Автор Тема: Советское стратегическое планирование накануне Великой Отечественной войны.  (Прочитано 1850 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Онлайн Константин Кулешов

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 228
Советское стратегическое планирование накануне Великой Отечественной войны.
Часть 1. Контрнаступление и превентивный удар


— Гитлер объяснял войну с СССР тем, что он якобы опередил Сталина. В России тоже можно услышать эту версию. А как вы считаете?
— Подтверждения этому до сих пор нет. Но никто не знает, чего Сталин хотел на самом деле.
Бернд Бонвеч, немецкий историк

Сон разума рождает чудовищ. По сути дела, не сумев вовремя ответить на вызов времени, советские исследователи Второй мировой и Великой Отечественной войн «проспали» возрождение старого чудовищного нацистского мифа о готовности Красной Армии летом 1941 года нанести превентивный удар по Германии. Мало того, практически полное отсутствие серьезных исследований советского предвоенного планирования и причин поражения Красной Армии летом 1941 года вкупе с их закрытостью позволило старому мифу в короткие сроки обрести широкую популярность.

Попытка борьбы с ним путём опровержения отдельных его элементов, поскольку «правильная в своей основе идея иногда подкрепляется не очень надёжными, а порой и просто ошибочными соображениями», успеха не принесла. Действительно, «мало раскритиковать аргументы оппонента в споре. Этим будет показано только то, что его позиция плохо обоснованна и шатка. Чтобы вскрыть её ошибочность, надо убедительно обосновать противоположную позицию».

Слабая изученность событий лета 1941 года спровоцировала острую дискуссию относительно планов советского военного и политического руководства накануне Великой Отечественной войны и их роли в катастрофическом поражении войск Красной Армии летом 1941 года. Было предложено три варианта развития событий: Красная Армия готовилась к обороне, превентивному нападению на Германию или разгрому вермахта на территории СССР. В настоящее время дискуссия зашла в тупик. Доступные исследователям материалы не дали однозначного ответа, более того, все три стороны подтверждают истинность своего варианта советского планирования одними и теми же документами.

В данной работе будет сделана попытка выйти из сложившейся патовой ситуации посредством детального изучения и переосмысления введённых в научный оборот документов советского предвоенного планирования. Новизна работы заключается в пристальном рассмотрении советского предвоенного планировании, показе развития, вскрытии его механизма. Особое внимание уделено объяснению причин военных неудач Красной Армии в приграничном сражении лета 1941 года. Впервые детально и аргументированно, с привязкой к конкретным документам, показан план разгрома войск вермахта на территории Советского Союза.

Последний перед началом Второй мировой войны план стратегического развёртывания Красной Армии на случай войны был разработан во время чехословацкого кризиса 24 марта 1938 года после заявления правительства СССР о готовности Советского Союза оказать помощь Чехословакии в случае агрессии Германии. План предусматривал противостояние двух военных блоков: с одной стороны Франции, Чехословакии и СССР, с другой — Германии, Италии, Японии, Польши, Финляндии, Эстонии и Латвии. Предполагалось, что Италия примет участие в боевых действиях исключительно своим военно-морским флотом, Литва будет оккупирована Германией и Польшей в первые дни войны, а Румыния и Турция, при определённых обстоятельствах, могут выступить против СССР.

Предполагалось, что против Франции Германия выставит 14 дивизий, против Чехословакии Германия и Польша выставят 33 дивизии, а против СССР Германия, Польша, Латвия, Эстония и Финляндия сосредоточат 144 дивизии и 16 кавалерийских бригад, которым СССР противопоставит 139 дивизий и 26 танковых бригад. По замыслу командования Красной Армии, меньшая численность советских войск должна была компенсироваться их лучшей механизацией.

Всего было разработано два варианта действий РККА на случай войны. Первый предусматривал развёртывание основных сил Германии, Латвии и Польши севернее Припятских болот, второй — развёртывание основных сил Германии и Польши южнее Припятских болот. В обоих случаях предусматривался разгром противника фронтальным ударом советских войск по наибольшей группировке противника. В первом варианте от 70 до 82 советских дивизий и 11 танковых бригад (12 дивизий РГК должны были, в случае вступления в войну Эстонии и Латвии, разгромить эстонские и латвийские войска) севернее Припятских болот должны были разбить германо-польско-латвийскую группировку войск из 88 дивизий и 3 кавалерийских бригад на широком фронте от Свенцян до Барановичей с обезпечением главного удара по обоим берегам Немана ударами из Полоцка и Слуцка. 38 советских дивизий и 9 танковых бригад должны были разбить 40 польских дивизий и 13 кавалерийских бригад южнее Припятских болот на узком фронте от Ровно до Брод (схема 1).

Во втором варианте от 80 до 86 дивизий и от 13 до 15 танковых бригад советской группировки (6 дивизий и 3 танковые бригады северной советской группировки в случае нейтралитета Финляндии, Эстонии и Латвии должны были усилить советскую группировку южнее Припятских болот) должны были разбить германо-польскую группировку из 86 дивизий и 13 кавалерийских бригад на широком фронте от Ровно до Тернополя с обезпечением главного удара на Люблин ударами на Ковель и Львов, а 37 советских дивизий и 7 танковых бригад должны были выступить против 62 германо-польских дивизий и 3 кавалерийских бригад на узком фронте от Ошмян до Новогрудка (схема 2). Обращает на себя влияние изменения численности группировки на возлагаемые на неё задачи: увеличение группировки увеличивает, а уменьшение уменьшает и ширину фронта, и глубину удара.

Мюнхенский сговор Англии и Франции с Германией и Италией сделал невозможным оказание военной помощи СССР Чехословакии. После мюнхенских гарантий новых границ Чехословакии военная помощь Советского Союза Чехословакии вела к войне как минимум с Англией, Францией, Германией и Италией, а как максимум — со всей Европой. Вместе с тем последующее охлаждение отношений Германии с Англией и Францией предопределило её сближение с Советским Союзом. Заключив в 1939 году московский пакт о ненападении и тайно поделив часть Европы на сферы влияния, Германия и СССР приступили к переделу границ в Европе в соответствии со своими договоренностями: Германия напала на Польшу, оккупировала Норвегию, Данию, Нидерланды, Бельгию и часть Франции, в то время как Советский Союз вернул себе Безсарабию, Западную Белоруссию и Украину, присоединил Северную Буковину и отодвинул свою границу подальше от Ленинграда. На Дальнем Востоке Советский Союз, разгромив японских провокаторов на реке Халхин-Гол, надолго отбил у Токио охоту вести крупномасштабную войну с СССР.
В ходе военных действий в Польше, Финляндии, Румынии и Монголии Советский Союз приобрёл безценный боевой опыт: на реке Халхин-Гол — по окружению и разгрому противника, на Карельском перешейке — по прорыву сильно укреплённых районов, в Западной Белоруссии и Украине, а также Безсарабии — маневренных операций и применения механизированных корпусов, а в Безсарабии — применения воздушно-десантных войск. Опробованные и отработанные в ходе реальных военных действий знания были использованы в августе 1940 года при разработке нового плана стратегического развёртывания с учётом увеличения численности Красной Армии и новых границ СССР.

Как и в предыдущем плане, в качестве основного противника оставалась Германия. Ничего удивительного или предосудительного в разработке плана ведения войны с дружественной на 1940 год СССР Германией нет. У СССР, как впрочем, и у любой другой страны, не было постоянных друзей, зато была постоянная необходимость обезпечения безопасности своих границ, тем более с таким непостоянным «другом», как гитлеровская Германия. Именно поэтому, когда летом 1940 года И. Сталин, решив углубить дружбу СССР с Германией ради разделения Балкан на сферы влияния и предоставления в распоряжение СССР черноморских проливов, чтобы не повторять незавидную судьбу Англии и Франции, для которых дружба с Германией обернулась открытой враждой, и дав советским дипломатам свободу действий в отношении Германии, вместе с тем потребовал от своих военных предоставления гарантий безопасности СССР от любых неожиданностей со стороны Германии.

Предполагалось, что против советских 179 дивизий и 14 танковых бригад на границе с СССР Германия, Финляндия, Венгрия и Румыния выставят 233 дивизии. Сосредоточение основной группировки Германии на востоке ожидалось севернее Припятских болот для нанесения из Восточной Пруссии либо удара на Ригу и Полоцк, либо концентрического удара из Сувалок и Бреста на Минск. В районе Лиепаи и Таллина ожидались морские десанты: один для нанесения удара во фланг советским войскам в Прибалтике, другой — для совместного с финскими войсками концентрического удара по Ленинграду. Южнее Припятских болот ожидался удар 50 немецких дивизий в обход и тыл львовской группировки советских войск, а из района Ботошани — удар румынских войск на Жмеринку.
Для противодействия Германии основная группировка Красной Армии на западе в 107 дивизий и 7 танковых бригад сосредотачивались севернее Припятских болот, 62 дивизия и 4 танковые бригады — южнее Припятских болот, а 11 дивизий и 3 танковые бригады — на границе с Финляндией. Предполагалось нанесение фронтального удара по укреплениям Восточной Пруссии силами войск Северо-Западного фронта и удара части войск Западного фронта в обход этих укреплений. Для разгрома Люблинской группировки немецких войск предусматривался концентрический удар войск Западного и Юго-Западного фронтов. Планировалось прочно прикрыть границу СССР с Венгрией и Румынией. Резерв Главного командования предполагалось разместить позади возможных ударов немецкой армии ради нанесения эффективного контрудара по прорвавшимся в глубь территории СССР немецким войскам (схема 3).

