Автор Тема: Финляндия и Сталин  (Прочитано 9938 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Русский Антиф

  • Гость
Финляндия и Сталин
« : 14/03/09 , 19:29:41 »
НЕ МЕШАЕМ!

Суетное питерское утро. Слякоть. Грязь. Толпы народа спешат в метро. Там в руки прохожих тучные бабушки в оранжевых передниках спешно рассовывают свежие газеты. Я подхватываю экземпляр и, уже будучи затертым животами и спинами в вагоне, с трудом раскрываю посредине. Газета называется «Петербургский дневник» (еженедельное издание Правительства Санкт-Петербурга). Номер три от 2 февраля 2009 года. Рубрика «Ленинградские тайны». Интересно, какие же «ленинградские тайны» нам откроет «Петербургский дневник»? Статья, что раскрывает нам одну из них, называется «Почему эта сторона «наиболее опасна»? Автор - Егор Терпсихоров (псевдоним?). Интересно, почему же? Читаю.

Тайна заключается примерно вот в чем:

«Несмотря на угрозы Германии прекратить поставки зерна и оружия, Маннергейм отказался продолжать наступление и идти к Ленинграду. И обстреливать город финны не стали. Финская авиация имела строгий приказ не совершать никаких полетов над городом. Именно по этой причине северная сторона улиц и была во время блокады менее опасной!»

А общая фабула статьи заключается в том, что Сталин - кровавый тиран, нападал и нападал на бедных финнов, отбирая их исконные земли и уничтожая тысячи мирных граждан. Бомбил ни в чем неповинную Финляндию, нарушая нейтралитет. Постоянно готовил против бедной Суоми акты агрессии и прочее-прочее-прочее.

Но! Ангелоподобные финны постоянно уступали, прощая злодею его преступления, по-христиански подставляя различные румяные щечки агрессору. И под предводительством К.-Г. Маннергейма, которому «наконец-то поставили в Санкт-Петербурге памятник», были абсолютными лапоньками. И т.д. и т.п.

Выхожу на «Петроградской», словно ушат дерьма на меня вылили - эффект потрясающий! Вместе со мной выходит триста тысяч (!) человек - тираж бесплатной газеты правительства Санкт-Петербурга. Не, ну если, типа, «пипл схавает», то это не ко мне. Я фекалиями не питаюсь. И я понял, что если не напишу, как сейчас модно говорить в среде «гламурной элиты», «ремейк» на этот «сиквелл», то будет со мной полный «приквелл». Не простят меня погибшие в блокаду многочисленные предки мои - питерские немцы (и так бывает) Шпикерманы и Вернеры. Да и совесть замучает.

В общем, читайте во всех интернетах страны - ремейк на статью Егора Терпсихорова в исполнении Акакия Мельпоменова «Почему эта сторона «наиболее опасна»? - 2», или «Слава Маннергейму!». Поехали. Постараюсь быть краток.

 

Сцена 1.
КАРЕЛЬСКИЙ ПЕРЕШЕЕК - «ИСКОННО ФИНСКАЯ ЗЕМЛЯ»


Егор Терпсихоров: «Ценой огромных усилий им (финнам) удалось оттеснить Красную Армию и выйти на реку Сестру, отвоевав назад ту самую территорию, которую у них отобрали после «зимней» войны, - то, что им принадлежало до Петра I».

В статье кратко, но очень упорно в сознание читателя внедряется мысль, что территории, отошедшие к СССР в ходе «зимней» войны 1939-1940 гг., исконно принадлежали Финляндии.

А знает ли глубокоуважаемый автор, что «до Петра I» никакого финского государства не существовало, а «та самая территория» принадлежала (вот сюрприз!) шведам. Да и вся территория современной Финляндии входила в состав Шведского королевства на правах захудалой провинции под названием Шведской Финляндии. А «после» - захудалой и очень дерзкой и неблагодарной провинции под названием «Великое княжество Финляндское» - в состав Империи Российской, постоянно подгаживая последней. Финляндия как самостоятельная блямба на карте появилась только в конце декабря 1917 года. И (вот сюрприз!) без «той самой территории» - в примерных границах Финляндии современной. А «та самая территория», сиречь Карельский перешеек и районы южной Карелии, была захвачена бравыми маннергеймовцами в 1919-20 годах во время так называемых «ингерманландских походов» на (вот сюрприз!) так горячо любимый Карлом Густовичем Петроград! Подобные вооруженные походы повторялись не единожды аж да 1922 года. А после Финляндия стала надежным союзником англичан в пакостях СССР (например, в 1932-34 годах при попытке пересечения советской границы с финской стороны было задержано свыше 10 тысяч нарушителей, большая часть из них были агентами английской разведки).

Вот примерно так написано в учебниках истории.

 

Сцена 2.
ФИННЫ - БЕЛЫЕ И ПУШИСТЫЕ КРОЛИКИ


Егор Терпсихоров: «Финны (как всегда) сразу объявили о своем нейтралитете...»

Об ангелоподобности и миролюбии финнов в статье через строчку (в первой - о зверствах Советов во главе со Сталиным). Может и правда, ребята, финны святыми были?

Как вы знаете, советско-финская война началась 30 октября 1939 года с обстрела советской территории у поселка Майнила, в результате которой погибло 5 военнослужащих (напомню, что для начала боевых действий против Ливана Израилю в 2006 году хватило повода якобы пленения двух своих военнослужащих).

Сейчас модно утверждать, что то была провокация НКВД, что «финны на такое не способны» по причине ангелоподобности. А вот и нет.

В сотне метров от гаража моего тестя за поселком вертолетчиков Сафоново-1 (Заполярье) расположены тридцать два надгробия:

- п/п-к Агафонов, 1908 г.р. - 23.01.1949 г.

- л-т Морозов П.П., 1915 г.р. - 23.01.1949 г.

- м-с Галачкин П.М., 1928 г.р. - 23.01.1949 г.

Остальные - неразборчиво. 

Я поинтересовался, как в мирное время погиб целый отряд военнослужащих. А дело было так. 23 января 1949 года финский диверсионный отряд т.н. «дальней разведки», проник на территорию СССР (до границы меньше сотни километров совершенно ненаселенной местности) и совершил террористический акт, уничтожив личный состав так называемой «дэса» (дежурных сил авиации), располагавшегося на новом аэродроме в десятке километров от основных сил. Убивали ночью. Просто так, чтобы отомстить за унижение 1944 года да «отточить мастерство». Расстреливали из автоматов «суоми», резали финками. Отрезали уши и гениталии, чтобы похвастать «трофеями».

Этих «ангелоподобных» уничтожили через неделю недалеко от границы, и пленные на допросах показали именно вышесказанное...

Это - не сказка, приглашаю всех в заснеженное Заполярье - убедитесь сами.

А в книге «Предчувствие новой «холодной войны» приводятся воспоминания Л. Лассоннен, бывшей воспитательницы одного из ленинградских детских домов о том, как пограничный отряд, с которым она уходила к Ленинграду вместе с детьми, попал в финское окружение у Ладожского озера в августе 1941 года. Когда финны узнали, что в окружении дети, они позволили погрузить их на советский катер, который подошел на звуки боя, и хладнокровно расстреляли его. 30 перепуганных малышей погибли в одночасье...

Или вас познакомить с матерью моего старшего товарища, проведшей два года в финском концентрационном лагере под Петрозаводском? Смогли бы вы хладнокровно слушать о тех чудовищных зверствах, творимых бравыми маннергеймовцами на оккупированной советской территории?

 

Сцена 3.
ФИНЛЯНДИЯ И НЕЙТРАЛИТЕТ - СЛОВА-СИНОНИМЫ


Егор Терпсихоров: «Гитлер, когда стал готовиться к нападению на СССР,  очень хотел заполучить Финляндию в союзники, надеясь, что она, обиженная на нападение 39-го года, охотно его поддержит. Но не тут- то было!»

Было, Федя, было...

Мирный договор между Финляндией и СССР был подписан 12 марта 1940 года в Москве. Финляндии не было предъявлено каких-либо требований о контрибуции и разоружении армии. Просто забрали свое и все. А зря, так как сразу из Москвы финны ломанулись в Берлин искать заступничества и моральной поддержки у самого (вот сюрприз!) Адольфа Алоизовича, который до мая 1945 года вспоминал: «Весной 1940 года финны назойливо напрашивались на протекторат Германии... Финляндия усиленно производила у нас закупку военных материалов, оружия, снаряжения...». А 22 июня 1941 года в своей речи по поводу нападения на СССР он же подчеркнул, что в едином строю с германскими войсками на севере находятся «финские братья по оружию», которых возглавляет «маршал».

А кроме всего прочего, до начала июня 1941 года в Германию прибыло 1226 финских добровольцев, направленных, в основном, в дивизию СС «Викинг».

Более того, это подтверждают и сами финны! 3-6 июня 1941 года они провели в Хельсинки и Киле переговоры с немцами, подписав ряд вполне доступных историкам документов. Результатом переговоров стала договоренность о координации действий в предстоящей операции (удушения Ленинграда), был решен вопрос о базировании немецкой авиации на финских аэродромах, совместных действиях по минированию участков Балтики и других действий флотов. В частности, финнам предписывалось: «возможно быстрее захватить полуостров Ханко и прикрыть развертывание немецких войск в Северной Финляндии, атаковать не позже того момента, когда войсками группы армий «Север» будет форсирована р. Двина, советские войска на юго-восточном участке финского фронта, нанести главный удар восточнее или западнее Ладожского озера, как этого требует ОКХ (скорее всего, на участке восточнее Ладожского озера), и поддержать войска группы армий «Север» при уничтожении ею противника».

И самое главное, «нейтральная» Финляндия 1 июня 1941 года объявила о полной мобилизации своих войск, фактически объявив войну СССР. А боевые действия на советско-финской границе начались... 21 июня 1941 года (вот сюрприз!), еще до атаки советской авиации на аэродромы в Южной Финляндии.

В этот день финские войска захватили Аландские остова и арестовали сотрудников советского консульства, а финский флот начал постановки мин совместно с немецким в Финском заливе.

А 22-24 июня 1941 года немецкая и финская авиации совместно бомбили Кронштат, Ханко и другие объекты СССР с территории Финляндии. Несколько немецких и финских самолетов были сбиты.

