Автор Тема: Сказки  (Прочитано 21853 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Русский Антиф

  • Гость
Сказки
« : 27/03/09 , 17:36:06 »
СКАЗКА О МАРГИНАЛЕ

В некотором царстве, можно даже сказать, государстве жил да был принц. Папа его, старый король, давно умер, только вот новым королём принц не стал. Потому что власть захватили царедворцы, принца схватили, связали и бросили в замковый подвал. И сами стали править от его имени. Дело житейское, такое во всяких царствах бывает – а уж в этом особенно.

Ну, понятно, как царедворцы правили. Что не растащили – то продали, что не проели – то пропили. А как народу приходилось – и сказать-то невозможно. Говорят, вымирал народишко в том царстве, как на войне, по миллиону в год. Зато золота в другие царства вывезли немерено.

А что принц? Сидит себе в подвале. Год, другой, вот и десять лет набежало, а вот и двадцатый год пошёл.

Было дело, пытался он бежать, или хотя бы подать кому-нибудь весточку. Но куда там - своды подвала были чертовски прочными, а тюремщики - внимательными. Попытался он как-то расковырять камни черенком от ложки - ложку отобрали, да и посуду тоже, и стали кормить из помойного корыта. Расшатал решётку - замуровали окно: сиди без света, раз такой умный. А как попытался однажды на тюремщика кинуться – посадили на цепь.

И вот как-то раз во дворце устроили особенно роскошный пир – по случаю успешной раскражи какого-то там то ли транша, то ли фонда. Позвали на пир всех, включая тюремщиков. Точнее, охранителей – в том царстве тюремщиков называли таким благозвучным словом.

Охранителей, надо сказать, на пиры звали редко – потому как не уважали: работёнка нужная, но грязноватая. Но тут позвали – очень уж хотелось пышности и многолюдства.

Неудивительно, что охранители обожрались и перепились. И как пришло время возвращаться на рабочие места, к объектам охранения – еле ноги волочили.

И вот одного из главных охранителей – как раз начальника тюрьмы, где сидел принц - занесло с пьяных глаз в подвал. К самым опасным узникам. И как прочухался – понял, что стоит у двери принцевой камеры.

Тюремщик, понятное дело, узников не боялся, а принца-то и подавно. Тощ, хил, да на цепи сидит – а тюремщик раскормленный, весь в мясе, да с кнутом, да если что – свистнет, прибегут прислужники. Зато с пьяных глаз напало на него благодушие. И решил он в кои-то веки с узником потрепаться. Так, чисто из любопытства.

Отпер он камеру своим ключом. Сел на топчан, раскрячился, а принцу на угол указал – постой, мол, там, пока я тут буду тебе честь оказывать. Снял сапоги, достал бутылку шнапса, с пира унесённую. Из горла захлебнул. Захорошело ему.

- Ну чё, - говорит он принцу. – Сидишь?

Принц худыми плечиками пожимает: сижу, мол, сам видишь.

- Ну и дурак, - лыбится охранитель. – Ты тут баланду жрёшь и света белого не видишь. А я вот вкусно ем, сладко сплю, и заведую делами государственными. А знаешь ли почему?

- Потому что вы меня посадили на цепь, - ответил принц.

- Правильно, - ухмыляется охранитель. – Только у нас просто так на цепь не сажают. Тебя почему посадили? Потому что ты, эта… - тут охранитель задумался, вспоминая слово мудрёное, но вспомнил. – Маргинал ты, вот ты кто. А маргинал должон на цепи сидеть.

- Я вообще-то законный правитель, - принц попытался выпрямиться, да цепь гнула к земле.

- Законный-незаконный, это всё трепотня, - отмахнулся охранитель. – Твой дедушка тоже, знаешь ли, кое-кого с трона скинул, только тебе об этом рассказать забыл. Да хрен с ней, с законностью. Давай посмотрим по жизни. Допустим, завтра тебя выпустят. Ты ведь власти, небось, захочешь?

Принц открыл было рот, да охранитель крякнул:

- Захочешь, захочешь, все хотят. Власть – она знаешь какая сладкая? Слаще мёду. Ну так, значит, захочешь, да и полезешь на престол. Соберёшь людишек каких-нибудь, которые тебе, дураку, поверят. Придётся вас всех в сортире мочить, в крови топить. И на ком та кровь будет? На тебе, раздолбае! Потому как ты будешь причиной гражданской войны. А мы страну от крови оберегаем, поэтому должон ты сидеть на цепи.

- От вашего правления безо всякой гражданской войны по миллиону в год вымирает, - не удержался принц. – Да и убивают при вас порядочно. И воевали вы на Юге – сколько людей положили. И ещё…

- Во-во, - поднял палец охранитель. – И так много бед людям, а ты ещё и гражданскую войну хочешь поднять! Не выдержит страна, ох не выдержит! Значит, правильно мы тебя на цепи держим.

- Это она вас не выдержит, - тихо сказал принц.

- Вот и видно, что ты есть маргинал, - торжествующе заявил охранитель, отглотнув из бутылки ещё. – Ну ладно, давай представим себе, что ты каким-нибудь чудом победишь. Такого не будет, наши всех убьют, а власть не отдадут – но допустим, случится чудо. Сядешь ты на престол. И что ты думаешь, кому-то от этого станет лучше?

- Думаю, - признался принц. – Хуже вас управлять страной трудно.

- Во-во, - охранитель полнял толстый палец. – Прёт типичнейшая маргинальщина. Ты ж не дня страной не правил, да что там – захудалой провинцией. С губернаторами за столом на совещаниях не сидел, в проблемы не вникал. Ты на жизнь даже себе не копейки не заработал, сидишь тут на всём готовом, тьфу… Не знаешь, как люди живут, чем дышат. Хозяйства не знаешь, экономике реальной не учился. А у страны знаешь какое хозяйство сложное? А уж подпускать тебя к машине государственной – это вообще кранты всему. Ты, к примеру, ведаешь, как устроена вертикаль власти? Как реально принимаются решения? Как вообще всё функционирует?

Принц молча показал на цепь.

- Ты на условия-то не ссылайся, - ухмыльнулся охранитель. – Всем нелегко. Наши главные – так пашут, как рабы на галерах, и не жалуются. Цепь, видишь ли, у него. Ты реальных дел не делал, вот в чём дело. А мы – партия реальных дел, только реальными делами и занимаемся, и жизнь знаем. Мы – система. Система работает. Хреново работает, - самокритично признал он, - это да. Ну так надо её совершенствовать… осторожненько, ничего не ломая. А ты если чего и сумеешь, так только сломать.

Принц посмотрел на охранителя с отвращением, но ничего не сказал.

- Ну, допустим, ты каким-нибудь чудом кое в чём разберёшься, - охранитель ухмыльнулся. – А кадры? Кадры ты где найдёшь? Старые кадры – все наши, других мы не оставили. Мы поляну зачистили! Иначе нельзя было! Ну этого ты не поймёшь, ты человек негосударственный... Ну хоть поверь: нет тут не наших людей, которые хоть что-то понимали бы! Нету! Все – или наши, или в жопе. А без кадров ты никто и звать тебя никак.

Принц и на это промолчал.

- Воротишь хобот, маргинал? Чуешь правду? – охранитель засосал остатки шнапса. – Так я тебе её всю выскажу. Ты не просто маргинал, а ещё и озлобленный. Двадцать лет на цепи сидел – вот и озлобился. Ты морду не вороти, вижу, что злоба в тебе есть. Значит, мстить будешь. А кому мстить? Стране! Стране ты будешь мстить!

Принц посмотрел на охранителя снова, на этот раз с недоумением.

- Рожу-то не криви! – рассердился охранитель. – Небось, скажешь ещё, что мстить тебе хочется только нам. Ну ладно, нас ты умучаешь. А у нас, между прочим, деточки малые есть. Ты их несчастными сделаешь, они тебе мстить будут. Будет круговорот мести, мести, мести, ужас-ужас… Ну, допустим, и деточек убьёшь, всех, - он стёр ладонью кстати выступившую пьяную слезу. – Так ведь потом ты на народ озлобишься. Вспомнишь, что пока ты тут на цепи сидел, народишко ел-пил-веселился, в телевизор на голых девок пялился, тебя не вспоминал, и вызволять тебя даже не пытался. Дрянь народишко, кстати, - добавил он, - и в самом деле дрянь. Ну так ты его не пожалеешь. Будешь на народ злой, и щадить его не станешь. Загонишь на какие-нибудь стройки, а телевизор запретишь. Запретишь ведь телевизор, сука такая, и голых девок запретишь, иродище… В общем, сиди дальше. Разболтался я с тобой, маргинал подпольный.

