Автор Тема: Церковные проблемы  (Прочитано 14264 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Марина Чернова

  • Гость
Церковные проблемы
« : 09/10/10 , 10:51:46 »
                                 Способна ли Церковь к самоочищению?

Или почему православных журналистов стремятся превратить в информаторов …

В 2006 году в Москве на заседании Клуба православных журналистов я выступил с докладом, который назывался «Некелейный разговор». В своем выступлении я заострял внимание на многих вопросах, которые не решаются десятилетиями. В частности, я рассказал и о том, какими мне видятся православные СМИ. Именно тогда я сказал, что православные СМИ находятся в глубоком и затяжном кризисе. С начала 90-х годов так и не появилось ни одного издания, которое могло бы являть собой пример православных СМИ.

Что представляют собой православные СМИ сегодня?
Во-первых, продолжается разделение между епархиальными СМИ и такими изданиями, как газета «Православный Санкт-Петербург», который считается «независимым». Во-вторых, есть противостояние между СМИ разных епархий. Например, газету, которая издается в одной епархии, нельзя распространять или продавать в другой епархии; иными словами, существует незримая стена, которая препятствует движению СМИ их одной епархии в другую. Кроме того, стоит отметить, что названия православных газет (я сам газетчик) очень однообразны, честно говоря, они уже давно навязли в зубах: сплошные «Вести», «Вестники» «Благовесты» и «Благовестники». Есть в России несколько «Благовестов», из-за чего страдают, в частности, такие газеты, как самарский «Благовест» Антона Жоголева и рязанский «Благовест» Ирины Евсиной. При подписке их путают на почте, и подписчики вместо одного издания часто по ошибке получают совсем другое - с тем же названием.

При отсутствии кого-либо контроля стороны почтовых работников, регистрационных органов и малейшего интереса Церкви к проблемам церковных СМИ большие и маленькие проблемы вырастают в огромный ком. Обратиться за помощью или советом просто некуда. Еще в конце 90-х сотрудница Издательского отдела обращалась ко мне с просьбой предоставить список существующих на тот момент православных газет и журналов, которые я собирал по крохам, и это вызвало у меня немалое удивление. Когда же я сам попросил Издательский отдел помочь разобраться в том, почему издательство «Белый город» без моего разрешения главного редактора перепечатало из нашего дочернего издания книжку «Православный обряд погребения», и положил пред г. Полищуком образцы газеты и книжки, он бегло взглянул на них и, не найдя совершенно никакой разницы в текстах, поведал, что Издательский отдел занят тяжбой с издательством, выпустившим без его разрешения календарь на текущий год. Иными словами, не помог ничем. Впоследствии, правда, издательство «белый город» принесло извинения, а где же часть прибыли газете от 50-тысячного книжного тиража?..

К слову, многие православные издательства делают без ведома авторов любое количество заводов - без договора и, конечно же, без отчисления гонорара. Пусть игумен Сергий (Рыбко) не постесняется назвать общую цифру подготовленной нашей редакцией и изданной его издательством на Лазаревском кладбище книги «Современные чудеса святителя Николая». Если первое время он как-то расплачивался с редакцией, то теперь об этом забыл напрочь. А книга продолжает выходить - со старыми выходными данными. Этим грешат многие православные издательства. Что тут делать авторам - судиться?

Вернемся к теме СМИ. Журналисты епархиальных СМИ не заинтересованы в распространении своей газеты: они сделали, отдали один экземпляр в библиотеку, один - епархиальному архиерею, один отправили в Москву. И, как они шутят, они могли бы издавать газету в трех экземплярах, поскольку остальные экземпляры бывают, за редким исключением, никому не нужны. И это неудивительно, поскольку епархиальные газеты, признаюсь, ужасно скучны. Порой мне кажется, что их можно читать только под дулом пистолета. Почему они скучны? Потому что существует негласная цензура, негласный штамп, по которому они штампуются: служения правящего архиерея, перепечатки из патриархального издания, статьи о святых отцах, о священниках, на которых им укажут - и полное отсутствие свободы творчества, трудноусвояемый язык, а отсюда - и отсутствие жизни на страницах газеты. Часто бывает, что рядовые православные не могут добиться ответа от епархиального издания на те вопросы, которые их особенно волнуют на тот момент. К тому же, как правило, правящий архиерей является и главным редактором издания.

Издательский отдел Московского Патриархата придумал такую невиданную в журналистике должность, как «ответственный редактор», коим является, к примеру, Сергей Чапнин в «Церковном вестнике». В газетном деле никогда не существовало «ответственного редактора». Что это за должность, с чем ее едят, для меня остается загадкой. Всегда были главный редактор, выпускающий редактор, всевозможные редакторы отделов и ответственный секретарь, которые выполняли свои вполне конкретные задачи.

Вопрос о зарплате православных журналистов стоит далеко не на последнем месте.
Если людей годами призывают трудиться «во славу Божию» за сущие гроши, то отсутствие стимула прямо отражается на качестве издания. Во-вторых, сотрудники должны быть кровно заинтересованы в продаже своей газеты. Каким образом можно стимулировать такой интерес? - Чем больше продано газет, тем больший процент они получат для развития редакции - на покупку техники, для премий, выплаты гонораров и т.д. Кроме того, православные СМИ втиснуты в жесткие рамки редакционной политики: абсолютно никакой критики родной Церкви, несмотря на то, что и почивший Святейший Патриарх Алексий II призывал к благожелательной критике в Церкви, и нынешний Патриарх Кирилл также призывает к открытой дискуссии, полемике о проблемах Церкви. Критики в православных СМИ нет и, боюсь, что не будет. Иногда, правда, православные СМИ критикуют секты, чаще всего «Свидетелей Иеговы». Хотя со «Свидетелями Иеговы» связываться опасно, поскольку эта секта очень богатая и мгновенно подает в суд на СМИ, которое осмеливается критиковать их, - и сектанты суды выигрывают.

Издание, в котором нет живых материалов, мертво изначально. Почему мы смертельно боимся говорить о недостатках? «Православный Санкт-Петербург» - мирская просветительская газета, но мы писали и будем писать о «церковном власовце» священнике Митрофанове за прославление изменника Родины Власова и его пособников; за публичные заявления о приемлемости эвтаназии; о том, что полицаи ему ближе, чем партизаны - при обсуждении фильма «Поп». Вообще Митрофанов, профессор, завкафедрой церковной истории и прочее, за полемику с ним по церковным вопросам, по сути, выгнал, написав заявление ректору, студента 5 курса Петербургской духовной семинарии по поводу митрополита Сергия (Страгородского). Сейчас идет разбирательство; официально гонимого Митрофановым студента пока не отчислили. А ведь парень этот старательный, к тому же еще сирота, приехавший издалека. Епископ Амвросий запретил студенту показываться на глаза, питаться, ночевать, ходить на учебу в семинарию. То есть человека фактически выбросили на улицу, оставив без крыши над головой. Мне доподлинно известно, что Митрофанов очень часто оскорблял его на занятиях и за его сиротство, и за то место, откуда он приехал и т.д. Увы, епископ Амвросий полностью поддерживает и в какой-то степени покрывает Митрофанова.

Неужели в такой ситуации православные СМИ должны молчать? Неужели мы должны, как выразился Владимир Романович Легойда, «покрывать любовью» церковного власовца Митрофанова, всячески оберегая его от нашей критики?! Ведь есть же понятие праведного гнева в Православии. Митрофанов заявляет, что в своей книге «Трагедия России» он выразил свое «частное мнение». Неужели профессор Санкт-Петербургской Духовной академии, заведующий кафедрой церковной истории, член Синодальной комиссии по канонизации новомучеников имеет моральное право публично высказывать «частное мнение» по вопросам, могущим расколоть общество? Это абсурд. Как нам покрывать любовью такие деяния? Мне неприятно перечислять все то, что сознательно творит священник Митрофанов, как ненавидит все советское, хотя и образование, и многое-многое другое он получил от ненавистной Советской власти. А теперь передает свою ненависть своим студентам.

Совсем недавно вышло наше дочернее издание православных писателей - газета «Горница», которая имеет общее подзаголовок «Наши батюшки». Мы собрали материалы о 14 лучших, на наш взгляд, батюшках нашей епархии. Мы дали те интервью, которые уже были когда-то опубликованы в газете. И будем продолжать печатать материалы о наших пастырях, но без лизоблюдства и заигрываний. Митрофановы рассчитывать на безплатное восхваление их сомнительной деятельности в наших газетах не могут. В любом деле нужно здравое рассуждение, «пождание», совет духоносного старца.

Как должны вести себя православные СМИ, если они сталкиваются с безчестием и провокациями? Я думаю, что, во-первых, они не должны торопиться с выводами. Наша поспешность нас очень часто губит. Во-вторых, журналисты должны постараться разобраться в ситуации как можно глубже и подробнее, сделать правильные выводы. Но, к сожалению, большая часть сведений, которую средствам массовой информации должны предоставить по Закону, для журналистов остается закрытой. Нас не пускают даже на годовое епархиальное собрание. За какие грехи, хотелось бы знать…

Каким все-таки должно быть идеальное православное СМИ? Одного-единственного шаблона не существует. Хорошо, если православное СМИ имеет благословение правящего архиерея, а если нет такого благословения, то у православного СМИ должен быть духовник, который направляет сотрудников редакции, молится за них, к которому сотрудники обращаются за советом.

На прошлом конгрессе «Вера и слово» в 2008 году выступал митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл. Мне его выступление чрезвычайно понравилось. В частности, он предложил создавать региональные церковные СМИ. Это предложение было актуально, поскольку тогда уже 10 лет Издательский совет безуспешно пытался создать всероссийскую церковную газету. Я же с самого начала говорил о том, что эта затея - мертворожденный ребенок потому, что всероссийская газета, к тому же ежедневная, не нужна, да и проблемы распространения церковных изданий с помощью «административного ресурса», как выражался пресс-секретарь Патриархата, потерпели фиаско. Вслед за митрополитом Кириллом выступила Наталья Алексеевна Нарочницкая, которая добавила, что надо создавать не только региональные церковные СМИ, но и региональные светские церковные СМИ. Пока это только предложения, о которых помнят немногие.

