Автор Тема: Царская Россия  (Прочитано 64044 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 8039
Re: Царская Россия
« Ответ #90 : 04/02/20 , 20:00:09 »
Раньше была Святая Русь и три копецки стоил гусь!


Ну а как жила основная масса казенных оружейников в середине позапрошлого века?
Понять это поможет табличка, составленная на основе данных Военно-исторического архива артиллерии и инженерных войск за 1844-1849 гг. Там исчислены казенные заработки и прожиточный минимум оружейника с семьей в три человека (один ребенок!).

 
(Ашурков В. Н. Русские оружейные заводы в 40—-50-х годах XIX в. — В сб.; Вопросы военной истории России XVIII и первой половины XIX в. М., 1969. С. 208)

То есть - без частного приработка, без своей кузенки в Туле, без коров и пастбищ в Ижевске, казенный оружейник не мог прокормить даже одного ребенка!

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 8039
Re: Царская Россия
« Ответ #91 : 14/04/20 , 19:53:19 »
Николай Корнилович Бржеский о русском крестьянстве

И снова зарисовки быта обычных русских людей на закате Российской Империи. Потом их внуки будут жаловаться на очереди и страдать в хрущобах.
Дом выглядел так:



Мыло, бани и здоровье:


Про участки крестьянской земли:



и как следствие, могучую урожайность:


21% семян по отношению к общему сбору - это сильно.[/font][/color][/size]

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 8039
Re: Царская Россия
« Ответ #92 : 20/07/20 , 19:34:19 »



Казнь 3-летнего Ванечки..
Казнь 3-летнего Ванечки
Москва, 16 июля 1614 года.

В начале 1613 года в Русском государстве состоялся Земский собор, избравший на царствие 16-летнего Михаила Федоровича Романова. Присутствие на троне пусть и юного, но вполне легитимного государя подводило черту под смутным временем, но призраки прошлого все равно витали над русским престолом. Марина Мнишек, жена эпичнейшего Лжедмитрия I, а после – и Лжедмитрия II, умерщвленных к 1610 году, по-прежнему была жива, а на стыке 1610-го и 1611-го годов обзавелась потомством. Сынулю назвали Ванечкой, а его отчество до сих пор вызывает споры у историков.
 
По одной версии, отцом Ивана успел стать Лжедмитрий II – до того, как превратился в суповой набор после встречи с саблей Петра Урусова.[size=inherit]
 
[/size]По другой, батькой был любовник Марины Иван Заруцкий, атаман донских казаков и изменник родины, за широким плечом которого польская интриганка пряталась, опасаясь расправы, когда наступил перебой с новыми Лжедмитриями.[size=inherit]
 
[/size]Как бы то ни было, малолетний Ванечка становился претендентом на русский престол и одним фактом своего существования мог пролонгировать смуту на неопределенное время. Развязка истории в пользу Мнишек и ее отпрыска грозила Русскому государству потерей суверенитета. Продолжение гражданской войны, бушевавшей оттого, что народ не знал, какому царю присягать, тоже, очевидно, не принесло бы ничего хорошего.[size=inherit]
 [/size]Когда Земский собор доверил страну Михаилу Романову, а Мнишек и ее дитятко отправил на три буквы, Мариша под эгидой казачьего отряда Заруцкого махнула подальше от Москвы, где продолжила сеять смуту. Расчет был гениален и прост. В то время на Руси не было мессенджеров, так что жители провинции могли месяцами не знать, что в стране уже есть законный государь. Ушлая полячка показывала сынульку в Казани и Вятке (сейчас – Киров), и местные присягали ему как царю – Ивану Дмитриевичу. В то время как для более осведомленных русичей тот же младенец был Иваном Воренком.[size=inherit]
 
[/size]Совершая тур по русскому государству, Марина вешала лапшу на уши боярам, обещая им райскую жизнь при Иване Дмитриевиче, а доверчивые простолюдины и так верили, что ребенок, из-под которого приходилось вытряхивать какули, – их государь.
Но не все было так просто, за Мнишек гонялись царские воеводы. Князь Иван Одоевский выгнал Марину из Воронежа, закрепиться в Астрахани ей не позволил Василий Хохлов. В 1614 году Марина вместе с Заруцким и Ванечкой улизнула на Яик (сейчас – Урал), но и там пришли по ее душу. Бой закончился поражением шайки смутьянов. Окольными путями их доставили в Москву. В столице со всей троицей не церемонились. Заруцкого посадили на кол, а Мнишек попала в заточение в Коломенском Кремле или в каких-то других казематах. До Ванечки добрались после казни Заруцкого, что слегка намекает – размышляли, как с ним поступить. Но финал был предсказуем: 16 июля 1614 года возле Серпуховских ворот поставили виселицу и при солд-ауте повесили 3-летнего ребенка.[size=inherit]
 
[/size]26-летняя Марина умерла в том же году при весьма загадочных обстоятельствах. Летописи вещают, что она рассталась с душой от тоски – так переживала из-за утраченных надежд на русский престол, на деле – ее могли придушить или утопить. Как было в действительности, мы уже не узнаем. Говорят, перед смертью Марина прокляла род Романовых. И, надо признать, жизнь многих его представителей закончилась трагически (например, Павла I). Но еще вероятнее, рассуждения о проклятии Мнишек – подгон задачи под ответ (мол, начали с убийства – в крови и закончили) и жутковатая легенда. К вердикту о казни Ивана Воренка основатель династии Михаил вряд ли был причастен. В первые годы правления за юного царя все решали бояре да инокиня Марфа, его мама. После 15 лет смуты у них просто сдали нервы.



https://unews.pro/news/105602/


ЗЫ:Это,кстати,ответ на вопрос :почему шлёпнули николашка под номером 2

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 8039
Re: Царская Россия
« Ответ #93 : 30/07/20 , 07:29:39 »
Военная реформа Павла I: почему она спасла тысячи жизней в 1812 году

Преобразования в армии, затеянные императором Павлом I, очень часто рассматриваются весьма однобоко. Мол, ввел шагистику и парики, за что был осмеян полководцем А. В.Суворовым. Между тем, за недолгое правление императора были проведены ряд действительно важных и очень полезных преобразований. Некоторые из них сохранились до сих пор.

Ну например, строевой шаг, введенный Павлом I, мы можем наблюдать и сейчас при прохождении почетных караулов. Кроме того, император стал инициатором награждения орденами и медалями рядовых солдат. В то время такое и в Европе было большой редкостью.
 

До Павла I солдаты в армии служили пожизненно. Он этот порядок изменил — теперь срок службы был ограничен 25 годами. Также запрещались телесные наказания для рядовых. Но только при выполнении условия: 20 лет "беспорочной службы". Однако и это уже было прогрессом.

Один из самых больших упреков, которые адресуются императору — обмундирование русской армии стало походить на обмундирование армии прусской, времен короля Фридриха II Великого, кумира Павла I. Упрек во многом справедливый.

Но с другой стороны, именно при Павле в обмундировании русских солдат появились вещи, которые в буквальном смысле слова спасли жизни тысячам человек, в том числе и во время Отечественной войны 1812 года. Именно в его правление для ношения в зимнее время были предусмотрены специальные теплые жилеты и шинели. Шинели так вообще впервые в истории русской армии.

До Павла солдаты зимой носили епанчи, плащи из сукна. Причем покупать их они могли только на свои деньги, централизованного снабжения не было. А носить — только если позволит начальство.

Еще одна деталь — по распоряжению Павла I зимой караульным стали выдавать тулупы и валенки. Причем обязательным условием было, чтобы каждая новая смена караула надевала сухую обувь.

Конечно, современники имели основания критиковать императора за нововведения в армии — особенно в той части, что касалась подражания прусским военным порядкам. Но все же было бы неправильно забывать и о том, сколько полезного было сделано при Павле I.


источник

Онлайн Ashar1

  • Политсовет
  • *****
  • Сообщений: 8077
Отношения императоров из семьи Романовых со своими кормилицами-деревенскими бабами.Все не по наслышке знают о том, что императрицам не позволено было самостоятельно вскармливать собственных детей. Однажды, императрица Мария Александровна высказала желание кормить своего ребенка, но ей было отказано в этом.
В императорских семьях кормилицы были исключительно из крестьянских семей. Считалось, что деревенские бабы несли в себе исконно русские гены, которые вместе с молоком передадутся детям. Все императоры, которые были выкормлены русскими мамками, говорили с деревенским акцентом. Так, например, Александр III часто использовал в своей речи слово "чивой-то".Перед тем, как попасть во дворец и стать кормилицей в императорской семье, женщины должны были принять ряд условий. Им было категорически запрещено покидать дворец и навещать свою семью. Однако, за свой труд каждая мамка получала достойное жалование, а после окончания службы ей строили новую избу и выделяли средства для развития хозяйства.
Не мудрено, что не только ребенок привыкал к женщине, которая его выкормила, но и сама мамка по своему любила своего воспитанника. Именно поэтому кормилицам было позволено навещать своих питомцев по большим праздникам и в день Ангела. Приезд мамок был большим событием и приносил радость всей семье.Изначально женщин переодевали в новые парчовые сарафаны, а затем вели к на поклон к императору и императрице. Только после этого они могли навестить детей: там и начинались слезы, поцелуи и объятия. Порой  при встрече кормилица позволяла себе критику в адрес воспитанника:
«Как Ты вырос, а носище-то, ногти плохо чистишь»
Ни одна кормилица не уезжала в деревню без подарка: обязательно готовили любимые сладости, а на новый год прятали под елкой сверток. Сын кормилицы Александра III в своих воспоминаниях писал о том, что сам император лазал за подарком под елку для его старенькой матери, которой в силу возраста было сложно нагибаться. Про отношения Александра III и его кормилицы известно не мало: у них были особые отношения. Императорские дети к родителям обращались только на "Вы", а вот с мамой у них были более близкие отношения, позволяющие друг другу "тыкать".
Подслушиватели уверяли, что она Его упрекала за усердие к вину, а Он парировал:
– Не твоё дело.
А она спрашивала:
–  А чьё же?
В конце концов, старуха, сжав губы, решительно и властно вставала, уходила в дальние комнаты и возвращалась оттуда со стаканом воды в руках. На дне стакана лежал уголек.
Александр начинал махать руками и кричать лакею:
– Скорей давай мохнатое полотенце, а то она Мне новый сюртук испортит.
– Новый сошьешь, – сердито отвечала мамка и, набрав в рот воды, брызгала Ему в лицо и, пробормотав какую-то таинственную молитву, говорила:
– Теперь Тебя ничто не возьмет: ни пуля, ни кинжал, ни злой глаз.
Однажды, косясь на Государыню, Он вдруг громко спросил:
– А не можешь ли ты чивой-то сделать, чтобы Я Свою Жену в карты обыгрывал?
Старуха Ему просто и ясно ответила:
– Молчи, путаник.
А в другой раз, перецеловав Его лицо, руки, плечи, обняв Его по-матерински за шею, она вдруг залилась горючими слезами.
– Что с тобой, мамонька? – встревожился Александр, – чивой-то ты? Кто-нибудь тебя обидел?
Старуха отрицательно покачала головой.
– В чём же дело?
– Вспомнила, родненький, вспомнила. Одну глупость вспомнила.
– Да что вспомнила-то? – озабоченно спрашивал Александр.
– Уж и силен же Ты был, Батюшка, ох и силен!
– Да что Я дрался что-ль с тобой?
– И дрался, что греха таить. А самое главное – кусался. И зубёнков ещё не было, а так, деснушками, как ахнешь бывало за сосок, ажь в глаза ночь набежит.
Александр ахнул от смеха и расцеловал Свою старуху, гордую и счастливую.
– За то уж и выкормила, уж и выходила, богатырёк Ты мой любимый, болезный… 
Даже на смертном одре вспоминал император Александр III свою кормилицу и говорил о том, что она бы помогла - взяла воду с угольком и избавила его от хвори.

