один не сумел привести доводов, опровергающих мой расчёт. Люди готовы поставить под сомнение правила арифметики, но не станут сомневаться в том, что написано в научных или похожих на таковые книжках. Особенно зарубежных.

Прекрасная работа иностранных спецслужб. Масштабный образец стратегической операции идеологического фронта холодной войны. Огромная и безусловная, стоившая огромных усилий Великая победа за 10-20 лет демократии превращена в национальный позор русского народа.

И.Л. ГАРИБЯН
http://www.duel.ru/201025/?25_4_2

MALIK54

  • Гость
Re: Потери Германии
« Ответ #3 : 14/11/10 , 16:09:41 »
Полный скан документа в ОБД Мемориал:


http://www.skycentre.net/index.php?showtopic=6403&st=0&p=157982&#entry157982

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15139
Re: Потери Германии
« Ответ #4 : 30/11/11 , 20:11:11 »


Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15139
Re: Потери Германии
« Ответ #5 : 12/11/12 , 17:29:13 »
И один в поле воин
 Алексей Николаевич Крылов
 Имя - Николай. Отчество - Владимирович. Фамилия - Сиротинин. Рост - Сто шестьдесят четыре сантиметра. Вес - пятьдесят четыре килограмма. Звание - старший сержант. Русский. Воинская профессия - артиллерист, командир орудия. Возраст - двадцать лет. Деревенский. 55-й стрелковый полк, 6-я стрелковая дивизия. Та самая дивизия, части которой стояли в Брестской крепости и возле неё.
 
     Противотанковая пушка, калибр - 76 миллиметров, вес в боевом положении полторы тонны. Шестьдесят снарядов. Карабин, патроны.
     Вес снаряда - девять килограмм. Наиболее действительный огонь по бронированным целям - 600 метров, прямая наводка. Направление обороны простое - за Родину.
 
     Противник - вторая танковая группа любимца фюрера - Гудериана. Четвёртая танковая дивизия вермахта, авангард. Колонна из 59 немецких танков . Представьте себе эту махину.
     Если основной немецкий боевой танк Т-III имеет: вес - 20 тонн, Двигатель Maybach мощностью 250 л.с., скорость 32 км/ч. Экипаж -5 человек. Габариты: 5,69х2,81х2,335м. Вооружение: 37-мм пушка и три пулемета MG34. Это двести танкистов, 150 пулемётов, 59 пушек, 1200 тонн немецкого железа.
     Танковый батальон прикрывала рота пехоты в грузовиках, пешком и на лошадях с велосипедами. А именно: четыре офицера, 26 унтер-офицеров, 161 солдат. Вооружение: 47 пистолетов, 16 шмайссеров,132 карабина, 12 ручных пулемётов, 3 противотанковых ружья, три 50-мм миномёта. 22 лошади, 9 пароконных повозок, 1 полевая кухня, 9 велосипедов. Гусенично-колёсные бронемашины. Мотоциклисты. Направление движения, важнее не придумаешь - Москва.
 
     17 июля 1941 года. Маленькая белорусская деревня Сокольничи. Мост через неширокую речушку Добрысть. Заболоченные берега. За речкой, в зелени второго месяца лета и золоте хлебов, затерялась в маскировке единственная пушка и солдат. Арьергард артиллерийской батареи стрелкового полка. Перед мостом, с другой стороны реки, забитая немецкими танками до самого видимого окаёма дорога - Варшавка. Сзади, лихорадочно спешащий на новый рубеж обороны, реку Сож, родной стрелковый полк. Главное - время, чтоб они успели занять рубеж и окопаться.
 
     - Думаю, они тебе больше тридцати раз пальнуть не дадут, - сказал командир батареи, - заткнёшь мост и отходи. Замок от пушки - с собой в вещмешок. Лошадь за сарайчиком. Догонишь.
     - Ничо, таварищ старший лейтенант, я всё сделаю. Я деревенский, вы мене токо оставьте ещё снарядов, и вам быстрее ехать будет и лошадям проще, не так тяжельше, - маленький сержант смотрел снизу- вверх спокойно и уверенно, как будто перед тем, как сделать привычную и тяжёлую сельскую работу на своей земле в деревне на орловщине. От деревни Сокольничи до районного центра Кричева - пять километров. Несколько минут езды. Но 17 июля 1941 года, чтобы преодолеть это расстояние гитлеровцам понадобилось два с половиной часа.
 