К сожалению, наша газета, существующая 18-й год, встречает препятствия при распространении. Пример: благочинным Кировского благочиния, протоиереем Вячеславом Хариновым газета негласно запрещена к распространению в храмах его благочиния. Это нонсенс, ведь если бы наша газета не несла людям пользу, то она давно бы перестала выходить. Когда Харинова спрашивают его мнение о нашей газете, то он о ней отзывается крайне плохо. За что он ненавидит нашу газету? Только за то, что мы писали о том, что при его участии создано крупнейшее в Европе фашистское кладбище, и о том, что на самом деле стоит за этой затеей. Газета вовсе не против захоронения немецких солдат, но нет ясности в некоторых вопросах. А его активное неприятие газеты только добавляет ей популярности.

Нет ни одной православной газеты и ни одного православного журнала, с которых можно было бы брать пример. Вот мне нравится вологодский «Благовестник», а другому читателю - другое издание. Да, все они несовершенны. При этом они несовершенны отнюдь не потому, что журналисты не могут писать. Владимир Легойда и Сергей Чапнин постоянно твердят, что православным журналистам нужно учиться писать у светских журналистов. Думаю, это не нам, а им надо у нас учиться. Тем более, что светская пресса держится на лжи, на высасывании сенсаций из пальца, на раздувании всевозможных мелких происшествий, на заказных статьях, неэтичной рекламе и других сомнительных принципах. Этому ли нам надо учиться у светской прессы?

В.Р.Легойда предлагает всех и вся «покрывать любовью». Но что означает эта любовь? О провокациях и безчестии надо писать без оскорблений, в спокойном духе, основываясь на фактах. Самое главное, чтобы факты были проверены досконально. Разумеется, всегда надо серьезно взвешивать, стоит или не стоит выносить то или иное событие на читательский суд. Православные, особенно церковные СМИ, считают, что если написать о чем-то нехорошем, что произошло в Церкви, то это уронит ее авторитет. Я же со всей уверенностью утверждаю, что это только укрепит ее авторитет, ибо докажет, что наша Церковь способна к самоочищению.

Конечно, критика никому неприятна. Большинство людей воспринимают критику как ругань, облеченную в красивые слова. Никто критику не любит, кроме святых отцов, которые научились воспринимать спокойно любые нападки, за исключением… Вот пример из Патерика: когда старца обличали, говоря: «Ты блудник», он отвечал: «Да, я блудник». Когда ему говорили: «Ты вор», он отвечал: «Да, братия, я вор» и т.д. А потом ему говорят: «Ты еретик», на что он говорит: «Нет, братия, я свято стою за нашу Православную веру и никогда не был еретиком».

Ошибочно считается, что журналисты должны только излагать факты, не давая им оценки. Сейчас много вранья, с которым просто невозможно мириться. Неужели мы должны безоценочно тиражировать все те небылицы, которые так широко распространены в наше время? Если журналисты занимаются только изложением фактов, то они превращаются в информаторов. При таком подходе журналистике нет места - и она погибает. Почему мы должны смиряться с героизацией предателя Власова, с ювенальной юстицией, с возвышением роли предателей-полицаев, с другой мерзостью? Неужели мы должны молчать? Давать отпор таким вещам мы должны обязательно. Иначе пропадает всякий смысл нашего профессионального существования. СМИ должны не просто сообщать факты, а формировать общественное мнение. Мы должны этим заниматься вне зависимости от того, хочет ли кто-то этого или нет.

Два слова об Интернете. Сергей Чапнин призывал газетные СМИ переходить на интернет: мол, и затрат меньше, и скорость подачи информации намного выше. Он почему-то уверен, что к интернету подключены все города и веси нашей - пока еще необъятной - Родины. И вот открылись сотни маленьких приходских сайтов. Вопрос: кто их читает? Ответ: создатели, иногда священники прихода, а более никто. Печатному слову в России пока верят на порядки выше не в пример виртуальному. Все должно быть в меру: нужны толстые богословские журналы, епархиальная пресса, мирские православные СМИ, интернет-порталы, не исключаю и крохотных сайтов храмов, и приходские листки - лишь бы это пошло на пользу Православию.

Надеюсь и верю, что нынешний Конгресс 2010-го года станет поворотным моментом в развитии православной журналистики. Пора выходить из застоя и по-настоящему браться за трудную и ответственную работу. Поменьше администрирования - побольше творческой свободы и разномыслия, к которому, как вы помните, призывал нас Апостол Павел.

09.10.2010
Александр Раков, главный редактор газет «Соборная весть», «Православный Санкт-Петербург», «Чадушки», «Правило Веры» и «Горница», специально для «Русской народной линии»
http://www.ruskline.ru/news_rl/2010/10/09/sposobna_li_cerkov_k_samoochiweniyu/

Марина Чернова

  • Гость
Re: Церковные проблемы
« Ответ #1 : 23/10/10 , 19:02:46 »
                       Филарет празднует 15-летие и не собирается каяться    
   
22 октября 2010
На торжества по случаю пятнадцатилетия патриаршества главы непризнанной Украинской православной церкви «киевского патриархата» Филарета не явился ни один представитель официальной власти страны. На праздник Филарета, отлученного от Церкви Москового патриархата, были приглашены, в частности, президент Виктор Янукович, премьер-министр Николай Азаров, председатель Верховной рады Владимир Литвин. Ни один из них на торжествах не появился, пишет «Коммерсант-Украина».

В то же время явились на церемонию бывший президент Украины Виктор Ющенко и его брат народный депутат Петр Ющенко («Наша Украина–Народная самооборона»), которые сели рядом с самопровозглашенным «патриархом».

«У Украины один патриарх, и он сидит тут, с нами, а не в Москве!», – под аплодисменты заявил лидер партии «За Украину!» Вячеслав Кириленко.

Со своей стороны глава УПЦ КП высказал уверенность: «Наши братья из Московского патриархата рано или поздно будут молиться вместе с нами».

Впрочем, в Украинской православной церкви Московского патриархата по-прежнему не воспринимают идею единой поместной церкви. Пресс-секретарь УПЦ МП Василия Анисимова пояснил, что явился сюда, чтобы
«посмотреть, готов ли Филарет к покаянию». «Вижу, что не готов – упорствует во лжи», – высказал свое впечатление Анисимов.

Напомним, в 1990 году, будучи экзархом Киевским и Галицким, местоблюстителем патриаршего престола, Филарет претендовал на пост патриарха Московского и всея Руси. После провозглашения Верховной радой независимости Украины инициировал всеукраинский Поместный собор УПЦ, где было принято решение о полной канонической независимости Украинской православной церкви. Собор обратился к патриарху Алексию II и епископату Русской православной церкви с этим решением, но Архиерейский собор РПЦ отказался предоставить УПЦ автокефалию.

После создания 25 июня 1992 года УПЦ Киевского патриархата митрополит Филарет стал заместителем ее первого патриарха Мстислава (Скрыпника). 20 октября 1995 года избран предстоятелем УПЦ КП, патриархом Киевским и всея Руси-Украины. Интронизация состоялась 22 октября 1995 года во Владимирском кафедральном соборе Киева. 21 февраля 1997 года патриарх Филарет был отлучен РПЦ от церкви и предан анафеме. Сам патриарх этого отлучения не признает.

http://www.edrus.org/content/view/22031/53/

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7822
Re: Церковные проблемы
« Ответ #2 : 28/10/10 , 12:18:34 »
Боголюбово как зеркало православной блогосферы.


   
Мне вот ведь что больше всего нравится в боголюбовском скандале. Никого, нет, НИКОГО не интересуют факты. Все зависит от того, нравится о. Кучер или не нравится. И если не нравится, никакая презумпция невиновности, никакие навыки неосуждения и незлопомнения - если они вообще есть - не помогут поименованному о. Кучеру избежать блоггерского гнева.
Никто из журналистов не был в Боголюбово? Плевать. Пять проверок год назад окончились полным оправданием монастыря? Нам пофик. Нам о. Кучер НЕ НДРАВИТСЯ. И плевать мы хотели на ваши факты, нам свои домыслы ближе и родней.

И вот еще что. Плевать они - вот эти блоггеры - хотели на детей. Сами они, конечно, ни одного ребенка, ни одну мать не накормили и не обогрели. Зато срут в комментах: "нужно вообще запретить женщинам с детьми находиться при монастырях". Эти идиоты настолько далеки от реальности, что им просто в голову не приходит, что если не монастырь - тогда, в лучшем случае, зал ожидания Ярославского вокзала.

NB я бы лично очень хотел, чтобы ни книжки "Глядите убо..", ни в свое время чинов покаяния не было. Но к вопросу об истязаниях, к справедливости в вопросе "истязаний" это не имеет никакого отношения.

http://gyaur.livejournal.com/188455.html

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7822
Re: Церковные проблемы
« Ответ #3 : 10/11/10 , 19:48:47 »
Православные радикалы посадили протодиакона Кураева под замок


Члены молдавской группы "Общество святой Матроны Московской" заперли протодиакона Андрея Кураева в здании митрополии в Кишиневе, сообщает "Интерфакс".
По словам самого профессора Московской духовной академии, его блокировали в здании около трехсот "чибрикистов" - участников организации "Общество святой Матроны Московской", возглавляемой Анатолием Чибриком.

Кураеву заявили, что его не выпустят, пока он не покается перед собравшимися. "Я этого сделать не могу, потому что лицемерное покаяние перед Богом - это мерзость", - заявил отец Андрей.

По словам Кураева, у здания присутствуют 20 полицейских, однако они пока ничего не могут сделать.

10 ноября в здании епархии в Кишиневе проходил церковный суд над Чибриком, которого обвиняют в критике священноначалия.