Егор Терпсихоров: «25 июня по территории Финляндии был неожиданно нанесен массированный бомбовый удар. От бомбежек погибло около тысячи мирных жителей».

(Ну как тут не представить душераздирающую картину?)

То, что немецкая авиация группы армий «Север» базировалась в Южной Финляндии и регулярно совершала налеты на объекты СССР, не вызывает никаких сомнений, поскольку больше ей базироваться было негде - до ближайшего аэродрома в Норвегии сотни километров, что попросту превышает радиус действия штурмовиков и истребителей вермахта того времени. Равно как не вызывает сомнений и то, что она должна была быть уничтожена - где бы ни находилась. Так и произошло. Только откуда возникли «тысячи мирных жителей» на военных аэродромах? Может, с пацифистскими плакатами бродили, не давая взлететь «юнкерсам» и «хейншелям»? Тогда, конечно, Сталин был неправ.

Сколько там погибших мирных жителей было, неведомо, сдается, что ни одного, только 26 июня после ответного удара советской авиации президент Финляндии Ристо Рюти объявил войну СССР, призвав финнов к борьбе за... «жизненное пространство»!

Согласитесь, что слова Гитлера и действия финского руководства несколько противоречат высоконаучному мнению автора статьи.

 

Сцена 4.
МАННЕРГЕЙМ - МИРОТВОРЕЦ


Егор Терпсихоров: «Несмотря на угрозы Германии прекратить поставки зерна и оружия, Маннергейм отказался продолжать наступление и идти к Ленинграду. И обстреливать город финны не стали. Финская авиация имела строгий приказ не совершать никаких полетов над городом. Именно по этой причине северная сторона улиц и была во время блокады менее опасной».

Какой молодец Карл-то наш Густыч! А не поставить ли ему памятник вместо кровавого Петра I, который у милых финнов «отнял то, что им принадлежало»? И самое главное - это же как надо ненавидеть Петроград (организовать на город несколько «крестовых походов») и влюбиться в Ленинград - город на Неве! Нет, зря город переименовали. Ленинград Маннергейму, по мнению автора, очевидно больше нравился.

Специально для продвинутых плясунов - тактиков рассказываю:

1.  Карл-Густав Маннергейм отказался от штурма города на Неве, поскольку никогда делать этого не собирался. Да и не только он, этого никогда не собирались делать даже немцы, которые прорывались лишь к Пулковским высотам, чтобы эффективнее расставить артиллерию. Просто у них с финнами план был такой - взять город измором, а не класть армии на его улицах (что произошно в Сталинграде). Назывался план - операция «Нордлихт» (северное сияние). Результат этой совместной немецко-финской операции - сотни тысяч трупов мирных граждан на Пискаревском кладбище.

2. Карл-Густав Маннергейм отказался продолжить наступление и идти к Ленинграду, так как его бравые воины к сентябрю 1941 года наткнулись на неприступную линию оборонительных укреплений, понеся колоссальные (в масштабах финской армии) потери. 26 июня финские солдаты перешли границу СССР и до сентября 1941 года продвинулись всего на 120 километров, потеряв, по скромным подсчетам, две полнокровные дивизии личного состава! А в первый и последний штурм укрепрайона, предпринятый маннергеймовцами в сентябре, красноармейцы (по их воспоминаниям) «косили финнов из пулеметов, как свежую траву». И именно в это же время (11 сентября 1941 года) президент Финляндии Ристо Рюти заявил германскому посланнику в Хельсинки: «Ленинград надо ликвидировать как крупный город!»

3. Финская авиация имела строгий приказ не совершать никаких полетов над городом по той простой причине, что ей там делать было нечего - не было у финнов дальнебомбардировочной авиации. А все остальное просто бы сбили, и никакого толку.

А вот к уничтожению автомашин с провизией и эвакуируемыми мирными гражданами на «Дороге жизни» это не относилось. Финские «Мораны» и «Гладиаторы» истребляли наших с вами бабушек и дедушек на льду Ладоги мастерски.

 4. И обстреливать город финны не стали по той причине, что вследствие больших потерь (см. пункт 1) на рубежи эффективного огня дальнобойной артиллерии они не вышли, а с сорока километров стрелять из пушки - только снаряды переводить. Не получается сенсации, увы...

То есть, отвечаю на главный вопрос автора: «Почему эта (южная) сторона наиболее опасна?» Потому что с северной воины Красной Армии стояли насмерть в укрепрайонах.

 

Сцена 5.
СССР - ИМПЕРИЯ ЗЛА!


Егор Терпсихоров: «Как свидетельствует другой известный историк Марк Солонин, 17 июня 1941 года Первая танковая дивизия неожиданно была погружена в эшелоны и отправлена в... Заполярье. Ясно, что это было одной из частей плана нового нападения Сталина на Финляндию».

Ужас! Один Сталин - на всю Финляндию! Действительно, ужас!

О том, что Сталин - кровавый тиран, а СССР - империя зла, написано в статье много, не буду цитировать, дабы не плодить фекалии.

По поводу «милитаристского угара» в СССР и планов нападения его на мирную «нейтральную» Финляндию могу сказать только одно.

Шакалы могут оторвать кусок мяса у больного льва. Это относится и к финнам, и к румынам, и к полякам, отхватившим силой оружия земли Карелии, Бессарабии и Украины у советской республики в безумных двадцатых. Жизнь - суровая штука.

Однако это не значит, что, выздоровев, лев должен смириться с унижением, зализать раны и прочесть шакалам проповедь об общечеловеческих ценностях. Лев должен порвать шакалов на части. Однако, не порвали, последовательно забрав свои куски мяса и с трудом прирастив.

А зря...

 

Сцена 6.
«А БЫЛА БЫ ТОГДА БЛОКАДА?»


«Но что бы было, если бы Сталин не отдал приказ о начале «зимней» войны с Финляндией и не приказал бы бомбить ее аэродромы 24 июня 1941 года?» - спрашивает автор и убежденно отвечает: «Блокады бы не было».

Спорное утверждение. Предлагаю альтернативную версию.

Если бы Сталин не отодвинул границу от Ленинграда, город не продержался бы и недели, поскольку финны тогда не ползли бы по 500 метров в день, устилая их своими трупами, а внезапным ударом захватили бы «УРы» и немецкие «юнкерсы» утюжили бы Невский уже в первый день войны.

Если бы Сталин не отдал приказ бомбить аэродромы Финляндии 24 июня 1941 года и советская авиация не нанесла удар по штурмовой авиации немцев, от пушек и бомб неуничтоженных Ju-87, погибли бы новые тысячи красноармейцев.

И все. Так бы и было. И никаких сенсаций..

 

Сцена 7 (главная).
ВО ВСЕМ ВИНОВАТ СТАЛИН!


Важное качество - уметь читать «между строк». Чувствуется, что «между строк» в статейке написано гораздо больше, чем в строках.

Расшифровывая последнюю посылку, которую закладывают журналисты «Петербургского дневника» в свежие утренние головы ленинградцев, приходишь к выводу, что в блокаде и смертях сотен тысяч мирных горожан виноват совсем не Гитлер-Маннергейм, а... вот-вот - Сталин.

Какие ослы уже не лягали мертвого льва!

Выступать адвокатом Иосифа Виссарионовича я не буду, я не создаю себе кумиров типа Карла Густавича или Адольфа Алоизовича. Тем более, что Сталин в адвокатах не нуждается, что и показал недавний конкурс «Имя России».

Народ мудрее борзописцев.

 

Сцена 8 (последняя).
ВСЕМ СЕСТРАМ - ПО СЕРЬГАМ


Шпикерман Густав Иосифович, мой прадед.

Шпикерман Лидия Иосифовна, моя прабабка.

Шпикерман Лилия Иосифовна, моя прабабка.

Шпикерман Вольдемар Густавович, мой дед.

Шпикерман Эльвира Густавовна, моя бабка и ее грудной сын Федя.

И еще шестьсот тысяч человек. Их больше нет. Они погибли в блокаду. Их убили солдаты, возглавляемые Карлом-Густавом Маннергеймом, которому «недавно в Петербурге установили памятник».


Шпикерман Рудольф Оттович, мой отец.

Разуваева Клавдия Степановна, моя бабка..

И еще сотни тысяч других. Они выжили в блокаду. Выжили и продолжили род. Их спасли солдаты, возглавляемые Иосифом Виссарионовичем Сталиным, которому в моем городе памятника нет.

Так вот, в связи с этим у меня возникает ряд вопросов и рекомендаций.

Правительству Санкт-Петербурга:


Главному редактору «Дневника» Владимиру Малышеву:

«Какова вероятность того, что мой «ремейк» напечатают в бесплатной (то бишь, оплачиваемой налогоплательщиками, а, значит, и мной) газете «Петербургский дневник»?

Егору Терпсихорову:

«Зачем вы это налабали? Неужели деньги важнее вашей бессмертной души?» Бросьте писать, у вас не получается. Займитесь лучше тем, к чему обязывает вас фамилия - танцами! Если, конечно, ничто не мешает...

Политической элите страны:

«А не мешаем ли мы, граждане России,  многоуважаемым вершителям наших судеб до отказа забивать нам головы своими фекалиями под предлогом так называемой «свободы слова»? Не мешаем ставить памятники убийцам наших предков и разрушать памятники их спасителям? Не мешаем оправдывать палачей и оплевывать героев? Не мешаем внушать нам, что мы - говно, дети наши - говно, что предки наши - говно, и внуки (если детей кризис не передушит) тоже будут таковыми?» 



В.Р. ШПИКЕРМАН,
капитан 2 ранга 
(извините - немец, не финн)
P.S. Но! Объективности ради стоит признать, что есть в статье и положительные моменты - бумага, на которой она отпечатана, оказалась достаточно мягкой...

http://duel.ru/200908/?08_6_1

MALIK54

  • Гость
Re: Финляндия и Сталин
« Ответ #1 : 16/08/10 , 14:33:13 »
Сейчас во многих исторических и околоисторических трудах, когда дают оценку деятельности И.В. Сталина, часто используют слово «хотел». Например: «Сталин хотел сделать Финляндию советской республикой». А откуда известно чего он хотел или не хотел? Ниоткуда! Так, взбрехнулось... Сталина уже нет и что он хотел или не хотел мы уже никогда не узнаем. Зато узнать, что он говорил можно легко. Но широкой публике мнение Сталина по многим ключевым вопросам, по которым идут сейчас в исторических кругах жаркие баталии, неизвестны. Не читают. Ленятся. Цикл «Интервью с вождем» - это мои вопросы и подлинные ответы И.В. Сталина. Ответы я брал из различных его выступлений, докладов, писем и т. д. Интервью о советско-финляндской войне, в частности, сделано на основе выступления И.В. Сталина на совещании начальствующего состава по обобщению опыта боевых действий против Финляндии 17 апреля 1940 года.
Обращаю внимание читателей, что по-сути данное "интервью" и есть указанное выступление. Я лишь разделил его вопросами и некоторые абзацы поменял местами. В Остальном же это подлинная речь Сталина И.В. без каких либо искажений.