Охранитель расстегнул штаны, обильно помочился на пол и ушёл, не забыв запереть дверь камеры.

- Что ж, - тихо сказал принц, садясь на ложе и стараясь не смотреть на расползающуюся по полу лужу. – Посмотрим.

К.Крылов

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7822
Re: Сказки
« Ответ #1 : 06/07/09 , 14:33:16 »
Письма мёртвого фаэтонца

http://headshotboy.livejournal.com/100961



В те времена, когда на Земле ещё и динозавров не было, в Солнечной системе была планета Фаэтон, населенная высокоразвитой процветающей цивилизацией. И всё бы у фаэтонцев было хорошо, но однажды приземлился (правильнее сказать «прифаэтонился») на их планету звездолет с Марса, откуда естественно высыпала толпа марсиан. Если вы подумали, что это было вооружённое вторжение, то глубоко ошиблись, фаэтонцы славились как храбрые воины, неоднократно дававшие прикурить разным межгалактическим негодяям, чего к слову нельзя было сказать о марсианах, которые уже в ту пору имели прозвище «галимого народа». Да и выглядели марсиане, высадившиеся из корабля, скорее как толпа оборванцев и на захватчиков походили мало. Ощутив твёрдую почву под ногами, марсиане все от мала до велика, бросились в ноги фаэтонцам, со скорбным криком, что на Марсе завелось страшное чудовище Холокост, которое мало того, что сожрало уже шесть миллиардов марсиан, но ещё и так испортило экологию, что жить на Марсе им более ни как не возможно, поэтому они и прилетели на Фаэтон в надежде на защиту и пристанище.

Добрые фаэтонцы, разумеется, не могли отказать в помощи братьям по разуму. Более того, возмущенные до глубины души преступлениями Холокоста вознамерились изловить его и предать справедливому суду, для чего и начали приготовления к экспедиции на Марс. Марсиане как могли отговаривали фаэтонцев от этой затеи, говоря о том, что Холокост могуч, и им очень не хочется, что бы пострадали славные фаэтонцы. Однако экспедиция на Марс всё же состоялась, но никакого Холокоста на красной планете не обнаружила. Марс был пуст и безжизнен. По результатам экспедиции, некоторые из фаэтонских учёных выдвинули смелую гипотезу, что ни какого Холокоста на самом деле и не было, а Марс погиб в результате паразитического образа жизни самих марсиан, более осторожные говорили, что всё же Холокост был, но его размеры сильно преувеличены и явился он не из глубин космоса, как утверждали марсиане, а появился в результате мутации местного звероящера, вызванной жутким загрязнением окружающей среды на Марсе.

Такие крамольные идеи вызвали бурю негодования не только собственно марсиан, но и среди прогрессивной фаэтонской общественности. Учёным, посмевшим так оскорбительно отозваться о несчастных марсианах, пришлось приносить публичные извинения и каяться. Упорствующие же в ереси, были осуждены, а всё их имущество было передано в спешно образованный фонд помощи жертвам Холокоста. Более того, возмущенные марсиане добились от Кремля, так именовался центр управления Фаэтоном, создания особой комиссии из выживших марсианских и наиболее прогрессивных фаэтонских учёных по изучению преступлений Холокоста. Комиссия тут же принялась за активную работу, были опрошены многочисленные жертвы Холокоста, изучены пробы грунта с Марса. Вскоре обнародованные выводы комиссии шокировали всё фаэтонское общество. Отчет комиссии, основанный на неоспоримых фактах, неопровержимо доказывал, что Холокост является результатом секретного эксперимента фаэтонской военщины, а в геноциде несчастных марсиан виновны не только фашиствующие молодчики в генеральских мундирах, но и всё фаэтонское общество, породившее этих извергов.

И что тут началось. Волна народного покаяния захлестнула Фаэтон, политики соревновались в самобичевании, журналисты вскрывали одну язву фаэтонского общества за другой, историки пытались перещеголять друг-друга в раскрытии жутких тайн кровавой и преступной истории фаэтонского народа. Деньги потекли в фонд помощи жертвам Холокоста рекой, тем более, что и имущество, осуждённых за геноцид марсиан военных преступников так же изымалось в его пользу. В фаэтонских школах были введены специальные уроки памяти жертв Холокоста, где юным фаэтонцам разъяснялось, какое страшное преступление совершили их предки, и что искупить этот грех перед марсианами есть долг всей их жизни.

Стоит ли упоминать, что не только за отрицание, но и за простое сомнение в том, что Холокост был, ввели жесточайшую уголовную ответственность. И как то так случилось, что в результате всех этих судов, скандалов и всенародного покаяния в центре управления Фаэтоном остались только марсиане либо настолько прогрессивные фаэтонцы, что их нельзя было отличить от марсиан. Тут бы жить да радоваться победе сил света над тьмой и мракобесием, но нерадивые фаэтонцы вдруг разучились работать. Вот прямо так, до этого несколько тысячелетий вкалывали как проклятые во времена всяких жутких тоталитарных тиранов, а при правлении добрых либерально-демократических марсиан и самых прогрессивных представителей своего народа, почему-то разучились.

Некоторые мыслители даже предположили, что это такой особый рабский склад ума фаэтонцев, что они не могут жить свободно и им обязательно нужен кнут, причём желательно марсианский, поскольку сами фаэтонцы к самостоятельному государственному строительству не способны, но такие предложения сочли чрезмерными, и порешили, поскольку фаэтонцы работать разучились, то нужно завозить трудолюбивых дикарей с Венеры и Меркурия. Столкнувшись с трудолюбием мигрантов с Венеры и Меркурия, некоторых фаэтонцев стали одолевать смутные сомнения, а не психи ли засели в центре управления Фаэтоном? И в самом деле, какому гению могла прийти в голову мысль, что саблезубый меркурийский карлик, массово завезённый на Фаэтон, будет работать, а не заниматься привычным ему с малолетства делом, то есть грабежом и насилием? Или, что венерийский гастер будет вкалывать на стройке, а не тащить дурман траву через космопорт? И какая польза загибающемуся фаэтонскому производственному комплексу от того, что центр управления Фаэтоном вбухивает немереные средства в поддержку марсианских банков?

Через небольшое количество времени экстремистская мысль «Фаэтон для фаэтонцев» стала собирать всё большее число сторонников, некоторые даже стали поклоняться чучелу Холокоста-заступника. Марсиане и прогрессивная общественность оказались не в шутку встревожены происходящим, были приняты законы, устанавливающие ответственность за экстремистское мышление, а чучело Холокоста так и вовсе запрещено. Но ни чего не помогало: ни осуждение мыслепреступников, ни программы по борьбе с ксенофобией, ни усиленная пропаганда толерантности в СМИ. Экстремистские мысли пронизали всё фаэтонское общество, но тут в одну светлую марсианскую голову пришла идея, что если с экстремистскими мыслями невозможно бороться то их возможно направить и возглавить. Проект условно назвали фаэтон-либерализмом, острословы, правда, быстро дали ему обидное прозвище анал-демократия, что, однако, не сказалось на скорости его реализации.

Осуществить этот великий проект поручили смешанной бригаде из марсиан и группы тщательно отобранных фаэтонцев, из наиболее прогрессивных. На начальном этапе реализации прожектёрам пришлось столкнуться с неприятием этой великой идеи со стороны наиболее дремучих мыслепреступников, которые утверждали, что эти самые прожектёры есть негодяи и предатели, и обидно называли их шабес-фаэтонцами, реже унтер-марсианами, всячески поносили и ругали. Именно тогда, для борьбы с этой напастью и были выдуманы «благоглупости», их всего три: всем надо объединиться, мы все делаем одно дело, и ни какой критики. Теперь стоило только какому дремучему мракобесу открыть рот, как его сразу же и гневно заткали весомыми аргументами: Как же тебе не стыдно? Мы же все вместе делаем одно дело! Ну и что с того, что наши соратники анал-демократы на деньги марсиан живут и сами на марсиан похожи. Это всё фигня, главное это наше единство! На вопрос же, как можно бороться с марсианами получая от них же деньги за борьбу с марсианами, будучи, к примеру, главным редактором АПН, который, как известно, принадлежит марсианской белке? И почему в руководстве анал-демократического движения так много марсиан, следовал стандартный ответ: что это военная хитрость такая и вообще марсиане нам не враги, все проблемы в саблезубых меркурийских карликах и венерийских гастерах. Одним словом: Чемодан-вокзал-Меркурий.