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 8039
Re: Царская Россия
« Ответ #95 : 29/03/21 , 19:47:52 »

Вы не поняли имеется в виду Россия образца февраля 1917 года . Собственно говоря к этому они уже многие годы стремятся , пока плохо получается , но всё же результаты есть .

Фото времён РКМП .
Дети как бы говорят :спасибо царю-батюшке за наше счастливое детство

Прошло время , дети выросли и повели царя-батюшку фотографироваться в ипатьевский дом .

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 8039
Re: Царская Россия
« Ответ #96 : 22/06/21 , 10:00:55 »
РОССИЯ, КОТОРУЮ ОНИ ПРОХРУСТЕЛИ ФРАНЦУЗСКИМИ БУЛКАМИ ...
Акцизами были обложены практически все промышленные товары повседневного спроса.

Как писал в 1906 году известный тогда профессор-экономист Иван Христофорович Озеров:

«Мы облагали все, что нужно трудящимся: сахар, чай, хлопок, керосин, спички, табак, спирт, пиво, железо и т. д.; но в то же время колоссальные доходы лиц, развившихся в этой атмосфере бесправия, мы оставляли необложенными: у нас не было подоходного налога ... Не облагаем мы и спекулятивный прирост ценности, а спекуляция у нас шла вовсю.

Состоятельным лицам жилось у нас, как нигде: ничего они не платили, и за деньги можно было все... Народ платил, правительство собирало его деньги и крупную долю их клало в карманы состоятельных лиц, клало под разными формами – в виде казенных заказов, в виде ссуд…

Одни платили, другие получали, одни нищали, другие богатели… Вся наша история есть огромная организация такого обогащения части населения, ее кучки за счет массы..»


Керосин из бакинской нефти мало того, что был подакцизным товаром, он внутри страны стоил в 11 раз дороже, чем для экспорта. И Россия, занимавшая первое место в мире по добыче нефти, сидела при лучине.

Последствия реформы 1861 (отмена крепостного права).
Землевладельцы десятилетиями получали выкупные платежи, пилюя в потолок. И тратили деньги в парижах.
При таких раскладах развивать индустрию в РИ этим благародным гражданам было не с руки

Богатые сословия России пропили, проели, потратили на отели и на бордели Европы почти столько, сколько стоила тогдашняя русская промышленность!

А тут ещё и война за Дарданелы....


РОССИЯ, КОТОРУЮ ОНИ ПРОХРУСТЕЛИ ФРАНЦУЗСКИМИ БУЛКАМИ ...

А теперь идейные наследники этих благородных упырей, романовых, поручиков голициных и пр. сволоты непотребной уже 30 лет непрерывно с жутко бесстыжим кощунственным буржуазно-православным хамством парафинят народу мозги, что во всём виноват Ленин, Парвус, Троцкий, пломбированный вагон, жиды и большевики...

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 8039
Re: Царская Россия
« Ответ #97 : 27/06/21 , 11:29:18 »

ЗА ЧТО НАРОД УБИВАЕТ ВРАЧЕЙ


  • Холера как аналог COVID-1[/l]
    Исторические примеры нужны не для развлечения (не столько для развлечения), а для того, чтобы чему-то на этих примерах научиться в настоящей жизни. Не так ли?
    Так вот, чуть ли не самого начала аферы «пандемии COVID-19» её начали сравнивать с эпидемией холеры 30-х годов девятнадцатого века. И, действительно, та и последовавшие за неё эпидемия холеры по своей сути являются достаточно точной аналогией нынешней пресловутой «пандемии» – это корректные примеры для «ужаса COVID-19».

    Однако из тех примеров, в лучшем случае, делается вывод, что типа «нельзя доводить народ до ручки», но, опять подчеркну, даже такой очевидный вывод даётся очень нечасто, а стандартный вывод – «глупый русский народ, не понимая величия ума врачей, по глупости начинет считать, что это врачи вызывают и распространяют эпидемию, и поэтому глупый русский народ начинает бунтовать и врачей убивать». Короче, русский народ как был тупым в XVIII веке, так и остался тупым до нашего времени, поскольку и сегодня далеко не все не понимают то величие ума современных врачей, которые требуют носить маски и делать прививки.
    Вот Сигизмунд Миронин уже полтора года запугивает читателей страшным COVID-19. Правда, он до сих пор не в состоянии ответить, кто и когда выделил этот ужасный вирус SARS-CoV-2, чтобы считать, что именно этот вирус является той ОРВИ 2020 года, которая и вызвала «пандемию COVID-19». И поэтому Миронину важно, чтобы ему верили и без доказательств, а для этого верили не как какому-то «фрику», который чего-то там доказывает, а поверили исключительно как маститому учёному и доктору медицинских наук. А кто маститому учёному и доктору медицинских наук не верит, тот дурак, и чтобы доказать, это, Миронин приводит пример того, что получается, когда глупые люди слушают не умных врачей, а глупых подстрекателей.
    Миронин пишет:
    «Поведение ковид-диссидентов далеко не оригинально. Вот что пишет газета.ру (https://www.gazeta.ru/comments/column/melamed/13639706.shtml): «22 июня исполняется 190 лет замечательному событию российской истории. Первому холерному бунту. Потом их будет множество. Как и сама холера будет с нами с 1830-го по 1910 год, до тех пор, пока не найдут возбудитель, болезнь унесет почти три миллиона жизней. Но в народном многомудром сознании своя причинно-следственная загогулина: «Завелись доктора у нас, так и холера пошла». Под этим умным лозунгом громили больницы, убивали врачей, выпускали зараженных на свободу, танцевали и распевали песни в холерных каретах, прежде чем разломать их совсем. 1831 год. Петербург. Эпидемия холеры. Паника. В лазареты увозят всех, кто на улице чихнул или подавился. Народ уверен, что никакой холеры нет, это врачи специально морят людей. 22 июня начинается холерный бунт. Толпа громит холерный лазарет на Сенной, убивают врачей. Разоряют лазарет на Большой Подьяческой. В Москве на Смоленском рынке повешено объявление: «Ежели доктора-немцы не перестанут морить русский народ, то мы их головами вымостим Москву!» Основная масса обывателей просто избегает медработников, а «отраву» «холерников» (так называли врачей) тайком выбрасывает. «Здоровые люди говорят о медицине и врачах с усмешкою, больные говорят о ней с ненавистью», — Вересаев, по первой профессии врач, 1901 год. «В Астрахани и Саратове полиция, доктора и попы подкуплены «англичанкой» морить народ», «по улицам разъезжают особые телеги, совершенно здоровых людей хватают железными крючьями, бросают их в эти телеги и увозят в больницы, где кладут живыми в гроба и засыпают известкой», – Петербург, 1903 год. Материалы этнографического бюро князя Тенишева».Итак, ничто не ново под Луной. Давайте же в 21 веке подражать холерным бунтарям!»
    Тупая русская интеллигенция, чтобы хоть как-то объяснить свой паразитизм и тупое следование авторитетам или начальству, пыталась и пытается возвыситься над народом, усиленно распространяя идеи если и не о повальной тупости русского народа, то хотя бы о его повальном пьянстве. Вот и в этих, приведенных Мирониным цитатах смело приписывает русскому народу уверенность в том, что «до врачей, дескать, эпидемий не было, а с врачами эпидемии, дескать, появились».
  • Но карантины против эпидемий известны со времён Киевской Руси, когда и врачей-то не было, а врачи в Москве и Петербурге были обычным делом с момента основания этих городов, когда и эпидемий не было. Как народ мог винить в эпидемиях врачей вопреки этому, очевидному? Вопреки тому, что это врачи находятся в гуще эпидемий, и умирают, соответственно, чаще остальных?
    И, тем не менее, начиная с девятнадцатого века во время эпидемий народ врачей ненавидел. И убивал. За что??
  •  
    Алчность врачейБлагодаря тупости авторов цитат, мы это можем понять даже по тому, что в этих цитатах сообщается. Вот доктора медицинских наук Миронина как-то не смущает, что при эпидемии холеры, симптомами которой являются жидкий понос и рвота, врачи хватают на улице и в «лазареты увозят всех, кто на улице чихнул или подавился». А у меня вопрос: а зачем врачи тех времён хватали и увозили не заражённых холерой людей в холерные бараки? Чтобы там их заразить?
    А ведь мы можем на этот вопрос ответить, если вернёмся в наше время, взглянем на «пандемию COVID-19» и зададим тот же вопрос: а зачем сегодня любым заболевшим врачи ставят диагноз «COVID-19»?
    Ответ простой: московские больницы получают страховую выплату в 205 тысяч рублей за каждого помещённого в больницу больного, которому удалось прилепить диагноз «коронавирусная инфекция», а московским врачам в четыре раза (в ЧЕТЫРЕ РАЗА) увеличили доходы – они помимо обычных 50 тысяч рублей получают 150 тысяч рублей ежемесячной доплаты за то, что у них есть и больные, которым прилепили диагноз «коронавирус».
  • И точно так же во время эпидемий начинали зарабатывать и врачи в царской России, ведь они были точно такими же, как и нынешние врачи. Это в краткий миг СССР врачи обязаны были лечить больного, а сегодня им разрешено на больных зарабатывать. Вот врачи и сегодня, и при царе «не теряются» и зарабатывают на народе любым, самым бессовестным путём.
    Так вот и при царе, если в каком-то городе вспыхивала эпидемия, то цари направляли туда деньги, чтобы и снабжать этот город по высшему разряду, и увеличить жалование всем тем, кто работал на спасение людей. На сколько увеличивалось во время эпидемий жалование врачам при царе, я данных не нашёл, но всего лишь мужики, помогавшие врачам тем, что «окуривали» подозрительные помещения хлором, получали по 2,5 рубля в день. Для сравнения: и через 50 лет в России обычным дневным заработком мужчины без рабочей лошади были 35 копеек, а очень хорошим – 50 копеек. В те годы капитан, командир пехотной роты всеми видами довольствия как раз и получал 2,6 рубля в день. Но мы же понимаем, что эти мужики с хлоркой вряд ли получали столько – им и полтины хватало, а остальное изымали врачи, давшие им такую халявную работу.