- Иосиф Виссарионович, в настоящее время историки-антисоветчики подают советско-финляндскую войну, как неспровоцированную агрессию СССР против маленькой Финляндии. Зачем вообще была нужна это война? Нельзя ли было вообще обойтись без войны?

- Мне кажется, что нельзя было. Невозможно было обойтись без войны. Война была необходима, так как мирные переговоры с Финляндией не дали результатов, а безопасность Ленинграда надо было обеспечить безусловно, ибо его безопасность есть безопасность нашего Отечества. Не только потому, что Ленинград представляет процентов 30-35 оборонной промышленности нашей страны и, стало быть, от целостности и сохранности Ленинграда зависит судьба нашей страны, но и потому, что Ленинград есть вторая столица нашей страны. Прорваться к Ленинграду, занять его и образовать там, скажем, буржуазное правительство, белогвардейское — это значит дать довольно серьезную базу для гражданской войны внутри страны против Советской власти.
Вот вам оборонное и политическое значение Ленинграда как центра промышленного и как второй столицы нашей страны. Вот почему безопасность Ленинграда — есть безопасность нашей страны. Ясно, что коль скоро переговоры мирные с Финляндией не привели к результатам, надо было объявить войну, чтобы при помощи военной силы организовать, утвердить и закрепить безопасность Ленинграда и, стало быть, безопасность нашей страны.

- - Вы говорите о безопасности Ленинграда, но известно, что в СССР уже было сформировано марионеточное финское правительство. Как это понимать?

-Перед финнами мы с начала войны поставили два вопроса — выбирайте из двух одно: либо идите на большие уступки, либо мы вас распылим и вы получите правительство Куусинена, которое будет потрошить ваше правительство. Так мы сказали финской буржуазии. Они предпочли пойти на уступки, чтобы не было народного правительства. Пожалуйста. Дело полюбовное, мы на эти условия пошли, потому что получили довольно серьезные уступки, которые полностью обеспечивают Ленинград и с севера, и с юга, и с запада, и которые ставят под угрозу все жизненные центры Финляндии. Теперь угроза Гельсингфорсу смотрит с двух сторон — Выборг и Ханко. Стало быть, большой план большой войны не был осуществлен, и война кончилась через 3 месяца и 12 дней, только потому, что наша армия хорошо поработала и потому, что наш политический бум, поставленный перед Финляндией, оказался правильным. Либо вы, господа финские буржуа, идите на уступки, либо мы вам даем правительство Куусинена, которое вас распотрошит, и они предпочли первое.

-То есть, перед войсками не ставилась задача полной оккупации Финляндии?

-Как известно, войска были размещены на фронте в виде 5 основных колонн. Одна, наиболее серьезная, колонна наших войск на Карельском перешейке. Другая колонна наших войск и направление этой колонны было Северное побережье Ладожского озера с основным направлением на Сердоболью. Третья колонна, меньшая, направлением на Улебо. Четвертая колонна с направлением на Торнео и пятая колонна — с севера на юг на Петсамо.Правильно ли было такое размещение войск на фронте? Я думаю, что правильно. Чего хотели добиться этим размещением наших войск на фронте?
Если взять Карельский перешеек, то первая задача такая. Ведь на войне надо рассчитывать не только на хорошее, но и на плохое, а еще лучше предусмотреть худшее. Наибольшая колонна наших войск была на Карельском перешейке для того, чтобы создать невозможность для возникновения всяких случайностей против Ленинграда со стороны финнов.
Мы знали, что финнов поддерживают Франция, Англия, исподтишка поддерживают немцы, шведы, норвежцы, поддерживает Америка, поддерживает Канада. Знаем хорошо. Надо в войне предусмотреть всякие возможности, особенно не упускать из виду наиболее худших возможностей. Вот исходя из этого, надо было здесь создать большую колонну — на Карельском перешейке — что могло прежде всего обеспечить Ленинград от всяких возможных случайностей.
Во-вторых, эта колонна войск нужна была для того, чтобы разведать штыком состояние Финляндии на Карельском перешейке. Ее положение сил, ее оборону — две цели.
В-третьих, создать плацдарм для того, чтобы, когда подвезем побольше войск, они имели плацдарм для прыжка вперед и продвижения дальше. И в-четвертых, взять Выборг, если удастся.
Во всяком случае, расположение войск на Карельском перешейке преследовало три цели: создать серьезный заслон против всяких возможностей и случайностей против Ленинграда; во-вторых, устроить разведку территории и тыла Финляндии, что очень нужно было нам; и в-третьих — создать плацдарм для прыжка, куда войска будут подвезены.
Следующий участок, севернее Ладожского озера. Наши войска преследовали две цели, тоже цель разведки, собственно, три цели, цель разведки войсковой, я говорю о разведке штыковой, это очень серьезная и наиболее верная разведка из всех видов разведки. Создание плацдарма для того, чтобы с подвозом войск выйти в тыл линии Маннергейма. Вторая основная цель — создание плацдарма и выхода в тыл, если это удастся.
Третья группа имела такую же цель — разведка территорий, населения, создание плацдарма...
Четвертая группа в сторону Торнео, нужно разведать в этом направлении, создать плацдарм для войск, который потом подвезут.
Пятая группа — Петсамовская. Разведка — создание плацдармов, сделать удар по городу. Все эти группировки преследовали одну конкретную цель — заставить финнов разбить свои силы. Резерв у нас больше, чем у них, ослабить направление — напор на Карельском перешейке — в конце прорвать Карельский перешеек и пройти севернее — к Финскому заливу.
Группа севернее Ладоги ставила перед собой задачу — взять Сердоболь, зайти в тыл. Группа Улебовская — занять Улебо. Группа Кондопожская — выйти на Торнео, группа Петсамовская — соединиться с группой Кондопожской.

-Командиры не знали, что им даны столь ограниченные цели?

Мы не раскрывали карты, что у нас имеется другая цель — создать плацдарм, произвести разведку. Если бы мы все карты раскрыли, то мы расхолодили бы наши армейские части. Задача была такая.

-Сейчас много пишут, что вы рассчитывали на быструю победоносную войну...

- Мы не ставили такой серьезной задачи, потому что война в Финляндии очень трудная. Мы знаем из истории нашей армии, нашей страны, что Финляндия завоевывалась 4 раза... Мы попытались ее пятый раз потрясти. Мы знали, что Петр I воевал 21 год, чтобы отбить у Швеции всю Финляндию. Финляндия была тогда провинцией у Швеции, именно тот район, который мы теперь получили, район Кохтла-Ярве и Петсамо. Это не в счет, весь Карельский перешеек до Выборга, включая Выборгский залив, причем Петр не получил тогда полуостров Ханко, но он воевал 21 год.
Мы знали, что после Петра I войну за расширение влияния России в Финляндии вела его дочь Елизавета Петровна 2 года. Кое-чего она добилась, расширила, но Гельсингфорс оставался в руках Финляндии. Мы знали, что Екатерина II два года вела войну и ничего особенного не добилась.
Мы знали, наконец, что Александр I два года вел войну и завоевал Финляндию, отвоевал все области. Точно такие же истории происходили с войсками русских тогда, как теперь: окружали, брали в плен, штабы уводили, финнов окружали, брали в плен — то же, что и было. Всю эту штуку мы знали и считали, что, возможно, война с Финляндией продлится до августа или сентября 1940 года, вот почему мы на всякий случай учитывали не только благоприятное, но и худшее, и занялись с самого начала войны подготовкой плацдармов в пяти направлениях. Если бы война продлилась и если бы в войну вмешалось какое-либо соседнее государство, мы имели в виду поставить по этим направлениям, где уже имеются готовые плацдармы 62 дивизий пехоты и 10 в резерве, 72 всего, чтобы отбить охоту вмешиваться в это дело. Но до этого дело не дошло. У нас было всего 50 дивизий. Резерв так и остался резервом — 10 дивизий, но это потому, что наши войска хорошо поработали, разбили финнов и прижали финнов.

- Ваши критики утверждают, что для войны было крайне неудачно выбрано время...
 
- Нет. Партия и правительство поступили совершенно правильно, не откладывая этого дела и, зная, что мы не вполне еще готовы к войне в финских условиях, начали активные военные действия именно в конце ноября — в начале декабря. Все это зависело не только от нас, а, скорее всего, от международной обстановки. Там, на Западе, три самых больших державы вцепились друг другу в горло — когда же решать вопрос о Ленинграде, если не в таких условиях, когда руки заняты и нам представляется благоприятная обстановка для того, чтобы их в этот момент ударить?
Было бы большой глупостью, политической близорукостью упустить момент и не попытаться поскорее, пока идет там война на Западе, поставить и решить вопрос о безопасности Ленинграда. Отсрочить это дело месяца на два означало бы отсрочить это дело лет на 20, потому что ведь всего не предусмотришь в политике. Воевать-то они там воюют, но война какая-то слабая: то ли воюют, то ли в карты играют.
Вдруг они возьмут и помирятся, что не исключено. Стало быть, благоприятная обстановка для того, чтобы поставить вопрос об обороне Ленинграда и обеспечении безопасности государства, был бы упущен. Это было бы большой ошибкой.
Вот почему наше правительство и партия поступили правильно, не отклонив это дело и открыв военные действия непосредственно после перерыва переговоров с Финляндией.

- Если все было правильно спланировано, то почему начало военной компании оказалось неудачным?

-Потому, что наши войска и командный состав наших войск не сумели приспособиться к условиям войны в Финляндии.

-А что помешало?
 