Однако, поскольку И. Сталин ожидал борьбу ведущих держав за влияние на Балканах, его не устроил предложенный план, и руководству Красной Армии было дано указание разработать план с концентрацией основных сил Красной Армии южнее Припятских болот. Уже 18 сентября 1940 года на утверждение был представлен новый план стратегического развёртывания, в котором вариант с развёртыванием основных сил Красной Армии севернее Припятских болот был дополнен вариантом с развёртыванием основных сил Красной Армии южнее Припятских болот.

Планировалось, что Юго-Западный фронт силами сведённых в 6 армий 94 дивизий и 7 танковых бригад вместе с частью сил Западного фронта концентрическим ударом из Белостокского и Львовского выступов разобьёт Люблинскую группировку противника и продвинется вглубь Польши до Кельце и Кракова. Перед Северо-Западным и частью сил Западного фронтов ставилась задача нанесения вспомогательного удара в общем направлении на Алленштайн. В плане было высказано предложение углубить удар южной группировки советских войск до Бреслау, однако численность группировки Красной Армии на границе с Германией в 162 дивизии и 13 танковых бригад не была на это рассчитана (схема 4).

Вместе с планом стратегического развертывания 18 сентября 1940 года советскому политическому руководству на рассмотрение был предложен план разгрома Красной Армией вооружённых сил Финляндии. Поскольку военные действия планировалось вести при дружественной позиции Германии предлагалось сосредоточение против 18 финских дивизий 63 советских дивизий и 3 танковых бригад: 11 стрелковых дивизий ЛенВО, 2 — ПрибОВО, 5 — ОрВО, 8 — МВО, 7 — ХВО, 4 — УрВО, 2 — СКВО, 6 — ПривВО, 1 — АрхВО, 2 танковых и 1 моторизированной дивизий, 3 танковых бригад, а также 14 стрелковых дивизий РГК из ЗОВО и КОВО. Планировалось создание двух фронтов — Северного и Северо-Западного. 15 дивизий Северного фронта, выйдя в районе Петсамо-Наусси и Кеми к норвежской и шведской границе, должны были пресечь международную помощь Финляндии, в то время как 32 дивизии и 3 танковые бригады Северо-Западного фронта, а также 2 дивизии РГК, двумя концентрическими ударами и десантами должен был разбить основные силы финской армии и выйти к Тампере и Хельсинки, а также занять Аландские острова (схема 5).

В выступлении по радио 1 октября У. Черчилль заявил: «Учитывая соображения безопасности, Россия не может быть заинтересована в том, чтобы Германия обосновалась на берегах Чёрного моря или чтобы она оккупировала Балканские страны и покорила славянские народы Юго-Восточной Европы. Это противоречило бы исторически сложившимся жизненным интересам России». Уже 5 октября 1940 года на рассмотрение был предложен, а 14 октября утверждён окончательный план стратегического развёртывания Красной Армии на Западе с сосредоточением главных сил Красной Армии южнее Припятских болот в качестве основного варианта. Состав Юго-Западного фронта, ради обезпечения гарантированного удара на Бреслау, был увеличен до 126 дивизий (включая 23 дивизии РГК) и 20 танковых бригад, для чего пришлось запланировать увеличение Красной Армии с 226 дивизий и 25 танковых бригад до 268 дивизий и 43 танковых бригад (схема 6). Обращают на себя внимание два обстоятельства. Во-первых, поскольку увеличение планировалось осуществить после начала военных действий в течение целого года, говорить о планировании превентивного удара Красной Армии по Германии на данном этапе не приходится. Речь может идти исключительно о нанесении контрудара по вторгшемуся на территорию СССР агрессору.

Во-вторых, поскольку план предусматривал разработку дополнительных планов ведения военных действий с Финляндией, Румынией и Турцией, то готовился он, несомненно, в надежде на углубление отношений с Германией, совместный с ней раздел Балкан на сферы влияния, присоединение к СССР Финляндии, Южной Буковины и Черноморских проливов. На основе данного плана в октябре 1940 года был принят новый план мобилизационного развёртывания Красной Армии, предлагавший увеличение её состава уже до 292 дивизий и 43 бригад.
Возросшая численность РККА позволяла сосредоточить в составе Юго-Западного фронта 134 дивизии и 20 танковых бригад и довести удар советских частей из Львовского выступа до побережья Балтийского моря с целью окружения и последующего уничтожения практически всей группировки вермахта на Востоке. После принятия плана сосредоточения Красной Армии и мобплана штабу КОВО было дано указание разработать план действия войск округа в соответствии с октябрьским планом сосредоточения Красной Армии, а штабу ЛенВО — разработать план операции «С-З. 20» («реванш на Северо-Западе»), в основу которого был положен план от 18 сентября 1940 года с учетом намеченного увеличения состава Красной Армии.

Однако всем этим поистине грандиозным планам не суждено было сбыться. В ЛенВО указание командования Красной Армии о разработке плана окончательного разгрома Финляндии «С-З. 20» развития не получил. В противоположность ЛенВО, в КОВО план действий войск Юго-Западного фронта по плану развёртывания на 1940 год был разработан уже в декабре 1940 года. План предусматривал сосредоточение в составе Юго-Западного фронта уже 7 армий, 99 дивизий и 19 танковых бригад. Разгром противника предполагалось осуществить в три этапа — отмобилизование, разгром основных сил противника и его преследование в направлении на Бреслау до района Опельн-Крейсбург-Петрков силами 5-й, 19-й, 6-й, 26-й и 12-й армий Юго-Западного и частью сил Западного фронтов, а также разгром частей румынской армии концентрическим ударом 18-й и 9-й армий на Яссы и выходом частей 9-й армии на Болгарскую границу (схема 7). В полном соответствии с октябрьским планом стратегического развёртывания и планом КОВО в январе 1941 года, в связи с назначением на Северный Кавказ и последующей запланированной переброской к западной границе, Тимошенко сказал И. Коневу: «Мы рассчитываем на вас. Будете представлять ударную группировку в случае необходимости нанесения удара».

После совещания высшего командного состава Красной Армии в декабре 1940 года, двух военно-стратегических игр на картах в январе 1941 года и утверждения командующего КОВО Г. Жукова в феврале 1941 года начальником Генерального Штаба Красной Армии командовать КОВО был назначен М. Кирпонос. По его прибытии в КОВО разработанный план прикрытия был представлен новому командующему округом, который в начале февраля 1941 года отдал командармам КОВО распоряжение к 15 марта 1941 года разработать армейские планы прикрытия границы. В середине марта 1941 года эти планы были готовы, причём, по свидетельству начальника оперативного отдела штаба КОВО И. Баграмяна, при этом «больших переделок не потребовалось».

Генеральный штаб Красной Армии отслеживал разработку плана штабом КОВО и «вскоре после начала оккупации Югославии фашистами… дал указание внести в план прикрытия государственной границы ряд существенных поправок. Командованию округа было приказано значительно усилить войска, выдвинутые к границе. Сюда дополнительно подтягивались четыре механизированных корпуса, четыре стрелковые дивизии и ряд соединений и частей спецвойск. …Военный совет округа после внимательного изучения нового плана прикрытия без промедления утвердил его». Однако в начале мая 1941 года план был отклонён, и командованию КОВО было предписано разработать новый план прикрытия границы. Чтобы понять причину отказа руководства Красной Армии от плана КОВО, ставшего вершиной развития планов стратегического развёртывания Красной Армии от 19 августа, 18 сентября и 14 октября 1940 года необходимо вернуться в ноябрь 1940 года.

С провалом в ноябре 1940 года переговоров В. Молотова с И. фон Риббентропом и А. Гитлером, а также началом дипломатической войны Германии с СССР за Болгарию вопрос о разгроме Германии из теоретической плоскости перешёл в практическую. Очевидно, что в данной ситуации политическим и военным руководством СССР было решено, не отдавая инициативы противнику, разгромить его вооружённые силы, упредив их мобилизацию и нанеся по Германии превентивный удар. В данной ситуации на повестку дня встал вопрос об увеличении состава Красной Армии для нанесения гарантированного и всесокрушающего упреждающего удара группировкой КОВО от границы южной Польши до Балтийского побережья, причем превентивный удар требовал увеличения состава Красной Армии в довоенный период. Таким образом, октябрьский план стратегического развёртывания 1940 года, а вслед за ним и мобплан, план КОВО и планы разгрома Финляндии, Румынии и Турции в одночасье были отменены и преданы забвению.

