Автор Тема: Великая Отечественная Война Советского Народа.  (Прочитано 2819 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Ледоруб

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 273
  • Сергей Никулинский
    • Сергей Никулинский


Вчера я не стал писать об этом, чтобы не портить читателям настроение в день рождения Ленина... да и новость эта за день не только не потеряла актуальности, но и, пожалуй, даже приобрела некую дополнительную, поскольку ближе стал День Победы. В общем, с Камчатки вчера пришло сообщение, которое, на первый взгляд, может показаться забавным: "На Камчатке открыли первый на Дальнем Востоке Музей СССР, но на некоторых плакатах советских времен на всякий случай заклеили стикерами нацистскую символику (...) Корреспондент ИА REGNUM отмечает, что к 70-летию Победы в Музее СССР была подготовлена выставка советского плаката периода Великой Отечественной войны 1941-1945гг. Карикатуры, плакаты и «Окна ТАСС», созданные Кукрыниксами в годы войны, играли большую роль в патриотическом воспитании советских людей. В экспозиции представлены десятки плакатов, самые известные из которых — «Родина — Мать зовет», «Отстоим Москву!», «Дойдем до Берлина!» и многие-многие другие. Однако некоторые плакаты Кукрыниксов попали под цензуру — на них стикерами заклеили нацистскую символику. По словам организаторов, перед началом выставки они обратились в контролирующие органы с вопросом, можно ли подобные плакаты выставлять на всеобщее обозрение. После консультаций было решено некоторые элементы плакатов закрыть, чтобы Музей СССР никто не смог бы обвинить в пропаганде экстремизма".

( Свернуть )
Вот только, если вдуматься, ничего забавного тут нет. Во-первых, показательно уже то, что организаторы выставки, у которых и в мыслях не было пропагандировать что-либо "экстремистское", сами обратились в "контролирующие органы"; то есть, психологическая обстановка в российском обществе сейчас уже такова, что вполне добропорядочные граждане начинают сомневаться и спрашивать сами себя: "А не экстремист ли я?". Во-вторых, можно, конечно, списать рекомендации, данные "контролирующими органами" в ходе "консультаций", на "местное головотяпство" (и не исключено, что именно так случится в этот раз; может быть, "борцам с экстремизмом" даже дадут по шапке, за "осквернение произведений искусства времён Великой Отечественной войны" или нечто подобное), - но... эти рекомендации целиком и полностью лежат в русле
разъяснений путинского Роскомнадзора, согласно которым "демонстрация нацистской символики, не нацеленная на пропаганду, не должна трактоваться как нарушение закона о противодействии экстремизму".

Потому что, в самом деле... демонстрируется ли на плакатах Кукрыниксов нацистская символика? Несомненно, и она там именно демонстрируется, а не "просто присутствует". Нацелена ли эта демонстрация на пропаганду? Безусловно, Кукрыниксы демонстрировали на своих плакатах нацистскую символику именно в пропагандистских целях, - с целью показать, что фашизм является отвратительным явлением, а фашисты (и, в особенности, их руководство), пришедшие на землю Советского Союза, чтобы поработить советских людей, не заслуживают жалости. Стало быть, плакаты Кукрыниксов (и других авторов "Окон ТАСС") содержат в себе демонстрацию нацистской символики, нацеленную на пропаганду, - а это, согласно путинскому Роскомнадзору, уже чистейший "экстремизм". Правда, я предполагал, что до таких трактовок нынешних "нормативных актов" (включая официальные разъяснения соответствующих ведомств) дойдёт
лет через 10 - 15, - а оказывается, что "окна Овертона" начали двигаться в этом направлении уже сейчас.
 
От себя хочу добавить.
Плакат это средство информационной борьбы или пропаганды.
Борьба или пропаганда всегда направлена против кого-то конкретно, т.е. в данном случае против фашизма.
Таким образом власовская хунта пытается вытравить из памяти народа против кого мы воевали и кто наш главный враг.
И это не головотяпство как пытается преподнести автор статьи.
Это вполне обдуманное и согласованное действие предателей захвативших власть в России.
 
У вас ещё есть время выйти из этой армии!
Сергей Никулинский

Оффлайн Ледоруб

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 273
  • Сергей Никулинский
    • Сергей Никулинский

68 лет без войны.… Давно затянулись раны.…К Великой Отечественной прикасаемся только через фильмы, воспоминания уже редких участников, а в основном документы. Ко дню Победы чествуем ветеранов, поминаем павших, отдаем должное героям. Листаем и перелистываем страницы, этапы победы.… В истории нашей страны не было более трагического испытания, чем война, начавшаяся 22 июня 1941 года. Задуманная как война на истребление, она поставила вопрос о нашем историческом выживании. Эта война изменила судьбу всей страны и каждого в ней живущего.

         Битва под Москвой – первый крупный успех Красной Армии, снявший оцепенение и горечь летних месяцев отступления, и первое масштабное,  грозное поражение фашистской Германии с 1939г. Противник зимой 1941/42 г. понес большие потери. Было разгромлено около 50 его дивизий. Только сухопутные войска потеряли 832,5 тыс. человек. Для восстановления потерь и стабилизации фронта Гитлеру пришлось с декабря 1941 по апрель 1942 г. перебросить на восток из Германии и оккупированных стран Европы 39 дивизий, 6 бригад и около 800 тыс. человек маршевого пополнения.

