Автор Тема: В чьих интересах глобалистский «прогресс»?  (Прочитано 133 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Иван Метелица

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 22
  • 8-904-603-82-14
В чьих интересах глобалистский «прогресс»?
Наш город Ленинград всегда славился не только своей красотой и уникальными памятниками, не только богатой историей, боевыми и трудовыми подвигами своих граждан, но и силой духа и коллективным сознанием Ленинградцев. Именно поэтому власть нуворишей стремиться этот дух и коллективное сознание разрушить, превратить граждан великого города в обезличенных скотов, пересчитанных, пронумерованных, закрывающих лица дебильными масками. Основная задача «нового мирового порядка» - внушить людям рабскую покорность, вытравить из них свободомыслие и лишить права на собственное мнение. Я уже писал на страницах НП о коллективном сознании горожан, сейчас хотел бы взглянуть на эту проблему в несколько ином ракурсе - как влияет на наше сознание изменение облика города и стремительный «прогресс», каковы особенности этого современного «прогресса», и в чьих интересах он работает.   
В прошлом номере, в статье одного постоянного и весьма уважаемого автора прозвучал своеобразный тезис, с которым не только я, но и, полагаю, многие читатели не согласятся. Наш город, по мнению упомянутого автора, приобретает некий «цивилизованный шарм», отходит от «советского обезличивания», получает «свое лицо». Давайте разберемся, что это за «лицо», для кого оно, и какой ценой приобретается?
Разбирая тему «прогресса» и его влияния на общественное сознание, мы, прежде всего, не углубляясь в философские категории, не должны забывать, что понятие «прогресса»  и «регресса» может быть весьма относительным.   И главное, никогда не следует забывать, что «прогресс» находится на службе правящего класса, и его достижения реально воплощаются в жизнь в интересах данного класса. В качестве примера можно сравнить СССР и нынешнюю РФ, сопоставить, в чьих интересах действует государство в том, и ином случае. Многие из Вас хорошо помнят разницу, но, думаю, помнят ее не все – мне основательно въелось в память, когда в 1996 году, на агитации за Зюганова, одна пожилая мадам мне заявила «я при коммунистах получала пенсию 90 рублей, а сейчас 200 тысяч»! И умнице не пришло в голову, что по реальным ценам 200 тысяч ельциновок потянут рублей на двадцать. Кстати, другая «умница» мне заявила, при виде портрета Сталина – правильно, за Сталина и Бориса Николаевича, «чтобы порядок был». От удивления я смог спросить только – а это что, одно и то же? Но «умница» уже побежала дальше. Вот и пойми логику таких граждан.  Но мне показалось, что у некоторых явно наблюдается регресс мозгов на фоне крепчающей ельциновской «демократии».
Для молодежи тем более полезно бы знать, что в советское время проезд в трамвае стоил 3 копейки, в троллейбусе – 4, в метро и автобусе – 5. А сейчас, как вы знаете, проезд на наземном транспорте стоит 50 рублей, а в метро 55. Разница более чем в тысячу раз. Вы получаете среднюю зарплату 150 тысяч (в СССР была 150 рублей, а на заводах получали и по 300-400 и больше, учитель получал 150-200, профессора по 500 и больше), или 30?   Жить стало лучше, или хуже в пять раз? Это при том, что во всем мире жизненный уровень за эти 30 лет вырос в 2-3 раза… Это при том, что не только медицина и образование были полностью бесплатным, людям бесплатно давали квартиры, давали путевки в санатории, хватало и на космос, и на армию, и на поддержку других стран. Где разница? Осела в швейцарских и английских банках, материализовалась в безобразные дворцы и яхты за полмиллиарда долларов, в частные самолеты и золотые унитазы. А сколько просто разрушено и уничтожено одуревшей криминальной буржуазией и их приверженцами? Половина заводов в стране просто перестали существовать… 
Но вернемся к Ленинграду. Начнем с архитектурного облика. Изначально город задумывался Петром как принципиально отличный от «старомосковской Руси», от патриархальной Москвы, символ новых веяний, принципиально новый и европейский. Можно долго спорить, правильно это или нет, но сейчас речь не том. И в дальнейшем через «окно в Европу» к нам проникало много нового и чужого, как положительного, так и отрицательного, и в идейном, и в культурном плане. Поэтому наш город на фоне царской остальной России всегда был каким-то иным, таинственным, мистическим, нехарактерным, символом романовской Империи и вхождения в европейский мир на правах новой великой державы. В нашем городе переплелись традиции и культуры, в новой столице оседало больше всего выходцев из Европы, в ней всегда было относительно меньше традиционно русского. С одной стороны, это облегчало принятие новых, цинично-капиталистических норм на рубеже 19 и 20 веков, вспомним и сопоставим европейский стиль дворцов и особняков знати и контраст с ними «доходных домов», с их глухими стенами и дворами-колодцами. Промышленные здания и бараки для рабочих теснились на окраинах, хотя и сейчас удивляет своеобразие сохранившихся, например, в Невском районе, старых заводских корпусов из красного кирпича. Они одновременно и символизируют промышленную революцию, и тонко отражают московскую старину, напоминают Кремлевские стены и башни. И в центре города есть модернистские здания банков и правлений, но в центральной части уже тогда  следили за гармонией общегородского архитектурного комплекса.