В декабре 1940 года состоялось совещание высшего командного состава Красной Армии, на котором были рассмотрены новые формы и методы боевого применения войск с учётом боевого применения вооружённых сил Германии, Англии и Франции в 1939-40 годах. В начале января 1941 года были проведены две военно-стратегические игры на картах с целью определения наиболее результативного варианта превентивного удара Красной Армии по Германии — севернее или южнее Припятских болот к Балтийскому морю в обход укреплений Восточной Пруссии из Белостокского и Львовского выступов соответственно. На отработку именно превентивного удара указывает то, что обе игры начинались наступательными действиями именно «восточных» (СССР), в то время как их действия по отработке отражения агрессии «западных» были ограничены короткой и крайне невнятной преамбулой. В первой игре удар «восточных» во главе с Павловым наносился в обход укреплений Восточной Пруссии, однако «западные», нанеся короткий контрудар в основание наступления «восточных», поставили под вопрос его эффективность (схема 8). На разборе игры решение Д. Павлова, игравшего за «восточных», было признано правильным, но с оговоркой, что для успеха столь глубокого удара необходимо привлекать большее количество сил и средств.

Во второй игре «восточные» (СССР), нанеся удар южнее Припятских болот, быстро разгромили «южных» (Румынию), «Юго-Западных» (Венгрию) и начали быстрое продвижение в глубь территории «западных» (Германии). Вот именно этот вариант развёртывания и был утверждён в качестве основного (схема 9). Таким образом уже во второй раз южный вариант сосредоточения Красной Армии на Запад восторжествовал над северным вариантом. По результатам игр руководивший во второй оперативной игре на картах войсками «восточных» Г. Жуков был назначен новым начальником Генерального Штаба Красной Армии для разработки и нанесения превентивного удара Красной Армии по Германии.

На то, что удар должен был быть именно превентивным, однозначно указывает назначение И. Сталиным даты начала реализации мартовского плана Г. Жукова на 12 июня 1941 года — как совершенно справедливо подметил М. Мельтюхов, И. Сталин дату нападения СССР на Германию назначить мог, а дату нападения Германии на СССР нет. В феврале 1941 года был принят новый мобилизационный план, предусматривающий перевод Красной Армии в довоенное время на штат 314 дивизий (к прежним 292 дивизиям добавлялись 22 дивизии, развёрнутые из 43 танковых бригад). Помимо этого, по всей видимости, всё было готово для формирования с началом военных действий ещё нескольких десятков дивизий.

11 марта 1941 года, после введения немецких войск в Болгарию, а английских в Грецию, в Советском Союзе был принят новый план стратегического развёртывания Красной Армии, предусматривающий сосредоточение в составе войск Юго-Западного фронта 144 дивизии, а в составе Северо-Западного и Западного фронтов 82 дивизии. Данный план предполагал нанесение Германией ударов по Прибалтике — на Ригу и Даугавпилс, Белоруссии — на Волковыск и Барановичи концентрическими ударами из Сувалок и Бреста, и Украине — на Киев и Жмеринку, с целью окружения и разгрома Львовской группировки советских войск (схема 10).

Полностью мартовский план 1941 года ещё нигде опубликован не был, однако, вероятно, он предполагал превентивный удар войск Юго-Западного фронта по Германии к Балтийскому побережью, с целью окружения и разгрома сразу всей группировки немецких войск на Востоке. Основным отличием мартовского плана 1941 года от сентябрьского и октябрьского планов 1940 годов является увеличение группировки Юго-Западного фронта и глубины наносимого ей удара по Германии вплоть до Балтийского побережья, её отмобилизование и сосредоточение в довоенный период, предположение уменьшение глубины удара Германии по СССР в Белоруссии — не на Минск, а на Барановичи, а также, судя по всему, сильная привязка к действиям англо-греко-югославо-турецких войск по Балканским союзникам Германии — Болгарии, Итальянской Албании, Румынии и Венгрии.

Начало разработки в марте 1941 года СССР и Англией планов ввода войск в Иран наводит на мысль о существовании некоего договора или соглашения между ними — Англия отказывается от полного разгрома итальянцев в Северной Африке и направляет оттуда свои войска в Грецию для нанесения удара по Балканским союзникам Германии и обезпечения, таким образом, безпрепятственного разгрома Красной Армией немецкой группировки на Востоке, в обмен на защиту Индии от удара войск Германского Африканского Корпуса, Италии и Франции из Северной Африки и Ближнего Востока через Египет, Палестину, Иорданию, Ирак на Иран и далее на Индию (схема 11). Несомненно одно — создавая Балканский фронт У. Черчилль в самом деле стремился «вызвать серьезную и благоприятную реакцию в Советской России».
Стремительный разгром Германией Югославии и Греции остудил решимость И. Сталина напасть на Германию. Мартовский план 1941 года был отменен. От дружбы с У. Черчиллем И. Сталин, очевидно, отрёкся и начал восстанавливать свои отношения с А. Гитлером. Показателен в этом отношении категорический отказ И. Сталина от предложения Г. Жукова первыми напасть на Германию в соответствии с планами от 15 мая и 13 июня 1941 года.

План, предложенный И. Сталину Г. Жуковым 15 мая 1941 года, предполагал нанесение по Германии и Румынии превентивного удара силами 8 армий и 146 дивизий Юго-Западного фронта и части сил Западного фронта с выходом на первом этапе на рубеж Остроленка-Оломоуц, на втором — к побережью Балтийского моря с целью окружения Восточно-Прусской группировки вермахта на Востоке. Резерв Главного Командования Красной Армии позади Западного и Юго-Западного фронтов должен был нанести контрудар по частям противника прорвавшемуся к Вильнюсу и Минску, а также к Киеву и Жмеринке. Две армии РГК, размещённые в районе Сычёвки, Вязьмы, Ельни и Брянска на узловых железнодорожных станциях, должны были при необходимости усилить войска либо Западного, либо Юго-Западного фронтов.

Немецкое наступление планировалось парировать, пропустив немецкие ударные группировки к Минску и Киеву: разделённые Припятскими болотами они, не представляли для Красной Армии абсолютно никакой угрозы, в то же самое время гарантировали безопасность наступления войск Юго-Западного фронта от контрудара немецких войск. При этом надёжное прикрытие границы СССР с Германией в районе Восточной Пруссии предотвращало прорыв немцев в Прибалтику и окружение войск Западного фронта в районе Барановичей (схема 12). План от 13 июня 1941 года, несколько отличаясь от майского плана отдельными деталями, в точности повторял эту схему (схема 13).

13 июня 1941 года немецкому правительству по дипломатическим каналам было передано опубликованное в советской печати 14 июня 1941 года сообщение ТАСС об отсутствии напряжённости между Германией и Советским Союзом. Чтобы понять мотивацию И. Сталина, окончательно и безповоротно отказавшегося от нанесения превентивного удара по Германии, вернёмся в декабрь 1940 года на совещание высшего командного состава Красной Армии

http://prntscr.com/prkeag

Схема 1. Действия Вооруженных Сил РККА на Европейском ТВД согласно плану развёртывания от 24 марта 1938 г. (Северный вариант). Составлено по записке НГШ КА НО СССР К.Е. Ворошилову о наиболее вероятных противниках СССР // 1941. Сборник документов. В 2 кн. Кн. 2 / Приложение № 11 // www.militera.lib.ru

Таким образом, мы выяснили, что после установления новой государственной границы ГШ РККА разработал новый план развёртывания вооружённых сил Красной Армии. Первоначальный удар 94 дивизий и 7 танковых бригад из Львовского выступа до Кракова (40% от 226 дивизий КА) был углублён 126 дивизиями и 20 танковыми бригадами сперва до Бреслау (47% от 268 дивизий), а затем 134 дивизиями и 20 танковыми бригадами до Балтийского побережья (46% от 292 дивизий). Поскольку предусматривалось расширение сотрудничества с Германией планирование носило характер «на всякий случай». Первоочередным был вопрос по разделу сфер влияния на Балканах и освобождение Финляндии, оставшейся части Буковины и Проливов.