  • Однако подойдём к этому примеру с холерным бунтом с самого начала. Первый бунт был не в Москве и Петербурге в 1831 году, а в Севастополе в 1830 году, то есть люди в Москве и Петербурге уже были наслышаны, что творили власти со своими подручными врачами в Севастополе. В интернете об этом «чумном бунте» в Севастополе тоже написано много и любопытные сами могут узнать множество подробностей.
    Запугивание населенияИтак, шла война с персами, на театре военных действий была обнаружена чума, но в Севастополе её и близко не было, тем не менее, власти объявили город на карантине с мая 1828 года. Зачем? А они начали получать от царя деньги «для ликвидации эпидемии чумы». Во-первых, карантино фактически полностью перекрыл подвоз дров и продовольствия в Севастополь (крестьянам перед въездом в город нужно было сидеть в карантине от 14 до 19 дней), затем власти подобрали нужных поставщиков, платили им огромные деньги за продовольствие, а получали он них совершенно негодные товары, цены в городе взлетели, а власть жировала на «откатах». Разумеется, только власти разъезжали когда хотели и куда хотели, а жителям Севастополя запрещали передвигаться по городу, а затем вообще запретили выходить из домов.
    А мы этого не видим в России сегодня? Не видим, как ушлые люди наживаются на торговле масками, на штрафах, на производстве жижки под названием «вакцина»?
    И, понятое дело, чтобы нагрести как можно больше денег, врачи Севастополя за умерших от чумы начали выдавать всех умерших.
    Является ли это новостью для нас, интересующихся тем, что творится в ходе «борьбы с эпидемией COVID-19»? Давайте для сравнения немного об этом.
    Читаем: «Я, Главный государственный санитарный врач по городу Москве Андреева Е.Е., проанализировав эпидемиологическую ситуацию по заболеваемости новой коронавирусной инфекцией (COVID-19), отмечаю, что эпидемиологическая ситуация по данной инфекции в городе Москве расценивается как неблагополучная. Интенсивность прироста возросла с 6 июня 2021 г., когда прирост за сутки составил 11%, а в последующие дни до 20%...» И т.д. и т.п. с распоряжением закрыть рестораны, запретить сидеть на лавочках и поголовно вакцинироваться.
    И это написал человек, которого называют врачом!
  • В сто первый раз напомню, что нынешняя сезонное заболевание ОРЗ, которое с весны 2020 года называют COVID-19, – это всего лишь эпидемия острого респираторного заболевания, а медицина готовит меры против ежегодных эпидемий ОРЗ. И чтобы понять, когда именно такие меры уже необходимо применять, медики, по результатам обычно десяти предшествующих лет, рассчитывают пределы заболеваемости ОРЗ по каждой неделе года – рассчитывают, какое количество заболевших должно быть в данную неделю, после превышения которого можно считать, что в стране не просто протекает обычное сезонное острое респираторное заболевание, на которое нет смысла обращать особое внимание, а началась эпидемия некоего ОРЗ, в данном случае, пресловутой эпидемии COVID-19.
  • Эти пределы указаны в «Методике расчета эпидемических порогов по гриппу и острым респираторным вирусным инфекциям по субъектам Российской Федерации МР 3.1.2.0118-17», утверждённой Руководителем Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, Главным санитарным врачом Российской Федерации А.Ю. Поповой 28 сентября 2017 года. Как и полагается в медицине, эта методика даёт эти пределы отдельно по периодам – отдельно за каждую неделю год и в расчёте на 10 тысяч жителей.
  • Так вот, Главный государственный санитарный врач по городу Москве Андреева Е.Е. заголосила о невиданном росте заболеваний по итогам числа заболевших острыми респираторными заболеваниями на 23 неделе 2021 года, на которой, согласно указанной методике, среднее значение заболеваемости ОРВИ по Москве в расчёте на 10 тысяч жителей равно 25,3, а толерантный предел – число заболевших, после которого надо считать, что началась эпидемия, в том числе и COVID-19, равен 34,8 Население Москвы на начало 2021 года – 12 655 050 человек, таким образом в 23 неделю года, с 7 по 13 июня должно было заболеть COVID-19 в среднем 32 004 человека, а эпидемией надо считать ситуацию, когда заболеет 44 022.
    На 7 июня заболевших коронавирусом в Москве (от рождения аферы) считалось – 1 205 090 человек, а на 14 июня 1 241 307. Разница 36217 заразившихся! Но ведь это всего лишь чуть выше, чем среднее значение, и, разумеется, близко не приближается к пределу, после которого можно говорить, что в Москве началась эпидемия ОРВИ!
    В Москве не было никакой эпидемии!
    Тогда о чём вопила Главный государственный санитарный врач по городу Москве Андреева Е.Е.? И зачем??
    А вот сообщают, что по рекомендациям врачей в гостиницы курортов Краснодарского края не будут пускать не вакцинированных туристов, и турагентства немедленно захлебнулись возвратом путёвок и билетов в Краснодар. И теперь жители края понесут огромные потери от уменьшения потока туристов, рванувших на курорты Турции, на которых нет подобных идиотских требований.
  • А какие медицинские основания были для подобного карантина?
    На 24 неделе года, согласно указанной методике, среднее значение заболеваемости ОРВИ по Краснодарскому краю в расчёте на 10 тысяч жителей равно 10,0, а толерантный предел – 14,6 Население Краснодарского края на начало 2021 года – 5,75 млн человек, таким образом в 24 неделю года (в 2021 году это с 14 по 20 июня) должно было заболеть гриппом и прочими ОРЗ в среднем – 5750 человека, а эпидемией надо считать ситуацию, когда заболеет 8395 человек.
    А реально? А реально в Краснодарском крае на 20 июня заболевших было 50452, а на 13 июня – 49701, то есть на 24 неделе года в крае заболело ОРВИ под названием «коронавирус» всего 751 человек – в 7,5 раз меньше, чем в среднем в Краснодарском крае болеет ОРВИ каждый год, и в 11 раз меньше, чем нужно, чтобы считать, что в крае возникла эпидемия ОРВИ. Как ответят врачи за нанесение жителям Краснодарского края ничем не оправданных убытков?
    Подмена диагнозовНо вернёмся в Севастополь XIX века – к тому, как врачи выдавали за умерших от чумы любых больных.
  • Служивший в это время в Севастополе контр-адмирала Сальти свидетельствовал: «Карантинная контора старается все обыкновенные болезни показать чумными». Адмирал Грейг свидетельствовал: «В течение 5 месяцев люди не слышали, чтобы болели и умирали естественной смертью, а кто бы ни заболел в командах или на дому, объявлялись за чуму». Сегодня в России женщину, отравившуюся уксусной кислотой, врачи выдают за умершую от COVID-19, а тогда: «Некоторых женщин, умерших от родов, но признанных за чумных, таскали днём через весь город в самом позорном положении, не омыв их от кровей. И почти нагих, привязанных и окровавленных младенцев…» Если врач определял кого-то в доме заболевшим чумой, то всю семью волокли в чумной барак, мало этого, целые районы города выселяли за город просто в степь. Врачи были в первых рядах этих начальственных уродов, штаб-лекари Шрамков и Верболозов шантажировали женщин тем, что выдадут их за заболевших чумой и насиловали, потом женщины, давая показания, назвали их «похотливые сластолюбивые старики» (эти павианы изнасиловали 900 женщин), а царский ещё историк Феоктист Хартахай, выпуская ещё в 1861 году брошюру об этих событиях, назвал их не «Чумной бунт», а: «Женский бунт в Севастополе».
  • И врачи, и начальство Севастополя, для получения денег из казны были заинтересованы в максимальной смертности населения, для чего применялись не просто негодное питание и негодное лечение любых болезней, но и самые дикие способы лечения, к примеру, для, якобы, предотвращения чумы, зимой население беднейших слободок сгоняли к незамерзающим бухтам Чёрного моря и заставляли их сидеть в морской воде, вызывая этим массовую смертность от воспаления лёгких.
    Но мне могут сказать, что ведь сегодня ничего такого врачи не применяют. А что вы знаете о том, что применяют врачи согласно врученным им протоколам сегодня?
  • Вот смотрите. Собянин сообщил, что в Москве уже вакцинировано 1,5 миллиона человек – около 12%. И если бы выдаваемая за вакцину и вкалываемая людям жижка была чистой дистиллированной водой (плацебо), то тогда заболевших простудой с положительными ПЦР-тестами на COVID-19 было бы около этих 12%. Но на самом деле, как свидетельствует очевидец из инфекционного госпиталя на ВДНХ, среди лежащих там больных COVID-19 около 80% сделали прививку против этой болезни https://t.me/vooruzon/31. В результате получается, что для тех, кто сделал прививку жижкой «Спутник V», вероятность заболеть той болезнью, которую врачи называют COVID-19, более чем шесть раз выше, чем у тех, кто остался не привитым!
    Тогда чем эта прививка «Спутник V» отличается от сидения зимой в море?
    Короче, вот всё то, что творят власти в России с подачи российских врачей, и было тем, что творили власти в Севастополе два года подряд. ДВА ГОДА!
    Обращает на себя внимание то, что бунт назван чумным, а сегодня его считают холерным, но симптомы чумы и холеры известны несколько тысяч лет и настолько разнятся, что и начинающий врач их отличит. Как же не отличали врачи в Севастополе, называя холеру чумой? Поэтому и приходится согласиться с теми историками, которые считают, что никакой эпидемии в Севастополе просто не было. Врачи эту эпидемию выдумывали для своего обогащения!
  • Бунт как вакцинаВ итоге, в июне 1830 году в Севастополе не выдержали жители беднейших слободок и восстали, губернатор приказал гарнизону Севастополя их усмирить, но то была не Росгвардия, то были русские люди, – гарнизон примкнул к восставшим. Губернатора Столыпина, его чиновников и врачей толпа растерзала… и эпидемия то ли чумы, то ли холеры в Севастополе враз прекратилась.
    Понятное дело, восставших наказали. Били шпицрутенами и отправили на каторгу 423 женщины, 380 матросов флотских экипажей, 128 солдат, 46 офицеров. Около 4200 человек выслали, 7 человек повесили.
    Но эпидемия прекратилась не санитарными мерами, а бунтом!
    И когда в 1831 году началась эпидемия в Москве и Петербурге, то жители этих городов по сведениям из Севастополя уже знали о роли врачей в этом событии, и относились к врачам соответственно.
    Таким образом, чтобы понять, за что убивают врачей, подытожим – их убивают за то, что они из алчности:
  • – выдают за страшную болезнь то, что можно вылечить без эпидемических мер;
    – за то, что для подтверждения тяжести болезни способствуют смертности пациентов;
  • – за то, что применяют негодные средства лечения.
    Напомню, что смертность во всей России до «борьбы с пандемией COVID-19» падала, а потом начались карантины, самоизоляции, намордники и понеслось-поехало.
    В результате, в 2020 году в стране умерли 2,124 млн человек, это на 323 тыс. человек больше, чем в 2019 году, 31% от этого числа – 100 тысяч человек умерли как бы от коронавируса. Таким образом, от преступных мероприятий правительства – от домашнего ареста, безумного ношения масок, от сокращения лечения онкологических (примерно 300 тысяч умирающих в год), сердечно-сосудистых (примерно 900 тысяч умирающих в год) и прочих больных, а главное, от перепрофилирования больниц под инфекционные и заражения всех отделений внутрибольничными инфекциями – в 2020 году умерло 223 тысяч граждан России, вернее, 223 тысячи были УБИТЫ правительством России и врачами, поддакивающими правительству из алчности. Повторю: УБИТЫ правительством и врачами!
  • Если за январь прошлого года в России умерло 164075 человек, то за январь этого, 2021 года умерло уже 219769 – на 55694 человека или на 33,9% больше, причём, на коронавирус удалось списать всего 16 163 человека, и это, между прочим, на тысячу человек даже меньше, чем в декабре 2020 года. Таким образом от рук и криков борцов с «коронавирусной пандемией» в январе 2021 года в России погибли 39531 человек!
    То есть всего за один месяц в России было уничтожено население, эквивалентное населению, к примеру, города Кашира.
    ***
    Разумеется, в наше время врачей уже никто убивать не будет, но врачам полезно знать, что сегодня они безнаказанно творят то, за что таких, как они, двести лет назад безжалостно убивали.
    Ю.И. МУХИН