- Мне кажется, что им особенно помешало — это созданная предыдущая кампания психологии в войсках и командном составе — шапками закидаем. Нам страшно повредила польская кампания, она избаловала нас. Писались целые статьи и говорились речи, что наша Красная Армия непобедима, что нет ей равной, что у нее все есть, нет никаких нехваток, не было и не существует, что наша армия непобедима. Вообще в истории не бывало непобедимых армий. Самые лучшие армии, которые были и там, и сям, терпели поражения. У нас товарищи хвастались, что наша армия непобедима, что мы всех можем шапками закидать, нет никаких нехваток. В практике нет такой армии и не будет.
Это помешало нашей армии сразу понять свои недостатки и перестроиться, перестроиться применительно к условиям Финляндии. Наша армия не поняла, не сразу поняла, что война в Польше это была военная прогулка, а не война. Она не поняла и не уяснила, что в Финляндии не будет военной прогулки, а будет настоящая война. Потребовалось время для того, чтобы наша армия поняла это, почувствовала и чтобы она стала приспосабливаться к условиям войны в Финляндии, чтобы она стала перестраиваться.
Это больше всего помешало нашим войскам сразу, с ходу приспособиться к основным условиям войны в Финляндии, понять, что она шла не на военную прогулку, чтобы на “ура” брать, а на войну. Вот с этой психологией, что наша армия непобедима, с хвастовством, которые страшно развиты у нас, — это самые невежественные люди, т. е. большие хвастуны, — надо покончить. С этим хвастовством надо раз и навсегда покончить. Надо вдолбить нашим людям правила о том, что непобедимой армии не бывает. Надо вдолбить слова Ленина о том, что разбитые армии или потерпевшие поражения армии очень хорошо дерутся потом. Надо вдолбить нашим людям, начиная с командного состава и кончая рядовым, что война — это игра с некоторыми неизвестными, что там, в войне, могут быть и поражения. И поэтому надо учиться не только наступать, но и отступать. Надо запомнить самое важное — философию Ленина. Она не превзойдена, и хорошо было бы, чтобы наши большевики усвоили эту философию, которая в корне противоречит обывательской философии, будто бы наша армия непобедима, имеет все и может все победить. С этой психологией — шапками закидаем — надо покончить, если хотите, чтобы наша армия стала действительно современной армией. Ведь имейте в виду, что за все существование Советской власти мы настоящей современной войны еще не вели.

- Вы говорите только о польской компании, дескать она, расслабила военачальников. Но ведь был Хасан, Халхин-Гол..

-Мелкие эпизоды в Манчжурии, у озера Хасан или в Монголии — это чепуха, это не война — это отдельные эпизоды на пятачке, строго ограниченном. Япония боялась развязать войну, мы тоже этого не хотели, и некоторая проба сил на пятачке показала, что Япония провалилась. У них было 2-3 дивизии и у нас 2-3 дивизии в Монголии, столько же на Хасане. Настоящей, серьезной войны наша армия еще не вела.

-Но была ведь еще гражданская война!

-Гражданская война — это не настоящая война, потому что это была война без артиллерии, без авиации, без танков, без минометов. Без всего этого какая же это серьезная война? Это была особая война, не современная. Мы были плохо вооружены, плохо одеты, плохо питавшиеся, но все-таки разбили врага, у которого было намного больше вооружения, который был намного лучше вооружен, потому что тут в основном играл роль дух.

-Однако сейчас вас упрекают, что вы слишком благоволили командирам, прошедшим «школу гражданской войны», которые этак с саблей наголо... Это помешало нашим войскам?

- Помешали, по-моему, культ традиции и опыта гражданской войны. Как у нас расценивают комсостав: а ты участвовал в гражданской войне? Нет, не участвовал. Пошел вон. А тот участвовал? Участвовал. Давай его сюда, у него большой опыт и прочее.
Я должен сказать, конечно, опыт гражданской войны очень ценен, традиции гражданской войны тоже ценны, но они совершенно недостаточны. Вот именно культ традиции и опыта гражданской войны, с которыми надо покончить, и помешал нашему командному составу сразу перестроиться на новый лад, на рельсы современной войны.
Не последний человек у нас товарищ командир — первый; если хотите, по части гражданской войны опыт у него большой, он уважаемый, честный человек, а вот до сих пор не может перестроиться на новый современный лад. Он не понимает, что нельзя сразу вести атаку, без артиллерийской обработки. Он иногда ведет полки на “ура”. Если так вести войну, значит, загубить дело, все равно, будут ли это кадры, или нет, первый класс, все равно загубить. Если противник сидит в окопах, имеет артиллерию, танки, то он, бесспорно, разгромит.
Такие же недостатки были в 7-й армии — непонимание того, что артиллерия решает дело. Все эти разговоры о том, что жалеть нужно снаряды, нужны ли самозарядные винтовки, что они берут много патронов, зачем нужен автомат, который столько патронов берет, все эти разговоры, что нужно стрелять только по цели, — все это старое, это область и традиции гражданской войны. Это не содержит ничего современного.
Откуда все эти разговоры? Разговоры не только там велись, разговоры и здесь велись. Гражданские люди — я, Молотов — кое-что находили по части военных вопросов. Невоенные люди специально спорили с руководителями военных ведомств, переспорили их и заставили признать, что ведем современную войну с финнами, которых обучают современной войне три государства: обучала Германия, обучает Франция, обучает Англия. Взять современную войну при наличии укрепленных районов и вместе с тем ставить вопрос о том, что только по целям надо стрелять — значит, несусветная мудрость.
Разговоры о том, почему прекратили производство автоматов Дегтярева. У него было только 25 зарядов. Глупо, но все-таки прекратили. Почему? Я не могу сказать.
Почему минометов нет? Это не новое дело. В эпоху империалистической войны немцы спасались от западных и восточных войск — наших и французских — главным образом минами: людей мало — мин много. 24 года прошло, почему у вас до сих пор нет минометов? Ни ответа, ни привета.

- Это я у вас хочу спросить почему у  РККА не оказалось необходитмого вооружения: миноискателей, минометов, автоматов?

- Потому что у всех в головах царили традиции гражданской войны: мы обходились без мин, без автоматов, что наша артиллерия, наши люди замечательные, герои и все прочее, мы напрем и понесем. Эти речи напоминают мне краснокожих в Америке, которые против винтовок выступали с дубинами и хотели победить американцев дубинами, — винтовку победить дубиной — и всех их перебили.
Вот этот культ традиции и опыта гражданской войны развит у людей и отнял у них психологическую возможность побыстрей перестроиться на новые методы современной войны. Надо сказать, что все-таки недели через 2-3-4 стали перестраиваться: сначала 13-я армия, Штерну тоже удалось перестроиться, тоже не без скрипа. Хорошо повел себя тов. Фролов, 14-я армия. Хуже всех пошло у т. Ковалева. Так как он хороший боец, так как он хороший герой гражданской войны и добился славы в эпоху гражданской войны, то ему очень трудно освободиться от опыта гражданской войны, который совершенно недостаточен. Традиции и опыт гражданской войны совершенно недостаточны, и кто их считает достаточными, наверняка погибнет. Командир, считающий, что он может воевать и побеждать, опираясь только на опыт гражданской войны, погибнет как командир. Он должен этот опыт и ценность гражданской войны дополнить обязательно... дополнить опытом войны современной. А что такое современная война — интересный вопрос, чего она требует? Она требует массовой артиллерии. В современной войне артиллерия это Бог, судя по артиллерии. Кто хочет перестроиться на новый современный лад, должен понять — артиллерия решает судьбу войны, массовая артиллерия. И поэтому разговоры, что нужно стрелять по цели, а не по площади, жалеть снаряды, это несусветная глупость, которая может загубить дело. Если нужно в день дать 400—500 снарядов, чтобы разбить тыл противника, передовой край противника разбить, чтобы он не был спокоен, чтобы он не мог спать, нужно не жалеть снарядов и патронов. Как пишут финские солдаты, что они на протяжении 4 месяцев не могли выспаться, только в день перемирия выспались. Вот что значит артиллерия. Артиллерия — первое дело.
Второе — авиация, массовая авиация, не сотни, а тысячи самолетов. И вот, кто хочет вести войну по-современному и победить в современной войне, тот не может говорить, что нужно экономить бомбы. Чепуха, товарищи, побольше бомб нужно давать противнику для того, чтобы оглушить его, перевернуть вверх дном его города, тогда добьемся победы. Больше снарядов, больше патронов давать, меньше людей будет потеряно. Будете жалеть патроны и снаряды — будет больше потерь. Надо выбирать. Давать больше снарядов и патронов, или жалеть свою армию, сохранять силы, давать минимум убитых, или не жалеть бомбы, снаряды.
Дальше — танки, третье, тоже решающее, нужны массовые танки не сотни, а тысячи. Танки, защищенные броней — это все. Если танки будут толстокожими, они будут чудеса творить при нашей артиллерии, при нашей пехоте. Нужно давать больше снарядов и патронов для противника, жалеть своих людей, сохранять силы армии.
Минометы — четвертое, нет современной войны без минометов, массовых минометов. Все корпуса, все роты, батальоны, полки должны иметь минометы 6-тидюймовые обязательно, 8-мидюймовые. Это страшно нужно для современной войны. Это очень эффективные минометы и очень дешевая артиллерия. Замечательная штука миномет. Не жалеть мин, вот лозунг, жалеть своих людей. Если жалеть бомбы и снаряды — не жалеть людей, меньше людей будет. Если хотите, чтобы у нас война была с малой кровью, — не жалейте мин.
Дальше — автоматизация ручного оружия.

- Но многие нынешние историки утверждают что именно вы и были тем ретроградом, который препятствовал широкому внедрению автоматического стрелкового оружия...

- До сих пор идут споры: нужны ли нам самозарядные винтовки с десятизарядным магазином? Люди, которые живут традициями гражданской войны, — дураки, хотя они и хорошие люди, когда говорят: а зачем нам самозарядная винтовка? А возьмите нашу старую винтовку пятизарядную и самозарядную винтовку с десятью зарядами. Ведь мы знаем, что — целься, поворачивай, стреляй, попадется мишень — опять целься, поворачивай, стреляй. А возьмите бойца, у которого десятизарядная винтовка, он в три раза больше пуль выпустит, чем человек с нашей винтовкой. Боец с самозарядной винтовкой равняется трем бойцам. Как же после этого не переходить на самозарядную винтовку, ведь это полуавтомат. Это страшно необходимо, война показала это в войсках армии. Для разведки нашей, для ночных боев, в тыл напасть, поднять шум, такой ужас создается в тылу ночью и такая паника — мое почтение. Наши солдаты не такие уж трусы, но они бегали от автоматов. Как же это дело не использовать.
Значит — пехота, ручное оружие с полуавтоматом-винтовкой и автоматический пистолет — обязательны.