Развеялся миф о непобедимости Вермахта. Поднялся международный авторитет СССР.  После разгрома немцев под Москвой даже тон писем  У. Черчилля и Ф. Рузвельта  в переписке  со Сталиным несколько поменялся: …«Невозможно описать то чувство облегчения, с которым я каждый день узнаю о Ваших замечательных победах на русском фронте. Я никогда ещё не чувствовал себя столь уверенным в исходе войны» писал У. Черчилль  И. В. Сталину от 16 декабря 1941г.(1)

Надо добавить, что замечательные победы советского оружия под Москвой произвели такое впечатление на премьера, что Черчилль немедленно рванул в декабре1941г. в Вашингтон «…нахожусь в пути на свидание с Президентом Рузвельтом для обсуждения наших общих планов…» И. В. Сталину от 16 декабря 1941г. (1). Действительно массовый героизм советских войск быстро заставил обсуждать общие вопросы, да и корректировать планы будущих союзников.

Мир получил надежду!

СТАЛИНГРАД – величайшая битва 2-й мировой войны, момент истины, показал силу духа советского народа, силу славянской цивилизации, стал символом стойкости, мужества и героизма…. Так же, как блокадный Ленинград, Одесса, Севастополь… Политическое и международное значение победы в Сталинградской битве невозможно переоценить. Она явилась поворотным этапом в мировой войне. Там фашизму прозвучали первые аккорды похоронного марша. Сталинград вдохновил национально – патриотические силы народов Европы и мира на сопротивление.

В одной лишь Сталинградской операции уничтожено и пленено во много  раз больше солдат, чем вместе взятых ОУН, УПА, эсэсов из «Галичины».

Курская битва внесла коренной перелом в ход войны. После нее Германия окончательно утратила шансы на победу. Стало ясно, что ее поражение – дело скорого времени.

Не сражения в Северной Африке или на Тихом океане сломали хребет фашизму, как сегодня пытаются навязать миру бывшие союзники. Ни, так называемая, помощь по ленд-лизу. Судьба войны решалась на русских полях.

Из личного послания премьера Сталина премьеру Черчиллю от 8 ноября 1941г.: «…3. Нельзя, однако, не сказать, хотя это и мелочь, что танки, артиллерия и авиация приходят в плохой упаковке, отдельные части артиллерии приходят в разных кораблях, а самолёты настолько плохо упакованы, что мы получаем их в разбитом виде».

В некоторых случаях полученные по ленд-лизу самолеты были устаревшими и не могли принимать участие в боевых действиях. В отдельных случаях союзники теряли много техники и вооружения во время доставки в СССР морскими конвоями, но это был оправданный риск. 

Качество отправляемого вооружения тоже оставляло желать много лучшего. Так, из 711 истребителей, прибывших из Англии в СССР в первые полгода войны, 700 составляли безнадежно устаревшие машины типа «киттихок», «томагавк» и «харрикейн». Сильно уступая «мессершмиттам» и «якам» по скорости (520 км/ч против 570–590) и маневренности, они к тому же еще не имели пушечного вооружения. Даже если летчику и удавалось поймать врага в прицел, их пулеметы винтовочного калибра зачастую оказывались совершенно бессильными против брони немецких самолетов. «На тебе, Боже, что нам негоже!» 

Личное и секретное послание премьера Сталина президенту Рузвельту, отправлено 13 января 1943г. «…. Что касается посылки бомбардировочных авиачастей на Дальний Восток, то я уже разъяснял в предыдущих посланиях, что нам нужны не авиачасти, а самолёты без лётчиков, так как своих собственных лётчиков у нас более чем достаточно. Это, во-первых. А во-вторых, нам нужна Ваша помощь самолётами не на Дальнем Востоке, где СССР не находится в состоянии войны, а на советско-германском фронте, где нужда в авиационной помощи особенно остра.

Ваше предложение о том, чтобы генерал Брэдли инспектировал русские военные объекты на Дальнем Востоке и в других частях СССР, вызывает недоумение. Вполне понятно, что русские военные объекты могут быть инспектируемы только русской инспекцией, так же как американские военные объекты могут быть инспектируемы только американской инспекцией. В этой области не могут быть допущены никакие неясности.

Относительно поездки в СССР генерала Маршалла должен сказать, что мне не совсем ясна миссия генерала Маршалла. Прошу Вас разъяснить цель и задачи этой поездки, чтобы я мог сознательно отнестись к этому вопросу и дать Вам свой ответ».(1)

 Любому понятно, что американцы под шумок и здесь искали свою выгоду, разместить на территории советского Дальнего Востока в виде помощи авиабазы, со своей администрацией, инспекцией и, естественно, своими задачами, направленными на решение военных, разведывательных миссий в интересах США. Конгресс США больше заботил тихоокеанский регион, активность японцев, нежели кровь советского солдата.

В стоимостном выражении поставки Советскому Союзу, транспортные издержки и услуги составили не более 24 % общего числа долларов, израсходованных США на помощь по ленд-лизу всем странам. Эта сумма равна примерно 13 % всех военных затрат США, из которых на долю помощи восточному фронту приходилось всего 3,3 %.

