Автор Тема: Бушин развенчивает либеральные мифы  (Прочитано 8787 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7827
Владимир Бушин

БОМБЁЖКА НАРОДНОЙ ПАМЯТИ


................

ACHTUNG! KOLBASNIK!

     Но вот является и некто Кирилл. Он стыдит противников фильма "Ржев": "У вас одни агитки и ярлыки!.. Где в фильме подтасовка фактов?" Ему мало того, что уже было сказано. Азазелло и NN77 приводят пример хотя бы с кавалерией. Пивоваров разыскал в Германии старого колбасника, улизнувшего из Ржевского выступа, который до сих пор ненавидит Россию и русских. Понятно. Ведь ему фюрер обещал роскошное поместье на русской земле, а пришлось уносить ноги. И вот для собственного утешения — что ещё остаётся! — и на потребу Пивоварову он живописует... Сидим, дескать, мы в укреплении, вдруг видим: мчится на нас конница, всадники грозно размахивают шашками. Мы их из пулемётов тра-та-та-та... Всех скосили. А через пятнадцать минут — новая лава. Мы опять — тра-та-та-та... Всех положили. А через двадцать минут — третья лава. Мы и эту перебили всю до последнего...

     Пивоваров, может быть, смутно подозревает, что колбасник врёт — ведь никаких данных нет: ни имён, ни даты, ни примет места, только старческий лепет. Но Пивоваров знает, что надо создать впечатление, будто колбасник говорит правду. И с этой целью берётся кусок ленты какого-то фильма о гражданской или, возможно, Первой Пунической войне, где мчится конница, и монтируется так, что колбасник упивается своим краснобайством ("Вас гнали в атаку, как скот!..") на фоне этой мчащейся конницы. Как же! Вот она, живая, конкретная картина бездарности советского командования, вот они, бессмысленные жертвы! Вот он, мясник Жуков!.. За такие "монтажики", товарищ Познер, особенно когда они сопровождаются клятвами о документальной достоверности, и судить мало.

     Во время Великой Отечественной войны никаких конных атак с шашками наголо, никаких кавалерийских сшибок, как в пору Буденного и Мамонтова, тем более, — конных атак на вражеские укрепления, о чём твердят колбасник и Пивоваров, не было. В связи с резко возросшей к началу войны огневой уязвимостью кавалерии она использовалась главным образом как средство передвижения, преследования, рейдов по тылам, и кавалеристы чаще всего воевали в пешем строю совместно с танковыми, механизированными войсками и с матушкой-пехотой. Ещё во время войны на основе кавалерийских частей формировались механизированные корпуса, и вполне естественно, что вскоре после войны кавалерия вообще была упразднена.

     

     6.000.000 — 600.000 — 20.000

     Хитрая подтасовка фактов и то, Кирилл, что авторы фильма о боях за Ржев вдруг заводят речь о трагедии Катыни. С какой стати? Такие факты выдают с головой этих сочинителей: их интересует не война, не правда о ней, а лишь то, как бы взгромоздить на вчерашний день родины ещё один кошмар. Им не приходит на ум сопоставить несколько фактов и цифр. Например, мы в 1918 году признали отделение Польши от России и её независимость. А немцы, напав в 1939 году на Польшу, перебив около 70 тысяч её солдат и офицеров, сделав калеками почти 135 тысяч, превратили независимую страну в "генерал-губернаторство германской империи". Всего же за время оккупации они истребили более 6 миллионов поляков. А в Красной Армии около 600 тысяч воинов заплатили жизнью за освобождение и независимость Польши. И глубоко прав был Черчилль, когда в те дни писал: "Без русских армий Польша была бы уничтожена или низведена до рабского положения, а сама польская нация стёрта с лица земли. Но доблестные русские армии освобождают Польшу, и никакие другие силы в мире не могли бы это сделать". А позже, на Потсдамской конференции, Сталин добился признания западной границы Польши по Одеру и Нейсе, т.е. передачи ей принадлежавших Германии земель Силезии, Померании, а также большей части Восточной Пруссии. Почти треть нынешней территории Польши — плоды ратных и дипломатических трудов Советского Союза. Так вот, при такой беспощадности и презрении к полякам, что стоило немцам к тем миллионам прибавить ещё 15-20 тысяч жертв в Катыни!

     

    АЛЕКСЕЙ БАТАЛОВ, БАЛОВЕНЬ ЖИВОДЁРОВ

     И тут подаёт сладкий голос Орфей... Вообще-то, ему больше подошло бы имя Морфей — бог сна и сновидений, создающий образы, которые являются ему во сне. Сперва он выразил недоумение, почему я неласково отозвался не только о Пивоварове, а ещё и об артисте Баталове: "Объясните мне сирому". Член КПРФ объяснил сирому с помощью высказывания самого артиста, всю жизнь игравшего в кино роли порядочных советских людей, о том времени: "В тех, кто мало-мальски отличался, мгновенно вцеплялись когтями живодёры — коварные, омерзительные убийцы". Вы, Орфей-Морфей, спросили бы его, как он сам-то выжил в мире этих живодёров. Да не только выжил, а ещё и огрёб кучу орденов, премий, допёр до народного артиста. Или даже мало-мальски не отличался от живодёров?

     И вот его пример живодёрства: "Вообразите, после войны Сталин вычищал Москву от инвалидов, которые передвигались на колясочках, на дощечках". Это одна из самых давних и самых гнусных клевет антисоветчиков. Я думал, что она давно сдохла. Но вот Баталов по случаю своего восьмидесятилетия пытается её оживить. Давно-давно я услышал её от поэта Е.В. и возмутился: "Да как это можно было сделать хотя бы физически? У них же родственники. Неужели они промолчали бы, допустили бы! Неужели через них это не стало бы известно всему городу?" Я сказал, что эта байка очень похожа на байку о будто бы готовившемся выселении из Москвы евреев. Как можно было осуществить и это без того, чтобы не узнал весь город? И как бы поступили со смешанными семьями? И почему разговор об этом завели лет через двадцать после смерти Сталина? "А куда же делись инвалиды?" — сказал Е.В. — "Куда? Перемерли. Без рук или без ног долго ли проживешь? Встречал ты среди них долгожителей?" Е.В. замолчал.

     "Я вырос в таком окружении, — продолжал Баталов, — где люди, несмотря ни на что, оставались людьми". Правильнее сказать иначе: советские люди оставались людьми, несмотря на то, что жили рядом с баталовыми.

     Но кто же окружал будущего артиста? "Пастернак, Ахматова, Раневская. Все были или отсидевшие или проклятые и гонимые". Все? Первые двое действительно одно время были "гонимыми", но, во-первых, никто из них не сидел, а уж Раневская-то, неоднократная лауреатка Сталинских премий, народная артистка, орденоносец... Странным образом, говоря об окружении, в котором вырос, Баталов не называет свою мать Нину Ольшевскую, артистку МХАТа, и отчима — Виктора Ардова, разбитного, циничного юмориста, и своего братца Михаила, ныне протоиерея, известного ненавистью к Пушкину. Вероятно, и эти люди оказали влияние на юную душу оборотня. А кто из родственников сидел? Кто был проклятым и гонимым? В кого из них впивались когтями живодёры? А Пастернак — где его видел Баталов? Разве что в Политехническом.