Ситуация кардинально изменилась после провала переговоров В. Молотова с немецким политическим руководством в ноябре 1940 года. Освободительный поход отменялся. На повестку дня встал вопрос о нанесении превентивного удара по Германии. Численность РККА была своевременно к лету 1941 года увеличена до необходимого штата, планирование отработано, но к реализации план превентивного нападения на Германию принят не был.

http://prntscr.com/prkg0k

Схема 2. Действия Вооружённых Сил РККА на Европейском ТВД согласно плану развёртывания от 24 марта 1938 г. (Южный вариант). Составлено по записке НГШ КА НО СССР К.Е. Ворошилову о наиболее вероятных противниках СССР // 1941. Сборник документов. В 2 кн. Кн. 2 / Приложение № 11 // www.militera.lib.ru

http://prntscr.com/prkgx5

Схема 3. Действия Вооружённых Сил РККА на Европейском ТВД согласно плану развёртывания от 19 августа 1940 г. Составлено по записке НО СССР и НГШ КА в ЦК ВКП(б) И.В. Сталину и В.М. Молотову об основах стратегического развёртывания вооружённых сил СССР на Западе и на Востоке на 1940 и 1941 годы // 1941. Сборник документов. В 2 кн. Кн. 1 / Документ № 95 // www.militera.lib.ru

http://prntscr.com/prkhc3

Схема 4. Действия Вооружённых Сил РККА на Европейском ТВД согласно плану развёртывания от 18 сентября 1940 г. Составлено по записке НО СССР и НГШ КА в ЦК ВКП(б) — И.В.Сталину и В.М.Молотову об основах развёртывания вооружённых сил Советского Союза на Западе и на Востоке на 1940 и 1941 годы // 1941. Сборник документов. В 2 кн. Кн. 1 / Документ № 117 // www.militera.lib.ru

http://prntscr.com/prkhrl

Схема 5. Действия Вооружённых Сил РККА против Финляндии согласно плану развёртывания от 18 сентября 1940 г. Составлено по записке НО СССР и НГШ КА в ЦК ВКП(б) — И.В.Сталину и В.М.Молотову об основах развёртывания вооружённых сил Советского Союза на случай войны с Финляндией // 1941. Сборник документов. В 2 кн. Кн. 1 / Документ № 118 // www.militera.lib.ru

http://prntscr.com/prki9n

Схема 6. Действия Вооружённых Сил РККА на Европейском ТВД согласно плану развёртывания от 5 октября 1940 г. Составлено по записке НО СССР и НГШ КА в ЦК ВКП(б) — И.В.Сталину и В.М.Молотову об основах развёртывания вооружённых сил Советского Союза на Западе и на Востоке на 1941 годы // 1941. Сборник документов. В 2 кн. Кн. 1 // www.militera.lib.ru

http://prntscr.com/prkil9

Схема 7. Действия войск Юго-Западного фронта по плану развёртывания на 1940 год. Составлено по записке НШ КОВО. Декабрь 1940 года // 1941. Сборник документов. В 2 кн. Кн. 1 / Документ № 224 // www.militera.lib.ru

http://prntscr.com/prkjhc

Схема 8. Исходная обстановка и решения сторон по первой стратегичекой игре, проведённой в Генштабе РККА в январе 1941 года. Копированно по: Захаров М.В. Накануне великих испытаний / Генеральный штаб в предвоенные годы. — М., 2005. С. 366-367.

http://prntscr.com/prkk8c

Схема 9. Исходная обстановка и решения сторон по второй стратегичекой игре, проведённой в Генштабе РККА в январе 1941 года. Копированно по: Захаров М.В. Накануне великих испытаний / Генеральный штаб в предвоенные годы. — М., 2005. С. 370-371.

http://prntscr.com/prkkpq

Схема 10. Действия Вооружённых Сил РККА на Европейском ТВД согласно плану стратегического развёртывания от 11 марта 1941 г. Реконструкция автора. Составлено по записке НО СССР и НГШ КА // 1941. Сборник документов. В 2 кн. Кн. 1 / Документ № 315 // www.militera.lib.ru

http://prntscr.com/prklke

Схема 11. Совместные действия Вооружённых Сил РККА и Великобритании согласно плану стратегического развёртывания от 11 марта 1941 г. Реконструкция автора. Составлено по записке НО СССР и НГШ КА // 1941. Сборник документов. В 2 кн. Кн. 1 / Документ № 315 // www.militera.lib.ru; Штеменко С.М. Генеральный штаб в годы войны. В 2 кн. Кн. 1 / 2-е изд., испр. и доп. — М., 1975. — С. 20-21; Энциклопедия Второй мировой войны. Сражения на южном направлении: май 1940-июнь 1941 / Пер. с англ. — М., 2007. — С. 70—71.

http://prntscr.com/prkm6e

Схема 12. Действия Вооружённых Сил РККА на Европейском ТВД согласно плану развёртывания от 15 мая 1941 г. Составлено по записке НО СССР и НГШ КА председателю СНК СССР И.В. Сталину с соображениями по плану стратегического развёртывания вооружённых сил Советского Союза на случай войны с Германией и ее союзниками // 1941. Сборник документов. В 2 кн. Кн. 2 / Документ № 473 // www.militera.lib.ru

http://prntscr.com/prkmh4

Схема 13. Группировка Вооружённых Сил РККА на Европейском ТВД согласно плану развёртывания от 13 июня 1941 г. Составлено по справке о развёртывании Вооружённых Сил СССР на случай войны на Западе // 1941. Сборник документов. В 2 кн. Кн. 2 / Документ № 550 // www.militera.lib.ru

Автор:
Сергей Лебедев

Онлайн Константин Кулешов

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 228
Советское стратегическое планирование накануне Великой Отечественной войны.
Часть 1. Контрнаступление и превентивный удар



Схема 1. Действия Вооруженных Сил РККА на Европейском ТВД согласно плану развёртывания от 24 марта 1938 г. (Северный вариант). Составлено по записке НГШ КА НО СССР К.Е. Ворошилову о наиболее вероятных противниках СССР // 1941. Сборник документов. В 2 кн. Кн. 2 / Приложение № 11 // www.militera.lib.ru

Онлайн Константин Кулешов

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 228
Советское стратегическое планирование накануне Великой Отечественной войны.
Часть 1. Контрнаступление и превентивный удар


Схема 2. Действия Вооружённых Сил РККА на Европейском ТВД согласно плану развёртывания от 24 марта 1938 г. (Южный вариант). Составлено по записке НГШ КА НО СССР К.Е. Ворошилову о наиболее вероятных противниках СССР // 1941. Сборник документов. В 2 кн. Кн. 2 / Приложение № 11 // www.militera.lib.ru

Онлайн Константин Кулешов

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 228
[size=0px]Советское стратегическое планирование накануне Великой Отечественной войны.
Часть 1. Контрнаступление и превентивный удар[/size]

[/size]
[/size]
[/size]Схема 3. Действия Вооружённых Сил РККА на Европейском ТВД согласно плану развёртывания от 19 августа 1940 г. Составлено по записке НО СССР и НГШ КА в ЦК ВКП(б) И.В. Сталину и В.М. Молотову об основах стратегического развёртывания вооружённых сил СССР на Западе и на Востоке на 1940 и 1941 годы // 1941. Сборник документов. В 2 кн. Кн. 1 / Документ № 95 // www.militera.lib.ru[size=0px]

Онлайн Константин Кулешов

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 228
Советское стратегическое планирование накануне Великой Отечественной войны.
Часть 1. Контрнаступление и превентивный удар



Схема 4. Действия Вооружённых Сил РККА на Европейском ТВД согласно плану развёртывания от 18 сентября 1940 г. Составлено по записке НО СССР и НГШ КА в ЦК ВКП(б) — И.В.Сталину и В.М.Молотову об основах развёртывания вооружённых сил Советского Союза на Западе и на Востоке на 1940 и 1941 годы // 1941. Сборник документов. В 2 кн. Кн. 1 / Документ № 117 // www.militera.lib.ru

Онлайн Константин Кулешов

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 228
Советское стратегическое планирование накануне Великой Отечественной войны.
Часть 1. Контрнаступление и превентивный удар




Схема 5. Действия Вооружённых Сил РККА против Финляндии согласно плану развёртывания от 18 сентября 1940 г. Составлено по записке НО СССР и НГШ КА в ЦК ВКП(б) — И.В.Сталину и В.М.Молотову об основах развёртывания вооружённых сил Советского Союза на случай войны с Финляндией // 1941. Сборник документов. В 2 кн. Кн. 1 / Документ № 118 // www.militera.lib.ru

Онлайн Константин Кулешов

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 228
Советское стратегическое планирование накануне Великой Отечественной войны.
Часть 1. Контрнаступление и превентивный удар




Схема 6. Действия Вооружённых Сил РККА на Европейском ТВД согласно плану развёртывания от 5 октября 1940 г. Составлено по записке НО СССР и НГШ КА в ЦК ВКП(б) — И.В.Сталину и В.М.Молотову об основах развёртывания вооружённых сил Советского Союза на Западе и на Востоке на 1941 годы // 1941. Сборник документов. В 2 кн. Кн. 1 // www.militera.lib.ru

Онлайн Константин Кулешов

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 228
[size=0px]Советское стратегическое планирование накануне Великой Отечественной войны.
Часть 1. Контрнаступление и превентивный удар[/size]
[/size][size=0px]






Схема 7. Действия войск Юго-Западного фронта по плану развёртывания на 1940 год. Составлено по записке НШ КОВО. Декабрь 1940 года // 1941. Сборник документов. В 2 кн. Кн. 1 / Документ № 224 // www.militera.lib.ru[/size]

Онлайн Константин Кулешов

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 228
Советское стратегическое планирование накануне Великой Отечественной войны.
Часть 1. Контрнаступление и превентивный удар



Схема 8. Исходная обстановка и решения сторон по первой стратегичекой игре, проведённой в Генштабе РККА в январе 1941 года. Копированно по: Захаров М.В. Накануне великих испытаний / Генеральный штаб в предвоенные годы. — М., 2005. С. 366-367.