Онлайн Ashar1

  • Политсовет
  • *****
  • Сообщений: 8077
Re: Царская Россия
« Ответ #98 : 17/07/21 , 18:11:35 »
Юрий Игнатьевич Мухин4 ч.  · Меня уже самого эта тема достаёт, но ведь на тему паразитизма элиты (дворянства и интеллигенции) России никто больше не пишет. А как иначе понять истоки стремления к халяве, подлости и творческой импотенции сегодняшней «элиты» России? Мне уже можно из ранее написанного и новую книгу скомплектовать, да кто такую книгу в настоящее время читать будет?Короче, просмотрел воспоминания («Книга воспоминаний») великого князя Александра Михайловича, родного внука российского императора Николая I, родного племянника Александра II, двоюродного брата Александра III, и двоюродного дяди императора Николая II. Мало этого, он ещё был и зятем Николаю II – был женат на его сестре. Причём, он был всего на два года старше Николая II, посему пишет, что был с «Никки» доверительно дружен.Вообще-то в царской России было полно титулованной знати – всяких там князей, графов и баронов, – но прямые потомки российских императоров составляли царскую семью, насчитывающую несколько десятков членов, и члены этой семьи Романовых именовались князьями особого рода – Великими Князьями, и все обращались к ним не просто «ваше сиятельство», как к обычному князю, а «ваше императорское высочество».Я первый раз наталкиваюсь на мемуары члена императорской фамилии, хотя, полагаю, что во всём мире должно быть подобных источников много. Но дневники (даже самого царя Николая II) не в счёт, поскольку мемуары отличаются от дневников тем, что мемуары пишут уже обдуманно – оценивая уже всю прожитую жизнь под нужным автору углом. Посему в мемуарах врут много и осмысленно. Это враньё иного качества, но и по этому вранью тоже можно понять многое – даже больше, чем по вранью дневников, – понять, что это за человек.Так вот, первое, что бросается в глаза в воспоминаниях этого великого князя, – это исключительная отстранённость российской элиты от народа. Причём, великие князья, являвшиеся безусловным примером всему дворянству, – были отстранены не только от народа, но и вообще ото всех в России.Если ответить на вопрос, что это напомнило, то способ жизни семьи Романовых в России напоминает или апартеид Южной Африки прошлых времён, когда белые и негры жили в отдельных посёлках, или планы Гитлера по организации жизни советских граждан и немцев на тех территориях, которые немцы собирались держать в оккупации. По этим гитлеровским планам советские граждане должны были жить в старых городах и сёлах СССР, а немцы – в специально для них отстроенных городах посёлках, в которых советские граждане имели право появляться только в качестве слуг.Вот такой статус самых крутых оккупантов имели и великие князья, причём, имели такой статус, которого не имели (не хотели иметь) и все монархии Европы. Думаю, поэтому на Россию того времени в Европе смотрели как на «азиатчину».В Европе всё было по-другому. К примеру, будущий император Германии Вильгельм II в 15 лет был отдан в рядовую гимназию, в которой он учился бок о бок с выходцами из рабочих и крестьянских семей, и которую через три года окончил, получив аттестат зрелости с отметками «хорошо». Между прочим, отдавая своего сына в эту гимназию, германский император, исходили из того принципа, что для будущего немецкого императора ничто не может быть пагубнее искусственного отчуждения от народа. Затем принц Вильгельм в Боннском университете изучал государственное и международное право, экономику, философию, историю искусства, германистику, археологию, всеобщую историю, физику и химию.А вот, скажем, саксонский принц Альберт Саксен-Кобург-Готский, будущий муж королевы Великобритании Виктории (длительное царствование которой получило название «Викторианская эпоха»). Википедия об Альберте сообщает: «Как и многие другие немецкие принцы, Альберт обучался в Боннском университете, где изучал право, политическую экономику, философию и историю искусства». И сын Виктории и этого принца, король Великобритании с 1901 по 1910 годы, Эдуард VII, тоже получил солиднейшее университетское образование: «В Эдинбурге Эдуард прослушал курс промышленной химии, в Оксфорде изучал юридические науки, а в Кембридже совершенствовался в языках, истории и литературе». И дело даже не в качестве и объёме образования, а том, что принцы европейских монархий обучались в обычных университетах, сидя на скамьях аудиторий плечом к плечу с обычными студентами – своими будущими подданными.Великим князьям России это было строжайше запрещено! Они обязаны были получить только домашнее образование. Этот Александр захотел стать моряком, его отец с этим согласился. «По логике и здравому смыслу я должен быль поступить в Морской Корпус. Но, по заведенному обычаю, Великие Князья не могли воспитываться вместе с детьми простых смертных», – Александра учили на дому преподаватели морского дела. Когда наступало время практики, он со слугой поднимался на корабль, но жил не с остальными кадетами в кубрике, а в отдельной каюте, ел не за одним столом с кадетами, а за одним столом с адмиралом. Да, на корабле он подчинялся всем начальникам, но когда спускался на берег, то все начальники, включая адмиралов, обязаны были первыми приветствовать его, встав по стойке «смирно!» И это был всего лишь сопливый, даже не родной, а всего лишь двоюродный брат Александра III, а потом двоюродный дядя Николая II.Во всех своих объёмных воспоминаниях этот великий князь не вспомнил ни единого простого человека (хотя бы простого князя), с кем бы этот великий князь имел хоть какие-то, пусть и не приятельские связи, а просто связи, не имеющие отношения к службе – неофициальные. Да и те «простые смертные», кто был его сослуживцем, крайне редко удостаивались его внимания. Скажем, на корвете «Рында», на котором он начинал службу и служил в 1886-89 годах, вместе с ним служили мичман граф М. Апраксин, лейтенанты князь М. Путятин (впоследствии генерал-лейтенант и достаточно влиятельный человек при дворе) и граф Н. Толстой. О них в мемуарах – ни слова! Мало этого, командиром корвета был Ф. Авелан, ставший в 1903-1905 годах министром военно-морского министерства. И о нём – ни слова.Контрибуции с народаВсе члены семьи Романовых семья Романовых имели громадную личную собственность, приносящую огромные доходы, тем не менее, каждый член («императорской крови») всей этой многочисленной семьи, появившись на свет сразу получал миллион рублей, а начиная с совершеннолетия каждый князь получал по 210 тысяч рублей ЕЖЕГОДНО просто потому, что он Романов (а «каждой из Великих Княжон выдавалось при замужестве приданое в размере одного миллиона рублей»).Ну чем не оккупанты, получающие контрибуцию?Размер этой суммы сегодня непросто оценить. В те годы для еды каждой крестьянской семье необходимо было 12 пудов хлеба на едока, а с учётом и корма скоту (чтобы питаться и мясом) – 20 пудов хлеба в год. Экспортная цена пуда ржи была 90 копеек, то есть только в результате этой ежегодной «контрибуции» в 210 тысяч рублей каждый великий князь полностью объедал почти 12 тысяч крестьян в стране, в которой голодали огромные регионы чуть ли не ежегодно. Причём, если в результате неурожая, крестьяне лишались хлеба, то запасы хлеба у купцов в этом районе всегда были достаточными, и голод происходил не от недостатка хлеба, а от недостатка у крестьян денег для покупки необходимой еды. Поэтому помощь голодающим в те годы была не в виде подвоза в голодающие районы еды, а в виде сбора среди остального народа и посылки в эти районы денег. Но какой бы голод и ни свирепствовал в России, но великие князья свой паёк в 210 тысяч рублей получали регулярно.Кроме того, личная собственность молодых поколений великих князей увеличивалась за счёт наследства, получаемого от умирающего старого поколения, скажем, Александр упоминает вскользь, что от какой-то умершей бабушки получил миллион рублей наследства.Ну и плюс синекуры – должности великих князей, дающие доход. И плюс воровство и взятки (о чём, Александр, понятное дело, не пишет).(Я не ставлю целью сравнивать ту ситуацию с сегодняшним днём, но бессмысленно огромные доходы лиц, сегодня захвативших власть в России, чем не контрибуция с поверженного народа?)СлужакиВеликий князь Александр Михайлович гордо написал: «Я родился Великим Князем, и никакие угрозы не могли заставить меня забыть, что я обязался: «служить Его Императорскому Величеству, не щадя живота своего до последней капли крови».Ну, что же, давайте перейдём к его службе.Что интересно, и что меня особенно удивляет и возмущает – великий князь Александр Михайлович занимал множество должностей, начиная от мичмана до адмирала на флоте, кончая директором концессии, председателем комитета по восстановлению флота и даже как бы был родоначальником военной авиации. Но во всех его мемуарах нет практически ничего о содержании его работы – в чём был его интеллектуальный вклад в то, чем он занимался? Нет ничего хотя бы особенности службы, которую он как бы нёс.Вот он начинает описание своей военно-морской службы мичманом, а эта служба начиналась с трёхлетнего похода на корабле из Балтики на Дальний Восток. Он описывает много интересного вообще, начиная о том, как товарищи по службе помогали ему лишиться девственности в портах, как у него была постоянная любовница в Японии, но нет ни слова хотя бы о классе корабля, на котором он служил. Спасибо, что он упомянул его название, и в Википедии оказалась статья о нём – это был бронепалубный парусно-паровой корвет.Великий князь Александр, судя по мемуарам, считал себя крупным военно-морским специалистом, а на его веку – веку профессионального военного, обязанного «служить Его Императорскому Величеству, не щадя живота своего до последней капли крови», – как раз и было две войны. Но даже об этом – об его участии в этих войнах практически ничего нет, как и о самих войнах. А то, что есть, вызывает удивление. Вот, к примеру.«Мое личное участие в войне 1904-5 гг. оказалось весьма неудачным. В феврале 1904 г. Государь возложил на меня задачу организовать так называемую «крейсерскую войну», имевшую целью следить за контрабандой, которая направлялась в Японию. Получив необходимые данные из нашей контрразведки, я выработал план крейсерской войны, который был утверждать советом министров и который заключался в том, что русская эскадра из легко вооруженных пассажирских судов должна была иметь наблюдение за путями сообщения в Японию. При помощи своих агентов, я приобрел в Гамбурге у «Гамбург-Американской линии» четыре парохода по 12.000 тонн водоизмещения. Эти суда, соединенные с несколькими пароходами Добровольного Флота, составляли ядро эскадры для крейсерской войны. Они были снабжены артиллерией крупного калибра и были поставлены под начальство опытных и бравых моряков.Замаскировав движение избранием направления, казавшегося coвершенно невинным, наша флотилия появилась в Красном море как раз во время, чтобы захватить армаду из 12 судов, нагруженных огнестрельными припасами и сырьем и направлявшихся в Японию. Добытый таким образом ценный груз возмещал расходы, понесенные на выполнение моего плана. Я надеялся получить Высочайшую благодарность. Однако наш министр иностранных дел бросился в Царское Село с пачкой телеграмм: в Берлине и в Лондоне забили тревогу. Британское министерство иностранных дел выражало «решительный протест, Вильгельм II шел еще дальше и отзывался о действиях нашей эскадры, как «о небывалом акте пиратства, способном вызвать международные осложнения».Блокировать порты Японии – это понятно, и понятно, что это страшно. Захватывать японские суда по всему миру – нет вопросов, – с японцами война. Но дать приказ захватывать торговые суда нейтральных стран по всему миру и объявлять их своим трофеем? Ну сами посмотрите – где Красное море, а где Япония.С 1903 года великий князь Александр Михайлович – контр-адмирал и младший флагман Черноморского флота, а, как известно, в посылаемой на Дальний Восток на войну с японским флотом эскадре под командованием Рожественского крайне не хватало адмиралов – все русские адмиралы нагло отказывались воевать за Россию и царя. Казалось бы, великий князь, вызовись добровольцем и возьми на себя должность младшего флагмана эскадры или хотя бы возглавь отряд крейсеров в этой эскадре. Но нет, младшим флагманом назначили старого и больного контр-адмирала фон Фёлькерзама, у которого хватило совести не отказаться от исполнения долга, но не хватило здоровья. У него ещё в апреле – во время движения эскадры Рожественского к своему позору – случился инсульт, и этот адмирал умер своей смертью за несколько дней до сражения в Цусимском проливе, оставив своей смертью часть эскадры без командования в бою.