Автор Тема: А.М. Пугаченков - Битва за Москву  (Прочитано 4600 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Hrizos

  • Гость
http://www.id-dostoinstvo.ru/uploads/Bitva-za-Moskvu.jpg height=637 height=476 height=370 height=388

         Битва за Москву – решающее сражение Великой Отечественной войны


                Великая битва под Москвой представляет собой одну из наиболее ярких и захватывающих страниц в истории Великой Отечественной войны. Она вошла в мировую историю, как один из бессмертных примеров упорства в борьбе, мужества и военного искусства, увенчавшегося большой победой Красной Армии, и её командования над немецко-фашистскими войсками.

                 Конец ноября и начало декабря 1941-го года – период кризиса наступления гитлеровских армий на Москву. Советские войска в упорной борьбе измотали и обескровили главные группировки врага. Немецкое командование израсходовало все свои резервы, но успеха не достигло. План окружения и захвата столицы потерпел крах. Провал операции «Тайфун» стал фактом. Оборонительный период битвы под Москвой завершился. Советские воины ценой больших потерь отстояли столицу первого в мире государства трудящихся и 6-го декабря перешли в решительное наступление. Давайте и мы с Вами, уважаемые читатели, припомним, как это было.

                 «Кампания против России выиграна в течение 14 дней,  – эта запись в дневнике начальника гитлеровского Генштаба генерала Гальдера датирована 3 июля 1941 года. А уже 29 ноября министр вооружений Тодт заявил фюреру: «В военном и военно-экономическом отношении война проиграна.» Между этими датами – менее пяти месяцев, но сколько же крови было пролито за неполные полгода, какую страшную цену пришлось заплатить советскому народу за спасение страны…

                После вяземской катастрофы, когда в сентябре-октябре 1941 г. в «котле» немцы перемололи войска трёх советских фронтов – Брянского, Калининского и Резервного, между группой армий «Центр» (командующий фон Бок) и Москвой советских войск практически не было. Столице СССР угрожала смертельная опасность. Свыше миллиона жителей столицы было эвакуировано. Правительство и дипкорпус переехали в Куйбышев. В Москве оставался И.В. Сталин, члены ГКО и силовые наркоматы. Используя широкие бреши, пробитые на Западном опасность фронте, группа армий «Центр» к середине октября достигла рубежа Мценск, Калуга, Калинин. Спешно переброшенные сюда Верховным Командованием резервные дивизии из Забайкалья, Приморья и Средней Азии не успевали создать сплошной линии фронта, в котором зияли широкие бреши. И.В. Сталин бросал на защиту Москвы всё, что мог собрать, в том числе и дивизии народного ополчения, сформированные из добровольцев Москвы и Московской области, и Западный фронт был восстановлен. Тем не менее, 9-го октября Геббельс, начальник имперского управления пропаганды, самоуверенно заявил: «Исход войны решён и с Россией покончено».

                 11 октября к москвичам обратился по радио первый секретарь МК ВКП(б) А.С. Щербаков: «Над страной нависла угроза, но за столицу будем драться упорно, ожесточённо, до последней капли крови.» 19-го октября Председатель Государственного Комитете Обороны И.В. Сталин подписал Постановление ГКО № 813, в котором говорилось: «Сим объявляется, что оборона столицы на рубежах, отстоящих на 100 – 200 км западнее Москвы поручена командующему Западным фронтом генералу армии т. Жукову. Оборона города на его подступах возлагается на начальника гарнизона города Москвы генерал-лейтенанта   Артемьева…Государственный Комитет Обороны постановил: «I. Ввести с 20 октября 1941 г. в городе Москве и прилегающих к городу районах осадное положение…Нарушителей порядка немедленно привлекать к ответственности с передачей суду Военного трибунала, а провокаторов, шпионов и прочих агентов врага, призывающих к нарушению порядка, расстреливать на месте».

Сформированные в городе истребительные и коммунистические батальоны направлялись на оборону ближних подступов к столице. Осуществлялось формирование новых дивизий народного ополчения, которые вскоре вступали в бой на ближних подступах к столице. «Нужно быть готовым к тому, – обратился генерал П.А. Артемьев к москвичам,  – чтобы улицы Москвы могут стать местом жарких боёв, штыковых атак, рукопашных схваток с врагом. Это значит, что каждая улица уже сейчас должна приобрести боевой облик, каждый дом – огневой точки, каждый житель – солдатом». В октябрьские дни население столицы дополнительно выставило почти 50-тысячную армию для защиты Москвы. Трудящиеся Москвы и Московской области круглые сутки строили укрепления,  Москва, став городом-солдатом, оставалась городом-рабочим. Дни и ночи столица плавила металл, точила гильзы для снарядов, делала мины. В помещениях эвакуированных предприятий были организованы ремонт самолётов, танков, автомашин, производство оружия. В двухнедельный срок рабочие приспособили для снаряжения взрывчаткой мин и снарядов завод железобетонных конструкций. Из 670 предприятий местной промышленности 654 были переведены на производство военной продукции. Девизом столицы СССР стали слова И.В. Сталина: «Всё для фронта, всё для Победы!»