Это не первый инцидент с Андреем Кураевым в Молдавии. 12 октября протодиакон выступал с лекцией в Теологическом институте Кишинева. На нее явился Анатолий Чибрик и несколько десятков его сторонников, которые устроили драку. В ходе перепалки, как сообщает сайт "Русская народная линия", Кураев объявил "Общество блаженной Матроны Московской" "законченной и сформировавшейся сектой" и раскритиковал Чибрика. При этом, по данным "Интерфакса", сторонники Чибрика с угрозами избили декана одного из факультетов и ударили Кураева по лицу.

В конце прошлого года члены общества провели в центре Кишинева антисемитскую манифестацию, заявив, что не допустят, чтобы Молдавия "управлялась евреями". Кроме того, они сорвали еврейскую символику и атрибуты, которые были установлены в парке в преддверии Хануки.

В январе 2007 года "матроновцы" устроили погром в редакции кишиневской газеты "Тимпул".

http://lenta.ru/news/2010/11/10/kuraev/

Марина

  • Гость
Re: Церковные проблемы
« Ответ #4 : 20/11/10 , 23:56:23 »
                                        «Раскол – это всегда рана на теле Церкви»

20.11.2010

19 ноября в Отделе внешних церковных связей Московского Патриархата состоялось очередное заседание Комиссии по делам старообрядных приходов и по взаимодействию со старообрядчеством, сообщает ОВЦС. В заседании Комиссии приняли участие ее глава, председатель Отдела внешних церковных связей митрополит Волоколамский Иларион, архиепископ Можайский Григорий, архиепископ Наро-Фоминский Юстиниан, архиепископ Нижегородский и Арзамасский Георгий, епископ Брянский и Севский Феофилакт, заместитель председателя ОВЦС протоиерей Николай Балашов, входящие в состав Комиссии клирики Русской Православной Церкви и сотрудники Отдела внешних церковных связей.

Митрополит Иларион сказал, обращаясь к собравшимся: "Старый обряд – это не просто обряд. Старый обряд можно назвать эталоном для церковной жизни, для литургического творчества. Я не впервые говорю эти слова, они звучали и при посещении мною Патриаршего центра древнерусской богослужебной традиции. Когда мы участвуем в богослужении, совершаемом по старому обряду, мы не только узнаем, как молились наши предки. Мы учимся у них правилу молитвы, глубже начинаем понимать, что такое церковное литургическое творчество». «Старый обряд продолжает оставаться очень значимым свидетельством о том, каким должно быть церковное искусство и какими должны быть церковные обряды – соединяющими с Господом, восставляющими на молитву".

Он отметил, что «Раскол – это всегда рана на теле Церкви, и до тех пор, пока он не будет уврачеван, эта рана остается незаживающей и кровоточащей. Наша задача – пытаться минимизировать исторические последствия раскола в сознании православных людей».

Митрополит рассказал о том, что сегодня состоялось его посещение духовного центра старообрядцев Белокриницкого согласия – Старообрядческой митрополии в Рогожском поселке. В братском общении за чашкой чая с главой Русской православной старообрядческой церкви митрополитом Корнилием обсудили некоторые конкретные вопросы, связанные с нашими взаимоотношениями. «Не проявляя излишнего оптимизма, рад констатировать положительную динамику двусторонних отношений между Русской Православной Церковью и Русской православной старообрядческой церковью и наличие доброжелательной атмосферы в нашем диалоге. Надеюсь, что диалог будет развиваться к общей пользе наших верующих», - сказал в заключение владыка Иларион.

Под председательством митрополита Илариона были рассмотрены текущие вопросы деятельности старообрядных приходов Русской Православной Церкви, а также состояние отношений со старообрядческими согласиями. На заседании был рассмотрен проект Положения о старообрядных (единоверческих) приходах Русской Православной Церкви. Были приняты отчет о проделанной работе и предложения Комиссии Священному Синоду Русской Православной Церкви.
http://ruskline.ru/news_rl/2010/11/20/mitropolit_ilarion_raskol_eto_vsegda_rana_na_tele_cerkvi/



MALIK54

  • Гость
Re: Апокалипсис
« Ответ #5 : 23/11/10 , 12:45:03 »
Есть в недрах РПЦ МП одна маленькая тайна...
   
   
Нет, это не педофилия, не гомосятина, не торговля акцизами, табаком и водкой. Все значительно хуже. Эта тайна - раскол внутри Церкви, который зреет уже давно, и иногда прорывается причудливыми метастазами. Как в Свято-Боголюбском монастыре, на Чукотке, в Кишиневе, в подземном схроне под Пензой. Церковь не слепа, Церковь - это народ. А у народа уже изжога от баловства с твиттерами и айфонами, от противоестественного "диалога" с нахрапистыми представителями "самой миролюбивой религии мира". Народ не понимает, в чем же гешефт от экуменической дружбы с европейскими католиками, которые истребили свою же веру своими же руками. Народ не понимает для чего после европейского духовного фейла мутить в России "православие-лайт"? То есть, конечно понимает - для чего это делается, кому выгодно. Народ не понимает, как можно одной и той же рукой пилить бабло и держать свечу...
http://krig42.livejournal.com/225529.html

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7822
Re: Церковные проблемы
« Ответ #6 : 24/11/10 , 20:55:20 »
Священник Георгий Титов. Оправдан ли выход из МП?   
23.11.2010 10:44


Часто встречающимся возражением против выхода из погрязшей в экуменизме, сергианстве, симонии и недопустимых личных грехах служителей Московской Патриархии служит такое: Но МП благодатна и выход из неё не может быть оправдан. Для выхода оправданием может быть только безблагодатность.

Я бы хотел обратить внимание этих людей на такой исторический пример. Недавно отмечали мы память св. отцов VII-го Вселенского Собора. Как известно, на протяжении более чем века Православную Церковь сотрясала ересь иконоборчества. Во всё это время большинство епископов и священнослужителей Её были последователями этой ереси. Патриархи, епископы и священники-иконоборцы служили, творили таинства, рукополагали.

По окончании нестроений, после Седьмого Вселенского Собора, когда истинное Православие восторжествовало, православные не кинулись перерукополагать еретиков, перекрещивать и переотпевать, не признали их таинства недействительными. Следовательно, признали таинства священства, не признающего необходимость иконопочитания, небезблагодатными. Зачем же тогда они затеяли эту смуту, выступая против императора и церковного начальства? Их таинства ведь были благодатны? Так! И для чего было скандалить, теряя руки (св. Иоанн Дамаскин), а часто и жизни? Примерно так и рассуждают нынешние противники выхода из МП.

Нет, есть из-за чего необходимо покинуть структуру Патриархии, как в своё время необходимо было бороться за иконопочитание. Можно было спастись в Церкви, подчинённой патриархам-иконоборцам, как можно спастись сегодня и в МП, но в Церкви, где почитаются иконы больше средств для этого и, следовательно, большая возможность для человека унаследовать Царство Небесное. Речь идёт о полноте Даров Святого Духа, полноте Божией Благодати, хранителями которой является чистота и неповреждённость догматического предания Церкви, каноничность Её обустройства, а также неразрывно связанное с этим нелицемерное исполнение Ею своей функции быть Совестью и Судией мира. Экуменизм и сергианство верхушки МП заставляют нас усомниться в необходимой полноте Даров Святого Духа в этой «юрисдикции» и ради собственного спасения покинуть её ряды.

Собор этот, кстати, даёт ответ и на вопрос об участии простых клириков и мирян в принятии важнейших решения в Церкви. На нём не только присутствовали, но и право голоса имели 130 простых иноков. Кроме того, это право было предоставлено и некоторым мирянам.

И ещё об одном. Вольно отцу Рафаилу (Берестову) призывать к стоянию в Истине оставаясь в Московском Патриархате, а самому при этом укрываться на Афоне. Что же делать тем батюшкам, которых за такое стояние запрещают в служении и лишают сана? Повиноваться? А что же будет с их паствой, которой после их запрещения будет усердно вдалбливаться «послушание превыше всего»? Запретили священника, отлучили мирянина от таинств, а вы стойте на месте не смея шевельнуться. За пределами МП – раскольники. К ним не сметь! Вот и простоим так до Второго Пришествия не имея возможности нести прихожанам слово правды, принуждая их причащаться из одной Чаши с еретиками. А не запрещёнными в служении останутся только преданные экуменизму и властям мира всего клирики. Предпочитаю нести клеймо раскольника, чем быть отступником.

Помню, очень хорошо помню, как о раскольнической и даже безблагодатной организации говорилось о той «старой» РПЦЗ. Что-то молчат сегодня, после соединения МП и РПЦЗ без всякого покаяния со стороны последней, эти рьяные поборники «единственности» МП в России как Церкви!

http://ortho-hetero.ru/index.php/publicism/575

Марина

  • Гость
Re: Церковные проблемы
« Ответ #7 : 01/12/10 , 19:54:27 »
Против Церкви разворачивается борьба на идеологическом фронте

01.12.2010


Настоятель Леушинского подворья Протоиерей Геннадий Беловолов


Приходится констатировать тот факт, что сейчас против Церкви разворачивается борьба на идеологическом фронте. Нападки либеральных СМИ на Церковь, безусловно, очевидны, причем они носят системный характер, подача информации носит дискредитирующий смысл. Есть ощущение, что где-то, на каком-то уровне, учитывая усиление позиций Церкви, ей брошен вызов, и поставлена задача ослабить Церковь, ослабить ее нравственное влияние. Все это, конечно, требует каких-то адекватных действий. Патриарх это почувствовал, сформулировал и выразил как новую концепцию для православных СМИ. Надо признать, что в последних идеологических схватках мы потерпели поражение.