Но вернёмся к обязавшемуся «служить Его Императорскому Величеству, не щадя живота своего до последней капли крови. Нет, вместо предложения своих профессиональных услуг Николаю II, контр-адмирал и младший флагман, 39-летний великий князь Александр Михайлович развивает бешенный энтузиазм в том… чтобы отговорить царя вообще посылать эту эскадру на войну с Японией! Настоящий русский адмирал!И по примеру великих князей такие у царя были практически все адмиралы – ничего так не боялись, как морских сражений.Что касается Первой мировой войны, то об этом в мемуарах написано меньше страницы. Сначала великий князь Александр Михайлович, уже на тот момент полный адмирал, был почему-то назначен помощником командующего 4-й сухопутной армией, потом быстро переназначен полевым генерал-инспектором военного воздушного флота при Верховном Главнокомандующем. Чем он занимался на этом посту – в его мемуарах нет ни слова.И исходя из его собственных воспоминаний о себе и о Николае II следует, что вся семейка Романовых концу XIX века стала до предела сугубо примитивными мещанами и ничего, кроме личных удовольствий знать не хотела и не знала.«Вся королевская рать»Понятно, что род Романовых большевики изрядно выкосили, стремясь сократить потери в гражданской войне, посему трудно было бы упрекнуть Александра Михайловича в идеализации своих павших родственников. Но эти родственники были такими, что даже он не всегда помнит, что «о мёртвых только хорошо». Вот он описывает своих двоюродных братьев:«Следующими по старшинству шли четыре дяди Государя, четыре брата покойного Императора.Великий Князь Владимир Александрович – отец старшего, по первородству, из ныне здравствующих членов Императорской Семьи Великого Князя Кирилла Владимировича – обладал несомненным художественным талантом. Он рисовал, интересовался балетом и первый финансировал заграничные балетные турне С. Дягилева. Собирал старинные иконы, посещал два раза в год Париж и очень любил давать сложные приемы в своем изумительном дворце в Царском Селе. …С ним нельзя было говорить на другие темы, кроме искусства, или тонкостей французской кухни. Его поездки в Париж причиняли массу хлопот и неприятностей кухонным шефам и метрдотелям «города, светоча». Но, после того, как он вдоволь отводил душу за критикой обеденного меню, его щедрые чаевые сыпались всем, кто только протягивал руку».Вы полагаете, что этот паразит, швыряющийся в Париже деньгами, отобранными у русского народа, жил на свои 210 тысяч рублей в год? Отнюдь: «Он занимал, сообразно своему происхождению и возрасту, ответственный пост командира Гвардейского Корпуса, хотя исполнению этих обязанностей и являлось для него большой помехой в его любви к искусству».А вот ещё один кузен автора мемуаров:«Затем Великий Князь Алексей Александрович, который пользовался репутацией самого красивого члена Императорской Семьи, хотя его колоссальный вес послужил бы значительным препятствием к успеху у современных женщин. Светский человек с головы до ног, «le Beau Brummell», которого баловали женщины, Алексей Александрович много путешествовал. Одна мысль о возможности провести год вдали от Парижа заставила бы его подать в отставку». Вы полагаете, что этот паразит довольствовался своими 210 тысячами рублей в месяц? Отнюдь:«Но он состоял на государственной службе и занимал должность не более не менее, как адмирала Российского Императорского флота. Трудно было себе представить более скромные познания, которые были по морским делам у этого адмирала могущественной державы.Одно только упоминание о современных преобразованиях в военном флоте вызывало болезненную гримасу на его красивом лице. Не интересуясь решительно ничем, что бы не относилось к женщинам, еде или же напиткам, он изобрел чрезвычайно удобный способ для устройства заседаний Адмиралтейств-совета. Он приглашал его членов к себе во дворец на обед и, после того, как наполеоновский коньяк попадал в желудок его гостей, радушный хозяин открывал заседание Адмиралтейств-совета традиционным рассказом о случае из истории русского парусного военного флота».И так далее, и так далее о двоюродной родне.Правда, о своём родном брате, великий князь вспоминает, понятное дело, предельно слащаво:«Мой четвертый брат – Великий Князь Сергей Михайлович (он был на три года моложе меня) радовал сердце моего отца тем, что вышел в артиллерию и в тонкости изучил артиллерийскую науку. В качестве, генерал-инспектора артиллерии, он сделал все, что было в его силах для того, чтобы, в предвидении неизбежной войны с Германией, воздействовать на тяжелое на подъем русское правительство в вопросе перевооружения нашей артиллерии. Его советов никто не слушал, но впоследствии на него указывали в оппозиционных кругах Государственной Думы, как на «человека, ответственного за нашу неподготовленность»Историк А. Широкорад поясняет, о какой «неподготовленности» идёт речь. Этот великий князь, Сергей Михайлович – командующий русской артиллерией, – спускал огромные деньги на любовницу – балерину Кшесинскую, доставшуюся ему после наследника престола – будущего Николая II, – но спускал не свои годовые 210 тысяч рублей, и не зарплату, а «откаты», получаемые у французской фирмы Шнейдера за заказ у неё артиллерии (скупые и честные немцы имели лучшую артиллерию, но откаты не платили). Широкорад приводит такой пример:«Великий князь Сергей Михайлович и Кшесинская совместно с руководством фирмы Шнейдера и правлением Путиловского завода организовали преступный синдикат. Формально в России продолжали проводиться конкурсные испытания опытных образцов артиллерийских систем, на которые по-прежнему приглашались фирмы Круппа, Эрхардта, Виккерса, Шкода и другие, а также русские казенный заводы Обуховский и Санкт-Петербургский орудийный. Но в подавляющем большинстве случаев победителем конкурса оказывалась фирма Шнейдер.Автор лично изучал в архивах Военного исторического музея отчеты о конкурсных испытаниях орудий. В угоду великому князю Сергею Михайловичу комиссия часто шла на подлог. К примеру, вес орудий Шнейдера подсчитывался без башмачных поясов и ряда других необходимых элементов, а орудий Круппа – в полном комплекте. В отчете писалось, что орудие Шнейдера легче и подлежит принятию на вооружение, но фактически в боевом и походном положении оно было тяжелее своего крупповского аналога.…Но и на этом не кончились бедствия русской артиллерии. Французское правительство через фирму Шнейдера, Сергея, Матильду и ряд других агентов влияния в Санкт-Петербурге навязало российской артиллерии свою доктрину. По французской доктрине будущая война должна быть маневренной и скоротечной. Для победы в такой войне достаточно иметь в артиллерии один калибр, один тип пушки и один тип снаряда. Конкретно это означало, что армия должна была иметь 76-мм дивизионные пушки…, Французская доктрина одного калибра, одной пушки и одного снаряда была бы очень хороша в эпоху наполеоновских войн при стрельбе по сомкнутым колоннам пехоты и кавалерийским лавам». Но Первая мировая война не была наполеоновской, она была войной позиционной, в которой без тяжёлых орудий делать было нечего.В результате Россия на начало Первой мировой войны против 1856 тяжёлых полевых орудий у немцев и австрийцев имела всего 240 таких орудий, а вместе с французами и англичанами – 450.На тронеЛадно, давайте вспомним о царствующих лицах иных монархий.Помянутый выше всего лишь муж королевы Великобритании, принц Альберт умер, прожив всего 42 года, но за свою короткую жизнь он сумел пересмотреть расходы королевских финансов в сторону их экономии, лично занимаясь всеми строительными вопросами, реконструировал Букингемский дворец и построил на острове Уайт поместья Осборн-хаус, сделав их чуть-чуть роскошнее, чем у подданных и без нервирующих простой народ излишеств. Провёл принципиальные образовательные реформы, введя на тот момент самые современных учебные программы, существенно расширив число изучаемых в школах предметов за счёт изучения естественных наук. Он инициировал строительство социального жилья для рабочих, общественных бассейнов и женских гимназий. В 1851 году Альберт организовал выставку величайших мировых достижений, и первая всемирная выставка имела оглушительный успех у публики со всего мира, принеся казне огромный доход. По инициативе Альберта на часть этих средств была куплена земля в Южном Кенсингтоне, где были построены Музеи естествознания и науки, а также Имперский колледж Лондона и здания, которые сейчас известны как Альберт-холл и Музей Виктории и Альберта.И это были заботы официально не имеющего власти мужа королевы, а британская королева, как известно, тоже не имеет никакой реальной государственной власти.А в России?Обладая огромными состояниями, русское дворянство предпочитали прожечь его с проститутками в Париже, но ни копейки не направить на общее благо России. В Англии никогда не было ни одного государственного университета, в России не было ни одного частного – все высшие учебные заведения содержались за счет казны.К концу XIX века в России было всего 9 университетов на 130 миллионов населения (из которого 1,5 миллиона были дворяне), но только Петербургский и Московский были так-сяк наполнены, имея около 4 тысяч студентов на пяти факультетах при четырехлетнем обучении, а, скажем, казанский имел 858 студентов, Харьковский – 1489, Новороссийский – 688.Нет, в целом число студентов росло, но как! Скажем, с 1880 по 1894 год их количество увеличилось с 8 193 до 13 944. Но в процентах число студентов-филологов осталось прежним – 20%, студентов юристов увеличилось с 22 до 37%, студентов-медиков уменьшилось с 46 до 37%, а студентов физико-математического факультета упало с 11 до 5%! То есть, число желающих стать юристами возросло с примерно 1800 до 5 200 человек, а число студентов, изучающих точные науки, за 14 лет упало с примерно 900 до 700 человек.Правда, на 1898 год в России высшее техническое образование давали еще учебные учреждения типа институтов с пятилетним курсом обучения, их тоже было 9, и в них училось 5435 студента. Кроме того, был один сельскохозяйственный, один сельскохозяйственно-лесной и один лесной институты с четырехлетним сроком обучения и с 916 студентами. Итого примерно 20 тысяч студентов на государство, повторю, со 130 миллионами населения и с полутора миллионами дворян. И это при том, что церковный клир готовили 58 семинарий с 19 000 семинаристов и 186 духовных училищ с 31 215 учениками.В 1904 году началась война с Японией, которая имела втрое меньше населения, но у которой уже было обязательное начальное образование и 3111 профессионально-технических школ с почти 200 тысячами учащихся. Кроме этого, 7 технологических высших школ и 2 университета с примерно 11 тысячами студентов. Что удивительно, Япония имела и 101 женскую высшую школу с 32,5 тысячами курсисток. Японцы потеряли в войне с Россией в 1904-05 годах гораздо больше солдат, чем русские армии, но войну выиграли! И больше всего поражало японцев, что в сдавшихся им в плен русских войсках 70% солдат были неграмотны!В 1914 году Российская империя вступила в войну с Германией, которая на начало ХХ века имела на 56 миллионов жителей 22 университета с 36,5 тысячами студентов и 11 высших технологических школ с 17 тысячами студентов. Кроме этого неизвестное мне количество немецких студентов училось в 3 высших горных, 5 высших лесных, 5 высших ветеринарных, 2 высших сельскохозяйственных школах и в 8 сельскохозяйственных институтах при университетах.Но разве до этих проблем было самодержцу Российскому и его родне?У царя только Зимний дворец, в котором он после «кровавого воскресенья» фактически не жил, «обслуживал персонал в 1200 человек придворных служителей и лакеев». Да плюс в Царском селе и Гатчине и в иных вотчинах «трем тысячам дворцовых служащих нужно было платить ежемесячно жалование, давать стол, обмундирование, а вышедшим в отставку – пенсии. Гофмаршал, церемониймейстеры, егеря, скороходы, гоф- и камерфурьеры, кучера, конюхи, метрдотели, шоферы, повара, камер-лакеи, камеристки и пр. – все они ожидали два раза в год подарков от Царской семьи: на Рождество и в день тезоименитства Государя. Таким образом, ежегодно тратилось целое состояние на золотые часы с Императорским вензелем из бриллиантов, золотые портсигары, брошки, кольца и другие драгоценные подарки».