Р. Доусон писал, что в конгрессе США и стране в конце октября 1941 года сложилось твердое убеждение, несмотря на нейтралистские, изоляционистские и даже антисоветские настроения, что «доллары, даже переданные Советской России, являлись гораздо более благоприятным вкладом, чем посылка американской армии» (2).

С другой стороны, поставки товаров способствовали расширению производства и получению больших прибылей. Таким образом, расчетливость, положенная в основу ленд-лиза, являлась характерным признаком всех видов помощи и политики США в войне, что особенно отчетливо проявилось в отношениях с СССР.

Подводя краткие итоги помощи, оказанной нашей стране Соединенными Штатами, Великобританией и Канадой, необходимо отметить, что удельный вес их поставок составил по отношению к отечественному производству только около 4 %. Но с паршивой овцы - хоть шерсти клок.  Вот именно этой поговоркой и можно описать весь ленд-лиз. И ещё, ленд-лиз не помощь. Это бизнес. Ничего личного. Это коммерческая операция, которая позволила некоторым  известным странам за счет войны, наживаясь на крови советских людей, вдвое увеличить свой национальный доход и выйти из кризиса 30-х годов. Соглашение между США и СССР об урегулировании расчетов по ленд-лизу подписано в 1972 г. Советский Союз обязался к 2001 г. поэтапно выплатить сумму в 722 миллиона долларов в счет погашения долга.

Листаем страницы Победы, дальше были операции не менее блестящие: Белорусская, Львовско – Сандомирская, Ясско – Кишиневская, Восточно – Прусская, Висло – Одерская, Берлинская, Маньчжурская. Но уже привычные, предсказуемые. Советские солдаты гнали фашистов в их логово. Продвижение наших войск на запад способствовало усилению народного сопротивления фашизму в оккупированных странах Европы. Освободительное движение антигитлеровских сил происходило при активной и бескорыстной военной и материальной поддержке со стороны Советского Союза в отличие от пиндосовского ленд-лиза.

Советские воины нанесли сокрушительное поражение врагу под Яссами и Кишиневом. Это способствовало вооруженному восстанию в Румынии и ее выходу из фашистского блока. Войска 2-го Украинского фронта совместно с румынскими частями, вступившими на сторону народа, к концу октября полностью освободили Румынию. В Ясско-Кишиневской стратегической наступательной операции безвозвратные потери наших войск составили 13197 чел., санитарные – 53933 чел. Всего – 67130 солдат и офицеров.

Хлебом-солью, цветами встречали болгары армию-освободительницу в сентябре 1944 года. Здесь власть перешла к патриотам – членам Отечественного фронта. Болгария объявила войну Германии.

Тяжелые бои шли за освобождение Венгрии. С 6 по 28 октября 1944 г. проведена Дебреценская фронтовая наступательная операция. Затем началась Будапештская стратегическая наступательная операция, в результате которой войска 2-го Украинского фронта, наступавшие на Будапешт с востока и северо-востока, и 3-го Украинского фронта, наносившего удар с юга, завершили окружение 188-тысячной группировки врага. После Балатонской оборонительной операции советские воины совместно с болгарской и югославской армиями 4 апреля завершили освобождение Венгрии.

Большие усилия и жертвы потребовались для изгнания фашистов с территории Польши. Освобождение этой страны началось еще во второй половине 1944 г., в ходе Белорусской операции. Она проведена с 23 июня по 29 августа с целью разгрома немецко-фашистской группировки армий «Центр» и полного освобождения Белоруссии. Нашим войскам противостояли 63 дивизии и 3 бригады численностью 1,2 млн. чел. Они преграждали путь на Варшаву.

В результате ожесточенных боев немецкая группа армий «Центр» потерпела поражение, ее главные силы были окружены и разгромлены. На втором этапе операции (с 5 июля по 29 августа 1944 г.) завершен разгром окруженных войск противника и нанесен значительный ущерб переброшенным сюда и вновь сформированным соединениям.

Советские воины вступили на территорию Польши. И здесь приходилось преодолевать упорное сопротивление врага, опирающегося на мощную систему обороны. В результате Висло-Одерской стратегической наступательной операции Красная Армия при участии Войска Польского освободила западные и южные районы Польши и вышла на территорию фашистской Германии. Разгромлено 25 и полностью уничтожено 35 вражеских дивизий, захвачено 147,4 тыс. пленных.

Велики утраты и советских воинов-освободителей. Их безвозвратные потери в операции составили 43 251 чел., санитарные – 149 874 чел. Всего 193 125 чел.

В боях за освобождение народов Европы и полный разгром фашизма сложили головы сотни тысяч советских воинов: при освобождении Польши – 600 тыс., Чехословакии – 140 тыс., Венгрии – 140 тыс., Румынии – около 69 тыс., Югославии – 8 тыс., Австрии – 26 тыс., Норвегии – более тысячи, Финляндии – около 2 тыс., свыше 100 тыс. советских воинов полегло на земле Германии.

«Имеется много фактов, – говорил в интервью уполномоченный Совнаркома СССР по делам репатриации советских граждан из Германии и оккупированных ею стран Ф.И. Голиков, – свидетельствующих о том, что тысячи советских людей, находясь в немецкой неволе, героически боролись против врага. Так, например, известно, что на территории Франции большое число русских, грузин, армян, таджиков, татар, украинцев, белорусов – бывших красноармейцев и офицеров Красной Армии, попавших в плен к немцам и загнанных ими на территорию Франции, восстали против немецкого командования и с оружием в руках целыми группами и подразделениями присоединялись к французским партизанам и активно участвовали в освобождении Франции и Бельгии от немцев. Родина по праву может гордиться такими сынами».