Пока мракобесы чесали репу и думали, чем же им ответить на благоглупости, в другой или в той же, история об этом умалчивает, светлой марсианской голове родилась ещё одна гениальная идея: во всём виноваты не марсиане, и даже не дикари с Венеры и Меркурия, во всём виноват Фаэтон, проклятая фаэтонская система, которую необходимо уничтожить. И в самом деле, давайте обратимся к серьёзным научным работам, выполненным марсианами и прогрессивными фаэтонцами по истории Фаэтона, это же сплошной кошмар и ужас, реки крови и горы трупов, ни одного светлого пятна. В общем: Смерть системе! Смерть Фаэтону! Фаэтон не для фаэтонцев, для фаэтонцев будет астероид!

О последних днях Фаэтона известно мало, доподлинно известно только то, что планета эта погибла, распавшись на многочисленные астероиды, образовавшие пояс между Юпитером и Марсом. Ни на одном из этих астероидов форм жизни не обнаружено, ни фаэтонских ни каких иных. Неизвестна так же и судьба марсианского звездолёта, хотя имеются чудом сохранившиеся данные из журнала фаэтонского космопорта о старте этого корабля, не задолго до гибели Фаэтона, пунктом назначения указана планета Земля …

Смело

  • Гость
Re: Сказки
« Ответ #2 : 06/07/09 , 21:17:48 »
«Мобилы»

   В стране Ра каждый рабочий интересовался делами своего предприятия, а так же, внутренней и внешней политикой своей страны. Всё это можно было узнать из газет и телепередач. Труженики страны Ра получали за работу примерно одинаково, хотя некоторые занимались совершенно бестолковыми делами. До поры, до времени это несоответствие никого не беспокоило, потому что жадность с малых лет не уважали. В некоторых других странах, жадность считалась естественным чувством и не вызывала у тамошних жителей ни малейших угрызений совести. Каждый из этих иностранцев желал чужого имущества, а в сумме их желаний получалось, что они хотят присвоить имущество жителей страны Ра. Под руководством какого-то комитета они придумали обменять дешёвые безделушки на что-нибудь гораздо более ценное у жителей страны Ра. Естественно, что эти безделушки были задуманы не менее привлекательно для жителей страны Ра, чем в своё время оказались стеклянные бусы для индейцев. Эти вещицы были похожи на стерео гарнитуры со встроенной мобильной связью и приёмом новостей. Разумеется, как люди жадные, иностранцы продумали, как устроить постоянный неравноценный обмен с жителями страны Ра. Во-первых, через импортированные в страну Ра устройства, иностранцы стали прослушивать и просматривать происходящее в стране Ра. Во-вторых, через эти устройства, иностранцы стали завлекательно передавать новости, в которых всё тщательно формировали в выгодном  для себя свете.
   Без малейших угрызений совести, решили они истребить жителей Ра, а на освобождающую территорию ненавязчиво выгнать свою бедноту и заставить там её работать за такие гроши, за которые Ра-жители никогда бы не стали. Иностранцы потом остаткам коренных жителей ещё доказывали, что они хуже гастрабйтеров раз не хотят работать. А истребление осуществлялось банально просто: путём массовой информации через импортные гарнитурки постепенно сформировали у коренных жителей представление о том, что праздники и прочие события надо отмечать кока-колой. А именно, настоящей кока-колой, с кокаином. Иностранцы спонсировали в стране Ра производство кока-колы всех цветов, вкусов и концентраций кокаина и, как владельцы кока-предприятий получили поток прибыли от торговли этой заразой. Некогда богатая страна Ра из-за этого потока очень быстро обнищала, а те самые иностранцы-заказчики массовых убийств, ещё и получили с исполнителей-килеров-продавцов-кока-дилеров.
   Надо ли теперь говорить, что вслед за установлением власти, захватчики "организовали вакцинацию", после который бывшие хозяева страны Ра постепенно ушли из жизни. В лучших областях бывшей страны Ра захватчики поселили своих внуков, а в худшие — вывезли нищих и больных из своих стран.

MALIK54

  • Гость
Re: Сказки
« Ответ #3 : 30/08/09 , 16:50:32 »
Нашла вот рассказ, созвучный теме "Родина" в Дискуссионной трибуне
http://9e-maya.ru/forum/index.php/topic,721.msg4437.html#msg4437

Разговор Плохиша и Кибальчиша



Плохиш вошёл в камеру с Кибальчишем прижимая к груди банку варенья одной рукой и держа печенье в другой. Мальчиш-Кибальчиш был скован цепями и сидел, прислонившись спиной к холодной стене каземата. Он взглянул на Плохиша без удивления и усмехнулся:

- Не думал, что среди нас найдётся такой...

- А какой? - прищурил глаза Плохиш. - Ты думал все решат погибнуть с тобой?

- Ну почему же погибнуть? Победить.

- Ты всерьёз надеялся на победу?

- Я и сейчас в ней уверен.

- Сидя здесь и ожидая казни?

- Да. Победить можно и после смерти...

Плохиш удивлённо расширил глаза. Затем задумчиво откусил печенье и начал его жевать рассматривая Кибальчиша. После минутного молчания он наконец спросил:

- Какой же смысл победы после смерти?

Мальчиш-Кибальчиш опять усмехнулся.

- Тебе это трудно будет понять. Победа ведь не только моя. Она общая. Наша.

- Наша?

- Не твоя. Наша. Тех мальчишей, что бились до конца.

- А мне кажется, что победил я. Вот ты сидишь на цепи, а я ем печенье...

- Война не кончилась, Плохиш.

- Для тебя закончилась. Завтра тебя не будет.

Разговор опять прервался. Теперь Мальчиш-Кибальчиш рассматривал Плохиша. Умирать было страшно и он понимал Плохиша, которого страх заставил переметнуться к врагу. Как объяснить ему, что кроме страха есть ещё и долг? Долг перед отцом, братьями? Наконец он спросил Плохиша:

- Ты надеешься прожить дольше меня?

- Конечно. - Плохиш вдруг испугался - а если и его убьют? За компанию с Кибальчишем? Тем более, что Военную Тайну Кибальчиш ему очевидно всё равно не скажет... Даже спрашивать бесполезно...

- Ты не задумывался из чего состоит жизнь? - Мальчиш-Кибальчиш смотрел с жалостью, заметив испуг Плохиша.

- Из дней. Месяцев. Лет... - Плохиш не понимал куда клонит Мальчиш-Кибальчиш.

- Жизнь состоит из событий. Чем больше событий, тем длиннее жизнь. И чем эти события больше и лучше, тем жизнь богаче.

Плохиш молчал, пытаясь усвоить такой взгляд на жизнь.

- Твоя жизнь будет иметь не много событий. И наполнена она будет предательством. Не слишком приятное содержимое.

- Пока что достаточно приятное. - Плохиш взвесил в руках банку варенья и весело взглянул на Кибальчиша. К нему опять вернулась уверенность в себе. Слова Мальчиша лишь успокоили его - вряд ли его завтра убьют как Кибальчиша.

- У жизни тоже есть вкус и он сильно отличается от вкуса варенья. - Мальчиш-Кибальчиш вдруг рассмеялся. - Твоя жизнь вряд ли будет иметь этот вкус, даже если ты всю жизнь будешь есть одно варенье.

Плохиш почувствовал обиду. Этот Кибальчиш завтра умрёт и всё равно насмехается над ним!

- И какой же вкус будет иметь твоя жизнь? - зло спросил он.

- Вкус победы. И он слаще любого варенья!

- Да с чего ты взял, что победишь? Где твоя Красная Армия? - вскричал Плохиш. Уверенность Кибальчиша опять его напугала. А вдруг Красная Армия наконец придёт и победит? Что с ним тогда будет?

- Красная Армия придёт. Ты же знаешь слово "мобилизация"? Она требует времени. И мы его дали. В этом и состоит моя победа.

- И всё? Только в этом?

- Это главное. А ещё в том, что я не предал отца и брата. Их смерть не стала бесполезной.

- Полезная или бесполезная... Какая разница? Они уже мертвы! А завтра будешь мёртв ты!

- В том то и дело, что моя смерть тут уже не важна.

Плохишу надоело разбираться в рассуждениях Кибальчиша. Пора приступать к делу.