Онлайн Константин Кулешов

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 228
Советское стратегическое планирование накануне Великой Отечественной войны.
Часть 1. Контрнаступление и превентивный удар

Схема 10. Действия Вооружённых Сил РККА на Европейском ТВД согласно плану стратегического развёртывания от 11 марта 1941 г. Реконструкция автора. Составлено по записке НО СССР и НГШ КА // 1941. Сборник документов. В 2 кн. Кн. 1 / Документ № 315 // www.militera.lib.ru

Онлайн Константин Кулешов

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 228
Советское стратегическое планирование накануне Великой Отечественной войны.
Часть 1. Контрнаступление и превентивный удар


Схема 11. Совместные действия Вооружённых Сил РККА и Великобритании согласно плану стратегического развёртывания от 11 марта 1941 г. Реконструкция автора. Составлено по записке НО СССР и НГШ КА // 1941. Сборник документов. В 2 кн. Кн. 1 / Документ № 315 // www.militera.lib.ru; Штеменко С.М. Генеральный штаб в годы войны. В 2 кн. Кн. 1 / 2-е изд., испр. и доп. — М., 1975. — С. 20-21; Энциклопедия Второй мировой войны. Сражения на южном направлении: май 1940-июнь 1941 / Пер. с англ. — М., 2007. — С. 70—71.

Онлайн Константин Кулешов

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 228
Советское стратегическое планирование накануне Великой Отечественной войны.
Часть 1. Контрнаступление и превентивный удар



Схема 12. Действия Вооружённых Сил РККА на Европейском ТВД согласно плану развёртывания от 15 мая 1941 г. Составлено по записке НО СССР и НГШ КА председателю СНК СССР И.В. Сталину с соображениями по плану стратегического развёртывания вооружённых сил Советского Союза на случай войны с Германией и ее союзниками // 1941. Сборник документов. В 2 кн. Кн. 2 / Документ № 473 // www.militera.lib.ru

Онлайн Константин Кулешов

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 228
Советское стратегическое планирование накануне Великой Отечественной войны.
Часть 1. Контрнаступление и превентивный удар


Схема 13. Группировка Вооружённых Сил РККА на Европейском ТВД согласно плану развёртывания от 13 июня 1941 г. Составлено по справке о развёртывании Вооружённых Сил СССР на случай войны на Западе // 1941. Сборник документов. В 2 кн. Кн. 2 / Документ № 550 // www.militera.lib.ru

Онлайн Ashar1

  • Политсовет
  • *****
  • Сообщений: 7588
Очень интересная и познавательная информация. Спасибо, Константин!

Онлайн Константин Кулешов

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 228
Советское стратегическое планирование накануне Великой Отечественной войны.
Часть 2. План разгрома вермахта на территории СССР


Подведём итоги. В течение последних лет удалось выявить большую группу взаимосвязанных документов, поэтапно отражающих разработку оперативных планов Красной Армии на рубеже 30-40-х годов. Все эти планы являются планами наступления (вторжения на территорию сопредельных государств). Начиная с лета 1940 г. все варианты Большого Плана представляют собой единый документ, лишь в малозначимых деталях меняющийся от месяца к месяцу.
Никаких других планов никто так и не нашёл. Учитывая, что желающих найти "план стратегической обороны" или хотя бы пресловутого "контрудара в ответ на гитлеровскую агрессию" было немало, и в их распоряжении были и остаются все архивы страны, можно с вероятностью в 99,99 % утверждать, что другого Плана просто НЕ БЫЛО.
Марк Солонин

В ходе обсуждения в декабре 1940 года на совещании высшего командного состава Красной Армии доклада командующего Московского военного округа И.В. Тюленева начальником штаба Московского военного округа В.Д. Соколовским была высказана мысль о необходимости пересмотра отношения к обороне, которая, по его мнению, подобно наступлению была способна решать не только второстепенные, но и основную задачу военных действий – разгром основных сил противника. Для этого В.Д. Соколовский предлагал не бояться кратковременной сдачи противнику части территории СССР, пропустить его ударные группировки вглубь страны, разгромить на заранее подготовленных рубежах и только после этого приступить к реализации задачи овладения территорией противника.

И.В. Сталин высоко оценил идею В.Д. Соколовского и в феврале 1941 года назначил его на специально созданную должность второго заместителя начальника Генерального Штаба Красной Армии. Таким образом в феврале 1941 года первый заместитель Г.К. Жукова Н.Ф. Ватутин приступил к разработке плана нанесения по Германии превентивного удара, а второй его заместитель В.Д. Соколовский – к разработке плана разгрома противника в глубине территории СССР. Вероятно создание У. Черчиллем угрозы интересам Германии на Балканах утвердило И.В. Сталина в необходимости нанесения превентивного удара по Германии, в связи с чем 11 марта 1941 года им был утверждён план превентивного удара по Германии 12 июня 1941 года (часть 1, схема 10).

Однако молниеносный разгром Германией Югославии и Греции в апреле 1941 года, а так же вторичное изгнание англичан с континента и необычайная для Красной Армии скорость подготовки и реализации Германией разгрома Югославии и Греции сподвигло И.В. Сталина отказаться от уже утверждённого плана нанесения по Германии превентивного удара и принять к реализации план В.Д. Соколовского. В апреле 1941 года новый план начал претворяться в жизнь – командующему войсками ЗОВО Д.Г. Павлову была отдана директива Наркома Обороны СССР и начальника Генерального Штаба Красной Армии разработать план оперативного развёртывания армий округа, в мобилизационный план вносились изменения – состав Красной Армии за счет сокращения дивизий с 314 до 308 пополнялся 10 противотанковыми бригадами и 5 воздушно-десантными корпусами, создавались управления 13-й, 23-й, 27-й, а позже 19-й, 20-й, 21-й и 22-й армий, началось сосредоточение войск Красной Армии на Запад.

План предусматривал прикрытие войсками Северо-Западного и Западного фронтов направлений на Шауляй–Ригу, Каунас–Даугавпилс, Вильнюс–Минск, Лиду–Барановичи, Гродно–Волковыск, Остроленка–Белосток с одной стороны и наступление войсками Западного и Юго-Западного фронтов на рубеж реки Нарев и Варшавы, а также нанесение концентрического удара на Люблин с дальнейшим выходом к Радому с другой. Очевидно, что из района реки Нарев и Варшавы в дальнейшем предстояло, выйдя к побережью Балтийского моря, окружить Восточно-Прусскую группировку вермахта. Для выполнения данной задачи на границе СССР с Германией создавались районы прикрытия границы, а все подвижные соединения собирались в 13-ю и 4-ю армии. Западный фронт должен был включать в себя 61 дивизию, включая 6 дивизий армии РГК в районе Лиды–Слонима–Барановичей.

Главным отличием апрельского плана прикрытия границы от всех предыдущих планов стратегического развертывания является создание районов прикрытия, занятие района реки Нарев и Варшавы, а также окружение Восточно-Прусской группировки вермахта с выходом к побережью Балтийского моря из района Варшавы, а не Кракова–Бреслау. Противотанковые бригады должны были предотвратить прорыв частей вермахта к Риге, Даугавпилсу, Минску, Барановичам и Волковыску, остановив моторизированные корпуса немецкой армии у Шауляя, Каунаса, Лиды, Гродно и Белостока, а заброшенные в тыл Германии воздушно-десантные корпуса должны были помочь сухопутным войскам Красной Армии освободить Европу от немецких оккупантов (схема 1).

Выступая 5 мая 1941 года перед выпускниками и преподавателями военных академий И. Сталин заявил об отказе от превентивного удара по Германии. По его мнению, вермахт непобедим только пока ведёт освободительную борьбу. Следовательно, напав на Германию СССР неизбежно потерпит поражение от ведущего освободительную войну непобедимого вермахта, в то время как позволив Германии напасть на СССР Советский Союз обратит непобедимый прежде вермахт, вынужденный вести захватническую, несправедливую войну, в обычную смертную армию, которая неизбежно потерпит поражение от ведущей освободительную, праведную войну непобедимой Красной Армии.

Не то 6 мая 1941 года, уже на следующий день после кремлевского выступления И.В. Сталина, не то 14–15 мая 1941 года руководство Красной Армией отдало распоряжение приграничным военным округам разработать планы прикрытия границы силами исключительно военных округов, безо всякого привлечения армий РГК, а 13 мая 1941 года – начать сосредоточение армий РГК на рубеже Западная Двина–Днепр. Руководству КОВО предписывалось принять оперативную группу штаба СКВО, 34-й стрелковый корпус, четыре стрелковые и одну горно-стрелковую дивизии. Прибытие частей и соединений ожидалось с 20 мая по 3 июня 1941 года. 25 мая поступило распоряжение Генерального штаба о начале выдвижения к 1 июня 1941 года в район Проскуров, Хмельники 16-й армии.