     Очевидцы говорят, что командир вначале боя был где-то рядом - корректировал, но как только Сиротинин первым выстрелом подбил перед въёздом на мост головной танк, а затем последний, который попал в сектор обстрела пушки на дороге, то он ушёл за батареей. Мост был закупорен. Задача выполнена. Но вторую половину командирского приказа на отход Сиротинини не выполнил. У него было шестьдесят снарядов. И десять немецких танков, застрявших в болоте при попытке съехать с дороги. И еще танки на подходе. И бронемашины. И пехота.И вся эта гитлеровская спесь, захватчики, оккупанты в серых мундирах в секторе обстрела орудия. И начался бой. А когда в руках у тебя оружие, полно боеприпасов, а впереди враг, а позади ..., а они едут, как на параде, как у себя дома и отступать не в радость, то наплевать с какой стороны пушки механизмы вертикальной и горизонтальной наводки. Извернулся, наизнанку, но навёл. Было бы желание. Навёл, выстрелил, засёк попадание, принёс снаряд, навёл, выстрелил, снаряд... цивилизованная, упорядоченная, правильная Европа, павшая к ногам фашистов почти без боя, закончилась ещё в Бресте, но они пока этого не поняли. И старший сержант объяснял им эту истину прилежно, на понятном для них языке и не жалея себя. Преподаватель валил свою аудиторию железными доводами наповал, жалел только об одном, что мог не успеть довести эту истину до каждого солдата в немецкой колонне и тем, кто следует за ними. Ученики, старшему сержанту, попались неважные, тему так и не усвоили. Кроме тех самых рьяных, кто остался с ним изучать учебный материал навсегда. И даже немцы оценили совершенство и простоту изложения материала в исполнении сержанта и его учебно-боевого пособия.
 
     Обер-лейтенант Фридрих Хёнфельд. Цитата из дневника: "Вечером хоронили неизвестного русского солдата. Он вёл бой в одиночку. Бил из пушки по нашим танкам и пехоте. Казалось, бою не будет конца. Храбрость его была поразительна.
 
     Это был настоящий ад. Танки загорались один за другим. Пехота, прятавшаяся за бронёй, залегла. Командиры в растерянности. Не могут понять источник шквального огня. Кажется, бьёт целая батарея. Огонь прицельный. Откуда взялась эта батарея? В колонне 59 танков, рота пехоты, бронемашины. И вся наша мощь бессильна перед огнём русских. Разведка докладывала, что путь свободен. Больше всего нас изумило то, что против нас бился один единственный боец. А Мы думали, что в нас стреляет целая артиллерийская батарея". Поняв, что атакой в лоб они русских артиллеристов не сломят фашисты пошли в обход. Окружив позицию Сиротинина, они открыли ураганный огонь. И только после этого замолчала пушка, и перестал бить карабин. Больше всего немцев изумило то, что против них сражался один единственный боец.
     "Всех поразило, что герой был юнцом, почти мальчишкой. В строю немецких солдат, он стоял бы последним на правом фланге. Он произвёл по нам пятьдесят семь выстрелов из орудия и потом, ещё бил и бил по нам из карабина. Рассеял лобовую атаку пехоты. Уничтожил десять танков и бронемашин. Рядом с его могилой осталось целое кладбище наших солдат". Полковник оказался мудрее своего младшего офицера. И ещё известно: немцы настолько были поражены мужеством русского солдата, что похоронили его с воинскими почестями.
     "Все удивлялись его храбрости. Полковник перед могилой говорил: "Если бы такими как он были бы все солдаты фюрера, то завоевали бы весь мир. Три раза стреляли залпами из винтовок. Всё-таки он русский. Надо ли такое преклонение?" Обер-лейтенант Хёнфельд так и не понял, в какую войну и с кем ввязалась Германия. Обер- лейтенант Хёнфельд убит под Тулой летом 1942 года. Советские солдаты обнаружили его дневник и передали военному журналисту Фёдору Селиванову.
 
     Имя - Николай. Отчество - Владимирович. Фамилия - Сиротинин. Рост - Сто шестьдесят четыре сантиметра. Вес - пятьдесят четыре килограмма. Звание - старший сержант. Русский. Воинская профессия - артиллерист, командир орудия. Возраст - двадцать лет. Деревенский. 55-й стрелковый полк, 6-я стрелковая дивизия. И, пятьсот фашистов, двести пулеметов, пятьдесят девять пушек. Тысяча двести тонн немецкого железа.
 
     Старший сержант Сиротинин Николай Владимирович, командир орудия противотанковой батареи похоронен со всеми воинскими почестями солдатами и офицерами четвёртой танковой дивизии вермахта на берегу реки Добрысть, у села Сокольничи.
 