     

     КАК ОРФЕЙ ПЕРЕПУТАЛ ГЕРКУЛЕСА С МЕРКУРИЕМ

     Но вернёмся к Морфею. Ему что приснится, то он и тащит в интернет. От Баталова его метнуло к военным потерям: "Отношение к потерям в Советской армии и вермахте были принципиально разные. У нас — "во что бы то ни стало", а немцы и отступать умели с минимальными потерями". Ну, вот и доотступались до самой имперской канцелярии Гитлера с минимальными потерями и с максимальной печалью. Но у него есть подтверждение немецкой минимальности: "Когда в результате захвата Мальты немцы потеряли 2000 своих бойцов, Гитлер заявил, что такие победы ему не нужны". Смотрите, всё-то он знает и о Мальте, и о потерях, и о Гитлере. Но кому же тот заявил — Геббельсу или Еве Браун? И что, приказал вернуть англичанам остров-крепость? Поскольку-де рассчитывал взять её без потерь, а тут... На самом деле, милый Орфуша, только за весну и лето 1942 года немцы в ходе операции "Геркулес" по захвату Мальты потеряли одних лишь самолётов 1126 штук (ИВМВ, т.5, с.136). Прикиньте, сколько это будет фашистских душ. А ведь ещё и морские суда действовали, и десантники. И вот только после этого Гитлер заявил: "Ева, дорогая, не желаю я этой паршивой Мальты! Пропади она пропадом! Пусть Черчилль подавится ею!" Да, Орфуша, островок этот площадью всего в 316 квадратных километров немцы так и не захватили, это тебе, видно, Радзинский или Правдюк наврали. Оборона Мальты и по времени, и по накалу борьбы стоит рядом с героической обороной Севастополя. Потому генерал-губернатор острова В.Горт и послал телеграмму его защитникам, восхищаясь "замечательной обороной, прибавляющей новые лавры к героическому имени города". И славу защитников Мальты не затмила даже чёрная встреча на этом острове в 1989 году предателя Горбачёва и Рейгана, который после этого публично объявил: "Теперь отступать ему некуда". Всё предал!

     Этот Орфей слышал где-то краем уха и каком-то острове, захваченном немцами, и брякнул: Мальта!.. А на самом деле — Крит, который немцы захватили в мае 1941 года в ходе операции "Меркурий". Уму непостижимо, не кто-нибудь, а Орфей перепутал Меркурия с Геркулесом — все же они из одной компании. И обошлось это Гитлеру не в 2000 фашистских душ ровнехонько, а в два раза с лишним дороже. (Там же. т.3, с.270). И никаких заявлений о том, что переплатил, он не делал.

     И вот, при таком-то уровне познаний, при полном сумбуре в голове, этот невежда делает категорическое заявление о "принципиально разном отношении к потерям" в Красной Армии и в вермахте? И в доказательство своего вранья так же уверенно, как о Гитлере, заявляет о Жукове: "Когда ему докладывали о потерях, он говорил: "Русские бабы ещё нарожают". Это Морфуше не приснилось, это она читала. Где? Конечно, в "Московском комсомольце". Там сказал так в беседе с журналистом известный своей плодовитостью и бесстыдством сценарист Эдуард Володарский. Но этот жулик поумней, половчей, он указал источник: воспоминания Эйзенхауэра "Крестовый поход в Европу", — там, где рассказывается о встрече с Жуковым. Расчёт прост: кто будет проверять?! Но вот они, эти воспоминания, изданные тридцать лет тому назад. 525 страниц. Приезжайте, Морфуша, ко мне. Я дам вам эту книгу, читайте. Если найдёте что-нибудь похожее на володарскую бреховину, объявленную двухмиллионным тиражом, я подарю мешок репы с моего огорода. Репу очень любят все, кто слаще ничего не едал. Я её специально для них выращиваю каждый год.

     По поводу моей защиты правды о войне и моего презрения к немецким холуям Орфей пишет: "Я уважаю вас как патриота родины, но нельзя же так. Хвалёный вами ППШ — полный отстой, мне отец рассказывал, что патроны там вставали в перекос. И вообще пора бы Вам уняться". Вот как! Хотите, чтобы унялся уважаемый вами человек, который занимается вашим просвещением. Да во что вы превратитесь?! А отцу передайте: этот "отстой" прошёл всю войну. А в перекос может встать что угодно, если косые мозги и кривые руки. Такой перекос (Мальта-Крит, "Геркулес"-"Меркурий") мы только что видели у типичного представителя отстойного племени пивоваровцев.

     

    СЕРЖАНТ ПИВОВАРОВ ПОГИБ В МЯСОРУБКЕ...

     Однако у Орфея, разумеется, есть единомышленники. Таков некий Александр. Он в конце концов договорился до того, что объявил: соотношение наших потерь и немецких 25:1. "Немецкие пулемётчики сходили с ума, нуждались в психологическом отдыхе, настреливая за день столько трупов". Вот одного спятившего тогда с ума колбасника мы и видели в рассказе о "настреливании" атакующих кавалеристов. А Александр, конечно же, тоже нуждается в психологическом отдыхе, ибо объявленное им соотношение потерь делает уж совершенно непонятной нашу победу. Но им плевать, они долдонят своё: "Мясорубка! Мясники! Живодёры!.." "Ах, как хочется им, — пишет Олег, — выставить наших полководцев во главе со Сталиным мясниками. А солдаты, значит, были фаршем?" А кто в таком случае и Суворов? Кто Кутузов, положивший в Бородинской битве больше трети 120-тысячной армии, да ещё и сдавший Москву? О, дайте срок, отстойное племя в ходе ковровых бомбёжек исторической памяти народа и до этих имён доберётся.

     И всё-таки, как только язык поворачивается прилагать такие слова к своему народу, к родным и близким, сложившим головы на войне. А именно слово "мясорубка" бросает Пивоваров с экрана в самом последнем, так сказать, итоговом, кадре фильма.

     Возможно, среди его родственников тоже есть погибшие на фронте. И не может он вообразить, каково было бы его бабушке или тётушке получить похоронку в таком роде: "Ваш муж сержант Пивоваров погиб смертью храбрых в Ржевской мясорубке..."

..........................

http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/09/805/41.html

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7827

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7827
Сайт В.Бушина: http://www.v-bushin.ru/

berlinSS

  • Гость
Цитировать
Во время Великой Отечественной войны никаких конных атак с шашками наголо, никаких кавалерийских сшибок, как в пору Буденного и Мамонтова, тем более, — конных атак на вражеские укрепления, о чём твердят колбасник и Пивоваров, не было.

А как же, например, доваторцы? Кстати, Доватор - самый настоящий еврейский расовый жыд.

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7827
Доватор - белорус, никто никаких доказательств о его принадлежности к жидовству так и не предоставил  :)

berlinSS

  • Гость

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7827
Однажды поздно вечером мне позвонил крупнеший советский ортопед:
     - Вы читали сегодня "Комсомольскую правду"?
     - Я "Комсомольскую правду" не читаю.
     Услышав мой ответ, сын тут же принес газету и сокрушенно прошептал:
     - Забыл тебе показать.
     Между тем, член- корр. продолжал:
     - Вы знали Доватора?
     - Его знала вся страна.
     - Нет, лично вы были с ним знакомы?
     - Нет.
     - Вот послушайте, что тут написано: 'Тот, кто видел генерала Доватора в
     седле, мог подумать, что он донской или кубанский казак".
     - Я знаю, что он не казак.
     - Слушайте дальше: "А между тем, он был сын белорусского батрака".
     Я рассмеялся. На том конце провода продолжали:
     - Я этого сына белорусского батрака видел без штанов.  Генерал  Доватор
был моим пациентом.
     - Федор Родионович, я знаю и знал, что генерал Доватор  был евреем. Для
этого вы позвонили мне в половине одиннадцатого ночи?
     - Нет, просто мне интересно, зачем это делают?
     -  Сколько  человек  знает,  что Доватор еврей? Пусть десять  тысяч.  А
сколько миллионов читают "Koмсомольскую правду"?
     Оба мы были уверены, что наш разговор записывается на пленку в КГБ.
     При  встрече,  спустя  несколько дней, член-корр. продолжал возмущаться
тем,  что  еврея  Доватора назвали  белорусом.


Ну и где здесь доказательства, родословная и т.д.? Завтра другой анонимный ортопедик заявит, что видел Вас без штанов и что?

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7827
Как генералы  Доватор , Катуков и маршал Малиновский попали в плен

ИЗГОТОВЛЕНИЕ ЕВРЕЕВ КУСТАРНЫМ СПОСОБОМ

Цезарь Куников и Михаил Ромм

«Коммунистическая пропаганда и цензура делали многое, чтобы скрыть или приуменьшить подлинные факты участия евреев в войне» или, как пишет Рабинович в другом месте, «в еврейском сопротивлении». И вот какую демагогию громоздит для доказательства этого вокруг славного имени Цезаря Львовича Куникова: «На протяжении многих лет длилась позорная история с национальностью майора Куникова. Фронтовое начальство умышленно(!) внесло в наградной лист на представление еврея к званию Героя национальность «русский», чтобы избежать отклонения  ходатайства (о наградах не ходатайствуют, к ним представляют. - В.Б.) вышестоящими начальниками-антисемитами».