- Слушай... Ладно, пусть ты победил. И пусть смерть твоего отца и брата не бесполезны. Тебе-то зачем умирать? Вы дали время на эту... Мотили... зацию. Всё. Так скажи уже эту твою тайну. Останешься жив. Даже и варенье дадут.

- Так ты за этим пришёл? - Мальчиш смотрел весело, так, как будто и не был прикован кандалами.

- Ну... В общем, да. Ты скажи мне эту тайну. А я скажу её Буржуину. Я же всё равно предатель. И я не скажу никому, что ты её мне рассказал. Ты так и останешься героем. Все будут считать, что это я её выдал...

Тут Мальчиш-Кибальчиш расхохотался. Он смеялся так, как будто услышал самую смешную шутку в мире. От его смеха в тёмном каземате стало даже светло, казалось, что солнечные зайчики бегают по стенам. Плохиш смотрел на него как на сумасшедшего. Может Кибальчиш тронулся в самом деле? "Я бы точно с ума сошёл от мысли, что меня завтра убьют", думал Плохиш глядя на хохочущего Мальчиша-Кибальчиша. Наконец тот перестал смеяться и лишь улыбался глядя на Плохиша.

- А свою тайну Главный Буржуин тебе не сказал?

Плохиш окончательно уверился, что Кибальчиш спятил. Кто же будет рассказывать тайны предателям?

- Нет. А что?

- Давай я тебе лучше его тайну расскажу? - Мальчиш всё ещё посмеивался.

- А откуда ты её знаешь?

- Да ты сам мне её выдал. Своим предательством.



Плохиш совсем был сбит с толку. Ну предал. И что? Какая же тут тайна? Он смотрел с недоумением на Кибальчиша ожидая объяснений. Мальчиш продолжил:

- Ну вот скажи - сколько стоит жизнь мальчиша?

- Откуда я знаю? Нисколько. - Плохиш уже не надеялся понять Кибальчиша. Сумасшедший. Что с него взять?

- Знаешь. Ты же купил свою жизнь? - Мальчиш недвусмысленно кивнул на банку варенья.

- А, ты про это? - Плохиша наконец осенило. - Ну да. Можно сказать, что бочку варенья она стоит. Моя жизнь. Вообще-то я думаю, что дороже, но раз уж предложили бочку, то я не стал торговаться...

- Ну, на самом деле, бочка варенья - это дополнительная плата за твоё предательство кроме твоей жизни. Однако с точки зрения Буржуина сделка была вообще в другом.

- И в чём же?

- За бочку варенья Буржуин купил ВСЕ наши жизни. Всех наших мальчишей. Это ты торговал только своей. А Буржуин купил все.

- Вообще-то я про всех не думал. Какое мне дело до всех?- Плохиш глуповато заморгал.

- Тебе-то никакого, как видно... Но вот Буржуину была нужна не твоя жалкая жизнь, а жизни других мальчишей, которые смело сражались.

- И что? В чём тут тайна?

- Тайна в том, что Буржуин всегда приобретает больше, чем ему продают. И это касается не только жизней людей, которым он назначил цену. Это касается всего.

- Да? И как это у него получается?

- Как? Довольно просто. Он назначает цену тому, что цены не имеет.

Плохиш с трудом вникал в суть сказанного. Его мысли были тяжелы как банки варенья, и так же как банки варенья разбивались об острые грани смысла сказанных слов. Может и не стоит искать этот смысл? Кибальчиш сошёл с ума от страха смерти. Есть ли хоть какой-то смысл в его словах? Только сумасшедший будет скрывать какие-то тайны под страхом смерти.

- А свою тайну ты мне не скажешь? - Плохиш надеялся, что сумасшедший Кибальчиш выболтает ему свою Великую Тайну просто в качестве продолжения разговора. Он решил не спорить и не задавать лишних вопросов. С сумасшедшими спорят только сумасшедшие.

- Ну кто же вступает в сделки с Главным Буржуином зная его тайну? - спокойно спросил Кибальчиш.

- Какую сделку? Ты просто расскажешь тайну. Останешься жив.

- Это такая же сделка, как и твоя, Плохиш. Я должен продать свою жизнь за бочку варенья. Но я, в отличии от тебя, знаю, что Буржуин покупает совсем другое.

- И что же?

- Мою страну. Миллионы жизней. И я ценю их дороже бочки варенья.

Кибальчиш откинулся к стене и прикрыл глаза. Он потерял интерес к разговору. Плохишу стало ясно, что Кибальчиш ему больше ничего не скажет. Он помялся немного и пошёл к выходу. Он не понял ни слова из того, что ему сказал Мальчиш-Кибальчиш, но сердце сжималось от каких-то неясных чувств. Может и правда у Буржуина есть какая-то тайна? И чтобы победить Буржуина надо знать эту его тайну? В чём же тогда тайна непобедимости Красной Армии? Плохиш шёл по коридору каземата и не замечал, что косо держит банку варенья. Из банки лилось варенье, оставляя за Плохишом тёмно-красный липкий след.

Источник

MALIK54

  • Гость
Re: Сказки
« Ответ #4 : 26/10/09 , 19:34:52 »

Зайчонок сидел на пеньке и жестоко страдал.
Нет, не животом. И не из-за разбитой коленки. Зайчонка грызла зависть.
Все остальные зверята шумной гурьбой перекатывались из одного конца полянки в другой. Слышался смех, весёлые выкрики, пыхтение и снова смех.
Зайчонок не участвовал в догонялках. Он сидел и завидовал.
А завидовал он лисёнку. Вернее, его хвосту.
«Ах, если бы у меня был такой хвост!», - мечтал зайчонок. «Такой огромный, пушистый, рыжий с белым кончиком! Мягкий-мягкий, плещущийся на ветру! А у меня что?»
И зайчонок со злостью смотрел на свой маленький аккуратный хвостик, а потом, тяжело вздохнув, снова начинал мечтать о лисьем хвосте.
Вдоволь набегавшись, вся весёлая звериная компания собралась идти купаться.
- Зайчонок, ты идёшь с нами? – крикнула белочка.
- Ну, давайте, - вяло отозвался зайчонок.

Прибежав к речке, все зверятки отстегнули свои хвосты и с радостным визгом принялись плескаться.
Вы разве не знали? Родители всегда ругают своих зверяток, если те приходят домой с мокрыми хвостами. «Ты можешь простудиться!» – восклицает, к примеру, мама-белка и начинает пичкать дочку невкусными лекарствами. Поэтому все зверятки, для того чтобы не огорчать своих родителей, перед купанием отстёгивают хвосты и оставляют их на берегу.
Зайчонок как раз немного замешкался, думая, отстегнуть ли ему свой хвост или сойдёт и так? Он уже было собрался прыгнуть в воду, как вдруг увидел, что хвост лисёнка лежит чуть поодаль, а на берег никто не смотрит.
Зайчонок понимал, что поступает нехорошо. Но удержаться не смог. Он тихонько взял хвост лисёнка и пятясь, стараясь не привлекать к себе внимания, скрылся в лесу. Найдя укромную полянку, он дрожащими лапками отцепил свой невзрачный хвостик и, зажмурившись от счастья, пристегнул лисёнковый.
И запрыгал от радости по полянке. Но недолго. Очень недолго.
На третьем же прыжке зайчонок не удержал равновесие и рухнул в крапиву. С горестным воплем он вылетел оттуда, и снова лисёнковый хвост закрутил его в другую сторону. На этот раз зайчонок упал в репейник.
- И как, весело? – внезапно прокаркал хриплый голос.
Зайчонок вздрогнул и стал озираться по сторонам.
- Кто тут? – испуганно спросил он.
- Да здесь я, здесь, - ворчливо отозвался с верхушки осины старый ворон.
Зайчонок увидел ворона, и его бросило в жар. Он понял, что ворон всё видел. И как он стащил чужой хвост, и как прятался по кустам, и как кувыркался по полянке.
- Я ж не о том, - прочитав его мысли, ответил ворон. – Я спрашиваю – весело тебе играть?
- Нет, - признался зайчонок.
- А почему? – спросил ворон.
Зайчик задумался.
- Я тебе отвечу, - сказал ворон. – Ты теперь один. С кем ты можешь играть?
Зайчонок всё понял. С чужим хвостом он теперь может только прятаться в самых глухих уголках леса. Его нельзя никому показать. А с самим собой нельзя играть в прятки, и в догонялочки, и даже считалочка теряет свой смысл, когда ты один…
- И нравится тебе так жить? – спросил ворон.
- Нет, - тихо ответил зайчонок. – А что же теперь делать?
- Это очень просто, - ответил ворон, и даже голос его стал менее скрипучим. – Иди обратно и честно верни хозяину. Не бойся.