Наши соотечественники храбро сражались также в Бельгии, Италии, Голландии, Норвегии, Югославии, Греции, Польше, Чехословакии и на севере Африки. «Трудно сказать, сколько было русских среди итальянских партизан, – вспоминает один из руководителей итальянского движения Сопротивления Бини, – но нет в Италии партизанского района, который не сохранил бы в памяти вместе с «Катюшей», любимой песней итальянских партизан, своих Михайлов, своих Александров, своих Викторов и Григориев». Здесь беспримерную славу о себе оставили русский Федор Полетаев, сын азербайджанского народа Мехти Гусейн-заде и многие другие.

Не было среди них ни москалей, ни хохлов, ни жидов, ни азиатов. Был единый народ, защищавший свою землю от Карпат до Сахалина и потому спасший мир от коричневой чумы. Остатки  которой группируются сейчас в Украине.

Чем  проявили себя в те годы «национально – визвольні герої»? Шуцман - полицаи, ядро будущей УПА, проводили карательные акции против белорусских партизан и населения. После резали поляков и копали норы. Эсэсы «Галичины» не выдержали и нескольких дней обороны, их остатки использовались опять же против партизан и населения в Европе.

«Герої» умели только жечь и резать! От упоминания их рядом с Ленинградом, Сталинградом испытываешь чувство брезгливости, как от прикосновения к жабе.

Еще лучше сказал поэт В.Симоненко:

       Тоді вас люди називали псами,
       Бо ви лизали німцям постоли.
       Кричали «Хайль!» охриплими басами
       І «Ще не вмерла…» голосно ревли.

       Де ви ішли – там пустка і руїна,
       І трупи не вміщалися до ям –
       Плювала кров ю «ненька Україна»
       У морди вам і вашим хазяям.

       Ви пропили б уже її, небогу,
       Розпродали б і нас по всій землі,
       Коли б тоді Вкраїні на підмогу
       Зі сходу не вернулись «москалі».

Последние 22 года лукавые и нечистоплотные не устают твердить: «Сколько можно про войну?.. Прошло почти 70 лет…»

Марафонской битве, битве при Фермопилах, где полегли 300 легендарных спартанцев, почти 2,5 тыс. лет. Но мир до сих пор восхищается мужеством греков. Подвиг вечен, как сама жизнь.

В то же время, нас все настойчивее возвращают к войне с противоположной стороны. Прославляют коллаборационистов, по-простому – предателей, холуев. Упорно проталкивают их в равноправных участников. Более того – в освободителей Украины.  Воинов же Красной Армии, в том числе украинцев, чернят как «оккупантов» Западной Украины. Кучка параноиков бесчестит миллионный народ. Это при том, что Советская власть создала в западном регионе промышленность, построила школы, больницы, жилье, организовала культурные и научные учреждения, электрифицировала села в ущерб разрушенным районам. Дала жителям профессии, свободный доступ в города.

Знает ли мир еще таких «оккупантов»? Какая из европейских стран может похвалиться подобным в своих колониях?

 Назвать «оккупацией» избавление от нищеты и невежества могут только «схибленные» головы и грязные языки. Неужели справедливее было бы ничего такого не делать, оставить все в нетронутом виде и вернуть полякам?

Но известно же, что Польша не озадачивалась развитием украинцев. В 1947г затратилась лишь на их депортацию и расселение по дальним польским селам. В результате чего они практически исчезли.

Все, однако, поправимо. Если СССР «оккупировал» Западную Украину, не поздно восстановить справедливость: выйти из состава Украины и вернуться в родные пенаты. Придется, правда, пожертвовать своими «героями», идеей титульной нации и прочим бредом, поскольку поляки – не москали, церемониться не станут.

Зато откроется полноценная безвизовая Европа - голубая мечта заробитчан.

 А в Украине исчезнет шизофреническая дикость коричневых навязать «жалобу» и «скорботу» в день Победы.

Во все времена и у всех народов наряду с поминальными церемониями славили героев. Победителям ставили не скорбные кресты и свечки, а величественные памятники, возле которых был Вечный огонь, символ народного героизма. Победы неразрывно связаны с торжеством силы Духа и ликованием.

Верны этой традиции и мастера передергивания. На «урочистостях» в честь «перемог славетних достойників», не ограничиваются молебнами. Нет и «скорбот», зато обязательны напыщенные речи, прапоры, крикливые шествия и «Слава Героям!» Нередко с «показовими» боями.

Львовские «владоможці» уже не скрывают, что ОУН и фашизм – сиамские близнецы. А запреты символики СССР лучше всяких слов говорят, на чьей стороне их сердца. Но разве не знают, какую судьбу готовили Украине, в том числе Галичине, фашисты и их ученики из ОУН?

Нынешний разгул фашизма в Украине едва ли не больший, чем при его приверженце Ющенко. Это свидетельствует об управляемости Украиной извне.