- Еще один упрек: советские солдаты безынициативны потому что боятся проявить инициативу. Инициатива в РККА — наказуема?

-У нашего бойца не хватает инициативы. Он индивидуально мало развит. Он плохо обучен, а когда человек не знает дела, откуда он может проявить инициативу, и поэтому он плохо дисциплинирован. Таких бойцов новых надо создать, не тех митюх, которые шли в гражданскую войну. Нам нужен новый боец. Его нужно и можно создать: инициативного, индивидуально развитого, дисциплинированного.

- Но в армии, порой, насаждается: «За Родину, за Сталина!»

- Для современной войны нам нужны политически стойкие и знающие военное дело политработники. Недостаточно того, что политработник на словах будет твердить “партия Ленина-Сталина”, все равно что аллилуя-аллилуя. Этого мало, этого теперь недостаточно. Он должен быть политически стойким, политически образованным и культурным, он должен знать военное дело. Без этого мы не будем иметь хорошего бойца, хорошо налаженного снабжения, хорошо организованного пополнения для армии.
Вот все те условия, которые требуются для того, чтобы вести современную войну нам — советским людям, и чтобы победить в этой войне.

- Почему же оказалось, что финны подготовлены к современной войне лучше?

- Вот многие из вас видели ее подвижность, дисциплину, видели, как она применяет всякие фокусы, и некоторая зависть сквозила к финской армии. Вопрос: можно ли ее назвать вполне современной армией? По-моему, нельзя. С точки зрения обороны укрепленных рубежей, она, финская армия, более или менее удовлетворительная, но она все-таки несовременная, потому что она очень пассивна в обороне и она смотрит на линию обороны укрепленного района, как магометане на аллаха. Дурачки, сидят в дотах и не выходят, считают, что с дотами не справятся, сидят и чай попивают. Это не то отношение к линии обороны, какое нужно современной армии. Современная армия не может относиться к линии обороны, как бы она ни была прочна, пассивно.
Вот эта пассивность в обороне и вот это пассивное отношение к оборонительным линиям, оно характеризует финскую армию как не вполне современную для обороны, когда она сидит за камнями. Финская армия показала себя, что она не вполне современна, и потому, что слишком религиозно относится к непревзойденности своих укрепленных районов. А наступление финнов гроша ломаного не стоит. Вот 3 месяца боев, помните вы хоть один случай серьезного массового наступления со стороны финской армии? Этого не бывало. Они не решались даже на контратаку, хотя они сидели в районах, где имеются у них доты, где все пространство вымерено, как на полигоне, они могут закрыть глаза и стрелять, ибо все пространство у них вымерено, вычерчено, и все-таки они очень редко шли на контратаку, и я не знаю ни одного случая, чтобы в контратаках они не провалились. Что касается какого-либо серьезного наступления для прорыва нашего фронта, для занятия какого-либо рубежа, ни одного такого факта вы не увидите. Финская армия не способна к большим наступательным действиям. В этой армии главный недостаток — она не способна к большим наступательным действиям, в обороне она пассивна и очень скупа на контратаку, причем контратаку она организует крайне неуклюже и всегда она уходила с потерями после контратаки. Вот главный недостаток финской армии. Она создана и воспитана не для наступления, а для обороны, причем обороны не активной, а пассивной.
Оборона с глубокой фетишизированной верой, верой в неуязвимый край. Я не могу назвать такую армию современной.
На что она способна, и чему завидовали отдельные товарищи? На небольшие выступления, на окружение с заходом в тыл, на завалы, свои условия знают, и только. Все эти завалы можно свести к фокусам. Фокус — хорошее дело: хитрость, смекалка и прочее. Но на фокусе прожить невозможно. Раз обманул — зашел в тыл, второй раз обманул, а третий раз не обманешь. Не может армия отыграться на одних фокусах, она должна быть армией настоящей. Если она этого не имеет, она неполноценна. Вот вам оценка финской армии. Я беру тактические стороны, не касаясь того, что она слаба, что артиллерии у нее мало. Не потому, что она бедна, ничего подобного. Но она только теперь стала понимать, что без артиллерии война должна быть проиграна. Не говорю о другом недостатке — у них мало авиации. Не потому, что у них не было денег для авиации. У них довольно много капитала, у них развиты целлюлозные фабрики, которые дают порох, а порох стоит дорого. У них больше целлюлозных фабрик, чем у нас, вдвое больше: мы даем 500 тысяч тонн в год целлюлозы, от них получили теперь заводы, которые дадут 100 тысяч тонн в год, а вдвое больше осталось у них. Это богатая страна. Если у них нет авиации — это потому, что они не поняли силу и значение авиации. Вот вам тоже недостаток.
Армия, которая воспитана не для наступления, а для пассивной обороны; армия, которая не имеет серьезной артиллерии; армия, которая не имеет серьезной авиации, хотя имеет все возможности для этого; армия, которая ведет хорошо партизанские наступления — заходит в тыл, завалы делает и все прочее — не могу я такую армию назвать армией.

- Стоит ли считать большим достижение победу над такой армией?

- Финнов победить — не Бог весть какая задача. Конечно, мы должны были финнов победить. Мы победили не только финнов, мы победили еще их европейских учителей — немецкую оборонительную технику победили, английскую оборонительную технику победили, французскую оборонительную технику победили. Не только финнов победили, но и технику передовых государств Европы. Не только технику передовых государств Европы, мы победили их тактику, их стратегию. Вся оборона Финляндии и война велась по указке, по наущению, по совету Англии и Франции, а еще раньше немцы здорово им помогали, и наполовину оборонительная линия в Финляндии по их совету построена. Итог об этом говорит.
Мы разбили не только финнов — эта задача не такая большая. Главное в нашей победе состоит в том, что мы разбили технику, тактику и стратегию передовых государств Европы, представители которых являлись учителями финнов. В этом основная наша победа
http://gusev-a-v.livejournal.com/19545.html?thread=37209

Бесогон

  • Гость
Re: Финляндия и Сталин
« Ответ #2 : 16/08/10 , 15:26:11 »
Мы разбили не только финнов — эта задача не такая большая. Главное в нашей победе состоит в том, что мы разбили технику, тактику и стратегию передовых государств Европы, представители которых являлись учителями финнов. В этом основная наша победа
http://gusev-a-v.livejournal.com/19545.html?thread=37209

И в последующей, Великой Отечественной, войне СССР, под руководством И.В. Сталина, разбил не Германию, а всю Европу!  Весь нынешний ЕС!  ;)

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7827
Re: Финляндия и Сталин
« Ответ #3 : 30/11/10 , 21:11:36 »
Обстрел в Майниле как математическая задачка

pyhalov
November 30th, 20:47
Сегодня исполнилась очередная, правда некруглая, годовщина советско-финляндской войны 1939–1940 гг. Этой войне посвящена отдельная глава в моей книге «Великая Оболганная война», которую можно прочесть, например, вот здесь: http://militera.lib.ru/research/pyhalov_i/06.html

К сожалению, по ссылке (как и вообще в Сети) выложено 1-е издание указанной книги. Между тем я продолжаю работать над её текстом, периодически внося туда изменения и дополнения. Одно из таких дополнений, касающееся пресловутого артобстрела у деревни Майнила, приводится ниже. Пользуюсь случаем поблагодарить Славу Гончарова, чей анализ этого инцидента я использую.


26 ноября произошёл известный инцидент у деревни Майнила. Согласно официальной советской версии в 15:45 финская артиллерия произвела обстрел нашей территории, в результате чего были убиты 4 и ранены 9 советских военнослужащих [92].

Анализируя данное событие, прежде всего, следует иметь в виду, что выстрелы в Майниле послужили не причиной, а лишь поводом к войне. Как я уже говорил выше, обстрелы финнами советской территории неоднократно случались и раньше. Более того, некоторые из этих инцидентов, например 12 декабря 1936 года, происходили именно в окрестностях Майнилы. За месяц с небольшим до пресловутого артобстрела, 15 октября 1939 года, как раз у Майнилы с финской стороны была обстреляна из пулемёта легковая машина. Комизм ситуации состоял в том, что это оказался автомобиль финской правительственной делегации, возвращавшейся с очередного раунда переговоров в Москве [93]. Однако до поры до времени подобные выходки горячих финских парней оставались без последствий.

Сегодня считается хорошим тоном трактовать выстрелы в Майниле как провокацию НКВД. Например, историк Павел Аптекарь утверждает, будто никакого обстрела не было вообще. Изучив сведения о боевом и численном составе частей 70-й стрелковой дивизии, он установил, что в период с 25 по 29 ноября 1939 года численность личного состава 68-го стрелкового полка, чьё расположение подверглось обстрелу финской артиллерией, оставалась неизменной, то есть никаких боевых и небоевых потерь в нём не было [94].

Из этого обстоятельства Аптекарь делает следующее глубокомысленное умозаключение: «Можно сделать вывод, что никакого обстрела Майнила с советской или с финской стороны не было, разве что провокаторы из НКВД могли взорвать в Майнила несколько холостых зарядов или взрывпакетов» [95].

Версии, что обстрел всё-таки состоялся, но не привёл к жертвам, или что в ходе него пострадали советские пограничники, артиллеристы или сапёры, в том числе из частей корпусного и армейского подчинения, даже не приходят автору в голову. Оно и понятно. Недаром же на обеих обложках книги Аптекаря красуется пояснительная надпись, что она про «самую позорную войну в истории русского оружия». Всё-таки интересно, где тут причина, а где следствие: антисоветские взгляды приводят к утрате способности мыслить логически, или же наоборот, отсутствие способности к логическому мышлению приводит человека в стан обличителей «преступлений тоталитарного режима»?

Что же всё-таки произошло 26 ноября 1939 года? Этот вопрос подробно анализируется в статье Владислава Гончарова, опубликованной в качестве приложения к мемуарам маршала М.В. Захарова:

«В ночь на 27 ноября финское пограничное командование на Карельском перешейке сообщило в ставку Маннергейма об инциденте следующим образом:

“В промежутке между 14:30 и 15:00 был слышен выстрел небольшого орудия с русской стороны. У деревни Майнила замечен разрыв снаряда”.