Не было дано своевременного адекватного ответа, глубокого, остроумного и живого. Этому много причин. Во-первых, я думаю, что сама природа Церкви обращена к Вечности. Церковь занимается более глобальными духовными вопросами. Она не может реагировать на злобу дня со скоростью и оперативностью публициста. Мы имеем дело с Вечной Истиной, проповедуем Евангелие, и духовенство не может превращаться в публицистов. С другой стороны, часто эти провокации носят характер пиар-кампании, и если Церковь будет реагировать на каждую такую кампанию, то она, по сути, будет бесплатным рекламатором тех или иных структур или личностей.

Позабытый всеми Невзоров напомнил о себе скандальными заявлениями, именно из желания напомнить о своем существовании, а не только из неприязни к Церкви. Может быть, иногда имеет смысл не реагировать на лай мосек, ибо для них это только повод сказать о себе: «Ай, Моська, знать она сильна, коль лает на слона!». Но с другой стороны, безусловно, если все это пропускать, то мы можем получить негативный образ Церкви в глазах общественного мнения. Будет сформирован образ Церкви как института, который интересует только приватизация объектов церковной недвижимости, как некоего сословия, которое обслуживает высшую политическую элиту, т.е. получится представление о Церкви только как об организации, а не о церковном народе.

Безусловно, мы не должны молчать, надо давать какую-то оценку. В этом смысле есть две опасности. Это некая инерция, когда реакция Церкви запаздывает, и она, может, не является адекватной по отношению к тому языку, к тем формам полемики, которые предлагают оппоненты. Отсутствует опыт серьезной полемики, потому что она практически отсутствует и внутри Церкви. Навыки такой полемики, пожалуй, сейчас только вырабатываются в Интернет-пространстве. У нас практически нет понятия «критической православной статьи» в печатных изданиях. Только в последнее время на информационных сайтах, на той же РНЛ, появляются попытки серьезного критического анализа внутрицерковной ситуации.

Нет, естественно, кадров, ни в семинариях, ни в институтах не готовят пишущих батюшек, нет нигде факультетов православной журналистики. Хотя, возможно, где-то уже и появился такой. Кто будет отвечать и писать? Где православные профессионалы пера? Безусловно, проповедь - это явление не только устной речи, но и письменной. Как известно, апостол Павел прекрасно владел именно письменной проповедью. Поэтому, вероятно, надо подумать о литературной, филологической подготовке части духовенства и о подготовке православных журналистов.

Понятно, что иерархи и архиереи не могут реагировать на все выпады против Церкви, это не сообразуется с высоким саном, с положением архиерея. Они по своему статусу - блюстители веры. А функция озвучивания ответов должна относиться к служению мирян. Всегда в Церкви существовали сообщества мирян, которые так или иначе защищали Церковь, веру и братство. Вспомнить хотя бы роль братств в Малороссии в защите Православия от униатства. Эту функцию сейчас выполняют православные информационные агентства. В качестве такого братства я рассматриваю и РНЛ. Это не информационное агентство в чистом виде, которое ставит своей задачей только лишь информировать о событиях, но его целью ставится и защита основ Православия на всех уровнях национальной жизни. Не связанное напрямую ни с какими церковными структурами, оно обладает большей внутренней и внешней свободой, может адекватно отвечать на выпады и вызовы времени.

Задача в том, чтобы сама Церковь осознала эти внешние, не связанные с ее структурой объединения, братства, сообщества, информационные агентства, как органическую и живую часть своего организма. Чтобы все эти сообщества чувствовали за собой поддержку, не чувствовали себя маргиналами, изгоями. А кое-кто пытается делить и ранжировать эти общества, навешивать ярлыки: церковный - нецерковный, раскольничий, сектантский и т.д. Вот эта линия общественного церковного сознания является истинным рубежом обороны против тех выпадов, которые сейчас становятся системными, которые, безусловно, не уменьшатся, а только умножатся в ближайшее время.

Провокации, такие, как недавно развязанная очередная травля Боголюбовского монастыря, можно без труда спрогнозировать на разных уровнях. Безусловно, будут раскручиваться какие-то дела в связи с духовенством, архиереями. Сейчас подписан закон о возвращении церковного имущества, понятно, сколько будет обиженных и сколько будет поднято мутной воды со стороны прессы. Передача любого объекта будет проходить с боем, будут попытки очернить Церковь, поэтому тут надо бы вести какие-то упреждающие действия. Это процесс, конечно, не безболезненный. В некоторых монастырях содержатся объекты социального назначения, где-то находятся больницы, интернаты, музеи. Возвращение церковной собственности легко истолковать как захват ее, что, безусловно,  и будет сделано со стороны недружественно настроенных средств массовой информации.

Я думаю, что один из путей решения - это диалог. Почему бы не устроить конференцию светских СМИ, церковных СМИ, представителей православных СМИ, церковных представителей? Можно активнее участвовать нашим ведущим церковным общественным деятелям на телевидении в тех же ток-шоу, надо влиять на общественное мнение. Мы сильно проигрываем, сильно отстаем, упуская это направление - формирование общественного мнения о Церкви. И сейчас, к сожалению, все чаще приходится сталкиваться с откровенным негативом по отношению к Церкви, духовенству, конкретным представителям иерархии.

Протоиерей Геннадий Беловолов, настоятель Леушинского подворья (Санкт-Петербург), специально для «Русской народной линии»
http://ruskline.ru/news_rl/2010/12/01/protoierej_gennadij_belovolov_protiv_cerkvi_razvorachivaetsya_borba_na_ideologicheskom_fronte/

Комментарии

4. Сергий :

Наконец услашал Разумный ответ на происходящие события. эта статья ставит все на свои места. Хватит разумному народу быть неприкаеным,отчужденным.Пора многим понять что Церковь и Христианство не заканчивается Церковным забором. Ведь жолжна же быть Христианская со-Весть.Например многие Батюшки за мое отношение к о.Петру прямо презирают,непонимая что за о.Петром они будут следующие,из за чего непонимают? Церковь Православная -Живое Тело, неделимое и постоянно меняющееся. посмотрите историю, и увидите что нет столетия без изменения. Пришло время, и позиция Церкви в обществе меняется, а значит и позиция Церкви к обществу должна измениться адекватно. И ЛЮДЕЙ, СПОСОБНЫХ, трезвомыслящих и небезразличных надо не отгонять ,как это в основном делается, а объединять. Может поэтому О.Петр(Кучер) так много вокруг себя собрал, и они в трудную минуту не бросили его ведь действия их никем не координируются, но движет ими именно их Христианская Совесть. И очень РАДОСТНО, что это озвучено, пусть не самим Патриархом, но Священнослужителем.

3. Александр:

"Буквально сегодня читал фразу, что "образование и религия - антиподы". Церковь должна говорить истину и ничего, кроме истины."

А вот ещё страшней - умаление роли церкви в истории Руси:

http://badnews.org.r...itvy/2010-12-01-5139

2. Владимир : Приходской листок-место для диалога


Современные СМИ-это империя власти, служащая низменным инстинктам и мамоне.Бог ей судия!А вот приходской листок, регулярно выходящий при храме,да и не стесняющийся злободневных вопросов-это уже не только назрело,но и перезрело. Мысль,выраженная в слове,на которую всякий может сослаться,да и при желании оспорить,или ответить.А нужна лишь добрая воля и благословение благочинного!


1. Захар : Re: Протоиерей Геннадий Беловолов: «Против Церкви разворачивается борьба на идеологическом фронте»


Спаси вас Господи, батюшка. Все абсолютно верно. Активность Церкви немного запаздывает, особенно в наше время, когда любая клевета распространяется в СМИ молниеносно. И порой очень больно видеть в интернете большое количество поддакиваний этой клевете. Люди ведь не пытаются глубоко разобраться в вопросе, а упоминание РПЦ в любом скандале срабатывает как лакмусовая бумажка. И получается, что каждый день число противников Церкви увеличивается.

Но есть еще одна проблема. Многие люди ведь на самом деле ищут истину, иначе зачем бы они вообще интересовались публикациями про РПЦ. И они могли бы наоборот прийти в Церковь, если бы всегда видели ее абсолютную непогрешимость. Они ведь сначала смотрят на внешние атрибуты. А здесь, к сожалению, не все так гладко. Сколько раз с болью слышишь про "попов на дорогих машинах" и т.п. И понимаешь, что, к сожалению, не во всех случаях это клевета. То же и с какими-то высказываниями от лица Церкви. Бывает, выскажет священник какую-нибудь глупость или просто недалекое суждение, а в миру радостно разнесут это по интернету и будут потом издеваться. Буквально сегодня читал фразу, что "образование и религия - антиподы". Церковь должна говорить истину и ничего, кроме истины. Тогда у людей не будет никаких поводов, кроме личной злобы, ругать священство.

В любом случае, очень хорошо, что этой проблемой, наконец, всерьез занялись. Помоги вам Бог!

Онлайн Ashar1

  • Политсовет
  • *****
  • Сообщений: 8104

MALIK54

  • Гость
Re: Церковные проблемы
« Ответ #9 : 06/12/10 , 21:38:22 »
http://nm2000.kz/news/2010-11-26-34182
думали бы о том.чтобы строить детские сады ,школы,убрать беспризорных с улицы.

Марина

  • Гость
Re: Церковные проблемы
« Ответ #10 : 06/12/10 , 21:49:51 »
Думают.

Священник Александр Шумский:
"Несколько дней назад стало известно, что чемпионат мира по футболу 2018года пройдет в России. Вроде бы надо радоваться, но что-то мешает. Я предпочел бы, чтобы на огромные средства, которые предполагается выделить на подготовку чемпионата, были построены реабилитационные центры для наркозависимых, детские сады, больницы и многое другое, чего сегодня катастрофически не хватает в стране. Но что поделаешь - нынче футбол стал неотъемлемой частью большой политики".
http://ruskline.ru/news_rl/2010/12/06/pohiwenie_rossii/

И делают. И православные приюты открывают, и центры для наркозависимых, в некоторых епархиях-и детские сады, и даже гимназии для нач.школы.
И заметь,все это под жестоким давлением жидов и прочих русоненавистников.