 Откуда ему это известно? Такие вещи надо доказывать с наградным листом и другими документами, с фамилиями начальства в руках, а без этого кто поверит человеку, считающему евреем любимого композитора Гитлера? Хоть объяснил бы, откуда взял, что «вышестоящее начальство» - антисемиты, а «фронтовое начальство» - вовсе нет. Ведь сам же пишет, что такой представитель самого высокого начальства, как министр обороны маршал А.А. Гречко, в своих воспоминаниях, «перечисляя национальности героев битвы за Кавказ, назвал Куникова евреем». Вот именно - «перечисляя национальности». А обычно в литературе о войне национальность просто не указывается. Нет, Рабинович с этим решительно не согласен, он требует, чтобы всегда и везде евреев, выделяя изо всех, называть евреями. В Азове поставлен памятник. Что, и на нём надо было выбить: «Герой Советского Союза еврей Ц.Л. Куников»?

«Много лет в книгах и открытках воспроизводили «русскую» национальность Куникова». Вот, например, книга П. Межирицкого «Товарищ майор». Поинтересуйтесь, что там на сей счёт. Но из множества, по его уверению, публикаций Рабинович привёл лишь один случай: в 1-м томе биографического словаря «Герои Советского Союза» Куников действительно назван русским. Да, ошибка. И она там не единственная в этом роде. Например, Абрамов Ш.С. назван татарином, а он тат; Ачмизов А.А. назван черкесом, а он адыг, вот и Куников. И все эти обычные в издательском деле ошибки исправлены во 2-м томе. Чего тебе ещё? Таты и адыги не шумят, не визжат, а Рабиновичу за издательской ошибкой видится коварный антисемитский заговор, не иначе: «Каждому ясно, что это не опечатка, а юдофобская выходка». Каждому, кто спятил.

В справочнике, говорит, еще нескольким евреям приписана иная национальность. Трудно поверить, уж он бы не упустил шанс, вволю потоптался бы на каждом факте, разоблачая антисемитов.

Если поверить, что в наградном листе Куников действительно назван русским, то ведь этому есть гораздо более правдоподобное объяснение, чем зверский антисемитизм. Его имя и отчество не имеют никаких национальных признаков, они интернациональны, а фамилия вполне русская по форме, вполне возможно, что когда-то она была, допустим, Кун, но он сам придал ей русскую форму, считая себя русским, как, например, цитируемый в книге «Быть евреем в России» кинорежиссёр Михаил Ромм: «Я родился в Иркутске, вырос в Москве, говорю только по-русски и чувствовал себя всегда русским, полноценным советским человеком» (с.442). Почему же Куникову отказывать в том, чем был наделён Ромм? Да разве он один! К тому же, ведь Куников был представлен к званию Героя уже посмертно, спросить было невозможно, а документы могли при штурме не сохраниться. Понимает ли Рабинович, что такое захватить плацдарм на другом берегу? Вот это и проделал штурмовой отряд Куникова в ночь на 4 февраля 1943 года с районе села Мысхако и посёлка Станичка южнее Новороссийска. Тут не до национальности, не говоря уж о документах.

Скорбя о погибшем, надо радоваться, что и Героя присвоили ему быстро, без волокиты, и навечно зачислили в списки части, и памятник поставили в Азове, а мемориальные доски - в Ростове, где он родился, и в Москве, где работал, его именем названы танкер, а также школы и улицы в Ростове, в Новороссийске, Туапсе, Азове, поселок Станичка переименован в Куниковку, и в самой столице в его память переименована площадь Земляной Вал да ещё и во множестве не только военных справочников имеются статьи о нём, и книги написаны. Что ещё вам не хватает - оперы? Назовите второго Героя, памяти которого было бы оказано столько внимания. Радоваться бы надо, говорю, а он грязную склоку заводит из-за одной издательской ошибки, к тому же исправленной. А потом ещё и вопли: «Вот почему нас всегда ненавидели - за правдивость!» Да, за такую правдивость могут возненавидеть везде и всегда.

По цинизму враньё о Куникове можно сравнить, разве что, с враньём о Владимире Высоцком: «его долго и упорно преследуют, не давая возможности публиковаться», поскольку-де кто-то в его роду еврей. Для артиста публиковаться это играть на сцене или сниматься в кино. Так вот, Высоцкий был ведущим артистом одного из самых популярных театров и там играл важнейшие роли вплоть до Гамлета и снялся в 30 фильмах, а песни его слушала вся страна. Что же до текстов его песен, но на бумаге они сильно проигрывают по сравнению с живым исполнением. В самом деле, ну что такое? -

Где мои семнадцать лет?
На Большом Каретном!
Где мой черный пистолет?
На Большом Каретном!
Где меня сегодня нет?
На Большом Каретном!

Чушь! А когда он пел, публика неистовствовала.

А преследовали его так упорно, что он вынужден был жениться на француженке, чтобы прятаться за её импортную спину.

Вот ещё прелестный эпизод: «Не везло в советской печати одному из руководителей обороны Брестской крепости Ефиму Моисеевичу Фомину... Почти никогда не указывали ни его национальности, ни его отчества. Проявляя к его памяти неуважение, граничащее с оскорблением, намеренно отпускали его еврейскую национальность». Если это почти оскорбление, то как охотно занимается этим в своих книгах Рабинович.

Ну, а отчество, как мы видели, он и сам то и дело не указывает (Анатолий... Галицкий, Борис... Шпитальный, Лев... Медведев и т.д.). Но что такое отчество? Был в царской армии крупный генерал Николай Иудович Иванов (1851-1919). Командовал Киевским военным округом, во время войны - Юго-Западным фронтом. Откуда ему досталось еврейское отчество, вернее, его отцу - имя? Оно есть в святцах, вот по ним и дали. А что такое имя? Оно тоже берется из святцев или просто с потолка, по вкусу. На соседней странице Рабинович упоминает Тараса Фисановича. Имя чисто украинское, а он - щирый еврей. Скорее всего, именно так дали имя и отцу Фомина и ему самому. А вот фамилия гораздо более коренная вещь, чем имя или отчество, она уходит в глубь веков. И сколько среди русских Ефимовых да Моисеевых!

В поисках бриллиантов Рабинович забрался даже в позапрошлый век и привел оттуда в свой стан еще и знаменитого адмирала П.С.Нахимова. И тут нам пора вернуться к Г. Бакланову.

Провокатор Азеф и адмирал Нахимов

Бакланов пишет, что дед адмирала Нахимова «был местечковый сапожник Нухим, а отец - кантонист, которого крестили: был Самуил стал Степан. Потомки Нахимова живы, носят его славную фамилию: это(?) от его невенчанной жены Рахили, которая отказалась креститься, и её изгнали с детьми из их поместья в Курской губернии, когда адмирал умер».

Я готов поверить, но сразу сомнение вызывает уже одно то, что автор скрыл источник. Где он все эти сведения раздобыл? Естественно, приходит на ум, что родничок-то уж больно недоброкачественный. И почему лет полтораста такие дотошные, как Бакланов и Рабинович, не раскопали это? А если давно раскопали и всё знали, но при кровавом «тоталитарном режиме» не смели заикнуться, страшась четвертования или посажения на кол, то почему, допустим, Эммануил Бройтман в своей книге «Знаменитые евреи», вышедшей у нас в 2000 году уже при полном разгуле демократии третьим изданием, среди 180 евреев, в числе которых и такие, как провокатор Евно Азеф, террористка Фанни Каплан или чемпион по фехтованию Марк Мидлер, и вытащенные из глубины веков историк Иосиф Флавий, философ Спиноза и петровский дипломат Шафиров - почему при всём этом автор не нашел в книге места для знаменитого адмирала, гордости Российского флота, который мог бы стать и гордостью евреев? Как и имена Вагнера, генерала Франко, Алексея Толстого и многих других, упоминавшихся выше.