     Неизвестный подвиг тясяча девятсот сорок первого года. За который он награждён Орденом Отечественной Войны Первой Степени, посмертно, через девятнадцать лет, в 1960 году.
 

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15139
Re: Потери Германии
« Ответ #6 : 04/02/13 , 22:37:17 »
 "Ужасные потери" и ужасное невежество

Я вчера грешным делом прослушал выступление Путина на тему Сталинграда, а он как оказалось уже традиционно для себя "ляпнул".

"Мужество и героизм защитников были беспрецедентными, беспримерными, но и жертвы были колоссальными с обеих сторон, - обратил внимание президент. - Наверное, это единственный пример за всю Отечественную войну, когда несмотря на то, что с нашей стороны были ужасные потери, потери противника были еще больше".( Свернуть )

http://www.itar-tass.com/c1/638452.html
- цинк

PS. Что тут можно сказать, Путину не в первой "зажигать" на ниве истории - вспоминается и "месть Сталина за Катынь", и откровения на тему причин поражения России в Первой мировой войне. Но тут что-то совсем дряхло. Далеко ходить не надо.

Берем просто Берлинскую операцию, где значительные потери Красной Армии не отрицались даже советской историографией и откуда растут корни мифа о "чудовищных потерях" на Зееловских высотах.

Тут далеко ходить не надо, берем нетленку Кривошеева, которую не так давно перепроверяла комиссия МО РФ.

В ходе Берлинской операции советские войска разгромили 70 пехотных, 23 танковых и моторизованных дивизий противника, взяли в плен около 480 тысяч человек, захватили до 11 тысяч орудий и минометов, свыше 1,5 тысяч танков и штурмовых орудий, 4500 самолетов.
Советские войска в этой завершающей операции понесли большие потери - более 350 тысяч человек, в том числе свыше 78 тысяч - безвозвратно. 1-я и 2-я армии Войска Польского потеряли около 9 тысяч солдат и офицеров. (Гриф секретности снят. Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах. М., 1993. С. 220.)

Отмечаю, что только пленными 480 тыс. Без убитых и пропавших без вести.
Различные отечественные источники, указывают на то, что убитыми немцы потеряли до 400 тыс. человек. Тут конечно спорят, что сюда свалили и гражданских и чуток завысили, собственные занизили и мол не 81 тыс. как у Кривошеева, а порядка 100 тыс. как у британских историков. Но порядок потерь совершенно однозначен, так же как и то, в чью пользу было соотношение.

И само собой, Берлинской операцией такое благоприятное для нас соотношение потерь не ограничивается.

Можно вспомнить оборону Одессы, где для 1941 года было довольно необычное соотношение потерь в нашу пользу.

Потери советских войск в ходе обороны Одессы составили 16.578 убитыми и пропавшими, 24.690 ранеными.
Потери румынских войск в Одесской операции – 17.729 убитыми, 11.471 пропавшими, 63.345 ранеными.

http://www.volk59.narod.ru/OdessaDefence.htm цинк

На данный факт всегда упирала советская историография демонстрируя что не только котлами был славен 1941-й год.

Так же можно вспомнить Висло-Одерскую операцию, где немцы так же имели неблагоприятное для себя соотношение потерь.

В ходе Висло-Одерской операции войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов захватили в плен около 150 тыс. чел., около 14 тыс. орудий и минометов, свыше 1300 танков и штурмовых орудий. Потери Красной Армии во время проведения операции составили свыше 193 тыс. чел

http://www.hrono.ru/sobyt/1900sob/1945visla.php - цинк

150 тыс. только пленными, не считая до сих пор точно неустановленной цифры убитых, раненных и пропавших без вести, которую можно прикинуть из следующих фактов.

В результате операции полностью были разгромлены 35 германских дивизий, а 25 потеряли от 50 до 70% личного состава, было взято в плен ок. 150 тыс. человек.

http://history-x.ru/02/03/244.htm nbsp;-  цинк

При желании, можно пробежаться по списку более менее крупных операций Великой Отечественной Войны и найти еще целый ряд примеров аналогичного характера, особенно в кампаниях 1944 и 1945 годов, когда Красная Армия отыгрывала тот дисбаланс в потерях, который накопился за 1941 и 1942 года.