Толерантна к его распространению и Европа. Уже не требует от «демократических партий не взаимодействовать, не поддерживать и не формировать коалиций со «Свободой». Ее главная задача – затянуть Украину в приготовленное стойло. От визитеров отбоя нет, ажиотаж такой, как перед  вступлением в ВТО: обещания, посулы, эйфория. Как будто не было 5 лет пребывания в ВТО, будто не мы скатились с третьего места на последнее по уровню жизни, вступив в 2008г в дерьмо, от которого уже не отмоешься и никакими дезодорантами не убьешь зловоние. В этом году можем в дерьмо усесться и лепить из него пасочки.

Украина, конечно, «велика країна». Еще бы ума и достоинства ее руководителям и некоторым гражданам. И было бы в самый раз.

В чем разница между нищей, бесхребетной «країной» и по настоящему великой страной?

В великих странах умеют чтить не только своих героев, но и чужих и быть им благодарными, в отличие от холуйствующих «иванов, не помнящих родства».

Франция, страна Великой революции, «Марсельезы», Парижской коммуны, увековечила подвиг Сталинграда в 10-ти улицах, 4-х площадях,3-х бульварах, 6-ти проспектах, парках и набережной.

Присутствует Сталинград в Бельгии, в Италии, воевавшей с СССР и потерявшей под Сталинградом немало солдат.

В Великобритании, несмотря на антисоветскую политику ее руководства, имеется дорога и проспект «Сталина».

В великих странах не сносят памятники и не меняют названий. Не награждают граждан, запятнавших себя сотрудничеством с врагом.

Великие страны сами выбирают, с кем и как выгоднее сотрудничать и к кому присоединяться,  выдвигая партнерам условия.

Нищим странам навязывают проекты, чтобы еще больше обобрать.

В великих странах нет такой массы людей, готовых продать мать родную.

Кого воспитывает Украина, позволяя хулить подвиг собственного народа? Продажных, со змеиной гибкостью мутантов?  Но поскольку Украина уже избрала свой путь, нужно быть последовательными: если Бандера и Шухевич – Герои Украины, следует как-то отметить их друзей и наставников из Великой Германии.  Ясно же, что без опеки и выучки, наши «герои» так и остались бы крикливыми щелкунчиками.

Покровительство оранжевых властей Украины бандеровским формированиям, подразделениям  ОУН-УПА воевавших на стороне нацистской Германии, осуществляется в формате, предполагающего не объединение нации, а разъединяет её. Канонизация Степана Бандеры сопровождается формированием образа России, как главного врага Украины. А идея вступления Украины в НАТО все больше приобретает черты символического реванша сил, воевавших на стороне нацистской Германии.

В 2006г. Президентом  Украины В. Ющенко был подписал указ «О всестороннем изучении и объективном освещении деятельности украинского освободительного движения и содействии процессу национального примирения». Согласно документу, ветераны ОУН-УПА признаются воюющей стороной во Второй мировой войне и будут уравнены в правах с ветеранами Советской армии.

Такой  пересмотр итогов Второй мировой войны встречает активное сопротивление со стороны  прогрессивной интеллигенции, деятелей культуры и искусства, представителей национальных меньшинств, общественных организаций Украины. Лидер парламентской фракции Коммунистической партии Украины Петр Симоненко прямо указал о преступности подобных президентских указов ведущих к расколу украинского общества. Все коммунисты, ветераны ВОВ и труда Украины сказали твёрдое нет попыткам пересмотреть итоги войны и возродить «бандеровщину».

 «В Польше ОУН и УПА давно признаны преступными организациями, о чем свидетельствует множество решений судов, которые никем не отменялись.

 В современной Украине ряд депутатов ВО «Свобода» внедряют программу бандеризации, провозглашают нацистские лозунги, призывают чтить память тех, кто сотрудничал с немецкими нацистами и боролся с Красной Армией.

Доходит до объявления новой Колиивщины.

Поэтому признание деятельности ОУН-УПА преступной имеет большое международное значение.

 

И мы надеемся, что вслед за польским Сеймом аналогичное решение примет и Верховная Рада Украины»…. – из заявления Антифашистского комитета Украины от 03.05.2013г.

Осуществляя освободительную миссию на Западе и Востоке в 1944 –1945 гг., Советские Вооруженные Силы провели ряд крупных стратегических операций. Среди них: Белорусская, Ясско-Кишиневская, Львовско-Сандомирская, Будапештская, Венская, Белградская, Восточно-Прусская, Восточно-Померанская, Западно-Карпатская, Висло-Одерская, Берлинская, Пражская, Маньчжурская. В них участвовали 11 фронтовых объединений, 4 флота, 50 общевойсковых, 6 танковых, 13 воздушных армий и 3 флотилии. Около 7 млн. советских воинов более года вели ожесточенные бои с врагом. Полностью или частично они освободили 13 стран Европы и Азии, с населением свыше 147 млн. человек.

Реальные факты свидетельствуют о решающей роли советского народа в борьбе против фашизма. Поэтому попытки приуменьшить вклад Советского Союза в разгроме фашистской Германии не имеют исторического основания. Они выражают стремление определенных сил к пересмотру истории, что может иметь серьезные геополитические последствия для современного мира. Информация, искажающая многие страницы развития нашей Родины, имеет хождение в интернете, средствах массовой информации, книгах и даже учебниках. И здоровые силы нашего общества просто обязаны не допустить забвения Великой Победы, подвига советского солдата, защитившего нашу Родину и принесшего освобождение многим народам Европы и Азии.