А откуда родом, где жили дед и отец адмирала? И кто их жёны? Если Нахимов был с женой невенчан, значит, он православный. Надо полагать, и дети адмирала крещеные. А умер он в 1855 году от полученного ранения, вся Россия плакала и скорбела о герое Синопа и Севастополя, и вот именно тогда его жену и детей выгнали из дома? Кто посмел? Да ведь это не коммуналка, из которой, впрочем, в советское время тоже не выселяли на улицу, а адмиральское поместье. И что, только потому выгнали, что вышеназванная Рахиль не захотела креститься? Невозможно поверить! Не было закона, который обязывал евреев креститься. Словом, запоздалая новость Бакланова вызывает слишком много вопросов и сомнений. И здесь полезно бросить беглый взгляд на самого писателя.

Бакланов и Сарнов, антифашисты

Его литературная и гражданская судьба - завидней не придумаешь! Множество романов и повестей, пьес и киносценариев, изданий-переизданий, собрания сочинений, высокие должности вплоть до секретаря, сопредседателя правления СП СССР и главного редактора журнала «Знамя», а также заграничные поездки аж до Америки включительно да ещё, конечно, куча премий и орденов. А после 1991 года, когда вышел из партии и под ракитовым кустом зарыл партбилет, к советским орденам и премиям прибавились антисоветские да ещё президентская пенсия и членство в Русском ПЕН-центре, в правлении Фонда Сороса, в Совете по культуре при президенте и т.д.

Как читатель мог уже заменить, Бакланов склонен героизировать и мифологизировать свою биографию. Так, на последнем курсе Литинститута (Господи, почти шестьдесят лет тому назад!) отмочил героическую выходку, о которой до сих пор не стыдится рассказывать да ещё и обставляет страдальческим антуражем. Однажды я об этом писал, но так как поток лжи с годами не убывает, а наоборот, становится все шире и мощнее, то, извиняюсь, но вынужден вернуться к старому делу.

В 1992 году Бакланов рассказал об этом на страницах «Знамени» так: «бывшего комсорга института   Бушина  я публично назвал фашистом» (N9, с.22). Смотрите, мол, какой я храбрец: публично! Подробности этого дела я, говорю, уже поведал в статье, напечатанной в «Нашем современнике» в 1994 году и вошедшей в книгу «Окаянные годы» (М.1997), поэтому повторяться не буду. Добавлю только, что критик Бенедикт Сарнов, другой однокашничек мой того же извода в книге «Скуки не было» (М.,2004. Стр.693) назвал меня антисемитом, в доказательство чего привел два факта. Первый: «Я видел по телевизору, как  Бушин  на коммунистическом митинге красовался рядом с Анпиловым» (с. 451). Второй: «Не зря же еще в студенческие годы Гриша Бакланов сгоряча обозвал его однажды фашистом. Дело было громкое, и Бакланову тогда крепко досталось» (с.454).

Ну, если «сгоряча», то почему же «не зря»? Именно зря. Но, конечно, всё равно можно привлечь балбеса к суду. Да ведь жалко времени, к тому же у него, поди, уже и внуки взрослые. Как они посмотрят на дряхлого, но родного трепача? А главное-то, не могут сообразить эти недотыки, что их орда так всё извратила, что сейчас «фашист» звучит как «патриот», а «антисемит» в стране, в ограблении которой евреи сыграли такую выдающуюся роль, это всё равно, что орден Дружбы народов.

Но за что же Бакланов-то назвал меня фашистом? Молчит. Чем в его глазах  Бушин  показал себя фашистом? Неизвестно. Тогда я и Виктора Анпилова не знал. Выходит, оскорбил только за то, что  Бушин  был комсоргом, вернее, секретарём комитета комсомола. Совершенно как полоумный подлец Сванидзе, обозвавший комсомол гитлерюгендом.

Дальше в один голос с Сарновым: «Разразилось громкое партийное дело, меня исключили из партии, потом обошлось строгим выговором». Лютое враньё, ни единого слова правды. Есть люди, которые могут это подтвердить: не было ни громкого дела, ни исключения, ни выговора. Состоялось всего лишь собрание курсовой партгруппы из 6-7 человек, почти все они благополучно здравствуют. Бакланов сразу взял свои слова назад, но пытался доказать, что всё-таки  Бушин  «несоветский человек», в доказательство чего привёл убийственный довод: «У него нелады с женой». Это была правда, с женой мы вскоре разошлись. И разве это не изобличает антисоветскую сущность человека?

Но однокурсники сказали: «Гриша, заткнись. Попроси извинения и пошли в бар N4, отметим примирение». Но он не в силах был тут же извиниться. И вы только подумайте, меня, и доныне защищающего советскую историю, обвинял в несоветскости будущий столп антисоветского режима, завтрашний прихлебатель Сороса...

Но на другой день он не только позвонил, но и примчался ко мне со своими извинениями к черту на кулички - в Измайлово. Я сразу прервал: «Брось. Тут ведь рядом парк. Пойдём я свожу тебя в «комнату смеха». Этим всё и кончилось. А потом он дарил мне свои книги, я давал ему читать свои статьи, которые не мог напечатать, и т.п. Чуть не дружбанами стали, право. Но вот настала эпоха демократии, и он опять в своём журнале «Знамя» тиражом в 200 тысяч вылез с этим «фашистом» столетней давности. На что расчет? А вот на эти самые 200 тысяч. У меня же нет таких тиражей для его изобличения.

Григорий Яковлевич в шортах на меху

Не избежал баклановской экзекуции даже Константин Симонов. Однажды в 1965 году в Праге, рассказывает экзекутор, жил я в одной гостинице с Эренбургом. Тому с какой-то стати «требовалось выговориться, возможно, в чём-то оправдаться перед самим собой и не только перед собой», но еще, оказывается, и перед Гришей. Странно. Ведь только что закончил воспоминания в трех томах, в семи книгах « Люди, годы, жизнь», где вроде бы вволю выговорился, во всём оправдался. «Так вот, рассказывал мне Эренбург,- читаем мы,- как после разгрома в печати повести Симонова «Дым отечества» поехал он к нему на дачу в Переделкино подбодрить». В это трудно поверить. Эренбург на 25 лет старше, друзьями они не были. И зачем ехать старику в такую даль, когда можно позвонить по телефону? Гораздо более правдоподобно то, что пишет Борис Панкин в книге «Четыре «Я» Константина Симонова» (М., 1999): «В первый же день (как появилась разгромная статья Н.Маслина в газете «Культура и жизнь») позвонили с дач Федин и Эренбург» (с.142). Незадолго до этого они высоко отозвались о повести на обсуждении в Союзе писателей.

А уж дальше - хоть стой, хоть падай: «В шортах, загорелый, лежал Симонов в гамаке...» Да неужели тридцатилетний Симонов встретил почти шестидесятилетнего классика в гамаке? Впрочем, какой гамак, какие шорты! Повесть была напечатана в одиннадцатом, т.е. ноябрьском номере «Нового мира» за 1947 год, а помянутая статья «Правде жизни вопреки» появилась в декабре. На дворе стояла зима, крещенские морозы. Это ты, Гриша, пишешь, лежа в гамаке и в зимних шортах на меху.

И наконец: «Жизнь кончена,- сказал Симонов. После этого он написал «Русский вопрос». Мне запомнились эти фразы, - подчеркивает Бакланов: «Жизнь кончена». После этого он написал «Русский вопрос».

Что ж получается? Эренбург в Переделкино не гонял, Симонов в гамаке не вальяжничал. А эпизод, между тем, нарисован как образец вопиющей беспринципности покойного Симонова. Вот, мол, написал правдивую, в чём-то критическую повесть, она не понравилась руководству, её раскритиковали и он тут же быстренько смастачил нечто весьма угодное начальству - пьесу «Русский вопрос». Она, пишет Бакланов, «разоблачала США и сразу, разумеется, пошла на многих сценах». Ну, разоблачала не больше, чем книга самого Бакланова «Темп вечной погони. Месяц в Америке». Но в данном случае не это главное, а то, что пьеса написана была раньше повести «Дым отечества». Раньше! И это рушит всё лживое построение Бакланова о раскаянии, лицемерии и беспринципности ненавистного ему писателя.