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7822
Re: Церковные проблемы
« Ответ #11 : 07/12/10 , 17:49:55 »
Указ № 362 св.Патриарха Тихона
(о том, как должна быть устроена Поместная церковь в условиях отсутствия правильного центрального управления)

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

Святейшего Патриарха, Священного Синода и Высшего Церковного Совета
Православной Российской Церкви
от 7/20 ноября 1920 года за № 362.


 

По благословению Святейшего Патриарха, Святейший Синод и Высший Церковный Совет в соединенном присутствии имели суждение о необходимости, к дополнительно преподанным уже в циркулярном письме Святейшего Патриарха указаниям на случай прекращения деятельности епархиальных Советов, преподать епархиальным Архиереям такия же указания на случай разобщения епархии с Высшим Церковным Управлением или прекращения деятельности последнего и, на основании бывших суждений, постановили:

Циркулярным письмом от имени его Святейшества преподать епархиальным Архиереям для руководства в потребных случаях нижеследующие указания:

1) В случае, если Священный Синод и Высший Церковный Совет по каким-либо причинам прекратят свою церковно-административную деятельность, епархиальный Архиерей за руководственными по службе указаниями и за разрешением дел, по правилам, восходящим к Высшему Церковному управлению, обращается непосредственно к Святейшему Патриарху или к тому лицу или учреждению, какое будет Святейшим Патриархом для этого указано.

2) В случае, если епархия, вследствие передвижения фронта, изменения государственной границы и т. п. окажется вне всякого общения с Высшим Церковным управлением или само Высшее Церковное управление во главе со Святейшим Патриархом прекратит свою деятельность, епархиальный Архиерей немедленно входит в сношение с Архиереями соседних епархий на предмет организации высшей инстанции церковной власти для нескольких епархий, находящихся в одинаковых условиях (в виде ли Временного Высшего Церковного Правительства или митрополичьего округа или еще иначе).

3) Попечение об организации Высшей Церковнюй Власти для целой группы оказавшихся в положении, указанном в п. 2 епархий составляет непременный долг старейшего в означенной группе по сану Архиерея.

4) В случае невозможности установить сношения с Архиереями соседних епархий и впредь до организации высшей инстанции церковной власти, епархиальный Архиерей воспринимает на себя вою полноту власти, предоставленной ему церковными канонами, принимая вс меры к устроению местной церковной жизни и, если окажется нужным, к организации епархиального управления, применительно к создавшимся условиям, разрешая все дела, предоставленныя канонами архиерейской власти, при содействии существующих органов епархиального управления Епархиального Собрания, Совета и проч. или вновь организованных); в случае же невозможности составить вышеуказанныя учреждения - самолично и под своей ответствепностью.

5) В случае, если положение вещей, указанное в п. п. 2 и 4, примет характер длительный и даже постояниый, в особенности при невозможности для Архиерея пользоваться содейстаием органов епархиального управления наиболее целесообразной (в смысле утверждения церковного порядка) мерой представляется разделение епархии на несколько местных епархий, для чего епархиальный Архиерей:

а) предоставляет Преосвященным своим викарияим, пользующимся ныне, согласно Наказу, правами полусамостоятельных, все права епархиальных Архиереев, с организацией при них управления, применительно к местным условиям и возможностям;

б) учреждает, по соборному суждению с прочими Архиереями епархии, по возможности, во всех значительных городах своей епархии новыя архиерейския кафедры с правами полусамостоятельных или самостоятельных.

6) Разделенная указанным в п. 5 образом епархия образует из себя во главе с Архиереем главного епархиального города церковный округ, который и вступает в управление местными церковными делами согласно канонам.

7) Если в положении указанном в п. п. 2 и 4, окажется епархия, лишенная Архиерея, то епархиальный Совет или, при его отсутствии, клир и миряне обращаются к епархиальному Архиерею ближайшей или наиболее для них доступной по удобству сообщения епархии, и означенный Архиерей или командирует для управления вдовствующей епархии своего викария или сам вступает в управление ею, действуя в случаях, указаинных в п. 5 и в отношении этой епархии согласно п. п. 5 и 6, причем при соответствующих данных вдовствующая епархия может быть организована и в особый церковный округ.

8 ) Если по каким-либо причинам приглашения от вдовствующей епархии не последует, епархиальный Архиерей, указанный в п. 7 и по собственному почину принимает на себя о ней и ее делах попечение.

9) В случае крайней дезорганиизации церковной жизни, когда некоторыя лица и приходы перестанут признавать власть епархиального Архиерея, последний, находясь в положении, указанном в п. п. 2 и 6, не слагает с себя своих иерархических полиномочий, но организует из лиц, оставшихся ему верными, приходы и из приходов - благочиния и епархии, предоставляя, где нужно совершать богослужения даже в частных домах и других приспособленных к тому помещениях и прервав церковное общение с непослушными.

10) Все принятыя на местах, согласно настоящим указаниям мероприятия, впоследствии, в случае возстановления центральной церковной власти, должны быть представляемы на утверждение последней.

http://www.synod.com/Istoria/ukaz_362.html

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7822
Re: Церковные проблемы
« Ответ #12 : 22/12/10 , 14:20:39 »
Женщины России пишут письмо патриарху.

Они возмущены высказыванием главы синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества, протоиерея Всеволода Чаплина, заявившего на круглом столе по межнациональным отношениям, что кавказцы насилуют русских женщин, потому что те сами их "провоцируют" короткими юбками и вольным поведением, и что "внешний вид наших женщин - это серьезная тема, которую еще предстоит обсудить".

Уважаемый Патриарх Московский и всея Руси Кирилл !

17 декабря 2010 года, выступая на «круглом столе» по межэтническим отношениям в Москве, глава синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества, протоиерей Всеволод Чаплин позволил себе слова, задевающие права, свободы и достоинство гражданок Российской Федерации. Равноправие граждан независимо от их пола закреплено в Конституции РФ.
Агенство «ИНТЕРФАКС» передает его слова следующим образом:

"Если она носит мини-юбку, она может спровоцировать не только кавказца, но и русского. Если она при этом пьяна, она тем более спровоцирует. Если она при этом сама активно вызывает людей на контакт, а потом удивляется, что этот контакт кончается изнасилованием, она тем более не права".
Таким образом он ответил на вопрос о том, почему русские девушки часто являются объектом домогательств кавказских мужчин.

Отец Всеволод посоветовал россиянкам "во внешнем виде быть более серьезными".

"Внешний вид наших женщин - это серьезная тема, которую стоит еще обсудить", - добавил он.

Мы, составители данного обращения и подписавшиеся под ним лица, считаем подобные речи оскорбительной попыткой «свалить с больной головы на здоровую» и переложить ответственность за тяжелые преступления против личности на их жертв, оправдывая тех, кто их совершает, при том, что насилие в отношении женщин - больная тема для российского общества, даже без учета такого болезненного сегодня вопроса, как межэтнический фактор. За подобными призывами к «благоразумию» теряется простая истина - каждый человек имеет право на сексуальную неприкосновенность, независимо от того, как он(она) одевается и с кем он(она) общается. Напротив, риторика, направленная на ограничение  прав женщин, сохраняет в обществе установку на допустимость насилия. Неужели это те понятия, которые Православие сегодня хочет внедрить в общественое сознание?

Мы, граждане Российской Федерации, пока еще надеемся, что активное внедрение голоса Православной Церкви в общественную жизнь нашей страны нацелено в.т.ч. на укрепление мира и взаимоуважения между социальными группами, а не пропаганду установок, оправдывающих насилие, дискриминацию и унижение достоинства женщин.
Нам очень неприятно наблюдать попытки высшего чина РПЦ косвенно переложить вину за межэтническую напряженность на россиянок, и волей-неволей мы задумываемся, не является ли это попыткой разрядить текущую напряженную обстановку перенаправлением агрессии в сторону женщин, на до сих пор не подавашую признаки готовности проявлять ее социальную группу.

Мы просим Вас, уважаемый Патриарх, призвать протоиерея Чаплина к извинению за свои слова.

С уважением, нижеподписавшиеся:

//указание принадлежности  к православной конфессии в подписи приветствуется.
http://community.livejournal.com/patriarhu/395.html?page=3#comments

Оффлайн vasily ivanov

  • Администратор форума
  • *****
  • Сообщений: 7822
Re: Церковные проблемы
« Ответ #13 : 12/04/11 , 01:31:12 »
Интересная статья Соколова-Митрича:

Почему второго Крещения Руси нет и не будет.

«Пусть все чураются меня, как прокаженного, гниющего во плоти. Да лишусь я свободы движений, как калека без рук и ног. Лиши меня разума, как человека с опухолью в голове. Тело мое покрой язвами, подари мне жизнь постыдную. Пусть никто не молится обо мне, и только Господь по доброте своей сжалится надо мной». Это молитва гордыни. Ее произносит главный герой фильма «Жажда», молодой священник, которому надоело изо дня в день врачевать человеческие души в хосписе, и он сбегает в лабораторию по изучению смертельной болезни, чтобы спасти сразу все человечество. Вирус мутирует в его организме и делает вчерашнего пастыря вампиром. С каждым днем он все дальше от Христа и все ближе к погибели. Этот фильм, несмотря на все примочки дешевого хоррора, глубоко христианский по смыслу. И в сущности, он о том, что сейчас происходит с Русской православной церковью.