Как мы уже знаем 15 мая 1941 года И.В. Сталин отказался от реализации предложенного Г.К. Жуковым плана превентивного удара по Германии (часть 1, схема 12). Вместе с тем в одном пакете с предложением превентивного удара по Германии, на случай срыва плана разгрома противника на территории СССР, 15 мая 1941 года, Г.К. Жуков предложил И.В. Сталину утвердить его предложение о начале строительства укрепрайонов на тыловом рубеже Осташков – Почеп, а если Германия не нападёт на Советский Союз, то предусмотреть еще и строительство новых укрепрайонов в 1942 году на границе с Венгрией.

Между тем 27 мая командованию приграничных округов было приказано немедленно приступить к строительству полевых командных пунктов (фронтовых и армейских) в намеченных планом районах и форсировать строительство укрепленных районов. В конце мая–начале июня был осуществлён призыв от 793,5 до 805,264 тыс. военнообязанных на Большие Учебные Сборы (БУС), что позволило укомплектовать до полного штата военного времени 21 дивизию приграничных округов, а также значительно пополнить другие соединения.

Помимо этого, вероятно, всё было готово к формированию с началом военных действий нескольких новых управлений армий и десятков дивизий. Уже в июне 1941 года были созданы управления 24-й и 28-й армий, в июле Красная Армия пополнилась управлениями ещё 6 армий (29-й, 30-й, 31-й, 32-й, 33-й и 34-й), 20 стрелковыми (242-й, 243-й, 244-й, 245-й, 246-й, 247-й, 248-й, 249-й, 250-й, 251-й, 252-й, 254-й, 256-й, 257-й, 259-й, 262-й, 265-й, 268-й, 272-й и 281-й) и 15 кавалерийскими (25-й, 26-й, 28-й, 30-й, 33-й, 43-й, 44-й, 45-й, 47-й, 48-й, 49-й, 50-й, 52-й, 53-й, 55-й) дивизиями. И это в условиях срыва мобилизации в Прибалтике, Белоруссии и на Украине. Помимо кадровых в первый месяц войны были также сформированы и дивизии народного ополчения – 1-я, 2-я, 3-я и 4-я дивизии Ленинградской армии народного ополчения (ЛАНО), 1-я, 2-я, 5-я, 6-я, 7-я, 8-я, 9-я, 13-я, 17-я, 18-я, 21-я дивизии Московского народного ополчения (МНО), значительное число которых впоследствии было переформировано в кадровые стрелковые дивизии. Большинство новых частей и соединений убыли на фронт в середине июля – начале августа 1941 года. Причём в августе 1941 года процесс формирования новых армий и дивизий не только не закончился, но наоборот, существенно возрос.

Планы прикрытия границ приграничными военными округами, задача, поставленная перед созданной 21 июня 1941 года группой армий РГК, и предложение Г.К. Жукова о строительстве нового укрепрайона на тыловом рубеже Осташков – Почеп позволяет восстановить задуманный советским военным командованием план разгрома противника на территории СССР. Необходимо было, во-первых – надежно прикрыть фланги советских войск в Прибалтике, Белостокском и Львовском выступах, а также Молдавии, разместив противотанковые бригады на танкоопасных направлениях. Во-вторых – в слабом центре, пропустив противника к Смоленску и Киеву, прервать пути снабжения немецких частей концентрическим ударом войск Западного и Юго-Западного фронтов на Люблин–Радом и разгромить противника на заранее подготовленных рубежах в районе Западная Двина – Днепр.

В-третьих, – занять район реки Нарев и Варшаву. В-четвертых – окончив формирование новых армий ударом из района реки Нарев и Варшавы к Балтийскому побережью окружить и уничтожить немецкие войска в Восточной Пруссии. В-пятых – выбросив впереди сухопутных войск Красной Армии воздушно-десантные корпуса, освободить Европу от нацистского ига. На случай прорыва немецких войск сквозь заслон армий второго стратегического эшелона предусматривалось создание укрепрайона на рубеже Осташков – Почеп (схема 2).
Данная схема не только не является чем-то чуждым для советского военного планирования, но имея в нём свои непосредственные аналоги, прекрасно в него вписывается. В частности, в ходе Курской битвы 1943 года идея разгрома противника контрнаступлением Красной Армии, на предварительно измотанного оборонительными действиями противника, была блестяще реализована. Следует особо отметить, что в Курской битве В.Д. Соколовский, очевидно в дань своего оборонительного плана 1941 года, осуществил операцию «Кутузов», в то время как Н.Ф. Ватутин, в дань своего наступательного плана 1941 года, осуществил операцию «Румянцев». Удар к Балтийскому побережью из Белостокского выступа был отработан в первой стратегичекой игре Генштаба РККА в январе 1941 года (часть 1, схема 8). Окружение Восточно-Прусской группировки немецких войск ударом из района реки Нарев–Варшавы к Балтийскому побережью было воплощено в жизнь в мае 1945 года.

С конца мая – начала июня 1941 года началось выдвижение на Запад армий РГК со сроком сосредоточения конец июня – начало июля 1941 года на линию Западная Двина–Днепр. 19-я армия (34-й, 67-й стрелковые, 25-й механизированный корпуса) перебрасывалась из Северо-Кавказского военного округа в район Черкассы, Белая Церковь. 20-я армия (20-й, 61-й, 69-й, 41-й ск и 7-й мк) выдвигалась в район Смоленск, Могилёв, Орша, Кричев, Чаусы и Дорогобуж, 21-я армия (66-й, 63-й, 45-й, 30-й, 33-й стрелковые корпуса) сосредоточивалась в район Чернигов, Гомель, Конотоп, 22-я армия (62-й и 51-й стрелковые корпуса) выдвигалась в район Идрица, Себеж, Витебск. 16-я армия перебрасывалась 22 мая – 1 июня в район Проскуров, Хмельники. Помимо этого, Харьковский военный округ получил задачу выдвинуть к 13 июня 25-й стрелковый корпус в район Лубны в оперативное подчинение командующего 19-й армией. В это же время войска 24-й и 28-й армий готовились к передислокации.

6 июня 1941 года Г.К. Жуков согласился с предложением руководства ОдВО скрытно, в ночное время вывести к границе управление 48-го стрелкового корпуса и его 74-ю стрелковую дивизию, а также 30-ю стрелковую дивизию для усиления 176-й дивизии, сил которой было явно недостаточно для прикрытия фронта в 120 километров. В ночь на 8 июня все эти соединения вышли в район Бельцка. 12 июня 1941 года НКО издал директиву о выдвижении дивизий и округов, расположенных в глубине ближе к государственной границе. В тот же день командование КОВО было извещено о прибытии в округ с 15 июня по 10 июля 1941 года 16-й армии армия в составе управления армии с частями обслуживания, 5-го механизированного корпуса (13-я, 17-я танковые и 109-я моторизованная дивизии), 57-й отдельной танковой дивизии, 32-го стрелкового корпуса (46-я, 152-я стрелковые дивизии), а командование ЗапОВО – о прибытии в округ с 17 июня по 2 июля 1941года 51-го и 63-го стрелковых корпусов.

13 июня 1941 года Нарком Обороны С.К. Тимошенко и Начальник Генерального штаба Г.К. Жуков просили И.В. Сталина привести войска приграничных военных округов в боевую готовность и развернуть первые эшелоны по плану превентивного нападения на Германию, перенаправив части второго стратегического эшелона на границу с Германией (часть 1, схема 13). Сталин взял время на раздумья, плодом которых стало сообщение ТАСС, переданное германскому послу 13 июня 1941 года и опубликованное на следующий день. В сообщении опровергались слухи о предъявлении СССР каких-либо претензий и заключении нового, более тесного соглашения, о приготовлениях Германии и СССР к войне друг против друга.

14 июня 1941 года И.В. Сталин, опасаясь перерастания открытой мобилизации в войну, от реализации плана развёртывания от 13 июня 1941 года С.К. Тимошенко и Г.К. Жукова окончательно отказался и эшелоны 16-й армии, по свидетельству генерал-лейтенанта К.Л. Сорокина, принявшим боевое крещение в 1941 году бригадным комиссаром в должности начальника отдела политпропаганды 16-й армии, убыстрили своё движение к своему определённому планом В.Д. Соколовского рубежу развёртывания:
«Мчатся эшелоны на запад мимо станций как обыкновенные грузовые составы, товарняки. Остановки только на глухих полустанках и разъездах. …
В пути мы узнали о Сообщении ТАСС от 14 июня. В нём опровергались распространявшиеся иностранными информационными агентствами слухи о концентрации немецких войск на западных рубежах нашей Родины и подготовке их к нападению на СССР. В сообщении подчеркивалось, что немецкая и советская стороны строго придерживаются договора о ненападении. А между тем наши эшелоны вдруг убыстрили своё движение, и вот уже обозначился район будущей дислокации армии – Шепетовка, Староконстантинов. «Простое ли это совпадение: Сообщение ТАСС и курьерская скорость движения наших эшелонов к старой западной границе страны?» – думалось мне».