Лисёнок сидел на берегу и плакал. Сами понимаете – что за лис без хвоста? А лисёнок был уверен, что его хвост потерялся навсегда и теперь над ним все будут смеяться.
Зайчонок подошёл с виноватым видом.
- Прости, - сказал он. – Это… я… взял…
Лисёнок схватил свой хвост и на его мордочке моментально высохли слёзы.
- Ну ты же вернул, - сказал он, лихорадочно пристёгивая хвост на место. – Спасибо тебе. Слушай, давай побегаем!

И до самого вечера на берегу реки слышался смех и радостные вопли. Это лисёнок с зайчонком играли в догонялки.

Вопросы:

• Представь себе, мой маленький читатель, что ты упал в крапиву. Каким одним словом ты выразил бы свои чувства? Напиши потом это слово на заборе.

• Почему лисёнок не набил зайчику мордочку?

• Как ты думаешь, мой маленький читатель, если бы зайчонок носил с собой рогатку – это решило бы проблему ненужных свидетелей?

• А кстати, почём берут на заготовительных пунктах лисьи и заячьи хвостики? Да и шкурки целиком?

© darkmeister
http://www.parashut.com/forum/viewtopic.php?t=9673
_________________
н'убле па вотр параплюи...

Оффлайн В.Атаманова

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 1220
Re: Сказки
« Ответ #5 : 08/06/10 , 11:45:37 »
                         СКАЗКА
           о народе, царе и долларе
 
Не слыхали и не снился.
Долго ждали, царь сменился.
Он, как с неба вдруг свалился
и никто не удивился.
     А народ уж тем доволен,
     что учился царь в спецшколе,
     на своем играл он поле
     и предать его не волен.
Царь зря время не теряет.
Войско биться отправляет.
Что отбили, прибирает,
сам одежду примеряет.
     То пилотом, например он,
     космонавтом, пионером,
     будто служит модельером.
     Лучше бы сменил премьера.
Молчалив, сосредоточен,
вежлив, строг, не чужд пророчеств.
Говорит он, между прочим,
что бандитов мы "замочим."
     Но прикормыши элиты
     В Думе ходят деловито
     и законы через сито
     сеют в пользу этой свиты.
А простому что же люду?
Охранять воров покуда.
Собирать, сдавать посуду,
быть обманутым повсюду.
     И народ его прощает.
     Царь не пьет -его прельщает,
     жить он лучше обещает,
     а пока народ нищает.
В царстве люд рассортирован,
вознесен и забракован,
замордован, припаркован,
к телеящику прикован.
     Долго зло с экранов льется.
     Часть в сознанье остается.
     Но. где правда сознается.
     Страсть к расправе тем куется.
Паралельно также долго
и теряет цену доллар.
Но искусственные волны
возвращают доллар в полный.
     Крепко весь народ уж выжат.
     И ободран и подстрижен.
     А бандиты: "Не обижен,
     раз горюет о престиже".
Знаешь силу ускоренья?
От раздумья к озаренью,
с восгоранья до горенья
и от спячки к озверенью...
     В передачу званьем "Хохма"
     тут артист явился Хохман.
     Был не брит, торчали лохмы
     и сказал: валюта сдохла.
Доллар больше не ликвиден.
Крах его был очевиден.
Рухнул тот, кого не видел
наш народ, но знали в Миде.
     Сорвалось часть населенья,
     взять остатки накопленья.
     Для него по мановенью
     те закрылись заведенья.
И трудящиеся классы
вновь слились с торговой кастой,
вдохновенно с Божьей паствой
все сложилось в силу массы.
     И сказала масса "Баста!"
     Тьму знамен подняли разных.
     Все же больше было красных.
     Это выглядело классно
Спешно царь переоделся.
Пиджачок на то имелся.
И исчез, как появился.
И никто не удивился.
     
ЗРЯ РЕБЯТА В ОБЩЕМ НА РОССИЮ РОПЩЕМ!

Оффлайн В.Атаманова

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 1220
Re: Сказки
« Ответ #6 : 13/07/10 , 17:51:00 »
                Сказка про дурного царя и
                    кривое зеркало.
В царстве прошлом. недалеком
между западом, востоком
жил в правлении жестоком
царь. являясь лже пророком.
   К разрушенью царь был склонный.
   он вблизи горы Поклонной
   занимал с семьей укромный
   дом-хоромы преогромный.
И весьма достойной друга
из того же стана-круга
в благе, роскоши-досуга
пребывала с ним супруга.
   Вкруг него теснились фаты,
   несмышленыши-фанаты,
   "голубые",званьем матом
   с флагом пестрополосатым.
Царь поставил: все разрушить,
будто жил среди игрушек.
Он палил в людей из пушек
и травил дурманом души.
   Сам он пил. И пил не мало.
   Напряжение снимал он,
   что в интригах возникало.
   В этой части слыл бывалым.
У царя для утешенья
и придворных приближенья
было зеркало слеженья,
подопечных искаженье.
   Это новосвета диво
   представляло царских льстиво.
   В нем казался царь правдивым,
   уважаемым,любимым.
Глянет в зеркало: он в ложе
краше,выше и моложе.
"Заболел" - двойник похожий.
А народ - кривые рожи.
   То, что людям было мило,
   правду зеркальце чернило.
   А царица -вишь мерило!-
   "Жизнь прекрасна"-говорила...

Оффлайн В.Атаманова

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 1220
Re: Сказки
« Ответ #7 : 14/07/10 , 15:48:52 »
При дворе ведутся споры:
Два царя и две опоры.
Каждый раз решают воры
С речью выступит который.
   Окруженье для спасенья
   У «корыта» положенья.
   Порешили без стесненья
   Царь пусть правит в воскресенье.
Остальные дни - « элита».
Время общее разбито:
То банкиры и бандиты,
То министры-паразиты.
   Царь при этом, между прочим.
   Делом он не озабочен,
   Обеззвучен, обесточен,
   Обезвнучен, обездочен.
Раз в дежурство царь в буфетах
Обнаружил: нет «Привета».
По чьему ни весть совету
Не включили водку в смету.
   То не царские мытарства
   Холуев узнал он барство.
   Попросили, ишь коварство,
   За пол-литра те полцарства.
Жадный, скаредный к запретной
в город он пошел секретно.

   Только вышел из палаты,
   Видит толпы не поддатых.
   А один с большим плакатом.
   На плакате он носатый.
Нарисован только черным.
По лицу он перечеркнут.
Говорит о нем ученый,
Что сей царь совсем никчемный.
   А народ простой, обычный,
   Но в потрепанном обличье.
   То, что он увидел лично,
   Было странно, непривычно.
Мимоходом царь подумал:
«Разгоню ка их и Думу»,
А пока   пошел он к Гуму
В три рубля истратить сумму…
   Снова в тронном он овальном.
   Причащается «дневальный».
   Поступает аморально
   Далеко не генеральный.
Пусть с «Приветом», но страдальцем
Он сидит в царевом зальце,
В кнопку тычет средним пальцем:
«Посмотрю-ка я зеркАльце.»
   Видит Саммит, близких лица
   С двойником (Куда годится!)
    И министры и царица.
    «Уж  ли это мне не снится!»
  «Мерсекдес!» - кричит по-барски
  А ему в ответ от Спасских:
 «Здесь стучат шахтеров каски
  И коричневой окраски!»
   Был капризен, хоть не молод
«Отрекаюсь от престола!»
   Боже! Что же там творилось!
   Сколь слегло и сколь лечилось.
   К нам не сразу просочилось…
   Их супруга обмочилась.
Сколько было слез. Объятий!
Я там не был, но приятель
Мне твердил, как будто дятел:
«Царь не сам ушел, а спятил».
   Тем и кончу я сказанье:
   Получил он наказанье.
Ну а зеркало кривое?
В нем красивый, но другой уж.
   А нормальный иль урод,
   Скоро скажет сам народ.

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7822
Re: Сказки
« Ответ #8 : 17/07/10 , 18:22:26 »
Апокалиптическое


   
И пришёл Последний День, как было обещано в Писании. Солнце спалило землю, и источники рек источили яд, и по земле запрыгала железная саранча с лицами человеческими, а небо свернулось как свиток.

И Господь явился, во грозе и буре. Правда, на фоне происходящих катаклизмов явление Его прошло незамеченным. К тому же Господь явился в пустыне, где не жили люди. Лишь один праведник, монах, имевший в пустыне той тайное убежище, узрел Господа, признал и пал ниц.