Камень отца Павла

В епархии Белгородской и Старооскольской меньше всего ожидаешь обнаружить клуб поклонников творчества корейского режиссера Пак Чхан Ука, над фильмами которого рыдает Квентин Тарантино. В общественном сознании Белгород — это такой наш внутренний Тегеран, территория «диктатуры православия». Если верить либеральной прессе, здесь запрещают День святого Валентина, сюда не пускают Борю Моисеева, в местных школах уже десять лет детей пытают основами православной культуры, и вообще, светская власть тут давно слилась с церковной и весь регион живет по нормам «концепции духовной безопасности».
— Отец Павел, как же так? — спросил я у одного из поклонников Пак Чхан Ука, когда посмотрел его «Жажду» и «Олдбоя». — Там ведь кровь рекой, там беспорядочные половые отношения, там такие натуралистические подробности, что смотреть можно только на голодный желудок.
— Это все лишь средства выражения, а суть у этих фильмов абсолютно христианская, — ответил отец Павел. — Например, «Олдбой» — это притча о том, что жизнь, прожитая ради мести, ничем не отличается от жизни в полном и бессмысленном заточении. А «Жажда» лишь иллюстрирует слова преподобного Исаака Сирина о том, что грешник похож на пса, который лижет пилу и пьянеет от вкуса собственной крови.
Протоиерей Павел Вейнгольд, настоятель Смоленского собора, снаружи и изнутри похож на Санчо Пансу: габариты внушительные, стиль жизни гиперактивный, темперамент резко континентальный. Он ездит на внедорожнике «Хундай», он вообще поклонник всего южнокорейского, и прежде всего новейшей истории этой страны. Для него она — пример того, как кроткий духом народ воспринял христианскую веру и благодаря этому выбился из стран тридцать третьего мира в число крупнейших экономик планеты. Тезис о том, что Белгородчина уверенно идет по пути Южнокорейщины, я потом не раз и не два слышал от местных церковных и светских чиновников.
По степени продвинутости среди белгородского духовенства отец Павел не исключение, он, скорее, из отстающих. Если в епархиальном управлении всем растрепать бороды, надеть джинсы и майки, а со стен убрать иконы, то это учреждение вполне можно будет спутать с логовом каких-нибудь умеренных неформалов. И уж меньше всего на фанатика-клерикала похож сам архиепископ Белгородский и Старооскольский Иоанн — бывший рокер и человек с чувством глубокой самоиронии.
— Когда меня сюда назначили, здесь был край непуганых коммунистических оленей, столица «красного пояса», — рассказывает он. — На человека в рясе тут смотрели как на врага народа. Особенно свирепствовал Николай Иванович Пономарев, очень уважаемый человек, ветеран войны, артиллерист. Кто бы мог подумать, что именно с него и начнется воцерковление региона!
Пономарев попал в православные сети после того, как однажды на митинге 9 Мая сошелся с владыкой Иоанном на публичном диспуте. В ходе дебатов выяснилось, что "епископ" тоже служил артиллеристом, более того, знает тактико-технические характеристики всех орудий советской армии. После этого Николай Иванович владыку зауважал, а через несколько лет пришел креститься сам и всей своей родне скомандовал: «Делай как я!».
Траектория духовной эволюции артиллериста Пономарева для здешних мест типична, местные антиклерикалы сравнивают ее с метадоновой терапией: раз уж коммунизм недостижим, лучше пересесть на православие, чем остаться в ценностном вакууме.
— Люди просто чувствовали, что у них украли что-то очень важное, и они себе это важное вернули, — по-своему объясняет первый замгубернатора Олег Полухин, человек, чья подпись стоит под документом «Мероприятия по обеспечению духовной безопасности на 2010 год». — Это ничего, что отняли у них коммунистические идеи, а вернули они себе евангельские заповеди. Отличий на самом деле не так уж и много.
Олег Полухин когда-то был делегатом XХVIII съезда КПСС и видел изнутри, как рушится огромная империя. Он считает, что началась эта катастрофа именно с идеологического краха и нравственного разложения элиты. Свои соображения о том, как не допустить нового разложения и краха, он изложил в своей докторской диссертации «Идея и опыт государственности в России», которую писал долгих десять лет: начинал убежденным коммунистом, а закончил - искренним православным.
— Именно церковь делает из населения народ, а из разрозненных администраторов — государство, — считает Олег Полухин. — Симфонию этих двух ветвей власти мы и пытаемся построить в отдельно взятом регионе.
У самих жителей Белгородчины к этой «симфонии» уже выработался стойкий философский иммунитет. За исключением небольшого количества искренне верующих и истово неверующих, людям на самом деле по барабану. Общественный компромисс на эту тему достигнут благодаря тому, что с появлением во властных кабинетах икон и лампад регион действительно преобразился: улицы стали чище, уровень преступности ниже, экономика резвее. И хотя коррупция и «семейный подряд» никуда не делись, все же некоторые понятия о совести у местной номенклатуры появились. Поэтому в общественном сознании утвердилась мысль: чем бы власть ни тешилась, лишь бы сосульки на голову не падали. Тем более что «зверства» по линии духовной безопасности в федеральных СМИ сильно преувеличены: на самом деле всевозможные православные меры и контрмеры принимаются исключительно в госучреждениях.
Но есть одна серьезная проблема: в число этих учреждений входят многочисленные местные вузы. Как следствие, в Белгороде резко антиклерикально настроена большая часть молодежи, и чем дальше, тем резче. Контрправославие само по себе стало у них чем-то вроде «символа веры». Эпицентр таких настроений — Кулек, то есть Институт культуры, которому от православных щедрот достается больше всего.
— Я еще только на втором курсе учусь, а меня уже достали! Все, что не вписывается в концепцию «духовной безопасности», режется. В студенческом театре приходится играть только совок. Были случаи, когда на церковные службы гоняли силком, не пришел — пиши объяснительную. Почему мы должны все это терпеть, мы же не в епархиальное училище поступали?!
Я сижу в шумной компании молодых людей, они, перебивая друг друга, выговариваются на тему «опиума для народа». Многие познакомились через сеть «ВКонтакте», где недавно появилось специальное сообщество «Против духовной безопасности», и народу в нем уже больше, чем в местном кафедральном соборе на Пасху.
— В БГУ на социально-теологическом факультете та же история. Многие туда поступают с симпатией к церкви, но потом бегут ко мне на йогу и говорят, что теперь даже колокольного звона слышать не могут.
— А у нас в районе храм построили во имя новомучеников белгородских. Деньги на него трясли с бюджетников и предпринимателей. Теперь все шутят: «Новомученики белгородские — это мы, что ли?»
Вечером того же дня отец Павел Вейнгольд в очередной раз сразил меня своей мудростью. Он нашел потрясающе точный ответ на классический вопрос советских атеистических пропагандистов: «Если Бог всемогущ, может ли он создать такой тяжелый камень, который сам не сможет поднять?» «Бог уже создал такой камень, — выпрыгивает из ловушки отец Павел. — Этот камень — человек. Поднять его не под силу даже Богу, если сам человек не хочет этого».
И вот чем больше я слушаю «злых» студентов, тем больше не понимаю, зачем их добрые оппоненты заставляют Бога тягать неподъемные камни. Они же тысячу раз слышали, что «невольник — не богомольник». Им же объясняли в семинариях, что Бог наделил человека свободной волей, без которой нет добродетели. Они прекрасно понимают, что христианство, в отличие от коммунизма, можно растить только в себе самом. И возникает ощущение какой-то жуткой духовной небезопасности оттого, что все эти люди из епархии и областной администрации, сами уверовав в Бога абсолютно естественным путем, теперь почему-то изо всех сил стараются воцерковить окружающих путем неестественным.

Кто такая Волочкова?