Советский стиль тоже не был однородным, ну и уж, конечно, не был примитивным и безликим, как некоторые пытаются утверждать. Если в двадцатые годы в столицах решали пресловутый «квартирный вопрос», строили много добротных, но не очень комфортабельных общежитий, их немало сохранилось в тогдашних промышленных районах – в Московском, Невском, на севере города, то с тридцатых ситуация постепенно начала меняться, вступал в свои права державный Сталинский ампир. Строгие и красивые монолиты, гранитная отделка, своеобразный декор, при своем размахе и величии не исключающий изящества. Это и Московский проспект, по праву носивший имя Сталина, и многие другие группы построек по всему городу. Масштабность и массовость застройки (еще более масштабной она была в Москве) не означали, ни в коем случае, однотипности, каждый монолитный дом чем –то оригинален и неповторим. Только дремучие антисоветчики могли бы назвать Сталинскую застройку серой и однотипной.
После войны ситуация стала меняться, притом в конце правления Сталина и при Хрущеве городская застройка развивалась неоднородно. Сильно пострадавший город надо было восстанавливать, рост промышленности и новых рабочих мест опять обострял «квартирный вопрос», и обострилась проблема обеспечения семей горожан отдельными квартирами. И хотя некоторые горожане глубоко свыклись с «коммунальной» культурой центральных районов, в которой можно увидеть далеко не только отрицательные моменты, но стремление к отдельному жилью было, конечно, преобладающим. Кстати, проблему коммуналок до конца не решили до сих пор, и виной тому девяностые, и продолжившееся в новом веке буржуазно-торгашеское лихолетие, сорвавшее жилищно-строительные планы СССР.
В каких-то районах, при активном участии немцев, отрабатывавших свои грехи, строились очаровательные малоэтажные домики, крупные их массивы до сих пор сохранились в том же Невском районе, двух-трех этажные дома на несколько квартир в ряде случаев имеют даже отдельные входы в каждую квартиру, вокруг сохранились палисадники с розами и аккуратные газончики. Ландшафт напоминает спокойную «старую» Европу, такие же дома, только с большими палисадниками и более просторной планировкой я видел лет тридцать назад в Калининграде (старом немецком Кенигсберге), не знаю, сохранились ли они сейчас.
В других районах, особенно пригородных, сильно пострадавших от оккупантов- Пушкин, Павловск, Зеленогорск, Колпино, областная Гатчина и т.д. восстановления проходило в стиле, который можно назвать «малым Сталинским ампиром». Приезжая в такие районы, до сих чувствуешь погружение в атмосферу великого времени, видишь удобные и оригинальные дома, каждый дом имеет какую-то оригинальность в декоре – колонны, арки, скульптуры, о серости и однотипности нет и речи.
При Хрущеве и Брежневе началась массовая типовая застройка «пятиэтажками», потом домами по 9 и 14 этажей, но строились они, в основном, в новых районах, с большим количеством зеленых насаждений, с серьезной инфраструктурой – магазинами, школами, поликлиниками, кинотеатрами и т.д. И это разительно отличает Советскую застройку от современной. В продолжении статьи я вернусь к позднесоветской застройке и постараюсь объективно охарактеризовать все плюсы и минусы современной, а также продолжающиеся тревожные тенденции типа «уплотнительной застройки», «реноваций» и прочего, с чем активно борются патриоты и градозащитники Ленинграда. А также вернусь к теме коллективного сознания народа, которое нам необходимо возродить. И возродить его можно только одним способом – вернув народу реальную власть, осуществляемую посредством народных Советов. Это единственная панацея и от капитализма, и от криминала, и от вопиющей социальной несправедливости.
Пока же позволю себе сделать однозначный вывод – разница между властью, выражающей интересы широких слоев населения, и властью богатого большинства, властью криминальной буржуазии и чиновничества, огромна. И не Советский Союз, даже при наличие негативных моментов типа «уравниловки», а именно нынешний буржуазный режим обрекает нас на серость и однотипность в нищете. При капитализме оригинальность и шарм это удел богатых, которые могут себе позволить «самовыражаться» за счет ограбленного и униженного трудящегося большинства. И сейчас, когда нам затыкают рот и заставляют носить рабские намордники, это видно особенно наглядно.     
Сталинский комитет Ленинграда