К вранью Бакланова мы уже привыкли, но тут он врёт чужими устами, вовлекая в свои проделки другого, так же как Рабинович врал о Крейзере будто бы устами маршала Василевского, - вот что особенно возмутительно.

Между прочим, в числе бесчисленных премий получил Бакланов и премию им. Константина Симонова. Опять напрашивается параллель: это можно поставить в один ряд с желанием ненавистного ему и уличаемого им в лицемерии Солженицына получить Ленинскую премию, на которую его в своё время выдвинули, но - сорвалось. Почему в один ряд? А потому, что как Солженицын ненавидит Ленина, так и Бакланов - Симонова. «Он служил Сталину!» - гневно восклицает Григорий Яковлевич. А это в его устах самое страшное обвинение, равное проклятью.

Но Симонов это всё же крупная фигура, и его расположение, похвала, конечно, лестны. И вот Бакаланов рассказывает, как на третьем курсе института, т.е. в 1948 - 1949 годах, он напечатал в «Литгазете» первый в жизни очерк, после которого «был приглашен к Симонову, главному редактору, был поощрён и обласкан». Больше того, Симонов будто бы проявил трогательную заботу о молодом таланте: предложил после окончания института притти к нему и он примет его на работу. Прекрасно!

Только главным редактором был тогда не Симонов, а Владимир Ермилов. Опять вранье!.. Вот теперь и подумаешь, если этот человек врёт, не боясь, что его тут же уличат в этом, если он неказистого Ермилова, в шортах никогда не ходившего, лихо превращает в статного красавца Симонова, может, и ходившего, то что ему стоит хоть русского, хоть перса превратить в еврея.

Как генералы  Доватор , Катуков и маршал Малиновский попали в плен

Но царского адмирала ХIХ века Бакланову показалось маловато. Он захотел приобщить и советского генерала да еще и маршала. И приобщил знаменитого кавалериста Льва  Доватора , Героя Советского Союза, погибшего в боях под Москвой, и столь же знаменитого танкиста Михаила Катукова, дважды Героя. Он умер в 1976 году. О первом писатель и рассуждать не стал, заметив мимоходом, будто и школьники знают, что он еврей. (Больно интересно это школьникам). А второго представил цитатой из воспоминаний Гудериана, битого им, и заключил: «Катуков, если не ошибаюсь (проверить ему лень! А то, что стыдно не знать это военному писателю, и в голову не приходит. - В.Б.) маршал бронетанковых войск, дважды Герой - еврей. Я этого не знал до последнего времени, и у нас по известным причинам это не афишировалось». Рабинович добавляет: еще не афишировалось, что и маршал Малиновский, министр обороны, тоже еврей

Какое, дескать, безобразие.

Но ведь у нас не афишировалось и то, что евреи, допустим, Л. Каганович, М. Ботвинник, Д. Ойстрах, Ю. Харитон, А. Райкин, М. Ромм, Э. Быстрицкая и множество других известных евреев в самых разных областях жизни. Видно, Бакланов хочет, чтобы во время войны сводки Совинформбюро в иных случаях были примерно такими: «Вчера танковая бригада, которой командует еврей Драгунский, вела ожесточенные бои на Харьковском направлении». А после войны хорошо, если были бы такие афиши: «12 апреля в Большом зале консерватории состоится концерт Народного артиста СССР скрипача Давида Ойстраха, еврея». Или сообщение в газетах: «После двадцать девятой партии в матче между русским чемпионом мира Анатолием Карповым и гениальным полуевреем Гарри Каспаровым (Ванштейном) счёт стал 5:0 в пользу бездарного русского». Вот это была бы жизнь!

К Бакланову босиком по снегу

Так, значит, о  Доваторе  все знают, ничего доказывать не надо. А как с Катуковым? Представьте себе, на сей раз Бакланов указывает источник. Но какой! Оказывается, лет пять тому назад в Вене кто-то неназванный организовал поместившуюся в одной комнате выставку. Там были портреты Героев Советского Союза-евреев, и среди них - маршала М.Е. Катукова. Потом об этом была заметка в газете «Труд».

Я, конечно, всегда знал, что  Доватор  -  белорус , Катуков - русский, так о них сказано и в двухтомнике «Герои Советского Союза», и в других источниках, и нет их, конечно, в помянутой книге Э.Бройтмана. Но я вдруг вспомнил, что Бакланов ссылается в своих захватнических устремлениях на потомков адмирала Нахимова, которые-де живы и гордятся своим великим предком. Однако ни имен потомков, ни чего-либо ещё о них писатель не сообщает. Я подумал: если живы потомки человека, умершего так давно, то очень вероятно, что живы и родственники тех героев Великой Отечественной, кого Бакланов рекрутирует ныне в самодельное еврейство. Надо найти!

И нашёл! Позвонил одному весьма высокопоставленному офицеру, и через два дня он сообщил нужные мне данные о всех родственниках заинтересовавших меня покойных героев.

К первой в конце февраля я обратился к Екатерине Сергеевне Катуковой, вдове маршала. Не знаю, почему. Уж не потому ли подсознательно, что когда не так давно в Косово танковый полк генерала Заварзина совершил дерзкий бросок в Приштину, я напечатал в «Завтра» стихотворение, начинавшееся словами:

Никто не ожидал такого!
Так в сорок первом в грозный час
Бросок бригады Катукова,
Что, может быть, Москву и спас...




Екатерина Сергеевна была достойной спутницей мужа. Ещё до войны пришлось ей отведать лиха: первый муж был репрессирован, и сама познала тюремные нары. А с Михаилом Ефимовичем прошла путь длиною в 38 лет, в их числе - и грозные годы войны. Сейчас Екатерине Сергеевне идёт 94-й, но она не опускает руки, у нее ясный ум, прекрасная память. Да что там! Ещё в прошлом году ходила босиком по снегу. А вскоре после смерти мужа она создала его музей, который открыт для всех. Когда я прочитал ей приведенные выше стихотворные строки, он сказала: «Здесь два слова лишних - «может быть».

Выслушав новость о том, что писатель Бакланов и «Международная еврейская газета» зачислили её мужа в свои соплеменники, она долго молчала, а потом спросила:

- Вы знаете адрес этого Бакланова?
- Ну, есть у меня справочник с адресами и телефонами писателей. А зачем вам?
- Как зачем? Несмотря на свои девяносто с лишним, я бы сбегала к нему ...
- Босиком по снегу?
 Да хоть по битому стеклу. И я поговорила бы с ним по душам.
- Да ведь он тоже старый. Может, и соображает уже плохо.
- Ну, тогда в газету пойду. Кто там редактор?..

Она помолчала и вдруг воскликнула:

- Мой Миша еврей!.. Мой Миша иудей!.. Мой Миша друг царя Соломона!.. Да он родился в крестьянской семье в деревне Большое Уварово тогда Коломенского уезда, а сейчас Озерского района Московской области. И мать и отец - из перерусских русские крестьяне. Эти писаки, что - спятили?

- Как видно, сочли бесспорным доказательством его отчество - Ефимович, которым они заменяют Хаимович: Фанни Хаимовна (Ефимовна) Каплан, Борис Хаимович (Ефимович) Немцов, Михаил Хаимович (Ефимович) Швыдкой...

- Да это самое русское, даже деревенское имя. Мою мать звали Анна Ефимовна! - вскликнула Екатерина Сергеевна.- Что, еще и она и я еврейки? Нет, дайте мне его адрес! Главное-то не в том, что зачисляют в евреи, а в том, что лишают человека национальности его предков, его народа и присваивают его жизнь, его подвиги. Если им мало подлинных, пусть берут себе ещё Бориса Моисеева, но Игоря Моисеева я им ни за что не отдам. А еврейскую газетку вы мне подарите. Я её в музее повешу рядом с геббельсовской листовкой.