На следующий день после инцидента, 27 ноября 1939 года, начальник финской пограничной службы Карельского перешейка подполковник К.Инкала провёл дополнительное расследование инцидента. Были допрошены три свидетеля — два пограничника 4-й роты погранохраны и один рядовой из 1-го егерского батальона, дислоцированного в деревне Яппинен (ныне — Симагино).

Все три опрошенных в момент инцидента находились с трёх сторон майнильского “языка” — в углах своеобразного треугольника, вершиной которой служит автодорожный мост у деревни Яппинен, а противоположное основание проходит через деревню Майнила на советской стороне. В ходе расследования оба пограничника утверждали, что в 14:45 по финскому времени слышали на советской стороне два орудийных выстрела, а 20 секунд спустя — разрывы снарядов. Спустя некоторое время снова послышался выстрел, а за ним — разрыв.

Правда, по мнению одного из пограничников, находившегося в районе автодорожного моста, стреляли не из пушки, а из миномёта. Кроме того, он заявил, что между первым и вторым выстрелом прошло всего 20 секунд.

Второй пограничник находился в дозоре на берегу реки Сестры, восточнее Яппинен и к северу от Майнилы. Он утверждал, что все три разрыва слышались с примерно одинаковыми интервалами в три минуты, а некоторое время спустя он услышал звуки ещё нескольких разрывов. Оба пограничника заявили, что выстрелы слышались юго-востока, с советской территории.

Третий свидетель был опрошен у себя в батальоне. Он говорил всего лишь об одном орудийном выстреле, причём произошедшем в районе 15 часов. За этим выстрелом якобы последовало несколько винтовочных. Этот шюцкоровец не указал направления на выстрел.

Зато он был единственным, кто своими глазами наблюдал разрыв снаряда — поскольку находился у самой границы, всего в километре от места происшествия. Затем он наблюдал, как для осмотра воронки прибыло несколько русских солдат, которые ничего не забирали и не поднимали с земли. Он тоже утверждал, что разрыв произошёл через 20 секунд после выстрела.

То, что все трое свидетелей находившихся с трёх разных сторон от места разрыва и на разных расстояниях (от 1 до 2,5 километров), назвали одно и то же время (20 секунд), прошедшее между выстрелом и разрывом, выглядит несколько странно. Но даже эта странность меркнет перед глобальной неувязкой, на которую доселе не обратил внимание ни один из исследователей.

Как мы видим, несмотря на утверждения Маннергейма и Ирьё-Коскинена, никакого “расчёта скорости распространения звука от семи выстрелов” и прочих триангуляционных вычислений не проводилось. Основанием для утверждений о том, что стрельба велась с советской стороны, стало только мнение свидетелей происшествия.

Более того, все три свидетеля показали, что слышали звук выстрела до звука разрыва, а не после него. Между тем, скорость артиллерийского снаряда (в среднем 500 м/сек) значительно выше скорости звука (300 м/сек). Следовательно, для того чтобы услышать выстрел раньше разрыва, надо находиться к месту выстрела заметно ближе, чем к месту разрыва — либо стоять близко к линии выстрела и позади орудия. Наибольшим интервал между выстрелом и разрывом будет в том случае, если наблюдатель будет стоять совсем рядом с пушкой. Но поскольку все три финна находились рядом с границей, остается предположить, что снаряды летели у них из-за спин.

Но даже в этом случае интервал между звуком выстрела и звуком разрыва никак не сможет составить 20 секунд. Правда, остаётся еще вероятность минометного обстрела — скорость мины примерно равна скорости звука, а с учетом крутой навесной траектории может оказаться и меньше. Однако выстрел из миномёта слишком тих, чтобы услышать его на большом расстоянии — между тем пограничник, предположивший, что стреляли именно из миномёта, находился от места разрыва в двух с половиной километрах.

Отсюда следует предположить, что все три свидетеля ошиблись, и реальный интервал между выстрелом и разрывом был гораздо меньше 20 секунд. Однако даже видевший разрыв снаряда своими глазами егерь утверждал, что выстрел всё-таки был услышан им раньше. То есть предположение о том, что орудие (или миномёт) могло располагаться напротив наблюдателей, то есть на советской территории, где-то юго-восточнее Майнила, отпадает однозначно — при любом из вариантов его расположения — а их не так уж и много — звук выстрела дошёл бы до всех наблюдателей много позже разрыва. Либо (в случае стрельбы из миномёта) практически слился бы с ним.

Таким образом, для объяснения произошедшего остаётся одна-единственная непротиворечивая версия: выстрел действительно был произведён с финской территории, из точки, находившейся к северо-западу от Майнила, “за спиной” у свидетелей и ближе к ним, чем к месту разрыва. Если предположить, что стреляли всё-таки из миномёта и миномёт этот размещался в районе деревни Яппинен, позади моста и совсем рядом с границей, то до стоявшего у моста пограничника (того самого, что говорил про миномёт) звук взрыва действительно может дойти секунд через 15 после звука выстрела. Для наблюдателей, находившихся по обе стороны от места взрыва этот интервал составил бы от 5 до 8 секунд»
[96].

Утверждения финской стороны о том, будто их артиллерия дислоцировалась на таком расстоянии, что её огонь не мог достичь границы [97], сегодня обычно воспринимаются как бесспорные. Между тем, по данным советских документальных источников, в районе Яаппинен (в 5 км от Майнилы) располагалась одна из финских батарей [98].

Таким образом, по всей вероятности обстрел финскими военнослужащими советской территории действительно имел место. Вряд ли финны собирались специально спровоцировать войну. Скорее их действия можно сравнить с поступком пьяного хулигана, который бросил камень в проезжающий мимо «Запорожец», думая, что в нём едет какой-нибудь пенсионер или инвалид, а оттуда неожиданно вылез двухметровый амбал. Со всеми вытекающими последствиями.

Кстати, пару дней спустя, 28 ноября на советско-финской границе произошли ещё два вооружённых инцидента. И если о том, что случилось в районе перешейка между полуостровами Рыбачий и Средний: финские солдаты напали на наших пограничников или наоборот, ещё можно спорить, то происшествие в Видлицком районе северо-западнее Ладожского озера говорит само за себя. На этом участке через границу в Финляндию прорвалась финская разведгруппа, засланная ранее на советскую территорию Сортавальским отделением финской армейской разведывательной службы [99].

92. Мельтюхов М.И. Упущенный шанс Сталина... С.122.
93. Гончаров В. Кто же стрелял в Майнила? // Захаров М.В. Генеральный штаб в предвоенные годы. М., 2005. С.529.
94. Аптекарь П. Советско-финские войны. М., 2004. С.61–64.
95. Там же. С.64.
96. Гончаров В. Кто же стрелял в Майнила? // Захаров М.В. Генеральный штаб в предвоенные годы. М., 2005. С.527–528.
97. Маннергейм К.Г. Мемуары. С.255; Таннер В. Зимняя война... С.123.
98. Барышников Н.И., Маннинен О. В канун Зимней войны // Зимняя война 1939–1940. Книга первая. Политическая история. М., 1998. С.137.
99. Гончаров В. Кто же стрелял в Майнила? // Захаров М.В. Генеральный штаб в предвоенные годы. М., 2005. С.529–530.

Текст приведён по: Пыхалов И. Великая оболганная война. Обе книги одним томом. М.: Яуза; Эксмо, 2009. С.173–177.

http://pyhalov.livejournal.com/16407.html#cutid1

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7827
Re: Финляндия и Сталин
« Ответ #4 : 10/12/10 , 18:26:50 »
Tovarisch, не пропусти очередную порцию клюквы, тепьерь от местного производителья.

Видать в связи с нехваткой поставок иностранной клюквы, за дело решили взяться наши местные умельцы:



http://community.livejournal.com/ru_klukva_ru/676578.html

Оффлайн Vuntean

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 7128
Финляндия и Сталин
« Ответ #5 : 12/02/12 , 14:50:06 »

Оффлайн Vuntean

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 7128
Re: Финляндия и Сталин
« Ответ #6 : 30/11/12 , 14:48:26 »

я помню!




   
73 года назад началась советско-финская война. Война-трагедия. Война, ставшая в определенный момент неизбежностью. Вот несколько фактов для размышления


ВОЙНА БЫЛА НЕИЗБЕЖНОСТЬЮ


«Зимнюю войну» нельзя рассматривать изолированно от общей политической ситуации в мире. Известен тезис, выдвинутый президентом Финляндии П. Э. Свинхувудом: "Любой враг России должен всегда быть другом Финляндии". В июне 1935 года в Берлине был подписан направленный против СССР военный договор между Финляндией и Германией. Может показаться невероятным, но в 1920—1930 годы финны разрабатывали планы нападения на СССР, естественно, не в одиночку, а при «благоприятных условиях».


С другой стороны, когда войскам Ленинградского военного округа дали приказ перейти границу, разгромить финские войска и раз и навсегда обеспечить безопасность северо-западных рубежей Советского Союза и города Ленина, в нем были обычно не свойственные военным приказам слова: «Мы уважаем свободу и независимость Финляндии, полученную финским народом в результате Октябрьской революции и победы Советской власти». То есть ни о каком захвате соседней страны и речи не было.


ДРУГАЯ ФИНЛЯНДИЯ


Многие забывают, что в отличие от нынешней Финляндии та, старая, была если не фашистским, то во всяком случае полуфашистским государством. (активно действующие фашистские организации – шюцкор, «лапуасское движение»; тесное сотрудничество финской полиции с гестапо). Все еще помнили жертв гражданской войны в Финляндии 1918 года. По неполным данным 10 тыс. было казнено во время войны. 15817 было расстреляно после победы белофиннов. В концлагерях от голода и антисанитарии умерло так же около 15 тыс. человек. Западный историк Д. Киган исчисляет число жертв гражданской войны в Финляндии в 30 тыс. человек. Эти значительные цифры для страны с трехмиллионным населением. Как пишет историк В. Галин, в относительных цифрах в Финляндии было пропущено через тюрьмы почти 3% населения страны, что в 2-4 раза больше, чем содержалось уголовных и политических заключенных в ГУЛАГЕ. В результате террора в стране стала ощущаться нехватка рабочей силы!