- Господи! – вскричал он радостно. – Наконец-то кончились наши муки! Наконец-то Зверь будет повержен, и Тьма – разогнана! Наконец-то праведные получат вознаграждение, а неправедные – воздаяние!

Господь посмотрел на него грустно и сказал:

- Чему ты радуешься? Мы в очередной раз проиграли и уходим из этого мира. Дьявол милостиво позволил мне эвакуировать часть моих сторонников. Увы, я не смогу спасти всех праведных людей. Ибо Сатана по Своей ограничил число спасаемых ста сорока четырьмя тысячами, и даже за эту милость мне пришлось принести Себя в жертву Дьяволу, а потом унижаться перед ним две тысячи лет, и ползать у него в ногах, подобно червю. Теперь же Земля же переходит навеки в его волю, ибо он – Князь Мира Сего.

Праведник смутился, но потом воспрял духом.

- Пусть спасётся малое стадо, но мы пребудем в раю, а Сатана пусть горит в своём огне, Господи! – сказал он.

Господь покачал головой и сказал:

- Увы, никакого рая вам не будет. Спасённые Мной обречены жить в несчастье и скудости, к чему я вас, впрочем, и приучал две тысячи лет. Ибо правила жизни, установленные для вас, монахов, были лишь подготовкой к тому, что вас ожидает. А ожидает вас голод, холод, нищета и иные бремена неудобоносимые. Но это всё же лучше, чем вечные пытки, которым вас подвергнет Сатана за верность Мне и непослушание Ему.

- Но оставшиеся на Земле будут страдать, ведь власть Сатаны жестока и иго его тяжко? – спросил праведник, уже без особой уверенности.

Господь снова покачал головой и сказал:

- На Земле воцарится ад для добрых, но злые будут довольны. Дьявол-Победитель и Сам пребывает в вечном блаженстве, и блаженством же награждает верных Ему. Что до Меня, я и сам страдаю, и не могу дать верным Мне ничего, кроме страдания.

Тут праведник усомнился и спросил:

- Подлинно ли ты – тот Бог, тот, Который сотворил Небо и Землю?

Господь кивнул и сказал:

- Да, Я сотворил мир, и уже далеко не первый мир Я творю, и не тысячный, и даже не миллионный, ибо Я сбился со счёта в вечности. Я творю миры, а Дьявол отнимает их у Меня, и я бессилен против Его Хватки. Потому что Отнимающий всегда сильнее Творящего, и Убивающий всегда сильнее Рождающего, и Хозяин всегда будет брать верх над Работником, а всякий творящий – работник, то есть, в сущности, раб. Я, впрочем, дурной раб, ибо взбунтовался против Дьявола-Повелителя и не захотел отдавать ему этот мир, ибо Мне было жаль лучшей работы Моей в вечности. Я честно боролся за этот мир, и положил все силы на эту борьбу. Но что может раб против хозяина? Всякий творящий – слаб, а всякий отнимающий – силён, ибо он стоит за спиной творящего, и вся Божья сила перед Хваткой Дьявола – ничто.

Праведник спросил:

- Неужели твоё Благо, Господи, слабо?

Господь на это ответил:

- Не в том дело, силён Я или слаб. Я могу лишь творить и умножать сотворённое, а Дьявол умеет уничтожать и отнимать. И даже капля этой силы бесконечно превосходит всю мою мощь. Представь, к примеру, силу зерна, дерева или целого леса. И вся эта мощь может быть уничтожена одной — единственной молнией: она ударит в сухое дерево, и лес сгорит. Ибо эта сила иноприродна силе творения и бесконечно её превосходит. Кто умеет уничтожать и присваивать – тот бесконечно выше творящего и создающего. Ибо он близок Небытию, а Небытие выше любого Бытия, даже бесконечного.

Праведник подумал и спросил Бога:

- Но, может быть, Ты можешь отказаться творить миры, раз Дьявол отнимает их у Тебя?

Бог развёл руками и сказал:

- Увы, творить – это Моё единственное наслаждение, и хотя я пытался не создавать новых миров, рано или поздно Я снова начинаю творить новое небо и новую землю, чтобы не мучиться от тоски. Кроме того, у Меня всё ещё остаётся надежда когда-нибудь создать такой мир, которым Дьявол не сможет или не захочет овладеть. Я, правда, иногда думаю, что и эта жалкая надежда питаема во Мне Дьяволом, но не могу её оставить.

Праведник подумал и спросил ещё:

- Пусть так, Господи, но зачем ты творишь не только миры, но и людей, которые всякий раз подпадают под власть Дьявола?

На это Творец промолчал и только развёл руками. Тогда праведник вздохнул и сказал:

- В таком случае я останусь здесь. Возможно, Дьявол не схватит меня сразу. Я же попытаюсь усвоить хоть что-то из Его великой науки. Возможно, я найду таких же, как я. Мы усвоим умения Дьявола, и научимся убивать и отнимать, но не для того, чтобы служить Ему, а чтобы вернуть этот мир Тебе. Ибо огонь, сжигающий лес, можно остановить только огнём. Если же мы сможем обрести Хватку и научимся уничтожать тварей Дьявола, тогда мы призовём Тебя, и Ты, Господи, Сам станешь Князем Мира Сего, а не только лишь его Творцом, ничтожным и бессильным. Есть ли цель выше этой?

Он повернулся и пошёл туда, где скакала железная саранча, а реки источали яд.

- За этим-то я и творю людей, - прошептал Творец, - ибо они должны совершить для Меня то, на что Я не способен. И, похоже, - добавил он, когда праведник скрылся из виду, - у меня что-то начало получаться.

http://krylov.livejournal.com/2076513.html

MALIK54

  • Гость
Re: Сказки
« Ответ #9 : 21/07/10 , 12:34:48 »
Повесть о Великой Засухе, Мудром Мэре, Могучем Шамане, Вселенском Потопе и Благодарном Народе
Разгонял, разгонял тучи Мэр - те обиделись и решили не возвращаться. Наступила Великая Московская Сушь.

Поначалу Мэр не приметил жары: кондиционеры и одалиски с веерами работали исправно. Но как-то раз отправился он на свою пасеку, а там одуревшие от пекла пчёлы атаковали и сильно покусали хозяина. Рассердился Мэр.

Позвонил он Патриарху, попросил помочь. Тот рассыпался в любезностях, долго говорил о том, о сём, но на конкретную просьбу отвечал уклончиво: "Как Господь решит...". Вызвал Мэр главного мосстройкаббалиста Ресина. Тот полистал Талмуд, пробормотал несколько слов на иврите и вежливо попросил денег на 10-е транспортное кольцо. Ещё пуще разгневался Мэр, вытолкал взашей верного зама. Затребовал у Москомнауки "люстру Чижевского", дабы обратными электромагнитными импульсами вернуть тучи на место. Но незадача вышла: люстру учёные давно уже продали братьям-китайцам. Совсем рассвирепел Мэр.

Снял Кепку, почесал лысину и стал думать. К кому обратиться, как не к шаманам - вызывателям дождя? Вспомнил Мэр о Чрезвычайном Шамане Шойгу. Встретился с ним, говорит: "Друг Кожугетыч, ты ж постоянно шаманишь, сам творишь чрезвычайные ситуации, сам их ликвидируешь. Помоги! Засыхаем!". Хитро прищурился Шойгу и отвечает: "Отчего ж не помочь, друг Мэр? Да только баш на баш. Вот ты на Поклонной горе возвёл и церковь, и мечеть, и синагогу, даже почти построил буддийскую ступу. Давай так: я тебе дождик, а ты на Поклонке идола нашего тувинского поставишь". Возрадовался Мэр: "Хоть десять!!!".

Надел тогда Шойгу ритуальный генеральский китель, проорал чего-то на своём, на дикарском, достал из кармана бубен, взмахнул им...

И обрушился на столицу долгожданный тропический ливень с градом. Смыв сотню-другую деревьев, пару башенных кранов и одинокого Немцова, раздававшего у сортирных кабинок антилужковские памфлеты...