 

 

Литература:

1-   Переписка председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер – министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941 – 1945гг. Государственное издательство политической литературы. Москва. 1958г.

2-   Dawson R. H. The Decision to Aid Russia 1941. – Chapel Hill, 1959. – p. 287.

3-   Ленд-лиз и переписка председателя Совета министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны

4-   Гриф секретности снят. Потери Вооруженных сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах. Под ред. Г.Ф.Кривошеева. М., 1993.

5-   Лебедев И.П. Еще раз о ленд-лизе. – США: Экономика. Политика. Идеология. 1990, № 1

6-   Лебедев И.П. Авиационный ленд-лиз. – Военно-исторический журнал, 1991, № 2

7-   Котельников В.Р. Авиационный ленд-лиз. – Вопросы истории. 1991, № 10

 

 

 

 

Статья подготовлена ко дню празднования дня Победы 9 мая 2013г. во Львове. Использованы материалы открытой печати в СМИ.

Г. Борисенко, И. Иконяк. 05.05.2013г.
Сергей Никулинский

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 8900
День в истории. Как взрывался Крещатик
24 сентября 1941. Немецкий фотограф запечатлел самый первый взрыв на углу Прорезной и Крещатика

Из романа-документа писателя Анатолия Кузнецова «Бабий Яр» (впервые опубликован в советском журнале «Юность» в 1966 году):

«Германские войска вошли на Крещатик девятнадцатого сентября сорок первого года... Одни колонны шли с Подола, это были те, которых встречали ещё на Куренёвке, бравые, весёлые, на автомобилях. Другие входили с противоположной стороны, через Бессарабку... Это походило на колоссальный и неорганизованный парад, полный задержек, путаницы и бестолковщины. Очевидно, по заранее намеченному плану войска стали занимать пустые здания Крещатика. Дело в том, что там было больше учреждений и магазинов, чем квартир, да и из квартир большинство эвакуировалось. Крещатик был пуст. Комендатура облюбовала себе дом на углу Крещатика и Прорезной, где на первом этаже был известный магазин «Детский мир». Немецкий штаб занял огромную гостиницу «Континенталь»... Всё было продумано, чётко и организованно... Всё это происходило так весело, чуть ли не празднично, и солнышко светило, подогревая хорошее настроение».
 

24 сентября 1941 года, в середине дня, прогремел первый взрыв. На воздух взлетело здание «Детского мира».

А. Кузнецов: «Взрыв был такой силы, что вылетели стекла не только на Крещатике, но и на параллельных ему Пушкинской и Меринговской улицах. Эти стекла рухнули со всех этажей на головы немцев и прохожих, и многие сразу же были поранены. Над Прорезной поднялся столб огня и дыма. Толпы побежали — кто от взрыва, кто, наоборот, к месту взрыва, смотреть. В первый момент немцы растерялись, но потом стали строить цепь, окружили горящий дом и стали хватать всех, кто оказался на улице и во дворе. Волокли какого-то долговязого рыжего парня, страшно его били, и разнёсся слух, что это партизан, который принёс сдавать в «Детский мир» радиоприёмник, а в нём была адская машина.

Всех арестованных вталкивали в кинотеатр здесь же рядом, и скоро он оказался битком набит израненными, избитыми и окровавленными людьми. Затем одно за другим стали взрываться и другие здания...
 

Крещатик засыпало пылью и затянуло дымом. Третий взрыв поднял на воздух дом напротив — с кафе-кондитерской, забитой горами противогазов и с немецкими учреждениями. Немцы оставили кинотеатр и с криками: «Спасайтесь! Крещатик взрывается!» — бросились бежать кто куда, а за ними арестованные, в том числе и рыжий парень, Поднялась невероятная паника. Крещатик действительно взрывался. Взрывы раздавались через определённые промежутки в самых разных частях Крещатика, и в этой системе ничего нельзя было понять. Взрывы продолжались всю ночь, распространяясь на прилегающие улицы. Взлетел на воздух цирк, и его искорёженный купол перекинуло волной через улицу. Рядом с цирком горела занятая немцами гостиница «Континенталь». Никто, никогда не узнает, сколько в этих взрывах и пожаре погибло немцев, их снаряжения, документов и т.п., так как никогда ничего на этот счёт не объявлялось.

Стояла сухая пора, и потому начался пожар, который можно было бы сравнить, пожалуй, лишь с пожаром Москвы в 1812 году. На верхних этажах и чердаках было заготовлено много ящиков бутылок с горючей смесью. Время от времени эти ящики ухали с тяжёлым характерным звуком, обливая здания потоками огня. Это и доконало Крещатик».

Националистическая газета «Українське слово» 21 октября сокрушалась: «Сгорело 5 лучших кинотеатров, Театр юного зрителя, театр КОВО, радиотеатр, консерватория и музыкальная школа, Центральный почтамт, Дом горсовета, 2 самых больших универмага, 5 лучших ресторанов и кафе, цирк, городской ломбард, 5 самых больших гостиниц («Континенталь», «Савой», «Гранд-готель» и другие), Центральная городская железнодорожная станция (билетные кассы), Дом архитектора и учёных, 2 пассажа, типография, 8 обувная фабрика, средняя школа, более 100 лучших магазинов. Уничтожено много библиотек, интересных документов, ценных вещей. Например, в Киевской консерватории сгорел большой орган и около 200 роялей и пианино. Даже трудно себе представить и подсчитать размеры этого неслыханного преступления советов!»