Я обещал прислать, но адрес на всякий случай всё-таки не дал боевой подруге маршала. У неё ведь и у самой множество наград за бесстрашие и решительность.

Следующий разговор был у меня с Натальей Родионовной Малиновской, дочерью маршала и министра. Она рассмеялась и спросила:

- А на что господин Рабинович ссылается? Есть у него какие-то документы или свидетели?

- Никаких! Но плетёт очень обстоятельно и уверенно : отец маршала, говорит, был от рождения Янкель - стал Яков, сам маршал был Рувимом - стал Родионом.

- Отец написал в своё время большую автобиографическую книгу «Солдаты России», она вышла ещё в 1969 году. Там свою жизнь он описал с самого начала. Вот пусть почитают её. Он украинец. Везде и всегда писал: украинец. И я украинка по рождению, но - человек русской культуры.



- У меня есть книга вашего отца. А в фантастическом рассказе Рабиновича о биографии маршала о ней - ни слова, ибо она от его выдумки не оставляет камня на камне.

Я рассказал Наталье Родионовне, что в «Военно-историческом журнале» нашел автобиографию Малиновского, написанную в 1938 году. Там сказано: «Родился в 1898 году 23 ноября в Одессе. Отца своего не знаю, в моей метрике было написано «незаконнорожденный». В памяти отложился лишь период 1903 года, когда моя мать Варвара Николаевна Малиновская жила у своей сестры Елены на станции Слободка Юго-Западной железной дороги, где муж её служил весовщиком» (ВИЖ, N4?90, с.14).

- Да, да, всё так, я знаю эту автобиографию, - подтвердила Наталья Родионовна.- Пусть почитают хотя бы её.

- Ведь им и одной Одессы вполне достаточно, а тут ещё и незаконнорожденный. Кем мог быть отец незаконнорожденного, которого они хотят сделать своим бриллиантом? Да непременно родственником Рабиновича. Правда, в другом месте Малиновский изображен трусом - человеком, который даже в очень важных государственных вопросах «умел помалкивать», опасаясь быть уволенным на «голую пенсию в 2500 рублей» (с.407).Уж как объяснить это противоречие, не знаю.

Четыре «еврейских премьера» в России. И всё мало!

Последняя беседа была у меня с Маргаритой Львовной  Доватор , дочерью легендарного генерала. Она моложе Екатерины Сергеевны и постарше Натальи Родионовны, но, понятно, и она в годах.

- Господи, ну когда они угомонятся! Ведь сколько лет уже... Мало им Буси Гольдштейна, мало Чубайса и Немцова, дай им и  Доватора !..



Оказывается, ещё при Брежневе родственники покойного генерала не выдержали и обратились в ЦК с письмом, где требовали прекратить в печати принудительную евреизацию их мужа, отца, брата. Им прислали извинение, а в «Вечерней Москве», где главным редактором был тогда известный Семён Исаакович Индурский, впоследствии тесть краткосрочного министра культуры Евгения Сидорова, была напечатана большая статья о  Доваторе , в которой, конечно, не говорилось, что он не еврей, но ненавязчиво подчеркивалось, что  белорус .

- И женат он был на белоруске,- сказала Маргарита Львовна,- и меня они родили белоруской. Передайте это Бакланову. Его же никто никуда не зачисляет насильно, не отрывают ни от Моисея, ни от Шендеровича. Дайте мне его телефон, я сама ему скажу пару слов.

-Ну...,- замялся я.

-Ах, не хотите... Так это ж не проблема - в Москве найти телефон известного человека. Я ему скажу словцо, скажу...

Позже, сама прочитав в Интернете статью Бакланова, Маргарита Львовна позвонила незадачливому автору. Представилась и спросила:

- Откуда вы взяли, что мой отец еврей?

Бакланов тотчас бросил трубку.
Что он мог ответить?

Но дочь героя не из тех, кто позволяет так обращаться с собой даже великим писателям. Он снова набрала номер и сказала:

- Что ж вы увиливаете? Ответьте, по какому праву лишили моего отца его национальности.

- Да какая разница, кто какой национальности!- воскликнул интернационалист.

- Если никакой разницы, то зачем же вы перетаскиваете человека из одной нации в другую? Да ещё человека давно погибшего за родину.

Великий писатель опять положил трубку...


Мне вспомнилось, что Рабинович пишет: «Три президента Израиля и четыре премьер-министра - «русского» происхождения», т.е. родом из России. Ах, какая радость! Но он не упоминает о том, что и у нас четыре ельцинско-путинских премьер-министра - еврейского происхождения, причём безо всяких кавычек. Разве это «перекрёстное опыление» может не радовать Бакланова и Рабиновича? Евреи бывали главами правительств и в других странах: в Англии - Дизраэли, во Франции - Леон Блюм, в Австрии - Бруно Крайский... Но чтобы в короткий срок четыре подряд, такого не бывало никогда и нигде, кроме Израиля. А им и этого мало! А они все об антисемитизме! И ведь Бог даст догоним Израиль не только по премьерам, но и по президентам. Имеется прекрасный шанс! Несколько раз на президентских выборах уже фигурировали кандидатами и Жириновский, и Явлинский. Кого ждать в будущем году?

В.С.  БУШИН

berlinSS

  • Гость
Нигде ссылок на такое письмо не нашел, кроме этой статьи на дуэльре и строевском "форуме КПРФ".

Оффлайн Vuntean

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 7127

ЛЕГКОСТЬ В МЫСЛЯХ НЕОБЫКНОВЕННАЯ


В.С. Кожемяко, «Правда»


Виктор Стефанович, в пятницу 27 августа встретив в вашей статье упоминание о В.П. Кононенко, я позвонил по её телефону (она была давней моей приятельницей), и вдруг её невестка сказала, что Вероника Павловна 24 июля умерла. Они с её сыном звонили тогда и вам, и мне, но почему-то ни до кого не дозвонились. Хорошо бы хоть с опозданием дать какую-то публикацию о ней. Ведь она была довольно известной журналисткой. Воевала за Павлика Морозова, как вы за Зою. К тому же она племянница очень известной правдистки Елены Кононенко. Хорошо бы...


А ещё хотел сказать вот что. 24 августа вы напечатали в «Правде» очередную статью о Николае Рубцове (всего, как уверяет Интернет, на ваших страницах было 50 публикаций о поэте). Я вам, кажется, писал, что в своё время для издательства «Советский писатель» (заведовал редакцией поэзии Егор Исаев) мне довелось дать внутреннюю рецензию на одну из первых книг Рубцова. Поэт он искренний, душевный, но негромкий, скромный по своим творческим возможностям. Сделав несколько замечаний и высказав ряд пожеланий, я одобрил рукопись, рекомендовал её к изданию. Но Егор почему-то её не издал.


И вот читаю в вашей статье: «волшебный поэтический голос»... «божественный дар»... «необыкновенное явление русского духа»... «воистину великий поэт»... «необъятность мира Рубцова»... «поистине народная лирика»... «гениальный поэт»... «гений мирового масштаба»... «Рубцовские центры создаются во множестве мест от Находки до Североморска»... ещё раз, чтобы все крепко помнили: «гений мирового масштаба»... В предыдущей статье вы ставили Рубцова в один ряд с Пушкиным и Есениным. Но ведь при всей его пронзительной талантливости и Есенин-то не стоит рядом с Пушкиным. Я вам писал и об этом.


Рубцова заметил и расхвалил Вадим Кожинов, человек эрудированный, многоопытный, честный. Но, увы, его поэтический вкус и политические пристрастия порой давали сбой. Он, например, решительно, безоговорочно перечеркнул замечательное стихотворение Евгения Винокурова «В полях за Вислой сонной...», на слова которого написана столь же замечательная песня. При этом гармонию критик поверял даже не алгеброй, а арифметикой.


По поводу строк


Девчонки, их подруги,


Все замужем давно


он писал, что это противоречит статистическим данным последней переписи населения: мужчин существенно меньше женщин, и все до одной девчонки выйти замуж не могли.