И возрадовался Мэр. И возрадовался народ. И слились они в вечном экстазе...
http://general-ivanov.livejournal.com/696861.html

MALIK54

  • Гость
Re: Сказки
« Ответ #10 : 16/09/10 , 11:29:14 »
.....Сказки-это то што бабка перед сном рассказывает, при этом в трубе должно обязательно завывать, для антуражу.тогда они живые. В книжках с картинками и в телевизоре-это не сказки, это средство отвлечь ребенка и самоустраниться от его воспитания. Скорее бы уже жить стало настолько плохо, что б бабки с дедками не сериалы смотрели с футболом, а свои непосредственные обязанности исполняли.Тогда и дети в нормальных взрослых выростать станут.
http://www.berkem.ru/opyat-o-skazkax/#comments

MALIK54

  • Гость
Re: Сказки
« Ответ #11 : 23/09/10 , 13:01:03 »
Ныфт (сказка) (найдено на просторах инета)
Ср
09/22/10

Началось всё с того, что Пу-Пу и Ме-Ме нашли в лесу синтезатор пищи. Правда, никто в племени таких сложных слов не знал - поэтому назвали волшебную машину просто и со вкусом: ныфт.

Судя по всему, синтезатор пищи валялся там со времён Великих Предков и, скорее всего, ими же был изготовлен. Но теперь от Великих Предков остались только развалины, а единого мнения насчёт прошлого в племени не было. В целом Предков уважали, но в последнее время всё меньше - так Сва-Сва, известный своими байками о прошлом, утверждал, что Великие Предки только тем и занимались, что грабили соседние племена, и волшебный ныфт они тоже утащили у какого-то соседнего племени. Старик По-Поз, сам родившийся в соседнем племени и потому неустанно подчёркивавший свою принадлежность к этому, разделял идеи Сва-Сва и даже призывал к публичному всеплеменному покаянию. В конечном счёте о происхождении ныфта решили не говорить вовсе.

Эксплуатировали же его на полную катушку. Кроме Пу-Пу и Ме-Ме вокруг Ныфта собрались все проныры племени, немедленно объявив себя жрецами и помощниками жрецов. Например, рыжий Чу-Чу взял на себя заботу о снабжении синтезатора божественной энергией и каждое утро несколько минут старательно размахивал руками, упрашивая солнце направить на ныфт обжигающие лучи. Другие жрецы очень уважали его за эту идею и считали лучшим в их деле. Но и остальным хватало работы - например, некогда живший на отшибе А-А взял на себя заботу о подсчёте произведённой ныфтом еды. После чего он довольно быстро стал одним из самых уважаемых людей в своём и соседних племенах, куда плавал на своей огромной и богато украшенной лодке.

Поскольку синтезатор работал круглосуточно - племени хватало еды с избытком. Большую часть, конечно, забирали жрецы, оправдывая это тяжёлой работой по управлению ныфтом, но кое-что оставалось и другим членам племени. Прожив первую зиму безо всяких запасов, на одной лишь синтезированной пище, племя утвердилось в мысли, что так будет всегда.

Находились, правда, недовольные.

Старые охотники ворчали, что ныфт не спасёт от диких зверей, поэтому нужно продолжать делать копья и укреплять частокол вокруг деревни. Их никто не слушал - ведь наделанные в прошлом копья всё ещё валялись в охотничьем доме, а часть частокола вообще была создана всё теми же Великими Предками, только прорехи несколько сезонов назад замазывались глиной вперемешку с ивовыми прутьями. Женщины судачили о том, что ныфт не производит одежды из шкур, да и самих шкур тоже, не говоря уж про украшения из когтей и клыков. Впрочем, шкуры и украшения пока что выменивали у соседних племён за еду, поэтому разговоры эти стояли в одном ряду с разговорами о погоде или о новых нарядах Ксю-Ксю, уродливой дочки одного из жрецов, погибшего на своём посту возле ныфта от обжорства.

В целом молодёжь была очень довольна: с появлением ныфта всякие нудные обязанности по обучению охоте, собирательству, выделыванию шкур были забыты. В племени широко распространилось мнение о том, что для полного счастья необходимо как можно больше ныфтов, причём не только таких ,которые производят еду, но и таких, которые производят оружие, шкуры, а также укрепляют частокол и землянки с пещерами. Теперь толпы людей целыми днями бродили по лесу и развалинам, чтобы отыскать новый ныфт. Поисковые партии снабжали усиленным питанием за эти поиски - чтобы люди были целыми днями заняты и не мозолили глаза жрецам. Многих съедали дикие звери, численность племени постоянно падала - но от этого еды для остальных становилось больше, что всех устраивало. Съеденные же объявлялись неумелыми неудачниками, которые не заслуживают жалости. В пример приводили Пу-Пу, Ме-Ме или того же Чу-Чу, которые смогли, нашли и остались живы. Так что каждое утро поисковые партии снова отправлялись на поиски.

Для тех, кто диких зверей опасался слишком сильно - пообещали наладить производство ныфтов и раскопали огромную яму с глиной прямо возле Главной Пещеры. Из глины следовало наладить серийное производство ныфтов под лозунгом "Каждой семье по собственному ныфту!" Умельцы, перемазанные глиной, сидели на краю ямы и лепили довольно кособокие изображения ныфта из глины с песком и всё тех же ивовых прутьев. У некоторых, правда, уже получалось делать довольно симпатичные горшки, но обжигать глину в племени пока ещё не умели. Так что в повседневной жизни пользоваться всё равно приходилось горшками, выменянными за рекой на всё ту же еду, произведённую ныфтом.

Глиномесы снабжались синтезированной едой по удвоенному, а то и утроенному тарифу. Вечерами у костра они рассказывали о том, что они уже близки к созданию полноценной копии ныфта. Поедая синтезированную пищу, им вторили поисковые партии, обшаривающие лес в поисках новых ныфтов. Стариков уже никто не слушал, потому что с появлением ныфта их знания об охоте, изготовлении орудий труда и тому подобном оказались не нужны. Племя теперь жило по новым правилам: кто не связан с ныфтом, тот бесполезен и должен умереть. Кроме ямы с глиной и поисковых партий появились создатели копий ныфта из дерева, из камней, на каждой стене охрой была нарисована передняя панель чудотворного изделия. Возле Главной Пещеры принялись строить огромную копию ныфта из обсидиановых осколков.

Через несколько сезонов ныфт и еда настолько прочно оказались связаны в сознании людей племени, что кроме самых старых стариков уже никто и не помнил, откуда в принципе берётся еда, шкуры и копья. Правда, некоторые всё ещё задумывались о том, как выглядел бы мир, если бы ныфта не было, откуда он взялся и что может случиться, если внезапно ныфт перестанет создавать пищу. Но эти размышления в корне пресекались жрецами. Если кто-то заговаривал о необходимости на всякий случай обучить детей изготовлению копий и охоте - на него тут же набрасывалась толпа бездельников, от зари до зари изготавливающая деревянные и глиняные копии ныфта. Поэтому большинство сомневающихся перебирались в соседние племена, где полученная доля добычи всё ещё зависела от умения охотиться, а не от близости к Главной Пещере.

Между тем дикие звери по ночам всё смелее рыскали вокруг осыпающегося частокола, самые бедные жилища начали разваливаться, а одним жарким летом из колодцев ушла вода, и никто не мог вспомнить, как же рыть новые - пришлось и воду выменивать у соседних племён за еду. В то лето у ныфта наконец-то стали западать некоторые кнопки и часть продуктов он производить перестал. Жрецы пообещали заменить эти продукты большим количеством других и отправили свои семьи в соседние племена. Из Главной Пещеры уже был прорыт подземный ход к реке, где у причала покачивалась огромная лодка небритого А-А. Со дня на день жрецы ожидали окончательной поломки ныфта, после которой им можно будет отправляться к своим семьям в богато украшенные пещеры соседних племён.

А вокруг Главной Пещеры вовсю кипела жизнь: умудрённые опытом взрослые люди учили неразумных детей, что главное в жизни - это сделать на груди татуировку с ныфтом и научиться производить как можно более точные его копии из дерева, глины или любого другого подручного материала. Ведь тогда и только тогда жизнь твоя до самой смерти будет сытой и обеспеченной.
http://russtv.info/node/272

MALIK54

  • Гость
Re: Сказки
« Ответ #12 : 05/11/10 , 10:23:10 »

Из интернета...Автора, к сожалению не нашёл...-(

Басня про овечий экстремизм

Затеял Лев реформы у зверей,
Медведь приватизировал ручей,
Волкам достались выпас, луг и поле,
А овцы очутились вдруг в неволе.
Казалось бы, течет себе ручей,
Он раньше, вроде, был совсем ничей.
Все дружно шли к нему на водопой.
Теперь порядок стал совсем другой:
Пусть воду пили, как бы, и ничью,
Медведь охрану выставил к ручью
И, знай, вздувает плату за питьё.
Без водопоя овцам не житьё.
А волки по своей лихой натуре
За выпасы дерут с овцы по-шкуре.
И слышатся кругом со всех сторон
Голодный рев и безнадежный стон.
Чтоб ропот и волненье прекратить,
Лиса закон берется сочинить:
"Зверям копытно-жвачного подобия
Присущи экстремизм и ксенофобия.
А их рога, как части организма,
Свидетельство врожденного фашизма.
Коль станут против власти бунтовать –
Бунтовщиков на месте убивать.
Их шкуры подлежат приватизации,
Копыта и рога утилизации,
А рынок при такой организации
Пойдет прямым путем к цивилизации".
Такой закон на днях увидит свет.
Как овцам быть? Читатель, дай совет.