                  Неузнаваем стал облик Москвы. Героическими усилиями народа она была превращена в неприступную крепость, подготовленную к отражению ударов не только воздушного, но и наземного противника. Трудящиеся Москвы и Московской области круглые сутки строили укрепления. Баррикады, надолбы, противотанковые «ежи», проволочные заграждения заполнили её площади и улицы.
 
                По свидетельству 1-го заместителя Верховного Главнокомандующего, Маршала Советского Союза Г.К. Жукова: «Когда удалось организовать оборону по линии Волоколамск – Можайск – Тула и остановить наступающие части противника, Сталин был уверен в том, что врагу не удастся взять Москву, и он не покидал Москву в процессе всего сражения. Эта уверенность Государственного Комитета Обороны, возглавляемого Сталиным, была продемонстрирована, как известно, парадами войск 7-го Ноября в Москве, Куйбышеве и других крупных городах».

Состоявшееся 6-го ноября торжественное заседание на ст. метро «Маяковская», где пред московским активом выступил Сталин, а ещё в большей степени традиционный парад войск 7-го Ноября в честь 24 годовщины Великого Октября, произвели колоссальный эффект, как в Москве, так и во всём сражающемся Советском Союзе, а также за рубежом на союзников и врагов. Не было, пожалуй, на Земном шаре уголка, куда не долетела бы весть об этом событии. Английская газета «Дейли мейл» писала в те дни: «Русские устроили на знаменитой Красной площади одну из самых блестящих демонстраций мужества и уверенности, какие только имели место во время войны». Другая газета – «Ньюс кроникл» констатировала: «Организация в Москве обычного традиционного парада в момент, когда на подступах к городу идут жаркие бои, представляет собой великолепный пример мужества и отваги. Парад изумил весь мир, но в основе своей он был обращён прежде всего к сердцу и душе советского народа, к его армии, партизанам и подпольщикам. Он вселял уверенность, что, несмотря на обрушившиеся трудности и неудачи, страна выстоит и победит».

В Москве с парада в бой пошли геройские полки.
Столицу нашу от врагов спасли сибиряки.

Как поётся в песне замечательного русского барда Александра Харчикова:

«Сибиряки, сибиряки, вам доверял товарищ Сталин,
Вы не одну Москву спасли, вы нашу Родину спасали!»

В середине ноября 1941-го года 2-ая германская танковая армия подошла вплотную к Туле, в центре немцами были достигнуты Алексин, Можайск и Волоколамск. Эта армия должна была окружить Москву с юга и юго-востока, 3-ая и 4-ая танковые армии – с севера и северо-востока, 4-ая полевая армия – вести фронтальное наступление, в то время, как 2-ая полевая и 9-ая танковая армии получили задачу обеспечивать фланги наступающих армий – первая на юге, вторая – на севере. Всевозрастающее сопротивление частей Красной Армии, переходящей в решительные контратаки, задержало продвижение вермахта, рвавшегося к столице СССР.

                16-го ноября на разъезде Дубосеково по Волоколамскому шоссе  совершили свой бессмертный подвиг 28 панфиловцев, подбивших и остановивших в неравном бою 60 немецких танков, рвавшихся к Москве. Почти все герои этого беспримерного боя погибли, но танки Гудериана не прошли. А через два дня на этом же направлении пал смертью храбрых и сам бесстрашный и умелый комдив генерал И.В. Панфилов.

                Огромный вклад в оборону Москвы внесли чекисты, руководимые членом ГКО, наркомом внутренних дел, Комиссаром госбезопасности I ранга Л.П. Берия. Непосредственно в обороне советской столицы принимали участие четыре дивизии, две бригады и отдельные части войск НКВД. 17 октября в самое отчаянное время, когда враг стоял в нескольких километрах от столицы, а в самом городе создавалась линия обороны по окружной железной дороге, Садовому и Бульварному кольцу, был сформирован истребительный мотострелковый полк НКВД, подобравший всех, кого только было можно – бойцов истребительных батальонов, добровольцев с московских заводов, из Промакадемии, аппарата Совнаркома и пр. Полк не только участвовал в обороне, но и забрасывал в тыл врага диверсионно-разведывательные группы. Хорошо работали органы НКВД и в самой столице, как, впрочем, и в Ленинграде, и в других крупных городах поддерживая образцовый порядок в прифронтовой полосе и в глубоком тылу.. В годы войны в Москве не было ни одной диверсии, ни одного теракта, массово разоблачались и арестовывались вражеские агенты, в чём главная заслуга принадлежит мужественным чекистам.