А вспомните, как в беседе с вами, напечатанной в «Правде», Вадим упрямо и несуразно защищал Солженицына.


Но ему и в голову не пришло бы именовать Рубцова гением мирового масштаба. Он-то знал, что их не так уж и много. Гомер, Данте, Шекспир, Сервантес, Гёте, Пушкин, Достоевский, Толстой... И Рубцов?


Во всех публикациях о Рубцове приводится его стихотворение «Видение на холме», иногда только оно одно, как у вас теперь. Надо полагать, что его вы считаете самым необыкновенным и волшебным, самым гениальным и народным, наиболее характерным для поэта.


Взбегу на холм и упаду в траву.

И древностью повеет вдруг из дола!

И вдруг картины грозного раздора

Я в этот миг увижу наяву...


Верне, увижу не наяву, а как наяву. А когда это случится, при каких обстоятельствах? Неизвестно. К тому же от рифмы дола-раздора веет совсем не древностью, а Евтушенкой.


Пустынный свет на звездных берегах

И вереницы птиц твоих, Россия,..


А что это такое «пустынный свет» - какой-то свет какой-то пустыни? И непонятно, что за «берега». Есть выражение «звездный час», но что такое – звездные берега? И вот всё это


Затмит на миг в крови и жемчугах

Тупой башмак скуластого Батыя.


«Башмак» здесь уместен, ибо это слово татарское, но жемчуга на нём выглядят странно.


Россия, Русь, - куда я ни взгляну...

За все твои страдания и битвы

Люблю твою, Россия, старину,

Твои леса, погосты и молитвы...


Но разве страдания и битвы были только в старину? Стихотворение написано в 60-е годы. Тогда можно было любить не только старину, не только погосты и молитвы. Было и в ту пору кое-что достойное любви, и немало, в том числе не просто битвы, а великие победы, как в совсем недавнем прошлом, так и именно в те дни. Вспомнить хотя бы Юрия Гагарина – 1961 год. Но автора современность не вдохновляла.


Люблю твои избушки, и цветы,

И небеса, горящие от зноя...


Избушки и цветы – явно несоразмерное перечисление. Вот как у Бунина:


И цветы, и шмели, и трава, и колосья...


Это один ряд, так сказать, земной. За ним следует ряд «небесный»:


И лазурь, и полуденный зной...


И просто «зной» гораздо выразительней велеречивых «небес, горящих от зноя», которые вовсе и не горят, а скорее меркнут от зноя.


И шепот ив у омутной воды

Люблю навек, до вечного покоя...


«У омутной воды» - плохо. «Люблю навек» - тоже. Можно сказать «полюбил навеки» или «век буду любить», но не так, как здесь. И вообще такого рода предметно-перечислительная манера признания в любви не производит впечатления. Сравните, как у Лермонтова в стихотворении «Родина»:


Я люблю - за что, не знаю сам -


Её степей холодное молчанье,


Её лесов безбрежных колыханье,


Разливы рек её, подобные морям;


Просёлочным путём люблю скакать в телеге


И, взором медленным пронзая ночи тень,


Встречать по сторонам, вздыхая о ночлеге,


Дрожащие огни печальных деревень.


Люблю дымок спалённой жнивы,


В степи кочующий обоз


И на холме средь желтой нивы


Чету белеющих берез.


С отрадой, многим незнакомой,


Я вижу полное гумно,


Избу, покрытую соломой,


С резными ставнями окно;


И в праздник, вечером росистым,


Смотреть до полночи готов


На пляску с топаньем и свистом


Под говор пьяных мужичков.


Вот что такое божественный дар, волшебный голос, вот что такое гений, Виктор Стефанович. Одни лишь «дрожащие огни печальных деревень» чего стоят и насколько это сильней, чем «пустынный свет на звездных берегах», неизвестно что означающий. А «пляска с гиканьем и свистом»! А «говор пьяных мужичков»!. Здесь тоже перечень, но не как в инвентарной ведомости – гений «перечисляет» картины жизни и они проходят перед читателем во всей яви.


Рубцов продолжает:


Россия, Русь! Храни себя, храни!..


Хорошенький совет матери-родине: храни себя сама. По принципу «спасение утопающих - дело рук самих утопающих». Русские поэты от Пушкина до наших дней предпочитали в таких случаях выражать готовность всего народа, в том числе и свою собственную, хранить Россию, Русь. Не так ли?


Иль нам с Европой спорить ново?


Иль русский от побед отвык?


Иль мало нас? или от Перми до Тавриды,


От финских хладных скал до пламенной Колхиды,


От потрясенного Кремля до стен недвижного Китая,


Стальной щетиною сверкая,


Не встанет русская земля?


Нам... нас... Это сказано от лица всего народа. Но через сто лет то же самое – у Ахматовой:


Мы сохраним тебя, русская речь,


Великое русское слово...


Мы... И надо думать, поэтесса имела тут в виду не только русское слово, язык, а весь русский мир.


Другие поэты выражали и свою личную готовность хранить родину. Ольга Берггольц в первые дни войны писала:


Мы предчувствовали полыханье


Этого трагического дня.


Он пришёл. Вот жизнь моя, дыханье.


Родина! Возьми их у меня!


На фоне таких образцов патриотической русской поэзии призыв Рубцова выглядит довольно странно: спасайся, мол, родина, как можешь, а я погляжу.


А дальше в разговоре поэта с родиной начинается какая-то мистика:


Смотри, опять в леса твои и долы

Со всех сторон нагрянули они,

Иных времен татары и монголы...


Евреи, что ли? Но они вовсе не в лесах, а в газетах, журналах, в театрах, на киностудиях... Да нет, не евреи, ибо


Они несут на флагах черный крест...


У евреев, как и у татар, вроде бы, никаких черных крестов и вообще крестов нет и не было. А тут:


Они крестами небо закрестили...


Не только леса и долы, но даже небо! А как добрались туда? Тут уж приходят на память немцы. У тех действительно и на груди, и на танках, и на самолётах были кресты. Но это же всё в прошлом, все леса и долы мы освободили от них, вышвырнули, разбили. Так что, видение прошлого терзает поэта? Непонятно.


И не леса мне видятся окрест,

А лес крестов в окрестностях России...


Вот до чего! Но позвольте заметить, что окрестности России это не сама Россия, а сопредельные земли, тогда, в 60-е годы, это были Польша, Венгрия, Румыния и другие страны, теперь - Украина, Белоруссия, Грузия и т.д. Так почему, спрашивается, в 60-е годы поэта так тревожили какие-то непонятные кресты в Польше, Венгрии и в других окрестностях России? Совершенно непонятно. С другой стороны, он сам противоречит себе: то говорит, что кресты нагрянули в русские леса и долы, то они видятся ему в окрестностях России. И опять:


Кресты, кресты... Я больше не могу!..


Я – тоже. Но вот радостный финал:


Я резко отниму от глаз ладони

И вдруг увижу...


Что? Диво дивное: исчезли страшные кресты. Впрочем, что ж странного? Человек просто очухался, проснулся и видение исчезло:


...смиренно на лугу

Траву жуют стреноженные кони.

Заржут они – и где-то у осин

Подхватит это медленное ржанье,

И надо мной – бессмертных звезд Руси,

Спокойных звезд безбрежное мерцанье...


Прекрасно. Кончилась морока, ибо никаких крестов-то не было ни на земле, ни на небе. Они поэту померещились, когда он лежал в полудрёме или вовсе спал на холме. Значит, никакой опасности для родины нет? Увы, уже в 60-е годы она была, нарастала.


Я уже отмечал некоторые чисто художественные и языковые промахи. Можно ещё отметить, что рифма «битвы-молитвы» до невозможности замусолена, а рифма «крест-окрест» всё равно что Большой театр-Малый театр.