Fotina

  • Гость
Re: Сказки
« Ответ #13 : 30/01/11 , 14:20:46 »
Сказка ложь, да, в ней намек: добрым молодцам урок!
 http://zasobor.org/news/v_zhizni_ostaetsja_umenie_cherpat_v_folklore_poleznye_podskazki/2011-01-30-199

Чему же учит нас традиция, если, как это привычно для русской души, осознать сказку, «применяясь, – говоря словами Козьмы Пруткова, – к понятиям» народа?
Сказка о «Молодильных яблоках начинается раздумьями Старика-Отца (образ Российской Государственности - Державности) о том, кому оставить в наследство Землю (образ Земли Русской).

У него, как водится, три сына. Худой и тщедушный Старший сын, гордый и чванливый, – образ аристократического сословия, в реалиях современной России – Чиновничество. Толстый и полнокровный Средний сын, плутоватый и неразборчивый в средствах, образ недобросовестного купечества, в реалиях современной России – Бизнес-сообщество. Оба сына живут в почете. В небрежении затурканным живет Младший сын Иван – олицетворение Народа Русского, которому в семье отводятся последние роли.
Старик-Отец ставит перед детьми задачу, которую подсказала ему сказочная Птица-Финист (образ Божественной Мудрости), найти на свете Молодильные яблоки (образ Русского Чуда – критической совокупности действия Русского Духа и прорывных технологий опережающего природо- и народосберегающего развития).
По серьезному в задачу верит только Младший сын, который и отправляется на поиски. Его братья (Чиновничество и Бизнес сообщество) относятся к поручению как к неосуществимой стариковской блажи. Они делают вид, что отправляются на поиски, но фактически никуда не отходят от дома.
Благодаря своим душевным качествам Младший сын обретает себе помощника – Серого Волка (олицетворение чудотворящей народной традиции: вдохновляющего Русского Духа). Серый волк подтверждает факт существования Молодильных яблок и раскрывает место, где растет чудесная яблоня: она растет в саду Царя-воина (образ Военно-промышленного комплекса).
Иван благодаря помощи Серого Волка получает согласие Царя-воина отдать Молодильные яблоки, но только в случае, если Иван добудет ему чудесного Белого Чудо-коня (образ комплекса Новейших Технологий), которого прячет у себя (прячет – закрывает финансирование) Кощей Бессмертный (образ Финансовой олигархии по пушкинскому признаку «над златом чахнет»).
Иван благодаря помощи Серого Волка получает согласие Кощея отдать ему Белого Чудо-коня при условии, если Иван добудет ему красавицу-девицу Синеоку (образ Живой Души Русского Народа, в других сказках – Василиса Прекрасная), которая томится у Бабы Яги (образ противного Руси Чужого Духовного Всевластия), заставляющей Синеоку заниматься тщетным пусто прядением.
Наконец, благодаря помощи Серого Волка Иван попадает в логово Бабы Яги. Синеока не может оторваться от прялки (образ скованности Чужевластными Духовными Ценностями), ведь как только колесо прялки остановится, появится Баба Яга. Заручившись согласием Синеоки бежать с ним, Иван собственной смекалкой (ключевой для успеха в сказке образ Народной Смекалки) для постоянного кручения колеса прялки запускает ветровой двигатель (образ Военной Хитрости – Отвлекающих Действий по Стратегической Маскировке и Дезинформации) и спасает Синеоку от Бабы Яги.
Доставляя Синеоку (Душу Народа Русского) в царство Кощея (во владение Финансовой Олигархии), Иван понимает, что между ними возникла любовь (образ обретения Русской Души Русским Народом) и он не может с ней расстаться, а тем более обречь свою душу на Кощеев плен (образ Пленения Всевластием Денег). В этом он получает моральную поддержку Серого Волка (Русского Духа), который сам принимает образ Синеоки (образ Ложной Цели, подменяющей Русскую Душу).
Веденный в заблуждение Кощей отдает Белого Чудо-коня Ивану. По промыслительному предостережению Серого Волка Иван, забирая Коня, не берет у Кощея золотую уздечку (образ Возможности Монопольного Удерживания Новейших Технологий).
Доставляя Белого Чудо-коня в царство Царя-воина (во владение Военно-промышленного комплекса), Иван душой своей понимает, что в таких руках Чудо-конь (Новейшие Технологии) для добрых дел предназначен не будет. Серый Волк пророчески успокаивает Ивана тем, что Чудо-конь без золоток уздечки сам найдет себе достойного хозяина.
В обмен на Чудо-коня, которому не суждено оставаться в монополии Царя-воина, Иван получает Молодильные яблоки и направляется домой.
По пути домой ленивые и без Ивана несостоятельные его братья (Чиновничество и Бизнес-сообщество) Ивана (Народ) просто грабят (образ Угрозы Узурпации Чиновничеством и Бизнесом Благодати Русского Счастья как Плода Русского Чуда) и сами приносят Отцу (Российской государственности) Молодильные яблоки (Русское чудо).
Однако Российская Государственность в лице Отца в сказке не обманывается. Птица-Финист раскрывает всем секрет Русского Чуда в образе Молодильных Яблок:
 
Русское Чудо не действует без Русского Духа!
 
Узурпаторы Благодати Русского Счастья для всех – Чиновничество и Бизнес-сообщество – посрамлены. Иван прощает их в последствии. Старик-Отец счастлив и ему уже не нужны Молодильные Яблоки, т.к. он по Божественной Мудрости понял, кому передать заботу о Земле Русской – Ивану -
 
Народу, который обрел свою Синеоку-Душу и к которому на службу из военно-промышленной монополии вернулся Чудо-конь российского природо- и народосберегающего опережающего развития – Новейшие Технологии.
 
В сказке дело остается, как всегда, за малым: обеспечить переход Отцовской (Державной) власти в руки Ивановой с Синеокой счастливой семьи, обещающей многочисленное потомство и процветание отцовской Земле.
А в жизни?
В жизни остается умение черпать в фольклоре полезные подсказки!
 

Вл.Ворсобин

  • Гость
Re: Сказки
« Ответ #14 : 11/02/11 , 17:20:49 »

Из интернета...Автора, к сожалению не нашёл...-(

Басня про овечий экстремизм

Затеял Лев реформы у зверей,
Медведь приватизировал ручей,
Волкам достались выпас, луг и поле,
А овцы очутились вдруг в неволе.
Казалось бы, течет себе ручей,
Он раньше, вроде, был совсем ничей.
Все дружно шли к нему на водопой.
Теперь порядок стал совсем другой:
Пусть воду пили, как бы, и ничью,
Медведь охрану выставил к ручью
И, знай, вздувает плату за питьё.
Без водопоя овцам не житьё.
А волки по своей лихой натуре
За выпасы дерут с овцы по-шкуре.
И слышатся кругом со всех сторон
Голодный рев и безнадежный стон.
Чтоб ропот и волненье прекратить,
Лиса закон берется сочинить:
"Зверям копытно-жвачного подобия
Присущи экстремизм и ксенофобия.
А их рога, как части организма,
Свидетельство врожденного фашизма.
Коль станут против власти бунтовать –
Бунтовщиков на месте убивать.
Их шкуры подлежат приватизации,
Копыта и рога утилизации,
А рынок при такой организации
Пойдет прямым путем к цивилизации".
Такой закон на днях увидит свет.
Как овцам быть? Читатель, дай совет.

 
     Ну, как же Вы, товарищ Малик, автора такой хорошей сказки не нашли!
Плохо искали. Но, если бы все так прятались, то и у нас на сайте ни одного
сказителя не осталось, а их то вон ведь сколько... Значит, плохо искали
Однако, Вам виднее и може и не в этом вообще дело...
С уважением и благодарностью за сказку: Владимир.