Опять слово А. Кузнецову: «Немцы, которые так торжественно сюда вошли, так удобно расположились, теперь метались по Крещатику, как в мышеловке. Они ничего не понимали, не знали, куда кидаться. Жители — кто успел схватить узел, а кто в чём стоял — бежали в парки над Днепром, на Владимирскую горку, на Бульвар Шевченко. Было много обгоревших. Немцы оцепили весь центр города. Пожар расширялся: горели уже и Пушкинская, и Меринговская, поперечные улицы Прорезная, Институтская, Карла Маркса, Фридриха Энгельса, Пассаж. Было такое впечатление, что взрывается весь город... Над чудовищным костром, каким стал центр Киева, образовались сильные воздушные потоки, в которых, как в трубе, неслись горящие щепки, бумаги, головни, посыпая то Бессарабку, то Печерск. Поэтому на все крыши повылезали немцы, полицейские, дворники, засыпали головни песком, затаптывали угли. Погорельцы ночевали в противовоздушных щелях, на стадионе. Немцы не могли даже достать трупы своих погибших, они сгорали дотла. Горело всё, что немцы награбили за эти дни. После нескольких дней борьбы с пожаром немцы прекратили сопротивление, вышли из этого пекла и только наблюдали пожар издали. Крещатик продолжал гореть в полном безлюдье, только время от времени в каком-нибудь доме с грохотом рушились перекрытия или падала стена, и тогда в небо взлетало особенно много углей и факелов. Город насквозь пропитался гарью; по ночам он был залит красным светом, и это зарево, как потом говорили, было видно за сотни километров. Взрывы затихли только двадцать восьмого сентября. Главный пожар продолжался две недели, и две недели стояло оцепление из автоматчиков. А когда оно было снято и немцы туда пошли, то улиц, собственно, не было: падавшие с двух сторон здания образовали завалы. Месяц шли работы по расчистке проездов. Раскалённые развалины дымились ещё долго; даже в декабре кой-где выбивались из-под кирпича струйки дыма — я это видел сам».

Выводы, которые делал Кузнецов: «Взрыв и пожар Крещатика должны, по-моему, войти в историю войны как одна из трагических и героических страниц. Нужно понимать, что значил Крещатик для Киева. При соответствующем масштабе это всё равно, как если бы взорвался и сгорел центр Москвы на Садовом кольце, Невский проспект в Ленинграде со всем, что его окружает, или, скажем, сердце Парижа в пределах Больших бульваров. Это была первая в истории строго подготовленная акция такого порядка. Именно после Крещатика возникло у немцев это правило: обследовать каждый занятый дом и писать: «Мин нет». Ни одна столица Европы не встретила гитлеровские войска так, как Киев. Киев не мог больше обороняться, он был оставлен и, казалось, распластался под врагом. Но он сжёг себя сам у врагов на глазах и унёс многих из них в могилу. Они вошли, как привыкли входить в западноевропейские столицы, готовясь пировать, но вместо этого так получили по морде, что сама земля загорелась у них под ногами».


Крещатик после взрывов и пожаров


maysuryan написал в foto_history

Оффлайн Ashar1

  • Политсовет
  • *****
  • Сообщений: 8099

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 8900
— Дед, а расскажешь про войну?


— Дед, а расскажешь про войну? — мальчик, не отводя взгляда от экрана смартфона, повернулся к деду, сидящему у стола и просматривающего новую газету.
— Про что? — прищурился старик и характерным жестом приложил руку к уху.
— Про войну, деда!
— А, про войну... — он нахмурился, а его взгляд как–то сразу потускнел, — а тебе зачем?
— Ну просто. Интересно же, — пожал плечами мальчуган, — расскажешь?
— Да чего про нее рассказывать... — махнул рукой дед, но, немного помолчав, продолжил, — вот был у нас один офицер. Старший лейтенант Гаврилов...
Старик глубоко вздохнул и посмотрел куда–то вдаль, постепенно погружаясь в свои далекие воспоминания.

— Анисимов, сколько?
Солдат вздрогнул от неожиданности. Резко вскочив на ноги, он машинальным движением поправил форму и повернулся в сторону голоса. По траншее к нему приближался офицер.
— Здравия желаю, товарищ старший лейтенант!
— Вольно, — кивнул офицер, — так что там? Сколько насчитал?
— Кого, товарищ старш...
— Небесных кренделей, Анисимов, сколько насчитал, спрашиваю?!
Солдат растерялся. По гладковыбритым щекам пополз предательский румянец, а взгляд сам собой уткнулся в землю. Лейтенант, заметив смущение бойца, с легкой усмешкой похлопал его по плечу.
— Ладно, ладно, Анисимов. Бывает. О невесте, небось, своей вспомнил?
— Никак нет, товарищ старший лейтенант, — покачал головой боец.
— А о чем же тогда?Солдат засмущался еще больше. Переступив с ноги на ногу, он бросил быстрый взгляд на офицера.
— Чего молчишь, Анисимов? — нахмурился лейтенант, — ты, часом, не к немцам собрался, а?
— Да что вы говорите такое, товарищ старший лейтенант? — солдат осуждающе посмотрел на офицера.
— Ну, а чего молчишь тогда, как тот шпион?
— Да ничего я не молчу, товарищ старший лейтенант. Просто задумался немного. Вот, думаю, добьем мы фашистов, поедем домой. Память — она же штука такая... Долго не хранится. Вот я и задумался — может после войны взять, да книгу написать?