Между прочим, примечательна судьба финского населения, не успевшего эвакуироваться ко времени советского наступления. Как писала впоследствии финская газета «Хельсингин Саномат», финская полиция «искала шпионов» и многим из них были предъявлены обвинения в совершении «преступлений против государства». Причем больше всего осужденных (45 человек) являлись жителями района Суомуссалми. Шесть из них были даже приговорены к высшей мере наказания». Это к слову о тоталитарых и «демократических» режимах.


ЦЕНА ПОБЕДЫ


Андрей Михайлов в статье «ЗИМНЯЯ ВОЙНА» отмечает, что в первую мировую войну на Западном фронте цвет французской, немецкой и английской молодежи, сотни тысяч отличных бойцов без всякого результата были уложены в болота Артуа, Пикардии и Шампани. Однако ни перед кем из них не стояла такая практически непосильная задача, которая была поставлена зимой 1939-1940 г. перед Красной Армией, - прорыв необычайно искусно укрепленной обороны противника в тяжелейших погодных условиях и на крайне неблагоприятной для действий крупных масс войск местности. По всем правилам военной науки того времени, прорывать укрепленный район такой мощности было невозможно. Но суровый вождь всех народов, обладающий железной волей и неукротимой энергией, поставил задачу. И Красная Армия задачу выполнила. Всего за три зимних месяца.


В качестве итогового числа безвозвратных людских потерь СССР в Зимней войне принято чсчитать 126 тыс. 875 человек. Людские потери Финляндии в войне составили 48 тыс. по нашим и 26 тысяч по финским источникам. А вот один пример для сравнения. Безвозвратные потери японцев при штурме русской крепости Порт-Артур в 1904 г. составили 102 тыс. бойцов. Русская армия потеряла 26 тыс. человек. И ни у кого в Японии не поднялась рука хулить героев, отличившихся при взятии русской твердыни на Дальнем Востоке. Генерал Ноги, взявший Порт-Артур стал у себя на родине национальным героем. А зачем мы занимаемся этим?


НЕОЖИДАННАЯ ПОДДЕРЖКА


Принято считать, что в связи с финской войной СССР оказался в изоляции, нашу страну даже исключили их Лиги наций. Однако часто замалчивается тот факт, что целый ряд видных эмигрантов в это время фактически поддержал СССР. Так, генерал Деникин открыто отказался подписать заявление против Советского Союза. Л.Д.Троцкий, не жалевший слов для критики И.В.Сталина, тем не менее, написал (как будто для некоторых современных леваков): «Мы защищаем СССР… Рабочее государство надо брать таким, каким оно вышло из безжалостной лаборатории истории, а не таким, каким его воображает "социалистический" профессор, мечтательно ковыряя пальцем в собственном носу. Революционеры обязаны отстаивать всякое завоевание рабочего класса, хотя бы и искаженное…». Одобрил политику Сталина и рафинированный либерал и западник, бывший лидер кадетов П.Н.Милюков: «Мне жаль финнов, но я за - Выборгскую губернию». Реальные политики, они понимали, что в этой ситуации у СССР не было иного выхода. Мы должны были обезопасить свои границы.


ЗАБЫТЫЙ ГЕРОИЗМ


Да, у нас были тяжелые потери. Были провалы и ошибки. Но как к ним относится? Вот пишет один белоэмигрант, ринувшийся на помощь белофиннам и ставший очевидцем разгрома при Суомуссалми: «вряд ли какая другая армия оставляла на полях сражений столько печатного и писаного материала, как Красная Армия. Ученические тетради, из очень плохой бумаги, с напечатанной на задней обложке таблицей умножения, всюду были рассыпаны по снегу. Книг — великое множество! И по странной случайности первая подобранная мною книга была томиком Гаршина, с рассказом «Четыре дня» — этим страстным, рвущимся из души и из глубины израненного сердца протестом против войны.... Около этих книг я подобрал тетрадь в клеточку, на которой имелась следующая надпись: «Опись книг походной библиотеки 64-го Противотанкового Дивизиона. Записано 16-го октября 1939 года в дер. Заячья Сельга». В каталоге значилось 109 книг художественной литературы, в том числе Лермонтов, Пушкин, Толстой, Шевченко, Золя, Короленко, Успенский, Горький, Маяковский, Н. Островский, Вс. Иванов и современные советские писатели».


Да, у нас была не только самая читающая страна, но и самая читающая армия…. «Сопровождавший меня молодой финский солдат давал объяснения. По его словам, окруженный со всех сторон Дивизион оказал отчаянное сопротивление — сдаться он отказался. «Многие, — рассказывал он, — поднимали руки, но находившиеся рядом с ними отстреливались до последнего момента, поэтому приходилось уничтожать всех. В Дивизионе оказалось около тридцати женщин, все они были в мужской одежде и дрались, как львицы — еще храбрее мужчин — и отстреливались кто из револьверов, кто из винтовок. Все они тоже были убиты. Это были либо сестры милосердия, либо фельдшерицы. Их пол был установлен уже на трупах».


18-я, ЯРОСЛАВСКАЯ


Когда я пишу о финской войне, я вспоминаю судьбу 18-я Ярославской Краснознаменной стрелковой дивизии. Героической дивизии, которая по сути, повторила подвиг Брестской крепости. Окруженная, она героически сражалась несколько месяцев. Эта дивизия до начала финской кампании дислоцировалась на территории республики, в ней служили или были призваны с началом войны тысячи местных жителей. Карелы, финны, вепсы…. В том числе мой дед - Алекин Алексей Алексеевич. Дивизия попала в окружение, но в отличие от многих иных частей, сражалась до конца. Заметьте – это была национальная часть, но несмотря ни на что, ни одного добровольного перехода на сторону финном не было! Даже генерал Маннергейм в своих мемуарах признает, что ее сопротивление «не дало нам возможности своевременно и в достаточно больших размерах перебросить силы на главный театр военных действий, где бои в начале февраля вступили в решающую фазу».




И МУЗЫ НЕ МОЛЧАЛИ


В Советском Союзе, когда звучали пушки, музы тоже не молчали. Осенью 39-го на слова Анатолия Д'Актиля братья Покрассы написали замечательную песню «ПРИHИМАЙ HАС, СУОМИ – КРАСАВИЦА». Когда слушаешь, незья не признать - это был шедевр, так и не признанный.


Я смотрю на кадры кинохроники. Длинные колонны бойцов, уходящие вдаль. Да, уходящие часто на смерть. И где-то там идет Алексей Алекин. Они идут, чтобы обезопасть границы СССР. Они идут, чтобы в 1941немцы и финны не взяли Ленинграда. Они идут, чтобы Финляндия стала нормальным социальным государством, очень уютным и мирным, каким мы ее сейчас знаем.
Светлая им память.


http://stepanov-karel.livejournal.com/474621.html

Оффлайн Vuntean

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 7128
Re: Финляндия и Сталин
« Ответ #7 : 01/12/12 , 10:28:30 »

Оффлайн Vuntean

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 7128
Re: Финляндия и Сталин
« Ответ #8 : 27/12/12 , 13:17:08 »

«ИСТИННЫЕ ФИННЫ» ХОТЯТ СОЕДИНИТЬ ФИНЛЯНДИЮ С РОССИЕЙ




Некоторые представители «Истинных финнов» в последнее время заявили, что им полезно было бы соединить родину с Россией. «Давайте соединимся с Россией», — пишет известный и влиятельный лапландский политически деятель Хеммо Коскиниеми, бывший член городской думы г. Рованиеми от партии «Истиных финнов». Коскиниеми недоволен тем, что «буржуазная элита Финлянди» хочет соединить страну с еврофедерацией: «Если Финляндии придётся присоединиться к чему-то большему, почему бы не к России?». По его мнению, Россия и Азия будут самыми главными партнёрами Финляндии по торговле.


С ним согласен известный политический деятель партии «Истинных финнов», депутат финского парламента Юхо Эерола. «А что если мы соединимся в оборонительный союз с Россией? Никто на нас не нападёт никогда», — написал Эерола на своей страничке в Фейсбуке. По его мнению, это позволило бы Финляндии получать по выгодной цене нефть и газ, и создавать с Россией особые экономические зоны.


«„Истинные финны“, это финские патриоты, для которых главные враги — ЕС и НАТО. Некоторые „Истинные финны“ даже готовы бороться с ними путём присоединения Финляндии в России. Видимо для них идеальное решение „карельского вопроса“ - это также присоединить Финляндию к России. Во многом „Истинные финны“ правы — ведь Финляндия же в составе Российской Империи как Великое Княжество Финляндское имела больше всего независимости — у нас была своя валюта, таможня, гражданство и свои шведские законы — в Финляндии тогда жило намного меньше русских, чем сегодня», — прокомментировал ИА REX заявления Коскиниеми и Эерола финский правозащитник Йохан Бекман.


Источник: ИА REX
Постоянная ссылка: http://www.iarex.ru/news/32591.html



Ширится и растет движение простых финнов за обратное присоединие к России.


В центре Хельсинки открыт памятник Бобрикову.
У ветеранов Зимней войны отнимают пенсии.
Все улицы Маннергейма переименуют в улицу Отто Вильгельмовича Куусинена.


Фраза года в Финляндии: Euro on kupla, rupla on rupla. (Евро - пузырь, а вот рубель - это рубель).
http://kommari.livejournal.com/1823009.html

Оффлайн Vuntean

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 7128
Re: Финляндия и Сталин
« Ответ #9 : 01/02/13 , 15:03:10 »
интересный документ


Оффлайн Vuntean

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 7128
Re: Финляндия и Сталин
« Ответ #10 : 02/02/13 , 23:35:30 »

Оффлайн MALIK54

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 15211
Re: Финляндия и Сталин
« Ответ #11 : 31/10/14 , 22:24:24 »
Как финны готовились к встрече советских танков

foto-history.livejournal.com — В Карелии, которая на тот момент наполовину была оккупирована финнами, царило относительное затишье. Но финны прекрасно понимали, что так долго продолжаться не будет, и вскоре и им прейдется столкнутся с советской армией. В авг 1943 года под Петрозаводском было решено провести испытания противотанковых заграждений. Основным материалом для рукожопства в Карелии испокон веков являлись дерево и камень, заграждения собирали в основном из них. Для тестирования использовались трофейные советские танки

Здесь 25 фото:  http://foto-history.livejournal.com/6222971.html

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 3076
Re: Финляндия и Сталин
« Ответ #12 : 07/10/19 , 19:00:27 »

Для понимания тех трагических особенностей, которые проявились в войне Европы с нашей Родиной и повлекшие неоправданно высокие потери наших прадедов, необходимо рассмотреть, что собою представляла Россия в глазах других народов. И для примера такого взгляда на Россию, давайте рассмотрим причины войны СССР с Финляндией, начавшейся 30 ноября 1939 года.
 