В общем и целом, байки Путина про то, что Сталинград был единственным сражением, где потери немцев превысили наши не соответствуют действительности.
Собственно это итак довольно очевидно, если официальная же российская историография вполне себе признает соотношение 1 к 1,3 не в нашу пользу  http://krieg.wallst.ru/frames-k/allarmy.html  что явно невозможно, если во всех сражениях кроме Сталинграда мы несли потери большие, нежели немцы.
Интересно, преподавали ли на учебе в КГБ историю ВОВ  рассказывали ли там Путину про Берлинскую операцию

=====================================================================================

Зато теперь Путина можно смело можно называть питерским сказочником и куплетистом, либо Хазановым.

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15139
Re: Потери Германии
« Ответ #7 : 04/02/13 , 22:44:23 »
(в продолжение предыдущего поста)

Берлинская операция, в плане соотношения потерь, очень удачная для нас. Но с другой стороны, штурм Зееловских высот обошелся очень дорого, да.

В чем тут фокус?

Дело в том, что Берлин (город) обороняло... грубо говоря, три немца-инвалида! Гитлер допустил стратегический просчет, и в Берлине не было войск для обороны!

А войска эти были у Гитлера в наличии, и стояли несколько подальше под Берлином на юге. И был еще хорошо укрепленный рубеж обороны перед Берлином на востоке, на Зееловских.

Если бы Гитлер успел ввести войска из южной группировки в сам город, пришлось бы его брать очень большой кровью. Ведь отступать им было некуда! А значит, пришлось бы мочить "загнанного в угол зверя," это всегда очень трудно. Немцы могли бы упереться и устроить "Гитлерштадт", по аналогии со Сталинградом.

В принципе, берлинская операция была первоначально задумана как операция на окружение. Но, увидев что в городе практически нет войск, Жуков, Конев и Сталин приняли верное решение форсировать взятие зееловских высот, пусть с большими потерями, с тем, чтобы воспользоваться этим просчетом Гитлера и взять уже сам Берлин практически без серьезного боя!

А уже когда мы взяли Берлин, оставшиеся вне Берлина на юге довольно многочисленные войска  Гитлера, деморализованные падением столицы, сдались нам В ПЛЕН, уже практически без боя!

А если бы не форсированный штурм зееловских высот, эти войска могли бы успеть занять позиции в городе, и оказать бешеное сопротивление. А если вспомнить, что тогда у немцев были уже "гранатометы"-"ФАУ", и нашим танкам пришлось бы ох несладко при штурме...

А так, вышло что в самом  Берлине эти ФАУ использовали против нас в городских боях немногочисленные мальчишки и пенсионеры, и немногочисленный гарнизон. И они дрались как зверь, загнанный в угол, но их было мало!

Так что, пресловутое склоняемое либерастами взятие зееловских высот, это очень оправданная жертва, как раз и приведшая, наоборот, к прекрасному соотношению потерь в нашу пользу, если считать в целом по операции! Несколько необычная жертва, но продиктованная таким же необычным просчетом Гитлера.

"Намного проще сломить дух вражеских войск, чем уничтожить всех солдат в армии противника." (с) Total War Mediveal

Именно знание, в частности, этого приема и привело Сталина, Жукова и Конева к победе с таким прекрасным соотношением потерь и блестящей в военном и тактическом плане полководческой операции.

Хотя конечно, вершинами стратегического мастерства наверное являются наверное Висло-одерская, Багратион, и в особенности япония-1945.

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 10299
Re: Потери Германии
« Ответ #8 : 17/01/24 , 15:39:25 »
Мифология Дрездена

 


В дополнение к скандалу с удалением памятной надписи о жертвах бомбардировок Дрездена.


Февраль знаменит наличием двух памятных дат, созданных искусственно. Одну из них, 14 февраля – "День святого Валентина", можно считать профессиональным триумфом маркетологов, придумавших в конце XIX века этот праздник, чтобы сбывать безделушки, не распроданные на Рождество. Начинание это, конечно, было своекорыстным, но, по крайней мере, не злонамеренным. В отличие от другой даты – годовщины бомбардировки Дрездена, имевшей место 13-15 февраля 1945 года. Ежегодные воспоминания о дрезденской трагедии тоже стали своеобразным триумфом… Вот только чьим?

"Дрезденскую годовщину" долгое время отмечали траурными мероприятиями в Восточной Германии, так же, как и годовщину убийства Карла Либкнехта и Розы Люксембург. Но ГДР давно нет, а традиция осталась. Причём традиция, мягко говоря, не безобидная. Стенания по жертвам военного преступления, учинённого авиацией антигитлеровской коалиции, становятся одной из открытых "форточек Овертона", через которые всё сильнее сквозят свежие идеи вроде "все были хороши", "немцы тоже были жертвами войны", "все совершали военные преступления"…

И нет ничего удивительного в том, что к оплакиванию "невинных жертв" присоединяется и наша рукопожатная интеллигенция, которая не против была бы в 1941-м и Ленинград сдать ради пущего гуманизма.