— Ого, — вскинул брови офицер, — и о чем же книга будет?

— Да все о том же, — улыбнулся Анисимов, — песня та же, поет она же. О войне буду писать. Как наше подразделение воевало, как немцев гнали с земли нашей. Я и о вас там тоже напишу обязательно.
— Вот оно, значит, что... Книгу решил написать, — задумчиво протянул офицер и внимательно посмотрел на солдата, — ну, что ж... Это дело хорошее конечно. Может даже похвальное. Ты мне только скажи — вот ты, к примеру, о сержанте Потапове будешь писать в книге своей?

Улыбка тут же пропала с лица красноармейца. Взгляд снова опустился, а на переносице прорезались несколько морщинок.
— Буду конечно, товарищ старший лейтенант.
— И что ты о нем напишешь?
— Напишу, что был такой красноармеец. Что погиб смертью храбрых, защищая нашу Родину.
— А как он погиб расскажешь читателям своим? — взгляд лейтенанта стал каким–то тяжелым и колючим.
— Обязательно расскажу. Напишу, что в бою сержант Потапов проявил мужество и доблесть, прикрывая отход нашей...

— Это понятно, — кивнул офицер, продолжая буравить солдата взглядом, — а о том, что сержанта Потапова по кусочкам собирали, а половину черепа так и не нашли... Это ты будешь писать, Анисимов?
Солдат хотел было что–то ответить, но запнулся на полуслове.
— А о том, как на соседнем участке немцы целый взвод на гусеницы намотали — напишешь об этом? А о нашем наводчике Колыванове что напишешь? Помнишь, как он сидел на земле, свою печень разорванную в руках держал и смеялся от шока? Так и умер с улыбкой на лице. Будешь ты это своим читателям рассказывать? Или может напишешь про того бойца, которому все лицо осколком срезало? Помнишь его? Помнишь, как его в санчасть несли, а у него пузыри кровавые по этому месиву пузырились? Расскажешь, как он мычал, как за лицо свое хватался? А помнишь, как танкиста того из танка доставали? Зарисуешь в книжке, как у него кожа обгоревшая лоскутами отваливалась? А про Сергеева нашего? Расскажешь, как он без ног в луже своей крови лежал и просил, чтоб добили его? Или как наши солдаты от снайперов погибают? Без громких слов перед смертью, без трагической музыки. Просто стоит солдат, а потом вдруг падает на землю. Тихо так, буднично. Как будто поспать прилег. Только во лбу дырочка маленькая, а сзади мозги по земле разбросаны. Просветишь людей, как здоровые мужики плачут и маму зовут на войне? Как во время артобстрела землю грызут зубами? Как в крови захлебываются, как с ума сходят? А, писатель?

На солдата было тяжело смотреть. Его плечи опустились, взгляд совсем потух.
— А чего ты поник, Анисимов? Ты ж сам сказал, что о войне писать собрался. Или ты о какой–то другой войне будешь рассказывать? О какой–нибудь шуточной?
— Нельзя же так, товарищ старший лейтенант, — солдат посмотрел блестящими глазами в глаза офицера, — зачем же людям, которые этого не видели, все это знать?
— Вот и я у тебя спрашиваю — зачем? — офицер вздохнул и облокотился на край траншеи, — а ведь война — она так и выглядит. С кровавыми ошметками вместо лица, с обгоревшими до костей руками, с оторванными ногами и внутренностями, волочащимися по земле. И ты это прекрасно знаешь. Так что, Анисимов, захочешь кому–нибудь о войне рассказать — ты или правду говори, или вообще молчи. А сказочники потом и без тебя найдутся. Особенно те, которые о войне только по радио слышали. Вот так–то, писатель.

Лейтенант усмехнулся, еще раз хлопнул солдата по плечу и продолжил обход. А красноармеец Анисимов обиженно смотрел ему вслед и ругал себя за то, что решил поделиться с командиром своими мыслями. Тогда он еще не знал, что старший лейтенант Гаврилов погибнет у него на глазах через полторы недели. В бою. Именно так, как это и бывает на войне — просто тихо упадет на землю и больше не встанет.

***
— И что с ним стало? — решил прервать долгую паузу мальчик.
— А?
— Ну, ты начал рассказывать про лейтенанта какого–то.
Старик вынырнул из воспоминаний, внимательно посмотрел на внука и тяжело вздохнул.
— А, да. Хороший был человек.
— И что он сделал?
— Как это — что?
— Ну, например, танк подбил или немца в плен взял?
— Да нет, внучок. Просто отговорил меня книжку писать.
— Какую еще книжку?

Старик молча отвернулся к окну и прикрыл глаза рукой. Мальчик хмыкнул, пожал плечами и снова уставился в телефон. Что с деда возьмешь? Он уже совсем старый, сам не понимает, что говорит. Ты ему про войну, а он тебе про книжку какую–то...

via ЧеширКо