                Германские генералы в многочисленных послевоенных мемуарах объясняли свои неудачи под Москвой морозами, снегами и туманами, как будто эти же природные трудности не испытывали войска нашего Западного фронта, а вину за разгром группы армий «Центр» «арийские сверхчеловеки» задним числом сваливали на Гитлера.

                 К концу ноября в Ставке Верховного Главнокомандования окончательно созрел замысел советского контрнаступления. Огромные мобилизационные возможности государства и патриотизм советских людей позволили Ставке ВГК развернуть на рубежах обороны Москвы 58 расчётных дивизий.

                  В начале декабря немцы подошли к Москве на 25 км с северо-запада и уже могли бы обстреливать город из дальнобойных орудий. Продолжавшиеся массированные налёты германской авиации успешно отражались воинами ПВО, и только одиночным стервятникам из «люфтваффе» удавалось сбросить свой смертоносный груз на мирный город, ставший прифронтовой крепостью. В небе над Москвой на глазах изумлённых горожан совершил свой таран лётчик Виктор Талалихин, павший позднее в воздушном бою смертью героя.

                Но наступательные возможности гитлеровцев иссякли. В процессе двадцатидневной ожесточённой борьбы на подступах к Москве немцы утратили свои преимущества в соотношении сил и оперативного положения. Будучи охвачены на обоих крыльях войсками Красной Армии, они вынуждены были вскоре перейти к обороне в невыгодных условиях, а затем под всё возраставшим натиском наших частей начали поспешное отступление. Скрытое сосредоточение резервных армий, правильное определение момента перехода в наступление и правильный выбор направлений для главных ударов на флангах способствовали успеху действий Красной Армии в кризисные дни сражения под Москвой. Перейдя в начале декабря 41-го года в контрнаступление на обоих крыльях Западного фронта, советские войска концентрическими ударами разбили фланговые группировки немцев. Успешные бои в районе Клин – Истринское водохранилище закончились разгромом о отступлением остатков северной ударной немецкой группировки. При этом 3-ая и 4-ая танковые группы противника потеряли почти все свои танки. Одновременно 2-ая танковая армия противника потерпела поражение в районе Тула, Венёв, Сталиногорск. Неся большие потери, 2-ая танковая армия, преследуемая нашими войсками, поспешно отступала на юго-запад. После того, как 5 декабря ударил Калининский фронт (командующий И.С. Конев), 6-го – Юго-Западный фронт (командующий С.К. Тимошенко) и 6-го же декабря войска Западного фронта под командованием Г.К. Жукова нанесли контрудары по главным группировкам противника севернее и южнее столицы и с тяжёлыми боями пошли вперёд. Поддержанные мощной артиллерийской подготовкой и ударами авиации советские стрелковые, танковые и кавалерийские дивизии прорвали фронт и отбросили немцев на 200 – 300 км. В тылу отступающих немецких войск действовали многочисленные партизанские отряды, диверсионные подразделения НКВД и окружённые ещё во время 2-х месячного Смоленского сражения части регулярной Красной Армии, не сложившие оружия. Судьбу сражения у стен Москвы решили в нашу пользу прежде всего резервные армии и другие резервы, которые Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин, проявив большую оперативно-стратегическую дальновидность и предусмотрительность и заблаговременно сформировав, сосредоточил на нужных направлениях (преимущественно на флангах Западного фронта) и ввёл в дело к моменту кризиса сражения.

                  Красная Армия получила к моменту решающих боёв усиления не только живой силой, но также мощными огневыми средствами (миномёты, гвардейские реактивные установки «катюша», артиллерия, противотанковые ружья и пр.), что позволило организовать более упорное сопротивление, вызывавшее серьёзные потери в танках и живой силе противника, а затем захватить инициативу в свои руки.