До совершенствования ли образования было бедному Николаю II? Единственно, на что его хватало, это: «Несмотря на свое мировое имя и неизменный успех, Императорский балет отнюдь не являлся доходным театральным предприятием, и все пять Императорских театров приносили убытки. Этот дефицит покрывался из средств министерства двора и уделов. Чтобы высоко поддерживать знамя русского искусства, Императорской семье надо было ежегодно расходовать 2 милл. рублей. В 1905 г. к числу субсидируемых министерством двора театров прибавилась еще и балетная труппа С. Дягилева. Его блестящие представления в Париже и Лондоне были возмещены только благодаря щедрости Государя».Балет как высшая ценность царской России – это прекрасная характеристика всей её правящей элиты.Вот Александр пишет, как расцвёл при Николае II Петербург: «Тот иностранец, который посетил бы С. Петербург в 1914 году, перед самоубийством Европы, почувствовал бы непреодолимое желание остаться навсегда в блестящей столице российских Императоров, соединявшей в себе классическую красоту прямых проспектов с приятным, увлекающим укладом жизни, космополитическим по форме, но чисто русским по своей сущности.Чернокожий бармен в Европейской гостинице, нанятый в Кентукки, истые парижанки-актрисы на сцене Михайловского театра, величественная архитектура Зимнего Дворца», – и т.д. и т.п.Ну, а тому иностранцу, который уже видел негров и парижских проституток, чему было удивляться? Может изделиями выдающихся мастеровых или творениями инженеров? Открытиями учёных? Чего нет, того нет! Удивляться надо было тому, что «во время переписи населения Петербурга, устроенной в 1913 году, около 40.000 жителей обоего пола были зарегистрированы в качестве биржевых маклеров». Не творческий труд, а халява – это цель и вожделение российской элиты во все времена.Занимающий должностьИ возвращаясь к тяжким трудам великого князя.Тут надо сказать, что значительная часть рассматриваемых воспоминаний так или иначе посвящена страхом царской семьи перед революционерами-террористами. Особенно эти страхи усугубились с 1905 года, когда и на Черноморском флоте, на котором великий князь Александр имел халяву младшего флагмана, вспыхнуло восстание на крейсере «Очаков» и Александр срочно перевёлся на Балтику, на которой получил в командование флотилию минных крейсеров и поднял свой флаг на крейсере «Алмаз». Однако и тут, когда он как обычно отдыхал на яхте в финских шхерах, «получил от моего денщика, остававшегося на «Алмазе», записку, что экипаж крейсера накануне восстания и ждет только моего возвращения, чтобы объявить меня заложником».Было такое возмущение на крейсере или не было – вопрос, но, во-первых, интересны собственные оценки великого князя себя: «Заложник – такова была награда за те двадцать четыре года, которые я посвятил флоту. Я пожертвовал всем – моей молодостью, моим самолюбием, моей энергией – во славу нашего флота. Когда я разговаривал с матросами, я ни разу в жизни не возвышал голоса. Я радел об их пользе пред адмиралами, министрами, Государем! Я дорожил моею популярностью среда флотских команд и гордился тем, что матросы на меня смотрели, как на своего отца и друга. И вдруг – заложник!!!»Во-вторых, раз на тебя так любовно смотрели матросы, так немедленно бросайся к ним и своим авторитетом погаси назревающий бунт (которого на самом деле так никогда и не было – с 1908 года крейсер «Алмаз стал императорской яхтой).Ну и? Ну и в итоге этого рапорта от денщика, великий князь собрал семью и от революционных неурядиц удрал в Италию.И там в череде непрерывных светских развлечений, включая игру в карты с королём Великобритании, великому князю приходит в голову заняться авиацией: «У меня еще оставались два миллиона рублей, которые были в свое время собраны по всенародной подписке на постройку минных крейсеров после гибели нашего флота в русско-японскую войну.Я запросил редакции крупнейших русских газет, не будут ли жертвователи иметь что-либо против того, чтобы остающиеся деньги были бы израсходованы не на постройку минных крейсеров, а на покупку аэропланов? Через неделю я начал получать тысячи ответов, содержавших единодушное одобрение моему плану. Государь также одобрил его. Я поехал в Париж и заключил торговое соглашение с Блерио и Вуазеном».Вот тут выясняется, что великий князь, оказывается, имел халяву в виде должности главы комитета, который на деньги, собранные с народа, возрождал военный флот России. Как мы понимаем, возрождал для того, чтобы цари на этом флоте могли кормить свою многочисленную родню. Но сколько кораблей князь построил для флота и каких – об этом в его воспоминаниях ноль! Или это великому князю было не интересно, или (скорее всего) он этого и не знал. Мало того, как видите, он считал, что у него осталось 2 миллиона рублей, между прочим, сумма, которую десять великих князей могли за год собрать, отказавшись от ежегодных дотаций из казны в сумме 210 тысяч рублей на княжескую голову. Но как это можно? Это была бы не русская элита! Которая и сегодня проматывает огромные деньги на тупых развлечениях, а потом собирает с народа деньги на лечение больных детей.Поэтому, как видите, воодушевившись перелётом Блерио через Ла-Манш, великий князь Александр намерился легально отобрать на это (по тем временам ещё рисковое) дело деньги, собранные народом.Публицист того времени М. Меньшиков сообщает об этом подробности – и что было построено, и точную сумму, – которые князь считает пустяками: «Великий князь Александр Михайлович издал 12 января обращение к громадному кругу русских людей, жертвовавших на усиление военного флота. Что делать с оставшимися 880 тысячами рублей? Те десятки миллионов рублей, что пожертвованы на усиление флота, все истрачены. Построено 18 минных крейсеров, 4 подводные лодки и достраивается минный турбинный крейсер. Остатки от процентов, указанные 880 т., могут быть истрачены или с тою же целью, т. е. для постройки какого-нибудь маленького военного судна, или обращены на более важное и более грозное орудие обороны, например, на организацию военного воздухоплавания».И вот то, что князь не знает ключевых фактов деятельности по воссозданию флота и созданию авиации, которой он, якобы, руководил, даёт основание полагать, что какую бы должность он ни занимал, а руководил он так, как в моих старых статьях «Кадровые самоходные желудки» рассказывает штабс-капитан лейб-гвардии Семёновского полка Макаров о карьере их командира полка Ивана Эттера:«…На 11-й год службы Ванечка был произведен в капитаны. Это было не очень приятно, так как ротному командиру в роту, хотя бы на час, но полагалось являться каждый день. Были такие, которые и этого не делали, но границ общепринятого приличия Ванечка ни в чем и никогда не переступал. И вот, между 10-11 часами утра, к калитке 1-го батальона стал ежедневно подкатывать серый полу-рысак, и в санках офицер с бородкой и в николаевской шинели. В роте Ванечка принимал рапорт дежурного и здоровался. Дневальный почтительно снимал с него шинель, после чего он прямо проходил в канцелярию, где садился к столу и закуривал папиросу. Старый, умный и насквозь знавший Ванечку фельдфебель становился напротив и начинал докладывать.…После каждого доложенного случая, фельдфебель поглаживал бороду и говорил: «Я полагал, бы, Ваше Высокоблагородие поступить так...» И солидно излагал свое мнение. И как всегда решение это было самое разумное и как всегда Ванечка с ним соглашался. За этим следовало: «Вот, Ваше Высокоблагородие, извольте подписать...» И Ванечке подавались на подпись списки, ведомости, рапортички, требования... В мирное время в полках Российской армии любили канцелярщину. Все четвертушки бумаги Ванечка аккуратно подписывал, а стоявший рядом ротный писарь хлопал по ним ротной печатью. Дело шло как по маслу.…После часа напряженной работы в ротной канцелярии, Ванечка вынимал из золотого портсигара вторую папиросу, потягивался и усталым голосом говорил:– Ну, это все? Больше ничего нет?– Никак нет, Ваше Высокоблагородие, пока нет больше ничего...– Ну, так я поеду.– Так точно, Ваше Высокоблагородие, счастливо оставаться, Ваше Высокоблагородие...…Внизу другой дневальный отстегивал полость санок и помогал Ванечке удобно усесться. Бородатый кучер поворачивал голову и почтительно спрашивал:– Домой прикажете?– Домой, – бросал Ванечка и крепче закутывался в шинель. Рабочий день его был окончен».Вот так, надо думать, служил России и великий князь Александр, когда не отдыхал в своём имении или не ездил отдыхать за границу.В конце воспоминаний, когда временное правительство уже выбросило его из армии, он с надрывом пишет: «Я пожертвовал десятью годами моей жизни для создания и развития нашей военной авиации, и мысль о прекращении привычной деятельности была для меня нестерпима». А что в результате этой жертвы? Как обстояли дела с авиацией? Об этом князь, как вам уже понятно, не пишет ни слова. Почему? Стыдно?Отнюдь!Ну смотрите, на начало Первой мировой войны Россия имела самый большой парк самолётов среди воюющих стран – 263 (Германия – 232, Франция – 156). Мог великий князь хоть что-то об этом сказать? Мог! Если бы знал! Если бы был настоящим руководителем, а не подписывателем бумаг, не знающим, что у него в вверенном ему ведомстве происходит.Ещё момент. Вот их племянник Николай II свергнут, власть в России перешла к Временному правительству:«После завтрака я видел моего брата Сергея, который читал первый приказ Временного Правительства. Солдаты всех родов оружия приглашались новыми правителями сформировать комитеты или советы и избрать на командные должности угодных им офицеров. Этот же знаменитый «Приказ №1» объявлял об уничтожении военной дисциплины, об отмене отдания чести и пр.– Это же конец русской армии! – сказал Сергей.– Сам Гинденбург не мог бы внести никаких дополнений в этот приказ. Гарнизон Выборга уже перерезал своих офицеров. Остальные не замедлят последовать этому примеру».Хвалить этот приказ №1 не за что, но вот от того, что русские солдаты ненавидели офицеров той русской армии – скрыться некуда. Это факт и это позорнейший факт. И что – это во всех странах было так? Во всех странах солдаты ненавидели офицеров?В воспоминаниях ветерана Великой Отечественной войны А.В. Невского есть вот такое описание того, как сдавались в плен в 1945 году немецкие войска в Кенигсберге.«Комдив Перевозников приказал офицерам немецкой дивизии построиться отдельной от солдат колонной, указал место, куда складывать оружие, а командиру разведроты лейтенанту Филиппову приказал выделить усиленный конвой для сопровождения офицеров. Последний выделил четырех разведчиков на группу офицеров в несколько сот человек.Следом подошла вторая колонна немцев, и вся процедура повторилась.А дальше произошло то, что произвело на нас, советских воинов, сильное впечатление. Когда немецкие офицеры получили приказ Перевозникова построиться отдельной колонной, началось их прощание со своими солдатами. Они целовались и плакали, не стыдясь своих слез».Вот так выглядит дворянство и интеллигенция своей страны, а не её оккупационный режим, ненавидимый народом.И написав воспоминания, великий князь Александр Михайлович подводит их итог моментом своего бегства из России, когда везущий его и семью британский крейсер проходит мимо земель на крымском мысе Ай-Тодор, принадлежавший этому князю:«Форсайт» увеличивал скорость, и береговые огни мало-помалу скрывались из вида. Когда я обернулся к открытому морю, то я увидел Ай-Тодорский маяк. Он был построен на земле, которую мои родители и я возделывали в течение последних сорока пяти лет. Мы выращивали на ней сады и трудились в ее виноградниках. Моя мать гордилась нашими цветами и фруктами. Мои мальчики должны были закрываться салфетками, чтобы не запачкать рубашки, кушая наши великолепные, сочные груши. Было странно, что, утратив так много лиц и событий, память моя сохранила воспоминание об аромате и вкусе груш из нашего имения в Ай-Тодоре. Но еще более странно было сознавать, что, мечтая 50 лет своей жизни об освобождении от стеснительных пут, которые на меня налагало звание Великого Князя, я получил, наконец, желанную свободу на английском корабле».«Мы возделывали, мы выращивали, мы трудились», – он в самом деле считает трудом владение имение, на котором под руководством управляющего работали рабочие. И ещё «стеснительные путы звания Великого Князя», – надо же! Очень они его стесняли!Вспомнилось стародавнее интервью с каким-то актёришкой, который снимался в каком-то фильме про пиратов, и поэтому целый день провёл на палубе какого-то парусного судна, стоящего на якоре у берега. И считал это своё пребывание на судне ужасной по своей тяжести работой.Так и тут. Интеллигенты, мать их!