15 июня 1941 года руководство приграничных военных округов получили приказ о выводе глубинных корпусов к границе с 17 июня. По свидетельству И.Х. Баграмяна в КОВО 31-й стрелковый корпус к 28 июня должен был подойти к границе вблизи Ковеля, 36-й стрелковый корпус должен был занять приграничный район Дубно, Козин, Кременец к утру 27 июня, 37-му стрелковому корпусу уже к утру 25 июня нужно было сосредоточиться в районе Перемышля; 55-му стрелковому корпусу (без одной дивизии, остававшейся на месте) предписывалось выйти к границе 26 июня, 49-му – к 30 июня.

В ЗапОВО 21-й ск выдвигался в район Лиды, 47-й ск – Минска, 44-й ск – Барановичей. В ПрибОВО с 17 июня 1941 г. по приказу штаба округа начала передислокацию 11-я сд 65-го ск. Следуя из района Нарвы по железной дороге с утра 21.06.1941 г., она сосредотачивалась в районе Шедувы. На 22 июня 1941 г. года её большая часть все ещё находилась в пути. Управление 65-го ск и 16-я сд имели задачу по железной дороге прибыть в район соответственно Кебляя (10 км севернее Шауляя) и Преная, но из-за отсутствия вагонов к погрузке не преступали. Национальные прибалтийские стрелковые корпуса оставались в местах своей постоянной дислокации.

14 июня Одесскому военному округу разрешалось выделить армейское управление и 21 июня 1941 г вывести его в Тирасполь, то есть перевести управление 9-й армии на полевой командный пункт, а командующему Киевским Особым военным округом было приказано вывести к 25 июня управление Юго-Западного фронта в Винницу. 18 июня 1941 этот срок по указанию Генштаба был перенесён на 22 июня. Управление Западного (ЗапОВО) и Северо-Западного (ПрибОВО) фронтов распоряжением Генштаба от 18 июня разрешалось вывести на полевые командные пункты к 23 июня 1941 года. 20 июня 1941 года начался вывод на полевые командные пункты управлений 9-й армии, Северо-Западного и Юго-Западных фронтов. Управление Западного фронта на полевой командный пункт из Минска выведено не было.

18 июня командующий ПрибОВО отдал устный приказ на выход первых эшелонов 8-й армии в полевые районы обороны на государственную границу, штабу 8-й армии – к утру 19 июня разместиться в районе Бубян (12 – 15 км юго-западнее Шауляя), а 3-му и 12-му мк – на переход в приграничный район. С утра 19 июня части 10-й и 90-й сд 10-го ск и 125-й сд 11-го ск начали выходить в свои районы и в течении дня развернулись в районах прикрытия. 48-я сд 11-го ск по приказу командования округа 17 июня 1941 г. начала выдвижение походным порядком из Елгавы в район Немакшчай, до 22:00 21.06.1941 г. находилась на дневке в лесу южнее Шауляя и с наступлением темноты продолжив марш. 23-я сд с 17 июня по распоряжению командования округа совершала переход из Даугавпилса к своему району прикрытия границы, на котором находились два её стрелковых батальона. В ночь на 22 июня дивизия выступила из района Пагелиждяй (20 км юго-западнее Укмерге) в район Андрушканцы для дальнейшего следования в указанный район. 126-я сд в ночь на 22 июня выступила из Жиежморяй в район Пренай. 183-й сд 24-го ск вышла в Рижский лагерь и до наступления темноты 21 июня находилась в районе Зосены, Собари в 50 км западнее Гулбене. В КОВО из летнего лагеря к своему месту прикрытия границы убыла 164-й сд, а в ее лагерь начала передислокацию 135-я сд.

21 июня 1941 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение создать Южный фронт в составе 9-й и 18-й армий. Управление Южного фронта возлагалось на штаб Московского военного округа, а 18-й армии на Харьковский военный округ. Этим же постановлением Г.К. Жукову поручалось руководство Южным и Юго-Западным фронтами, а К. А. Мерецкову – Северо-Западным фронтом, а 19-я, 20-я, 21-я и 22-я армии, сосредоточиваемые в резерве Главного Командования, объединялись в возглавляемую С.М. Будённым группу резервных армий. Штаб группы должен был располагаться в Брянске. Формирование группы заканчивалось к исходу 25 июня 1941 года. По свидетельству М.В. Захарова к 21 июня 1941 года основные силы 19-й армии, кроме 25-го мехкорпуса, который следовал по железной дороге, и восьми стрелковых дивизий 21-й армии (6 других дивизий ещё были в пути) уже находились в назначенных районах сосредоточения. 20-я и 22-я армии продолжали выдвижение в новые районы. «Группе армий ставилась задача: отрекогносцировать и приступить к подготовке оборонительного рубежа главной линии полосы по линии Сущево, Невель, Витебск, Могилёв, Жлобин, Гомель, Чернигов, река Десна, река Днепр до Кременчуга. … Группа войск должна была быть готовой по особому указанию Главного Командования к переходу в контрнаступление» (часть 3, схема 1).

В конечном счёте, из 303 дивизий 63 дивизии разворачивались на северных и южных границах, а также в составе войск Забайкальского и Дальневосточного фронтов, в то время как 240 дивизий сосредотачивались на Западе, причём Северному фронту выделялось 3 армии и 21 дивизия, Северо-Западному и Западному фронтам – 7 армий и 69 дивизий, а Юго-Западному фронту – 7 армий и 86 дивизий. Еще 4 армии и 51 дивизия разворачивались в составе фронта армий РГК, а 2 армии и 13 дивизий должны были с началом военных действий сосредоточиться в районе Москвы. Армии в районе Москвы предназначались в зависимости от обстановки либо для усиления войск севернее или южнее Припятских болот, в случае успеха плана разгрома противника на рубеже Западная Двина – Днепр, либо для прикрытия Москвы на тыловом рубеже Осташков – Почеп, строительство которого Г.К. Жуков предложил начать 15 мая 1941 года, в случае провала плана разгрома противника на рубеже Западная Двина – Днепр. В состав Забайкальского и Дальневосточного фронтов выделялось 31 дивизия, в состав войск Закавказского, Средне-Азиатского и Северо-Кавказского военных округов – 30 дивизий, причём 15 дивизий, преимущественно Северо-Кавказского военного округа, с началом войны должны были, при благоприятном стечении обстоятельств, убыть на Запад.

Если сравнить схему реального развёртывания Красной Армии накануне Великой Отечественной войны и схему предусмотренную планом стратегического развёртывания Красной Армии от 13 июня 1941 года, то немедленно становится видно как сходство, так и различие обоих схем развёртывания. Сходство состоит в том, что в обоих случаях из 303 дивизий РККА на Запад выделялось 240 дивизий, в состав войск Забайкальского и Дальневосточного фронтов выделялось 31 дивизия, Закавказского, Средне-Азиатского и Северо-Кавказского военных округов – 30 дивизий, причём с началом военных действий из состава этих округов на Запад убывали 15 дивизий. Различие состоит в разной структуре развёртывания войск сосредотачиваемых на Запад – если в плане от 13 июня 1941 года основная масса войск сосредотачивалась у границы и в фронтовом РГК, то в реальном развёртывании за счёт войск приграничной группировки на рубеже Западная Двина–Днепр создавался фронт армий РГК.

Как видим и сосредоточение, и развёртывание Красной Армии на Запад перед началом Великой Отечественной войны велись в полном соответствии именно с планом В.Д. Соколовского, а не Н.Ф. Ватутина – соединения армий приграничных военных округов выдвигались к границе, а внутренних – на рубеж Западная Двина–Днепр. Существует множество параметров, казалось бы, однозначно подтверждающих реализацию плана В.Д. Соколовского. Отметим некоторые из них. Во-первых – армии РГК начали свое выдвижение на Запад 13 мая 1941 года, после отказа от мартовского плана превентивного удара по Германии и до предложения Г.К. Жуковым И. Сталину нового плана 15 мая 1941 года. Во-вторых – оба предложенных Г.К. Жуковым планов превентивного удара по Германии были И. Сталиным отвергнуты. В-третьих – группа армий РГК на рубеже Западная Двина–Днепр создавалась за счёт предназначенной для нанесения превентивного удара по Германии группировки Юго-западного фронта. В-четвертых – для резерва, предназначенного усилить приграничную группировку РККА, армии РГК отводились слишком далеко от границы, разворачивались не компактно, на железнодорожных узлах, для удобства транспортирования, а на широком оборонительном рубеже. В-пятых – если бы армии РГК предназначались для усиления приграничной группировки РККА, то их не объединили бы во фронт, не создали штаб фронта и не поставили задачу рекогносцировки местности с целью создания оборонительного рубежа.