                  Несмотря на суровую и снежную зиму наступательные действия Красной Армии были весьма успешными. Политико-моральное состояние наших войск было выше, чем у противника. Боевые подвиги отдельных солдат и офицеров и массовый героизм целых частей Красной Армии, войск НКВД и морской пехоты ВМФ, присланной с Тихоокеанского флота, ярко свидетельствовали о высоком патриотическом подъёме советских воинов, грудью вставших на защиту родной столицы. Напротив, самоуверенное настроение немцев, наступавших на Москву, где они надеялись найти удобные зимние квартиры, в результате поражений, понесённых в ходе упорных кровопролитных боёв с советскими воинами, сменилось горьким разочарованием и резко ухудшилось. Вера в хвалёный «блицкриг» («молниеносную войну») и «военный гений» была утрачена.

                Политические и стратегические последствия разгрома немцев под Москвой были огромны. Наступивший перелом кампании 1941 года в сторону Красной Армии, перешедшей от стратегической обороны к стратегическому наступлению, окончательно развеял миф о «непобедимости» германской армии.

                Важнейшей и опаснейшей группировке немецких войск было нанесено тяжёлое поражение. Только с 6-го по 25 декабря войсками Западного фронта были захвачены огромные трофеи: танков – 1098, орудий – 1434, миномётов – 530, пулемётов – 1615, автомашин – 12233, мотоциклов – 1700 и много другого военного имущества. Вместе с ранеными и обмороженными германские потери составили 250000 человек. После такого удара разгром III Рейха не подлежал сомнению и стал вопросом времени.

                  К началу января 1942 г. противник был отброшен от Москвы на рубеж Наро-Фоминск – Малоярославец – Сухиничи – Белёв. Весь мир рукоплескал победоносной Красной Армии и её Верховному Главнокомандующему И.В. Сталину, разгромивших орды немецких разбойников у стен столицы нашей Родины и погнавших оккупантов на запад, освобождая советскую землю от фашистской нечисти. Иностранные газеты в недоумении спрашивали: «Как это произошло? «Непобедимая» германская армия, которая всё время наступала, наконец, подошла к самым воротам Москвы, вдруг, по непонятной причине, побежала обратно, бросая вооружение и устилая тысячами трупов пути своего отступления». Пресса союзников не могла объяснить этого своим читателям и писала про «чудо под Москвой». Вот что писал У. Черчилль И.В. Сталину 15-го февраля 1942 года в самый разгар зимнего наступления РККА: «…Здешние газеты полны восхищения русскими армиями. Разрешите мне также выразить своё восхищение великими победами, которые явились заслуженной наградой руководству и русским вооружённым силам за их преданность…» А 11 февраля 1942, когда в ходе зимнего наступления Красной Армии немцы были отброшены от Москвы на 200 – 300 км, британский Премьер телеграфировал нашему Верховному Главнокомандующему: «Нет слов, чтобы выразить восхищение, которые все мы испытываем от продолжающихся блестящих успехов Ваших армий в борьбе против германского захватчика. Но я не могу удержаться от того, чтобы не послать Вам ещё слово благодарности и поздравления по поводу всего того, что Россия делает для нашего общего дела».

                  «Чудом под Москвой» окрестила декабрьскую победу пропаганда союзников. Но защитники советской столицы знали, как это произошло. Они ударили по немцам под Москвой всей мощью Красной Армии, всей гневной силой и ненавистью непокорного народа. Немцы не выдержали удара возмездия и покатились назад. Никакого «чуда» здесь не было. А были величайший патриотизм советского народа, доблесть и воинское искусство бойцов и командиров Красной Армии, надёжный тыл, снабжавший фронт всем необходимым, мудрое и умелое руководство бессменного и испытанного Вождя СССР И.В. Сталина, его Маршалов и генералов. Не найди советское командование «противоядия» от «блицкрига», РККА не удалось бы «восстать из пепла», сначала остановив немцев всего в 30 км от Кремля, а затем нанеся вермахту первое серьёзное поражение, благодаря которому СССР не постигла участь Польши и Франции, разгромленных гитлеровскими бандитами за считанные недели. Как бы и что бы ни врали в своих послевоенных мемуарах битые гитлеровские «арийские сверхчеловеки», их одолели не мифические «генерал Грязь» и «генерал Мороз», а генералы и штабы, соединения, части и подразделения всех родов войск и видов Вооружённых Сил, во главе с Председателем ГКО, Председателем Совнаркома, Верховным Главнокомандующим Иосифом Виссарионовичем Сталиным. И никаким фальсификаторам, невежественным шарлатанам от истории, проплаченным заокеанскими врагами России «политтехнологам» и лживым сионистам «десталинизаторам» никогда не удастся заболтать этот неопровержимый факт.


                     Председатель районного Совета Ветеранов А.М. Пугаченков

Иллюстрация - http://www.id-dostoinstvo.ru/page/52.html