Так что давайте разбираться…

Прежде всего вопрос: был ли Дрезден сугубо мирным городом-музеем, в котором бомбить было нечего и незачем? Так вот – не был. В Дрездене к февралю 1945-го исправно работали 110 заводов, имевших прямое отношение к "оборонке": производство запасных частей для авиационных двигателей, химическое производство (Chemische Fabric Goye & Company), завод рентгеновских аппаратов (Koch & Sterzel A.G.), предприятие по производству зенитной и полевой артиллерии (Lehman), оптический завод, выпускавший компоненты артиллерийских прицелов (Zeiss Ikon A.G.), предприятия электрического и механического машиностроения (напр. Gebruder Bassler и Saxoniswerke). Это не считая арсенала и казарм вермахта и СС. Кроме того, Берлин, Лейпциг и Дрезден были тремя крупнейшими железнодорожными узлами, через которые осуществлялись переброски войск.

То есть, Дрезден в начале 1945 года не был городом-музеем, а являлся вполне законной целью для воздушной войны.

Теперь следующий вопрос: была ли бомбардировка Дрездена событием совершенно уникальным по масштабам и последствиям? Ответ отрицательный: нет, не была. При бомбардировке был полностью разрушен центр города и стали непригодны к использованию 65% зданий. Результат впечатляющий, но не уникальный. Сопоставимые разрушения в результате авианалётов наблюдались в таких крупных городах Германии как Дортмунд (65% зданий), Кассель (68%), Вильгельмсхафен (63%), Кёльн (64%), Гамбург (54%).

Характерно, что все эти города находились в западной части Германии, так что версия о том, что союзники их бомбили, "чтобы русским не достались", отпадает.

Ну, и наконец, сакраментальный вопрос о количестве жертв. Тут начинается самое интересное: цифры колеблются – от 135 тысяч до 250 тысяч человек. Но откуда они взяты? По документам городского муниципалитета Дрездена, в марте-апреле 1945 года были захоронены или кремированы тела 21270 жертв бомбардировки. Эти тела не опознавали, поэтому в их число входят не только жители города, а вообще все погибшие, в том числе солдаты вермахта и СС, беженцы, иностранные военнопленные…

Уже после войны, во время строительных и ремонтных работ в Дрездене были найдены трупы ещё 1858 человек. Таким образом, набирается 23128 жертв. Если допустить, что часть тел не была найдена, поскольку полностью сгорела, то число погибших можно увеличить до 25 тысяч. Это, конечно, много, но бывало и хуже. В 1943 году при бомбардировке Гамбурга погибло до 40 тысяч немцев, а при бомбардировке Сталинграда немецкой авиацией 23 августа 1942 года – 42 тысячи наших сограждан.

Откуда же тогда взялась умопомрачительная цифра в четверть миллиона?

Да все оттуда же – из ведомства Геббельса, которое начало трубить о "варварской бомбардировке мирного города" уже 16 февраля 1945 года. Врали арийские пропагандисты, как водится, самозабвенно, завышая число потерь до совсем уж умопомрачительных 350 тысяч человек.

Никто по другую сторону фронта в эти цифры особо не вникал и не оспаривал; после освобождения Освенцима жалеть немцев было некому. Однако время шло, и пришла подмога, откуда не ждали. Американский писатель Курт Воннегут, оказавшийся в Дрездене в тот момент в качестве американского военнопленного, через 25 лет после событий написал знаменитый роман "Бойня номер пять", после которого задавать вопрос о точном числе жертв стало просто неприлично…

Так и закрепилась в общественном сознании дрезденская трагедия, о жертвах которой до сих пор горюют даже в России и даже русские патриоты. Цитирую один из образцов такой риторики:

"Товарищи, зажгите свечи памяти по городу Дрездену и его жителям, почтите память тысяч женщин, детей, стариков, которые погибли от рук трусливых и кровожадных убийц, любящих уничтожать безоружных с безопасного расстояния…"

Ну да, не о бомбардировке же Сталинграда асами Германа Геринга вспоминать по такому случаю. И Геббельс на том свете такой подход, надо полагать, одобряет; он разве что заменил бы "товарищи" на "партайгеноссе"…

https://narpolit.com/istoriya-sovremennosti/mifologiya-drezdena - цинк