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 8039
Re: Царская Россия
« Ответ #99 : 08/11/21 , 20:43:05 »

СТОКРАТНО ГНУСНЕЕ КРЕПОСТНОГО СТРОЯ

  • Нет у меня работ к собственно 7 ноября, но тут, как говорится, день не пей, два не пей, а под такой праздник надо что-то дать. Поэтому и предлагаю то, что более-менее подходит по смыслу.
     
    Просмотрел объёмную книгу «Воспоминания русских крестьян XVIII – первой половины XIX века». Вообще-то я ожидал большего – чего-то вроде «Великорусского пахаря» Л. Милова, – ожидал больше чисел, поскольку «правда истории хранится в бухгалтерских книгах». Да и говорить об авторах, как о крестьянах, тоже нельзя, однако о сути их собственно профессиональных воспоминаний хочу написать отдельно.
     
    А в данном случае меня заинтересовало состояние законности в крепостной России, известной своим взяточничеством. Практически все воспоминания в сборнике относятся к царствованию Николая I, а этот царь, как известно, был яростным борцом со взятками и казнокрадством, он и жандармское управление создал именно для этого – для превращения России в правовое государство. Однако и при нём взяточничество имело огромный размах, как-то читал, что даже его министру юстиции пришлось дать взятку мелкому чиновнику, чтобы наконец разрешить абсолютно законное дело своей дочери.
    Поэтому начну с невольно возникшего вопроса – а почему? Почему прусский чиновник гордился своей честностью, прусские судьи гордились своей неподкупностью, в России всё было наоборот?
     
    Опять вспоминаю рассказ какого-то современника, который во времена Николая I в комнате, набитой посетителями и чиновниками пытался незаметно дать взятку чиновнику, а тот удивился – чего скрывать? «Пусть все видят, сколько я беру, ну, так ведь я и дело делаю!»
     
    А у Пруссии есть иной анекдот. В середине XVIII века прусский король Фридрих II Великий строил в Потсдаме свой дворец Сан-Суси, ему мешала стоящая близ дворца мельница, а мельник категорически отказывался её продавать. Тогда король инкогнито заехал к мельнику, тот его не узнал, и король его спросил, не боится ли он тягаться с королём? На что мельник уверенно ответил, что «у короля есть суд в Берлине!» То есть выразил уверенность, что суд честно станет на его сторону, а не на сторону короля. Видя такую веру простого человека в справедливость и неподкупность королевских судов, Фридрих оставил мельника в покое, и мельница до сей поры стоит рядом с королевским дворцом.
     
    Я не буду говорить о сегодняшней банде уголовных преступников, именующих себя в России судьями, и поступающих не как велит закон, а как требуют назначившие их в должность паханы – всего лишь в предыдущей работе я об этом снова писал. И хотя при Николае I судьи тоже были теми ещё «судьями», но до такой мерзости, которой упиваются нынешние преступники в должности судей, царские судьи не опускались. В разбираемой книге есть несколько примеров, когда герои, будучи крепостными, имели дела в судах против более властных и богатых своих обидчиков, а суд всё же, решал в пользу крестьян. Да и жандармы без дела не сидели, вот, к примеру, вспоминает крепостной писарь помещика Чихачёва: «…вскоре после отъезда из его имений и из Балашова жандармского полковника, уездный судья и окружной начальник лишились мест. Потом ему справедливо или нет, но приписывали смещение и, кажется, отдачу под суд председателя Саратовской уголовной палаты С[ту]пина, известного всей губернии за страшного взяточника и безнравственного человека, имеющего чуть ли не гарем из дам вполне приятных. Я это, впрочем, основываю на том, что после выезда его из саратовских имений в Петербург некоторые власти, как сказал выше, поплатились отставками».

    Или вот губернатор по доносу подлого управляющего имением посылает в имении воинскую команду усмирить якобы взбунтовавшихся крепостных крестьян, воинская команда по приказу губернатора зачинщиков арестовывает, но стряпчий (в те времена так назывался помощник прокурора) подаёт протест, и «хотя этот протест скрыли от губернатора и схваченных, как зачинщиков, предали суду, однако уездный суд немедленно освободил арестованных, как невиноватых». В нынешней России такое мыслимо?
     
    Но почему в Пруссии был образцовый порядок, а в России всегда царило беззаконие, даже когда цари искренне пытались это беззаконие искоренить?
     
    Напомню причину – напомню, что элита – те, с кого весь народ брал пример, – в России и на Западе была устроена по-разному!
     
    В Западной Европе со времен Карла Великого до XIX века было «Майоратное право», согласно которому недвижимое имущество (дома и земли) наследовали только первенцы. Другие дети получали наследство лишь деньгами и движимым имуществом. Вспомните сказку француза Ш. Перро «Кот в сапогах». Старший сын получил мельницу (недвижимое имущество), средний – осла, а младший – кота (движимое имущество). С одной стороны, это исключало дробление родовых земель, а другой, постоянно появлялись безземельные дворяне и крестьяне без средств к существованию. И это заставляло их служить, и не просто служить, а становиться профессионалами высочайшего класса.
     
    А в России все сыновья всех сословий получали равную долю наследства, а всем дочерям родители давали приданое, – на Руси существовал родовой принцип наследования – «Лествичное право».
     
    Казалось бы, при чём тут право наследования, если речь и в России царь заставлял служить дворян угрозой лишения имения, а в Западной Европе дворянина заставлял служить голод. Внешне – одно и то же!
     
    Но дело в том, что царь, даже такой фанатичный, как Пётр I, не способен уследить за всеми – за тем, чтобы они служили добросовестно и храбро. А голод (вернее, спрос на рынке на честных чиновников и храбрых офицеров) – был способен! Спрос на рынке труда на честных чиновников и храбрых офицеров при избытке предложения, контролировал элиту лучше всякого царя.
     
    К чести Петра, он попытался ввести и в России аналог майоратного права, в 1714 году он издал «Указ о единонаследии», по которому отец обязан был завещать недвижимое имущество одному сыну (при отсутствии завещания наследовал старший сын), а движимое имущество отец мог распределить между детьми по своему усмотрению. Однако, наследники Петра не смогли устоять перед давлением дворянства и через 16 лет, императрица Анна Иоанновна этот указ отменила. А Петр III, став в 1761 году императором, стал умничать на «западный манер» и в 1762 году вообще освободил от службы дворян, не отменив лествичного права.
     
    Да, на Западе дворяне не обязаны были служить, и служить их заставлял голод – это так. Но зачем теперь служить освобождённому от службы русскому дворянину, если у него есть возможность паразитировать на крепостных крестьянах? Причём, ввиду отсутствия майоратного права, у всего русского дворянства всегда будет хоть немного земли и крепостных, на шее которых можно было сидеть.
     
    Петр III сделал безделье символом российского дворянства (а затем и символом российской интеллигенции).
     
    Но люди редко соглашаются с тем, что кому-то что-то было можно, а им – нельзя! Паразиты дворяне-помещики отработкой крепостными крестьянами барщины или возложенным на них оброком обдирали народ, так почему же тем же чиновникам нельзя взятками обдирать тот же народ, да и самих помещиков?
     
    Да, страшно, да, царь может узнать и заслать осваивать Сибирь, но ведь очень хочется! А если нельзя, но очень хочется, то можно! И как цари не боролись с этим внешним проявлением – со взятками, – но в конечном счёте результат у них был, как у Навального.
     
    Кстати, абсолютно невиновного Навального посадили, не найдя у него ни копейки бесчестно заработанных денег, а всего лишь у полковника МВД Захарченко, и только в одной его квартире нашли сумки со 139,5 миллионов долларов, а у полковника ФСБ Черкалина – 186 миллионов долларов, а у сенатора Арашукова с отцом – 680 миллионов долларов. В общей сложности только у трёх «спалившихся» – 945.5 миллиона долларов. Для сравнения, стоимость разработки космической программы Илона Маска Falcon 9, с многоразовой системой посадки ступеней обошлась в 850 миллионов долларов!
     
    Но вернёмся ко временам крепостничества.
     
    Ведь вот эта наглая суть российского дворянства и интеллигенции – умный «человек тот, кто устроился паразитом», – перешла даже в СССР, как с ней ни боролись настоящие большевики, как с ней ни боролся Сталин. Ну, а сегодня нахапать как можно больше у народа стало единственным смыслом всей элиты – от чиновников и депутатов до «певцов ртом».
     
    Царям надо было решить проблему, отобрав у дворян всю землю (как это сделали большевики) и заставив дворян зарабатывать на жизнь честной службой. Но Петра III убили дворяне, отца Николая I – Павла I – убили дворяне. Теперь уже ни один царь не решался пойти на конфликт с паразитической массой дворян.
     
    И сейчас, чтобы лишить Россию паразитов, надо ввести закон о суде народа над выборными органами высшей власти, но…
     
    Но вернёмся к воспоминаниям.
     
    По-моему, А. Чехов писал, что о хороших людях писать очень трудно, а о негодяях – легко, Во всяком случае, есть его похожая по смыслу цитата: «Стать писателем очень нетрудно. Нет того урода, который не нашел бы себе пары, и нет той чепухи, которая не нашла бы себе подходящего читателя».

    А вот посмотрите, как похожую мысль высказывает крепостной парень, начавший карьеру писарем.
     
    «Писарская должность сама по себе мне не нравилась, но я остался в ней из-за желания поразвиться чтением и собеседованием с более меня учеными людьми, в лице чиновников Министерства государственных имуществ. Не знаю почему, но на первых порах я, малоопытный, предполагал в них более добродушия и честности, но время оправдало грубую деревенскую поговорку «Во всяком чину по блядину сыну». Были из них и порядочные люди, и добряки, да были и сущие негодяи, настоящие мерзавцы, коих я глубоко ненавидел в душе. О хороших писать почти нечего, так как на скромных их профессиях ничего выдающегося и быть не могло: они делали свое дело без вреда ближнему, и только. А о негодяях-то, пожалуй, порасскажу, что удержалось в памяти».
     
    А удержалось у него в памяти очень много об этих «блядиных детях», тем не менее, написав о них сотню страниц, он, всё же посвящает главу и верному царскому слуге: «Хотя ранее я и обмолвился, что о хороших начальниках почти и нечего говорить, но на моей службе писарем встретился один больно уж выдающийся, о коем и надумал порассказать кое-что. Это Евгений Иванович Якушкин…. Мужики не могли нахвалиться новым управляющим и скорым разрешением их ходатайств. Память о нем и посейчас держится между ними, очень уж он популярен стал в народе, а дворяне, как слышно было, недолюбливали его почему-то (не все, конечно)». И когда мемуарист узнал, что на Якушкина написана масса доносов, то заволновался и успокоился только тогда, когда в губернском Ярославле узнал, «что губернатор и жандармский полковник в самых хороших отношениях к Якушкину, что первый часто советуется с ним».
     
    Как видите, уже второй раз упоминаются жандармы – те, от кого вонючие и подлые КГБ и ФСБ ведут своё как бы происхождение. Когда Николай I создавал корпус жандармов, он символически вручил командиру этого корпуса графу А. Бенкендорфу свой носовой платок, чтобы граф «утёр этим платком слёзы подданных» Николая. И, кстати, как пишет мемуарист, ведь и губернатор Ярославской губернии, адмирал И.С. Унковский тоже был верным слугой царю.
     
    Так ведь и царь был не чета нынешнему дерьму. Как вам нравится такой рассказ.
     
    «В одно время идя от зятя на огород к сестре и дойдя до Аничкина моста, я пошел по берегу Фонтанки панелью; по левую сторону Фонтанки, против Троицкого подворья, попался мне навстречу немолодой боярин с мальчиком, сидящим рядом с ним в санях, а на беседке рядом с кучером сидел малолеток солдатский кантонист; все встречные и идущие останавливаются, смотрят и кланяются; поклонился и я, а потом спросил: кто это такой проехал? мне сказали, что мальчик, сидящий с боярином, Цесаревич, Наследник престола Александр Николаевич; идя далее и не доходя до Чернышева моста, против переулка, у лесной баржи купца Громова столпилось столько народу, что от тесноты с трудом можно было пройти; я сперва думал, что тут пожар, вмешался в народ и услышал в толпе следующий разговор.
     
    Ехал тут дядька с Наследником; дядьке попался какой-то знакомый боярин; он сошел к нему с саней и пошел панелью по берегу Фонтанки к Аничкову мосту; кучер же с Наследником ехал за ним сзади; Наследник, вероятно соскучась сидеть один, сошел с саней и пошел по панели за дядькой; в это время навстречу ему попался кантонист его лет; что между ними было причиной ссоры, никто не знал, только видели, как они без шапок дрались на кулачках с большим азартом, не уступая друг другу; никто не смел разнять их, хотя место это и многолюдное; наконец кто-то сказал про это дядьке; тот прибежал в испуге, разнял бойцов; приведя в порядок их одежду, он посадил Наследника с собой, а кантониста рядом с кучером и повез их в Зимний дворец, куда он и до этого ехал.
     