Злость и скепсис белгородских студентов не получается назвать явлением исключительно местным или возрастным. Социологи, эксперты, да и сами священнослужители отмечают в последнее время повсеместный рост антиклерикальных настроений. Такое ощущение, будто какая-то невидимая сила наклонила социальную плоскость: симпатизирующие церкви люди скатываются к равнодушию, равнодушные — к ненависти, а ненавидящие — к радикализму.
С момента интронизации патриарха Кирилла основной тезис его выступлений — Русская православная церковь прошла этап строительства и восстановления, теперь наступает период всеобщего воцерковления, второго Крещения Руси. Звучит красиво. Вот только реальность эти ожидания жестоко обламывает: с каждым годом у патриархии все меньше взаимопонимания не только с обществом, но даже с собственным духовенством.
В процессе подготовки этого репортажа мы побывали в семи городах страны, и почти везде наши встречи со священнослужителями и активными мирянами принимали вид тайных диссидентских посиделок на кухнях-трапезных. Речь не о какой-то внутрицерковной оппозиции — мы общались с людьми вполне системными, большинство из них на выборах патриарха поддерживало Кирилла. Сегодня они исполнены в лучшем случае фатализма, в худшем — тревожного пессимизма. И еще: эти люди абсолютно уверены, что конфиденциальная беседа с журналистом — единственный способ донести до высшего руководства правду, не попав под репрессии.
Одна из бесед началась так:
— А вы не знаете случайно, кто такая Волочкова?
— Ну, есть такая… медиабалерина.
— Говорят, она недавно по телевизору сказала, что Русская православная церковь — это лицемерная и коррумпированная организация.
— Возможно. А что?
— А то, что я с ней абсолютно согласен. Еще немного — и спастись в миру будет проще, чем в монастыре. Монахи искушаются самодурством архиереев, архиереи — своей неограниченной властью, священники — необходимостью выстраивать слишком неформальные отношения с бизнесом и чиновниками. Все это было и раньше, но тогда у церкви были тактические задачи: надо было строиться, восстанавливаться — и можно было пойти на временные компромиссы. Теперь же мы хотим воцерковлять Россию, а такие дела делаются только по логике сердца и без всяких компромиссов. Теперь церкви нужны не исполнители, а настоящие духовные авторитеты — такие, какими были отец Иоанн Кронштадтский или святитель Николай Сербский. А где их взять при таком внутрицерковном устройстве?
— Когда пришел новый патриарх, нам казалось: вот сейчас что-то изменится, у церкви откроется второе дыхание, — продолжают мысль в монастырской трапезной на другом конце страны. — Но прошло два года, и большинство надежд развеялось. Образ действий святейшего стал более-менее понятен. У него сильный крен в великие дела, в этом смысле он похож на Путина: вот Мюнхенскую речь произнести — это да, а грамотно реформировать лесную отрасль — дело десятое. И логика дальнейших действий святейшего становится вполне предсказуемой: если невозможно прославить себя по совокупности малых заслуг, значит, придется постоянно повышать планку амбиций по спасению отечества и человечества — продавливать введение армейских священников, собирать Всеправославный собор, встречаться с папой римским. А что в это время происходит в сердцах человеческих, уже неважно. Кстати, с капелланами очень характерная история вышла. Вот продавили в Минобороны этот институт — и что? Служить за одну зарплату в армии никто не хочет, сейчас эта затея с треском провалится, и это будет первый очень серьезный звоночек.
— Мы заигрались в медиаигры, в «православный реванш», в спасение России, — это уже мирянин, очень уважаемый в одной из южных епархий. — Даже термин такой появился — «медиастарчество». Громкие заявления, шашни с рокерами и байкерами, конечно, могут кого-то очаровать, но это будут незрелые плоды, долго такие люди в церкви не задержатся. Реальное миссионерство — это не карусель, которую можно включить, а самому рядом постоять. Это прежде всего духовный труд над собой. Слова назидают, а примеры влекут. Я вообще не знаю, как вы будете писать обо всем этом: то, что мы хотим донести до патриархии, — это абсолютно банальные евангельские истины, а кто про них будет читать?
— Мне сегодняшнее положение церкви напоминает СССР 80-х годов, — подхватывает его духовник. — Страна изверилась, а наверху говорят о «мировой революции». Из церкви сегодня идет мощный отток верующих, которые обманулись в своих ожиданиях. В нашей семинарии количество желающих поступать уменьшилось вдвое. В монастырях раньше было по двадцать постригов в год, сегодня — единицы. Уже встает вопрос о «замораживании» некоторых обителей — в них просто некому служить. Помните, в позапрошлом году в Москве проходил крестный ход в день памяти равноапостольных Кирилла и Мефодия? Церковь организовывала его своими силами, и пришли порядка трех тысяч человек. Это был шок, никто не ожидал, что будет так мало. Тогда на следующий год к организации мероприятия подключились власти, сбором народа занимались префектуры, и на крестный ход пришли пятьдесят тысяч. Но те, кто пришел сам, по-настоящему, были в ужасе: они словно на советскую демонстрацию 7 ноября попали. Собственно, почему наши иерархи все плотнее сближаются с властью? Их тоже можно понять: им просто не на кого больше опираться, вот и приходится хвататься за административный ресурс. Вытянуть из этого падения церковь могут лишь реальные духовные лидеры, но, чтобы они появились, нужно перестраивать систему в их пользу.
На самом деле перестройка системы в последнее время происходит, и очень активная, но пока заметна ставка лишь на бюрократические методы управления. За последний год количество всевозможных запросов, анкет и отчетов увеличилось настолько, что настоятелям церквей приходится нанимать специальных людей для бумажной работы. Дело доходит до абсурда. В некоторых епархиях от священников требуют отчеты о количестве участников крестных ходов, фотографии окрещенных и отпетых. А в церковном лексиконе появилось новое слово — «алиби».
— Посмотрите, мне тут на днях снова анкету из Москвы прислали, — секретарь одной из епархий отчаянно улыбается. — Там спрашивается: «Какова мера эффективности вашей работы по профилактике алкоголизма?» Вот что я должен тут написать? Десять бросили, тридцать спились?
В одном ряду с бумажным цунами — новый приходской устав, который свел к минимуму роль самой общины; введение при каждом храме штатных должностей социального работника, миссионера и катехизатора; а также пересмотр финансовых взаимоотношений в пользу патриархии, что уже спровоцировало бегство капитала из церковного оборота во всевозможные благотворительные фонды доверенных лиц. Одни называют эту реформу «путинизацией» церкви, другие считают, что патриарх выстраивает систему по католическому образцу. Но в чем сошлись большинство наших собеседников, так это в том, что потерь от такой «перестройки» будет больше, чем приобретений.
— Это отчаянная попытка заменить административными механизмами нехватку личностей, — считает один из них, на этот раз из Сибири. — Да, у католиков схема управления гораздо более жесткая, чем у православных, но там эта жесткость мотивирована финансово, там очень многие священники фактически превратились в чиновников, которым платят и с которых требуют. Хорошо это или плохо — большой вопрос, но католики хотя бы могут достаточно долго продержаться на такой бюрократической волне: Ватикан очень богат. А Русская православная церковь, что бы о ней ни говорили, бедна. И поэтому она жива ровно до тех пор, пока в ней есть духовно сильные наставники и искренне верующие миряне. Таких людей до сих пор еще много, но новая система выстраивается против них. Эти попытки все заформализовать и закаруселить стремительно остужают духовенство, многие постепенно становятся функционерами. А к функционерам люди не потянутся, исчезнут благотворители, и в конце концов наша церковь деградирует не только духовно, но и экономически. Еще какое-то время она может продержаться как «министерство нравственности» при «Единой России», но в конце концов и ей перестанет быть нужна.
— И какой вы видите из этого выход?
— Нас спасет кризис. Я очень надеюсь, что Господь пошлет стране какое-нибудь серьезное испытание. Думаю, что в XXI веке его долго ждать не придется.

Функциональное христианство

В Московской патриархии атмосфера настолько противоположная, что в какой-то момент возникает иллюзия, что в России не одна, а две церкви. Тут царит оптимизм. Заряд бодрости в кабинетах такой мощный, что его излучают даже журналисты из «церковного пула». Здесь говорят: да, патриарх строит «вертикаль», и правильно делает, потому что многие епархии превратились в болото. В 90-е годы из-за кадрового голода было рукоположено много людей случайных, с тех пор они сделали карьеру, а теперь их загоняют в семинарии, понуждают повышать свой образовательный уровень — вот они и гундят. И ничего церковь с властью не сращивается, а даже наоборот — на харизматичного и энергичного патриарха уже косо смотрят в Кремле.
— А что касается антиклерикальных настроений, то их генерирует в основном узкая прослойка либеральной интеллигенции, которая у нас всегда была далека от простых людей, — говорит «медиастарец» Всеволод Чаплин. — Этим людям всегда очень нравились полуразрушенные храмы — именно потому, что они полуразрушенные. Они могут любить церковь лишь как маленького беззащитного котенка, которого можно погладить и пожалеть. Теперь же, когда церковь выросла и окрепла, эти люди никак не могут смириться, что мы открыты для всех, а не только для их единомышленников.
Если бы я сначала пришел в патриархию, а потом поехал по регионам, то поверил бы отцу Всеволоду на все сто. Но я же точно помню, что общался вовсе не с либеральной интеллигенцией. От этого парадокса атмосфера в патриархии все больше начинает напоминать кабинеты госменеджеров, которые точно знают, как модернизировать страну, и не чувствуют особой нужды советоваться на этот счет с самими модернизируемыми.
— Если ты реально активен, если ты понимаешь, что ты делаешь в своем приходе, то написать отчет несложно. Даже сфотографировать крещаемого — это не такой уж и великий труд.
Игумен Савва (Тутунов) — руководитель той самой контрольно-аналитической службы, которую на местах сначала иронично, а теперь уже и с раздражением называют «инквизицией». Ему всего 32 года, он окончил университет Orsay-Paris XI по специальности «высшая математика», десять лет назад пострижен в монахи, служил во Франции, при новом патриархе сделал стремительную карьеру. Про «серого кардинала РПЦ» за глаза даже в самой патриархии говорят, что это выставочный экземпляр новой генерации церковных функционеров: продвинутый технократ, лично преданный патриарху, гиперактивный, хорошо разбирающийся в методах управления. Некоторые добавляют: «Но плохо знает страну».
— Мы мониторим ситуацию в епархиях фактически в ежедневном режиме, — опровергает это мнение игумен Савва. — СМИ, отчеты с мест, интернет, регулярные звонки по телефону. Наша задача — выявлять сильные и слабые стороны управления, смотреть, как выполняются решения Синода, а если не выполняются, то почему. Каждый сотрудник нашей службы имеет географическую привязку по федеральному округу. Десять-пятнадцать командировок в год на человека — это уже норма. Такие поездки выполняют роль некоего перекрестного информационного опыления: мы рассказываем на местах, что видели в других епархиях, даем повод задуматься и что-то взять на вооружение.
— Ох… — стонут по этому поводу сами опыляемые в одной из епархий. — Приезжала к нам тут недавно такая комиссия, самому старшему 33 года. Люди с психологией опричников, абсолютно не представляющие себе реальной приходской жизни, но с удовольствием демонстрирующие свою власть. Из представителей епархии никого до конца не дослушали, а когда давали священникам практические советы, наши люди еле смех сдерживали.
— Отец Савва, а как вы думаете, возможно ли управлять не только административными, но и духовными процессами?
— Ожидать, что у нас каждый священник будет харизматичным лидером, похожим на апостола Павла, к сожалению, не приходится. А раз так, административные меры — это вполне нормальные инструменты управления, — отвечает игумен, и я начинаю понимать его логику и правду: если не хватает апостолов, приходится тиражировать администраторов.
— Но есть же, например, афонские традиции наставничества, когда юных послушников направляют к духовно зрелым отцам, рядом с которыми они укрепляются до тех пор, пока не будут готовы создать собственный очаг веры. У нас же часто вчерашнего семинариста забрасывают в какую-нибудь безнадежную глубинку, где он перегорает за полгода.
— Мы уже начинаем внедрять практику наставничества: все молодые священники в Москве давно проходят службу в храме Христа Спасителя, — отвечает игумен Савва, и я понимаю, что он меня просто не понял.
— Скажите, а какими вы видите свои задачи на самую дальнюю перспективу?
Этот дежурный вопрос почему-то ставит игумена Савву в тупик. Он долго думает, растерянно улыбается, ищет что-то в интернете и наконец признается, что о «самой дальней перспективе» пока не задумывался.
— То есть я мог бы, конечно, сказать что-то про спасение душ человеческих, а так…