В-шестых – если в январе 1941 года И.С. Конев, принимая войска СКВО, получил от Наркома Обороны СССР С.К. Тимошенко наставление о том, что он возглавляет одну из армий группировки предназначенной для нанесения превентивного удара по Германии, то «в начале … июня нарком, ставя задачу командующему 19-й армии, говорил уже о контрударе: «Армия должна быть в полной боевой готовности и в случае наступления немцев на Юго-Западном театре военных действий, на Киев, нанести фронтальный удар – загнать немцев в Припятские болота». В-седьмых – все армии РГК усиливались мехкорпусами. Все, кроме 21-й армии, хотя возможность для этого была, ведь позади неё в районе своей постоянной дислокации оставался 23-й мехкорпус. И понятно почему – если 19-я армия должна была загнать немцев в Припятские болота, то 21-я армия должна была немцев в Припятских болотах уничтожить, а мехкорпусу в болоте делать совершенно нечего, разве что увязнуть. В-восьмых – после начала войны армии РГК продолжили своё развертывание на рубеже Западная Двина–Днепр, а 25 июня 1941 года директивой НО СССР необходимость фронта армий РГК была подтверждена. В-девятых – только после окружения войск Западного фронта был оставлен, ставший в одночасье ненужным, Львовский выступ и началась организация борьбы на оккупированной противником территории.

В-десятых – И. Сталин крайне резко и негативно отреагировал на катастрофу Западного фронта: накричал на начальника Генерального Штаба РККА Г.К. Жукова, отстранился на некоторое время от руководства страной, а впоследствии расстрелял почти всё руководство Западного фронта. Больше никогда ничего подобного не повторялось. Оно и понятно, ведь И. Сталина вывело из себя не разгром фронта, под Киевом и Вязьмой в 1941 году Красная Армия терпела поражения и похлеще, а срыв стратегического плана разгрома противника и освобождения от него всей Европы. В-одиннадцатых – Лепельский контрудар в точности повторяет запланированный советским командованием план разгрома войск вермахта, прорвавшихся на Смоленском направлении. Как впрочем, и создание в июле 1941 года фронта резервных армий на рубеже Осташков – Почеп: Старая Русса, Осташков, Белый, Истомино, Ельня, Брянск. В-двенадцатых – план советского командования предполагал кратковременную оккупацию советской территории и поэтому не предусматривал развёрнутого партизанского движения, которое начало создаваться только в июле месяце с осознанием провала плана быстрого разгрома противника и начала длительной войны. Причём с ведением военных действий на советской территории.

Таким образом, перед войной в Советском Союзе был разработан план разгрома вермахта в случае нападения Германии на СССР, и началась его реализация. К сожалению, как план, так и его реализация имели ряд недостатков. План не учитывал возможность ввода в бой Германией с первых же часов основных её вооружённых сил и поэтому предусматривал большие сроки мобилизации Красной Армии. Если отсутствие должного прикрытия противотанковыми бригадами и мехкорпусами направлений Брест–Минск и Владимир-Волынский–Киев было запланировано, то направления Каунас–Даугавпилс и Алитус–Вильнюс–Минск остались открытыми ошибочно. Просто руководство Генерального Штаба Красной Армии не смогло предвидеть удар вермахта на Каунас в обход позиций 10-й противотанковой бригады и 3-го мехкорпуса из Восточной Пруссии, а также по Вильнюсу через Алитус. Роковым для судьбы Западного фронта стало решение Генерального Штаба Красной Армии перенести противотанковую оборону с направления Вильнюс–Минск, на направления Лида–Барановичи и Гродно–Волковыск. Нанося удар по Минску через Вильнюс противник, во-первых – обошел сразу три противотанковые бригады, а во-вторых – контрудар группы И.В. Болдина в направлении на Гродно даже в принципе не мог достичь ударной группировки вермахта, рвущейся через Алитус на Вильнюс и далее на Минск, и хоть как то повлиять на судьбу Западного фронта.

По развёртыванию следует отметить хорошее прикрытие границы в полосе Юго-Западного фронта. Что же касается прикрытия границы в полосе Северо-Западного и Западного фронтов, то его следует признать неудовлетворительным. На Алитуском направлении на пути 3-й немецкой танковой группы располагалась одна 128 стрелковая дивизия, в то время как 23-я, 126-я и 188-я стрелковые дивизии к 22 июня 1941 года ещё только выдвигались к границе. Кроме того не доверяя трём национальным прибалтийским стрелковым корпусам командование Северо-Западного фронта боялось направить их для организации второго эшелона войск на границе, решив использовать для этой цели 65-й стрелковый корпус, соединения которого однако, из-за недостатка железнодорожного транспорта, вовремя к границе доставлены так и не были.

В полосе прикрытия границы войсками Западного фронта следует признать ошибочным оставление в казармах Брестской крепости 6-й и 42-й стрелковых дивизий – с началом войны они были заперты в крепости и не смогли выполнить поставленную перед ними задачу по недопущению обхода противником укреплений Брестской крепости. По мнению Л.М. Сандалова «основным недостатком окружного и армейского планов являлась их нереальность. Значительной части войск, предусмотренной для выполнения задач прикрытия, ещё не существовало. … Наиболее отрицательное влияние на организацию обороны 4-й армии оказало включение в её полосу половины района прикрытия № 3». Однако «до начала войны РП-3 так и не успели создать. … Управление 13-й армии не прибыло в район Бельска. … Всё это имело тяжёлые последствия, так как в первый же день войны ни 49-я и 113-я дивизии, ни 13-й механизированный корпус ни от кого задач не получили, вели бои никем не управляемые, и под ударами врага отступали на северо-восток, в полосу 10-й армии». Управление 13-й армии было использовано для усиления обороны Лидского направления, однако поскольку части немецкой 3-й танковой группы прорывались к Минску через Алитус и Вильнюс предотвратить катастрофу Западного фронта это решение не могло.

Остановимся на соотношении плана В.Д. Соколовского с Иранским вопросом. С марта 1941 года Генеральный Штаб Красной Армии под видом командно-штабных учений в Закавказском и Средне-Азиатском военном округах приступил к разработке плана ввода советских войск в Северный Иран. Как мы помним, в Англии в марте 1941 года также началась разработка плана ввода английских войск в Южный Иран. В апреле 1941 года разработки учений были утверждены Н.Ф. Ватутиным и в мае 1941 года были проведены в ЗакВО, а в июне 1941 года – в САВО. На отработку ввода советских войск именно в Иран указывает изучение сотрудниками Генерального Штаба границы только с Ираном от Кизыл-Артека до Серахса – показательно, что граница с Афганистаном, а это, между прочим, кратчайший путь в Индию, никого в советском Генеральном Штабе не заинтересовала.

В мартовском плане 1941 года на границу с Ираном выделялось всего 13 дивизий – требовалось, во-первых, собрать в составе Юго-Западного фронта группировку в 144 дивизии, а во-вторых, собрать необходимое количество войск на границе с Японией. Неясность отношений СССР с Японией требовала постоянного наращивания советских войск в составе Забайкальского и Дальневосточного фронтов – 30 дивизий в плане от 19 августа 1940 года, 34 дивизии в плане от 18 сентября 1940 года, 36 дивизий в плане от 14 октября 1940 года и 40 дивизий в плане от 11 марта 1941 года.

В апреле 1941 года Советский Союз заключил с Японией договор о ненападении, что немедленно было использовано для увеличения войск на границе с Ираном за счёт войск Забайкальского и Дальневосточного фронтов. В частности, если в плане от 11 марта 1941 года Закавказский, Средне-Азиатский и Северо-Кавказский военные округа насчитывали 13 дивизий, то в плане от 15 мая 1941 года уже 15 дивизий, а в плане от 13 июня 1941 года и реальном сосредоточении Красной Армии в мае–июне 1941 года – 30 дивизий. Всё это свидетельствует о готовности СССР и Англии ввода своих войск в Иран уже в июне 1941 года.

Таким образом, мы установили, что в начале 1941 года параллельно началась разработка двух планов развёртывания частей Красной Армии. Сначала для реализации был принят план Н.Ф. Ватутина, однако после разгрома Германией Югославии и Греции в жизнь начал последовательно и целенаправленно претворяться план В.Д. Соколовского.

План Н.Ф. Ватутина предусматривал создание в составе Юго-Западного фронта группировки из более, чем 140 дивизий для превентивного удара по Германии, в то время как план В.Д. Соколовского – разгром ударных частей вермахта на рубеже Западная Двина – Днепр, где и создавалась мощная группа армий Резерва Главного Командования. Новый план, обладая целым рядом уникальных качеств, вместе с тем содержал в себе и ряд серьёзных ошибок, что не позволило реализовать его в полной мере и обрекло на долгое забвение.

Схема 1. Действия войск Западного фронта согласно апрельской директиве НО СССР и НГШ КА командующему войсками ЗОВО 1941 года. Составлено по директиве НО СССР и НГШ КА командующему войсками ЗОВО. Апрель 1941 года // 1941. Сборник документов. В 2 кн. Кн. 2 / Документ № 224 // www.militera.lib.ru

Схема 2. Действия Вооружённых Сил РККА на Европейском ТВД согласно майским планам прикрытия границы приграничных военных округов 1941 года и задаче поставленной в июне 1941 года перед группой резервных армий.


Подскажите, кто знает, ссылку на сайт, через который можно выкладывать картинки на форуме. А то очень неудобно каждую картинку выкладывать в отдельном сообщении, да ещё и не всегда по весу она проходит.