Поскольку сегодня СССР в той войне считают агрессором, то естественен вопрос, а чего СССР хотел? И все историки дружно вам ответят, что СССР хотел захватить Финляндию, а финны, соответственно, хотели защитить свой суверенитет. Но тогда вопрос, но если СССР этого хотел, то почему не захватил?
 
СССР имел численность населения 170 миллиона человек, а Финляндия почти в пятьдесят раз меньше – 3,5, но даже не это главное. Когда на эту «зимнюю войну» СССР подтянул боевую технику, то к марту 1940 года превосходство в численности советской артиллерии выросло в 5 раз, танков – в 8 раз, боевых самолётов – в 10 раз. А когда тебе на голову издалека обрушиваются тонны бомб и снарядов, то для победы героизм пехотинца перестаёт иметь большое значение.
 
Красная Армия в войне с финнами воевала очень плохо, это факт, который мы ещё будем обсуждать. Тем не менее, как бы отчаянно и ни дралась финская пехота, но против ударов артиллерии, танков и авиации она была бессильна, и финны, нанеся Советскому Союзу общие потери в 285 тысяч человек, включая 90 тысяч убитых, понесли собственные общие потери в 250 тысяч, включая 95 тысяч убитых. Через три месяца боев пехота финской армия потеряла три четверти своего состава – в Финляндии просто уже некому было воевать, и финны сдались. И для последовавшей в 1941 году войны с СССР уже на стороне Гитлера, финны вынуждены были отмобилизовать и 45-летних мужчин, и даже 15-летних мальчиков.
 
И вопрос остаётся, почему же тогда, практически уничтожив финскую армию, СССР не захватил Финляндию? Иными словами, что хотел Советский Союз, и чего хотела Финляндия от этой войны?
 
Если вы взглянете на карту СССР и попробуете оценить стратегическое положение Ленинграда, то увидите, что при захвате ленинградских портов подвоз войск противника морем резко сокращает перевозки любому агрессору России, и захват Ленинграда превращает его в район, из которого вражеская армия легко может наносить удары в сердце России, обходя и русские войска с укреплениями на западной границе, и многократно облегчая морским транспортом обеспечение наступающих армий противника непосредственно с Западной Европы. По этой причине так отчаянно защищался Ленинград, не взирая на блокаду и 700 тысяч умерших от голода.
 
Поэтому и у царей главной идеей обороны Петербурга было недопущение флота противника к петербургским подступам. Для этого и Финский залив, и все подходы к нему в Балтике в Первую мировую войну перегораживались минными заграждениями. Но мины можно снять. Поэтому главной задачей Балтийского флота было недопущение прорыва минных заграждений – его корабли должны были топить корабли противника при попытке снять мины. А что делать, если вражеский флот будет многократно превосходить Балтийский?
 
Царю было проще. Северный берег Финского залива – это Финляндия, входившая тогда в состав Российской империи, а южный берег – это имперская Прибалтика. Балтийский флот был везде дома, по обоим берегам залива стояли его береговые батареи, прикрывавшие минные поля от тральщиков противника и не дававшие вражеским кораблям пройти мимо этих батарей к Петербургу.
 
Но в СССР ничего от этого не осталось. Южный берег почти весь был у Эстонии, а от финской границы можно было обстреливать Ленинград из полевых орудий. Морские мины, конечно, можно было поставить, но не защищенные с берега, они были бы моментально сняты. Положение и Ленинграда, и СССР по своей беззащитности с Балтики было трагическим.
 
И когда СССР увидел, как с помощью Великобритании и Франции Германия разделалась с Чехословакией, и когда стало понятно, что война с Германией неминуема, то в октябре 1938 года СССР начал с того, что предложил финнам помощь в постройке военной базы на финском острове Гогланд в Финском заливе и права, если Финляндия не справится с обороной этого острова, оборонять его совместно. Финны отказались. Тогда Советский Союз попросил у Финляндии в аренду на 30 лет четыре маленьких острова в Финском заливе. Финны отказались, хотя речь, как видите, не шла не то, что о захвате Финляндии, а даже о нарушение её суверенитета.
 
Тогда СССР попросил обменять эти острова на свою территорию. На этом этапе о переговорах правительства (они велись тайно) узнал главнокомандующий финской армией маршал Маннергейм. Он немедленно предложил финскому правительству обменять не только запрошенные острова, но и территорию Карельского перешейка, о которой советская сторона в то время даже не вспоминала. Это говорит о том, насколько понятны с военной точки зрения были просьбы Советского Союза и насколько глупы были последующие утверждения о том, что СССР, якобы, хотел «захватить Финляндию».
 
В Советском Союзе не боялись близости финской границы к Ленинграду до тех пор, пока считали финнов нейтральным и не замешанным ни в какие агрессивные замыслы против СССР. Но как только финны отказали СССР в его абсолютно логичных и законных просьбах по защите Ленинграда, не мог не возникнуть вопрос, а почему финны это делают? Стало очевидно, что в будущей войне Финляндия нейтральной оставаться не собиралась, в этом случае, естественно, вопрос о финской границе в 32 км от Ленинграда не мог не подняться.
 
В марте 1939 года Германия полностью оккупировала Чехословакию, и в этих условиях Советский Союза сформулировал окончательные предложения Финляндии: сдать ему в аренду на 30 лет участок земли на мысе Ханко (у входа в Финский залив) и обменять с выгодой финскую территорию Карельского перешейка (до оборонительной «линии Маннергейма») на значительно большую территорию СССР. Причем, именно мыс Ханко оставался главной просьбой, поскольку он был ключом к входу в Финский залив.
 
Вы можете взглянуть на карту официальных предложений СССР – двойными линиями показано то, что СССР просил у Финляндии, а одинарными – то, что он предлагал взамен.
 
Финны отказались. Почему отказались от этого сверхвыгодного предложения?
 
Сегодня, с позиции того СССР, который был создан под руководством большевиков и Сталина, в это трудно поверить, тем не менее, многочисленными документами подтверждается то, что сегодня игнорируется практически всеми историками – финны в ходе войны хотели захватить у СССР всю Карелию и Кольский полуостров.
 
Правда, они надеялись на военную помощь с Запада (которая в данном случае опоздала из-за уже начавшейся войны в Европе), тем не менее, с началом войны финны в декабре 1939 года сами неделю вели наступление, о чём свидетельствуют оперативные планы финской армии, сохранившихся в Военном архиве Финляндии. И в ходе этой войны Финляндия собиралась установить новую границу с Советским Союзом по «Неве, южному берегу Ладожского озера, Свири, Онежскому озеру и далее к Белому морю и Ледовитому океану (с включением Кольского полуострова)».
 
При этом площадь Финляндии увеличивалась вдвое, а сухопутная граница с СССР сокращалась более чем вдвое, мало этого, новая граница проходила бы сплошь по глубоким рекам и мореподобным озерам.
 
Посмотрите еще раз на карту. Финны укрепили «линией Маннергейма» маленький кусочек (около 100 км) границы с СССР на Карельском перешейке – именно в том месте, где по планам и должна была проходить их постоянная граница. А тысяча километров остальной границы? Ее финны почему не укрепляли? Ведь если бы СССР хотел захватить Финляндию, Красная Армия прошла бы туда с востока, из Карелии. «Линия Маннергейма» просто бессмысленна, если Финляндия действительно собиралась обороняться, а не наступать. Но, в свою очередь, при наступательных планах Финляндии строительство оборонительных линий на границе с Карелией становилось бессмысленным – зачем на это тратить деньги, если Карелия отойдет к Финляндии вся, и укрепления надо будет построить, вернее – достроить, на новой границе! На границе, которую финнам предстояло завоевать в 1939 году.
 
Причём, в те годы свои захватнические планы Финляндии не скрывала. В 1941 году финны напали на СССР теперь уже вместе с немцами. Правительство СССР начало энергично пробовать мирно вывести Финляндию из войны. По просьбе СССР посредниками стали Англия и США. Советский Союз предлагал вернуть Финляндии занятые в зимней войне 1939-1940 года территории и еще пойти на территориальные уступки. А англо-американцы настаивали на этом, угрожая Финляндии войной. Но финны не уступали, и в ответной ноте США 11 ноября 1941 года Финляндия заявила: «Финляндия стремится обезвредить и занять наступательные позиции противника, в том числе лежащие далее границ 1939 года. Было бы настоятельно необходимо для Финляндии и в интересах действенности ее обороны предпринять такие меры уже в 1939 году во время первой фазы войны, если бы только ее силы были для этого достаточны».
 
В 1944 году уже опытные войска Красной Армии пошли вглубь Финляндии, без больших проблем взломав заново отстроенную «линию Маннергейма». Дело запахло жареным. Карл Маннергейм заключил с СССР перемирие. В ходе мирных переговоров Молотов заставил финнов фактически начать войну с немцами на своей территории и территориально обстругал Финляндию со всех сторон. На болота особенно не зарился, взял что получше. На севере отобрал область Петсамо с ее запасами никеля, Выборгскую область и прочее. Единственно, – вместо 600 млн. долларов контрибуции в пять лет смилостивился на 300 и в шесть лет.
 
Строго говоря, это уму непостижимо: как могла Финляндия со своими 3,5 миллионами населения иметь планы по захвату территории СССР с его 170 млн.?! Но дело в том, что мы почти всегда допускаем ошибку – мы на события тех дней смотрим сегодняшними глазами. Сегодня мы знаем, чем был Советский Союз, мы знаем, что он почти один на один выдержал натиск всей Европы и победил. Но кто это знал тогда – в 1939 году? И чем в представлениях всего мира была Россия?
 
Это вопрос. Но этот вопрос мы рассмотрим в следующей серии.
Ю.И. МУХИН