Собственно, я и хотел сейчас услышать какую-нибудь «евангельскую банальщину, о которой никто не будет читать». Про спасение души, про ловцов человеков, про горчичное зерно. Только чтобы это было сказано всерьез, тихим голосом и с горящими глазами. Но я снова этого не услышал и теперь почти не сомневаюсь, что РПЦ — это все-таки не одна церковь, а две. И живут они в параллельных мирах, на самых разных уровнях, от рядового священства до высших иерархов. Первая — это собственно христианство, живое и настоящее, вторая — христианство функциональное, бодрое и мертвое. Функционал-христиане не похожи на тех, кто растворен в теле Христовом. Скорее они смотрят на него как хирург на пациента под наркозом. «Как нам обустроить церковь?» — такой вопрос в принципе не может задать христианин живой и настоящий. Он сформулирует его иначе: «Как моя вера обустроит меня самого?»
Сбивчивый ответ игумена Саввы очень характерен. Сегодня даже к собственной вере все больше людей относится как к некоему «проекту», и это мировая тенденция. На смену универсальной христианской личности приходят тактики, для которых церковь — инструмент. Одни хотят ее модернизировать, другие — архаизировать, третьи — социализировать, но по сути это все тот же побег из хосписа в лабораторию по спасению человечества. Вирус десакрализации стремительно пожирает православие в России, делает его обыкновенной «социальной сетью», некоей формой организации в меру осмысленных или бессмысленных слов и действий. Такие «Единоверцы.ру». В контакте. Кстати, это почти буквальный перевод слова «религия». Только когда-то имелся в виду контакт с Богом, а теперь — друг с другом.

Сначала были люди

В городе Абакане вызываю такси «Ангел». Жду полчаса, но «Ангел» что-то не едет, приходится звонить в «Легион». Столица Хакасии не менее ухоженна, чем Белгород, хотя местные власти особой православностью не блещут. Впрочем, не исключено, что через несколько лет градус религиозной жизни здесь круто повысится, но не по белгородскому сценарию. Дело в том, что недавно сюда из Красноярской епархии был эвакуирован протоиерей Геннадий Фаст — человек, которому, возможно, следовало бы родиться веков на восемнадцать раньше. Почему эвакуирован? Потому что недостаточно функционировал.
— Православных среди хакасов пока мало, но те, что есть, — очень интересное явление, — отец Геннадий улыбается улыбкой миссионера-естествоиспытателя. — По ним можно наблюдать, какими могли быть тюрки, если бы они стали христианами. Вот русский человек — он говорит одно, думает другое, делает третье, а получается у него четвертое. А когда говоришь о Христе с хакасом, приходится взвешивать каждое слово, потому что он сделает в точности как услышит. Скажешь ему: и если глаз твой соблазняет тебя, вырви его — пойдет и вырвет.
Двадцать семь лет назад молодой отец Геннадий точно так же приглядывался к жителям города Енисейска. Успенский собор, в котором он стал настоятелем, был единственным действующим храмом на всем севере Красноярского края. Сегодня в Енисейском благочинии такая «православная инфраструктура», которой позавидовал бы любой крупный областной центр. Причем построена она не сверху, а снизу. Сначала были люди, которые воспламенялись верой от общения с отцом Геннадием. И только потом, по мере потребности, они находили возможности, чтобы строить храмы, монастыри, гимназии. Многие стали монахами и священниками и служат теперь от Португалии до Сахалина.
— Мы пытались его отстоять, — отец Алексий Зырянов, клирик Спасо-Преображенского монастыря в Енисейске, говорит глядя в пол, но твердо, как «религиозник» на допросе в НКВД. — И письма писали, и на епархиальном собрании вопрос поднимали. Но церковная система так выстроена, что голос снизу имеет в ней второстепенное значение.
Согласившись общаться с журналистами в открытую, отец Алексий очень сильно рискует. В прошлом году в Красноярской епархии начались репрессии — сначала досталось самому енисейскому благочинному, потом взялись и за его духовных чад.
Говорить на тему своей размолвки с архиепископом Красноярским и Енисейским Антонием отец Геннадий Фаст отказался наотрез. Не захотели комментировать эту тему и в патриархии. Впрочем, недостатка в информации о прошлогоднем конфликте нет, он всколыхнул православную общественность по всей стране и стал своеобразным моментом истины. Многие ожидали, что на этот раз патриархия займет принципиальную позицию, но Москва пошла по пути номенклатурного компромисса, и после этого надежды на перемены у многих рухнули окончательно.
Следующим спасаться из Красноярской епархии пришлось протоиерею Андрею Юревичу, настоятелю Крестовоздвиженского собора в соседнем Лесосибирске. Ему удалось перевестись в Москву, но для отца Андрея это отнюдь не повышение. Он, вообще-то, коренной москвич, в начале восьмидесятых, будучи молодым архитектором, сознательно уехал в сибирскую глубинку — хотел реальных дел. В Лесосибирске стал сначала главным архитектором города, а потом — пастырем.
— Первые службы мы проводили в бывшем хлеву, — вспоминает один из его близких друзей. — И знаете что? Там царил настоящий дух Вифлеема, у меня до сих пор ком к горлу подкатывает, когда я вспоминаю эти службы.
Сегодня в небольшом Лесосибирске два огромных храма, две православные гимназии, братство трезвения, многолюдное сестричество и даже Музей современного христианского искусства.
Формально конфликт с архиепископом Антонием разгорелся из-за незначительных разногласий. Например, по вопросу о том, как крестить детей. В Енисейске и Лесосибирске давно практиковали обязательные огласительные беседы для самих крещаемых и их крестных. В благочинии отца Геннадия отказывались работать, как в бюро ритуальных услуг, и отправляли желающих креститься на бесплатные двухмесячные курсы. Такая практика опирается на опыт первых христиан, которые по степени своего воцерковления делились на «оглашенных» и «верных». Да и сейчас она применяется во многих московских храмах и практически по всей Свердловской области. Но у владыки Антония на этот счет другое мнение: в разгар конфликта он написал статью «Смотрите, како опасно ходите», в которой развил тезис о «генетической православности русского народа», которую факт крещения просто лишний раз подтверждает.
— На самом деле это стало скорее поводом, нежели причиной раздора, — считает источник, близкий к патриархии. — А по сути конфликт разгорелся из-за принципиальных разногласий о том, что первично — Христово или епископово, умная вера или функциональная, жизнь или форма. Владыка Антоний — искренний и по-своему ревностный человек, но его ревность о куполах и колоколах, а жатва Христова — дело десятое. И, к сожалению, для современного русского православия это скорее типичный образ архиерея, нежели исключение.
Отец Димитрий Харцыз, новый настоятель Крестовоздвиженского собора в Лесосибирске, молодой и бодрый, из бывших военных, говорит, что безмерно уважает своего предшественника, но послушание архиепископу выше поста и молитвы. Впрочем, пока он лишь вернул ценники в церковную лавку, а в остальном все оставил прежним, и главное — атмосферу. В храме постоянно люди, здесь множество детей, для которых открыты все двери, возле каждой иконы в рамочке молитва, чтобы ставить свечки осмысленно, а в притворе — «Отче наш» на китайском языке. Это для своих соотечественников написал китаец Михаил, которого отец Андрей обратил в православие. Вот только с тех пор, как тот уехал в Москву, ни одного китайца в храме не видели. Сможет ли их вернуть штатный миссионер или катехизатор? Сколько еще в Русской православной церкви таких людей, которые не убегут из хосписа спасать человечество? Долго ли они продержатся?
В Лесосибирском музее современного христианского искусства действительно искусство, действительно современное и действительно христианское. И библейские сюжеты в стиле супрематизма — это еще не самые смелые экспонаты. Но больше всего обжигает сознание картина «Бегство Лота», написанная в реалистической манере. На ней запечатлен момент, когда жена праведника Лота, ослушавшись Бога, обернулась, чтобы взглянуть на гибнущие Содом и Гоморру, и превратилась в соляной столп. Осторожно, это картина-ловушка! Потому что Лотова жена смотрит прямо на тебя — а значит, это ты гибнешь вместе с Содомом и Гоморрой.
В этом году у патриарха Кирилла запланирована поездка в Енисейск и Лесосибирск. Скорее всего, эту картину ему тоже покажут.

(С) Дмитрий Соколов-Митрич, "Русский Репортер" №13 (191), 5 апреля 2011 г.

MALIK54

  • Гость
Re: Церковные проблемы
« Ответ #14 : 02/06/11 , 14:18:05 »
Ушли в раскол
2 ИЮНЯ 2011, 00:51

Клирики Удмуртской епархии прот. Сергий Кондаков, прот. Михаил Карпеев и свящ. Александр Малых объявили, что уходят из Русской православной церкви в Русскую православную церковь заграницей (юрисдикции митрополита Агафангела)» — часть РПЦЗ, не принявшую Акта о каноническом общении с РПЦ МП (агафангеловские приходы расположены главным образом на Украине).

В марте эти священники, обвинив патриарха Кирилла в низкопоклонстве перед властями, экуменизме, стремлении к унии с Ватиканом и прочих прегрешениях, объявили, что перестают поминать его за литургией (что означает фактический уход в раскол). Обвинения в адрес Русской церкви, изложенные в письме, во многом повторяют позицию бывшего епископа Чукотского Диомида, высказанные в 2007 году.


В патриархии заявляли о том, что готовы "к широкой дискуссии", но дискуссии так и не случилось.

В новом письме патриарху Кириллу  http://www.regions.ru/news/2357890/  ижевцы повторили высказанное ранее требование "немедленного созыва Поместного Собора Русской Православной Церкви в соответствии с канонами и правилами святых отец, на котором бы священноначалие Московской Патриархии, отступившее от святого Православия, принесло покаяние в грехах сергианства и экуменизма, и освободило бы управление церковное для архипастырей, безупречных с канонической точки зрения".