В казусе с Рубцовым нет ничего удивительного. Ленин говорил: «Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя». А что мы видим в нынешнем обществе, в стране, в путинском государстве? В России должно быть одно правительство, один президент, если уж его иметь, а сейчас около сотни правительств во главе с премьерами, несколько сот министров – это уже подготовленные административные аппараты для распада России. Обычные институты, а то и техникумы ныне объявлены академиями. Солженицын и Яковлев были академиками, историк Пивоваров, объявивший, что Освенцим освободили американцы, и ныне там, а Феликс Кузнецов и сейчас член-корреспондент. Михаил Швыдкой был министром культуры. Эдвард Радзинский получил орден «За заслуги перед Отечеством». Массовик-затейник Якубович – народный артист, как Василий Качалов и Михаил Ульянов. Игорь Кваша, игравший роль Маркса и фиглярствовавший в роли Сталина, – великий артист. Андрей Дементьев – лауреат премии имени Лермонтова, его портрет работы Айвазовского повесили на главной площади родной Твери (только недавно по просьбе одиноких матерей сняли). Словом, происходит повсеместная колоссальная девальвация, деградация, фальсификация... И вот вместо того, чтобы этому противостоять, бороться с этим, «Правда», считающая себя коммунистической, в вашем лице, Виктор Стефанович, стремится всех обогнать. Но неужели в газете никто этого не понимает или не смеет возразить? В самом деле, ведь какое полоумие затеяла редакция, открыв дискуссию о том, кому читатели пожали, а кому не пожали бы руки – знаменитому писателю-фронтовику Юрию Бондареву или мерзавцу Швыдкому. И никто не возразил! А дискуссия о том, можно ли говорить «настоящий коммунист»? И пришли к выводу: нельзя, ибо коммунист – он всегда настоящий. И это в ту пору, когда у них на глазах тысячи и тысячи коммунистов, начиная с генсека и членов Политбюро, оказались предателями! И никто в редакции не посмел напомнить хотя бы о книге Б. Полевого «Повесть о настоящем человеке». И работают в редакции философы и мыслители, так до седых волос и не понявшие, что всё на свете бывает настоящим и поддельным, истинным и ложным, достоверным и фальшивым.


А с поэзией в газете вообще большие антисоветские странности. Однажды, правда давненько, у вас было напечатано гнусное стихотворение Валентина Сорокина, в котором Мавзолей был назван «кровавым пузырём земли», а Ленин – страшной тенью, которого не хочет принять земля. И это в «Правде»! Такую публикацию можно сравнить разве что с Шолоховской премией этому Сорокину, которую дал ему Бондарев за книгу «Крест поэта» (2006), в которой сей патриот клевещет на Шолохова.


Недавно вы то ли отметили юбилей, то ли почтили кончину Александра Межирова, а В. Трушков на днях благоговейно процитировал его известное стихотворение «Коммунисты, вперед!» Да, вскоре после войны был написан такой стишок. А что потом-то? Неужели в редакции не знают, что люди имеют свойство меняться и изменять. Тем более – в такую пору, как теперь.


Ещё в Советское время Межиров, как недавно Радзинский, задавил на своей машине человека (забыл фамилию, какой-то не очень известный актёр). Не оказав помощи, скрылся. Но его засекли, разыскали. Естественно, грозил суд и строгое наказание. Его спас и помог удрать в Америку Евтушенко, у которого, как он сам рассказывал, был прямой телефон и Брежнева, и Андропова.


В Америке Межиров продолжал писать, и убийцу-беглеца печатали в России. Например, в конце декабря 1994 года в «Завтра» N51 была напечатана его большая поэма «Позёмка». В ней есть такие примечательные строки:


От равнины ветер веял

Там, где я так долго жил,

Верил в то, во что не верил,

Вере истово служил,

И прислуживал неверью,

И теперь стою за дверью,

К прошлому повернут вспять...


Вот в порыве этой неверной веры он и смастачил в своё время стишок «Коммунисты, вперед!». Достойную отповедь ему дал Николай Тряпкин в цикле «Не гожусь я для смиренья», напечатанном там же.


Но ещё до убийства и бегства в Америку, Межиров бросил в лицо ветерану Великой Отечественной:


Что ты хнычешь, старая развалина?

Где она, священная твоя

Вера в революцию и Сталина,

В классовую сущность бытия?


Отповедь на эти строки дала еще Нина Андреева, которую вы ныне знать не хотите. А вот такого злобного оборотня коммунистическая газета до сих пор печатает и чтит.


Заодно уж скажу несколько слов о вашем родном брате журнале «Политическое просвещение». Конечно, как в  «Правде», там немало полезных, справедливых, нужных публикаций. Но вот «Календарь знаменательных дат. Сентябрь-октябрь 2009 г.». И что мы тут видим? Рядом стоят:


«29 сентября 1899 г. - родился Е.И. Габрилович. По его сценариям поставлены фильмы «Коммунист», «Твой современник».


29 сентября 1904 г. - родился Н.А. Островский («Как закалялась сталь», «Рожденные бурей»)».


Рядом!


Да ведь ещё по сценариям Габриловича были поставлены фильмы «Рассказы о Ленине», «Ленин в Польше». Всю жизнь человек паразитировал на ленинско-коммунистической теме. А что потом? А потом он вместе с Борщаговским, Разгоном, Новогрудским принял участие в грязном американо-еврейском фильме о Сталине «Монстр», где заявил с экрана о советском искусстве: «Я удивляюсь, неужели мы были раньше такими идиотами?».


Нет, Габрилович никогда идиотом не был, а всегда – холуём. Имея некоторый литературный навык, он мог написать что угодно о чём угодно. О коммунисте? Пожалуйста! Об антикоммунисте? Тоже можно, только заплатите.


И дальше: «Родился М.Ю. Лермонтов... Родился трижды Герой социалистического труда Н.П. Духов... Родился академик И.П. Павлов... Родился А.Я. Каплер... Родился Ю.Б. Левитан...»


Ну что такое Левитан? Хороший диктор, который выразительно читал официальные тексты, причём в самую трудную пору войны - из Куйбышева, ничего героического не совершал. Ну надо же понимать, кто есть кто: Лермонтов и Левитан!.. Ё.т.м.!


А ещё этот журнальчик вздумал украшать свои страницы анекдотами о Сталине. Мало вам анекдотов Зюганова.


И вот читаем в этом же номере.


«Маршал Голованов рассказывал, что Сталин говорил Кагановичу:


- Что ты мне принёс...»


И с первых слов враньё. Сталин только с узким кругом ещё дореволюционных друзей был на «ты». Есть же его письма к Кагановичу.


 Дальше идёт такое же похабное вранье о Ленине, который будто бы сказал Сталину: «Зарубите себе на носу: если начальник еврей, то заместителем должен быть русский и наоборот».


А вот историческое выступление Сталина 3 июля. И опять Левитан. С какой стати он здесь в такой день?


Сталин, увидев героического Левитана, сказал: «Так вот вы какой!.. Как вы думаете, как мне говорить?» Сталин советуется с Левитаном, словно он какой-то новичок в произнесении речей. «А как мне паузы делать?» Да ведь это же издевательство над Сталиным, а журнал подаёт это как юмор. Дальше Сталин даже смеется. Это в такой-то день! И тут же нас уверяют, будто никакого текста речи не было. Да, услужливый дурак опаснее врага.


Дальше такая же вздорная чушь о Жукове, который будто бы хотел перенести командный пункт к Белорусскому вокзалу; о папе римском, которого будто хотели пригласить на Потсдамскую конференцию... Да ведь это то же самое, что редактора журнала пригласить на роль Одетты в «Лебедином озере».


Или: «Сталина все панически боялись. Многие при нём теряли дар речи». А режиссер Г. Козинцев однажды потерял сознание. Ведь такую лютую антисталинскую чушь сознательно мог написать только Радзинский или Млечин. Или по дури тот, кто не читал никаких воспоминаний, где говорится о встречах со Сталиным


«Мао Цзедун приехал на 70-летие Сталина. Состоялся приём в ресторане «Метрополь»... В ресторане! У фонтана! Нет, предела невежества просто не видно!


Так что не серчайте, дорогой Виктор Стефанович, но таковы печальные факты.


В.БУШИН


http://svoim.info/201240/?40_7_1