Автор Тема: На допросе  (Прочитано 5183 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7821
На допросе
« : 14/05/10 , 11:32:52 »


Слушать и скачать "На допросе" - https://disk.yandex.ru/d/Hk5-qzCfy2crKg
Стихи Александра Безыменского с доп. и изм. Александра Харчикова

Допрашивал её четвёртый день подряд
Фашистский офицер, увешанный крестами.
Ей руки за спиной выкручивал солдат,
Её хлестала плеть, её гноили в яме.

НО был упрямо сжат иссохший тонкий рот,
И только иногда страданья человечьи
Невольно выдавал руки слепой полёт,
Глубокий тихий вздох да вздрогнувшие плечи.

Угрюмый офицер сказал, что больше нет
Терпенья у него; что это лишь начало
Таких жестоких мук, каких не видел свет…
Но, жёлтая, как воск, она в ответ – молчала.

Угрюмый офицер схватил её ладонь,
Склонился, хохоча, в насмешливом поклоне
И вдруг, сигару взяв, прижал её огонь
К бессильной, но тугой, девической ладони.

Прошло минуты две. Тончайший горький смрад
Наполнил полутьму высокого подвала.
Забился в уголок растерянный солдат…
Но, бледная как смерть, она в ответ – молчала.

Прошел недолгий час, а может много лет,
Казалось, темнота от ужаса густела,
Но также освещал свечи дрожащей свет
На кирпичах распластанное тело.

Не в силах отвести дрожащий свет свечи
От жутких чёрных глаз, пронзивших тьму подвала,
Фашистский офицер присел на кирпичи
И, в бешенстве дрожа, проговорил устало:

"Все ясно до конца. Я сам тебя убью.
Не скрою, жудкий страх сейчас меня тревожит:
Ведь я в твоих глазах увидел смерть свою
И знаю, что с тобой она уйти не может.

Но прежде, чем вонзить вот этот острый нож,
Я требую, скажи одно лишь только слово.
Мы давние враги, но ты меня поймешь,
Хотя моя мольба бессильна до смешного.

Разведка донесла, что пламенная речь
С далеких детских лет была твоей стихией,
Что словом ты могласвоих на бой увлечь,
Что в песнях воспевала ты Россию!

А нынче ты молчишь, забыв, что льется кровь!?
Я пробовал ножи высокого закала,
Я бил тебя в лицо, а ты молчала вновь,
Я жёг твои ступни, а ты опять молчала!

Я взбешен, потрясен! И я хотел бы знать:
Кто научил тебя, душой твоей владея,
Прекрасно говорить и так, как здесь, молчать?
Скажи мне кто же он? Скажи, скажи скорее!

Сияньем озарив подвальный чёрный свод,
Огромные глаза, как искры, засверкали.
И в первый раз открыв иссохший чёрный рот,
Всей силою души она сказала: "Сталин!".