    Тут узнал я, что кантонист этот из кондукторской школы, а школа эта находилась как раз против огорода нашего свата Грачева; между школой и огородом лежал один только Измайловский парад; смотритель этой школы был нашему свату Андрею Гаврилову весьма близок. Наутро вот что узнал я об этом кантонисте: к испуганному его родителю, близкому к отчаянию, отставному солдату, в придворной карете привезли его сына и с ним 300 рублей денег, подаренные ему во дворце. По домашнему суду Императора Николая Павловича Наследник был обвинен и наказан, а кантонист был оправдан и получил, как обиженный несправедливо, награду. Событие это наделало тогда много толков в столице».
     
    Как видите, даже наследнику престола нельзя было несправедливо обижать народ. Или вот такой факт:
     
    «Мужики между тем, как-то не доверяя благополучному окончанию и предчувствуя с иной стороны грозный исход, приготовили прошение на Высочайшее имя, с прописанием всего, и со всех деревень приложили к нему подписи грамотных людей. Как только дошло до заводской конторы строгое распоряжение барина и прошел о нем слух, тот же час четыре выборных человека отправились в Петербург к самой государевой защите. Эта депутация подала прошение самому императору Николаю Павловичу лично и получила от министра внутренних дел открытый лист для свободного следования на родину».
     
    За 30 лет царствования Николая I население России выросло с 50 до 70 миллионов человек, то есть было всего лишь вдвое ниже теперешнего вымирающего населения «демократической России». Тем не менее, депутацию обиженных мужиков лично принял император Николай I! Лично! А сейчас «пердизент», являющийся гарантом Конституции мало того, что никого не принимает, так ещё за всё его царствование «на боку» не было случая, чтобы он защитил конституционные права хоть кого-нибудь!
     
    Напомню. В 2019 году я написал президенту России, так вот, на ответе, посланном мне Администрацией 24 октября 2019 года, стоит номер письма 107655291! Прописью – сто семь миллионов шестьсот шестьдесят пять тысяч 291 ответ! Если это количество ответов жалующимся гражданам России, то это число сравнимо с числом всех избирателей России! И даже если в этом номере что-то ещё зашифровано, то всё равно получается, что к Президенту за защитой обратились десятки миллионов граждан России и тысячи организаций.
     
    А гражданин С. Пепин обратился к президенту тоже по поводу своего судебного дела за пять лет до меня – 10 августа 2014 года. Его письмо было в Администрации зарегистрировано за номером «всего» 851926. Это значит, что за пять лет этот номер вырос практически на 107 миллионов! Получается, что в среднем в год Администрация Президента переваривает более 20 миллионов жалоб! То есть, ежегодно в среднем 20 миллионов граждан и предприятий жалуются на нарушение в России своих законных прав… и никакой реакции президента! Чиновники Администрации посылают всех… нет, не туда, куда вы подумали. Но, правда, с тем же результатом.
     
    Ну и хочу закончить понравившимся мне случаем из этих крестьянских мемуаров. Один из мемуаристов – на тот момент тоже крепостной крестьянин – по заданию министра вёл из Самарской губернии в Херсонскую транспорт переселенцев, и при переходе через Украину они встретили колонну рекрутов, понятное дело, пьяных и в нарушение закона без сопровождающих – без сельских старост и специальных проводников.
     
    «Выпившие рекрута, молодые ребята, оставленные без присмотра, стали гоняться за девками и молодыми бабами; две из них спрятались в кибитку и оттуда отбивались, как из крепости, находящимися в их руках батогами, в одной из повозок в углу сидела беременная женщина. Рекруты недолго думая, взяв под оси повозку, опрокинули ее: беременная женщина взвыла, одна девка кричала, что ей вывихнули руку. Тут все взрослые крестьяне и молодые бабы с имеющимися у них в руках батогами бросились на рекрутов, и началась опасная драка. Я хотел вступиться – разнять их, но в меня полетели комки земли, и один рекрут выхватил из рук старика палку, пустил ею в меня: она со свистом пролетела около моего уха. Чем бы это кончилось, сказать трудно, но один из провожатых, более благоразумный, поскакал верхом в волость села, откуда на двух парах скакали старшина, заседатель и сдатчик рекрутов. Они разогнали битву, но нашли у двух рекрутов лица, разбитые палками переселенцев, и из ран текла кровь. Один из переселенцев валялся на земле и кричал:
     
    – Посылай за попом, – умираю!

    Около беременной женщины собрались бабы, и она вопила, что ей придется выкинуть; девица, прижавши руку к груди, кричала, что ей вывихнули руку.

    Власти, отпустившие рекрутов без присмотра, накинулись на меня, как-де я позволил этим кацапам изуродовать физиономии рекрутов и теперь их не примут в рекрутском присутствии».
     
    Но увидав бумагу с подписью министра, пали духом, и предложили автору мемуаров взятку. Однако сопровождавший переселенцев крепостной крестьянин (автор мемуаров), был уже опытный управленец, он отверг предлагаемые ему 25 рублей и вызвал власти из города Корочи. «Городские власти: исправник, окружной начальник и доктор, выслушав меня и прочитав инструкцию, подписанную министром, немедленно выехали со мною к месту происшествия. Тут после краткого объяснения началась ручная расправа с сельскими властями: исправник, отхлестав по зубам и потаскав за бороду сдатчика, принялся за старосту, а окружный управлялся таким же образом с старшиною и сельским заседателем. Доктор осматривал больных, побитых рекрутами. После этого упражнения начались переговоры, как дело кончить. Мне советовали власти окончить дело миром и предлагали уже 50 рублей…»
     
    Он опять не взял, а подговорил потерпевших – переселяющихся мужика и баб, – что им делать: «Постарайтесь получить побольше, так как все они признают себя виновными. Этого было достаточно с них, чтобы заломить на мировую большие деньги».
     
    В результате местные власти сообщили: «Ну же и кацапы ваши! (рекруты были из малороссов) – крестьянин запросил за побои 100 рублей, но с трудом сошелся на 50 рублях; баба требовала 50, но согласилась получить 25 рублей; девке дали 10 рублей». (В те годы корова стоила 3-5 рублей, дневной заработок женщины – до 10 копеек).
     
    Заметьте, местные власти давали взятку крепостным, чтоб те не пожаловались на них министру!
     
    Мыслимо ли такое в нынешней России? А ведь то была Россия, мерзость которой была несравнима с порядками Советской власти. Так как нынешнюю власть сравнивать с Советской, если её нельзя сравнить и с крепостным правом??
     
    И как вонючие праздники этой Рашки сравнивать с праздником Октябрьской революции?
    Ю.И. МУХИН[/l]

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 8039
Re: Царская Россия
« Ответ #100 : 14/11/21 , 13:35:24 »

БЫТЬ КРЕПОСТНЫМ В ЦАРСКОЙ РОССИИ

  • Уже писал, что просмотрел объёмную книгу «Воспоминания русских крестьян XVIII – первой половины XIX века», и упомянул, что ожидал от неё большего – чего-то вроде «Великорусского пахаря» Л. Милова, – ожидал больше чисел, поскольку «правда истории хранится в бухгалтерских книгах». Числа, правда, и в этой книге есть, вот только крестьян нет. Дело в том, что это воспоминания людей, хотя и крепостных, но таких, которые никогда собственно сельскохозяйственной деятельностью не занимались.
    Правда, это тоже, по-своему, интересно. Авторы мемуаров (крепостные, напомню) были, понятное дело, во-первых, кем-то вроде купцов – торговали, причём, всем. И домотканым полотном, и тысячными стадами, купленного в Казахстане скота и овец, и даже нефтью, причём, перегоняя её, как можно понять, в керосин. Иные были управленцами – управляли сёлами и имениями, и исполняли работу чиновников. Были и дворовые крепостные, то есть, живущие в доме своего помещика, правда, и эти мемуаристы за единственным исключением были не просто лакеи, а писаря или делопроизводители, а тот единственный настоящий лакей, по совместительству был журналистом, вёл знакомство с московским бомондом в виде артистов и режиссёров, и писал стихи. Правда, после 1861 года он стал подрядчиком на строительстве железных дорог и крупных зданий. Был и крепостной, которому неграмотность и слабосильность не дали возможность стать бурлаком, посему он стал владеть множеством барж и организовывать перевозки миллионов пудов грузов сначала теми же бурлаками, а потом и собственными пароходами.

    Богатые крепостные – это не тайна в нашей историческое науке, правда, когда начинают плакать о тяжкой доле «рабов» при крепостном праве, как-то забывают о том, что крепостное право, как правило, не мешало людям проявить себя творцом в любом деле.
    Вот чуть выше помянутый неграмотный владелец пароходов, М.Е. Николаев, начал диктовать свои воспоминания со следующего:
    «Есть пословица «От трудов праведных не наживешь палат каменных», т.е. другими словами: честным трудом не разбогатеешь. Эту мысль часто высказывают люди, которые собственно даже не знают, что такое настоящий труд – упорный, настойчивый, разумный, и отвергают успех честного труда, чтобы тем самым оправдать собственный неуспех. За свою долгую жизнь я убедился в другом: праведным честным трудом, при хорошей жизни (аккуратности, бережливости, трезвости) и для себя можно нажить обеспечение, чтобы не только не нуждаться в чужой помощи, но и самому быть опорой родных и ближних; и потомство свое, которому ты дал жизнь, наградить и тем избавить от чужой заботы и тяжкой нужды, в которой часто понапрасну теряется много сил; и на доброе дело что-нибудь уделить. Я начинал свою жизнь с твердой верой в святость труда, я верил в то, что Бог труды любит, благословляет трудящихся и помогает им. Как бы труд ни был для меня тяжел, но если я видел, что он кому-нибудь нужен, я никогда его не избегал. Вера в Божью помощь поддерживала меня в те минуты, когда мне приходилось особенно трудно.
    Честным упорным трудом старался я прожить всю свою жизнь, и Господь благословил меня и наградил больше, чем я стою. На память своим детям я хочу рассказать простую незамысловатую историю своей жизни».
    Раз уж упомянули бога, то, пожалуй, за малым исключением все мемуаристы были истинно набожны, чего никак не скажешь, об описанных ими священнослужителях.
    Вот лакей, посланный барыней во временно услужение эпископу Костромскому во время поездки епископа по епархии, вспоминает подробности, как они с постоянным слугой эпископа, Вуколом, гребли деньги у верующих и попов, исполняя эти свои лакейские обязанности.
    «Казначей убежал, а Вукол мне объяснил, что за владыку мы поужинаем. И действительно, мы ели икру, семгу и уху из стерляди, запивая винами.
    …Пока владыка был у архимандрита Порфирия, я с келейником Вуколом пили прекрасное вино, а затем уснули на мягких постелях. Я так чувствовал себя хорошо, что готов был идти в монахи.
    …В это время приехал и возвратившийся из Костромы прокурор Священного синода Лопухин. В Кострому он ездил по делу о раскольничьих иконах. Было выяснено, что отобранные у раскольников иконы чиновники консистории продавали тем же раскольникам и брали за это большие деньги.
    …Прощаясь дружески с Вуколом, я пожелал ему успеха в сборе денег.
    – Слава Богу, я собрал уже здесь за эти дни сотни три, – ответил он весело».
    И за редким исключением в своих воспоминаниях обо всех священнослужителях примерно так пишут мемуаристы. Что же касается владеющих крепостными помещиков, то помещики, как правило, не вызывали особых нареканий у крепостных, чего нельзя сказать о управляющих имениями, которым помещиками поручалось управление имением. Вот мемуарист пишет о князьях Волконских:
    «Они, Волконские, всегда были добрыми и даже гуманными со своими крепостными крестьянами. По их распоряжению крестьяне обязаны были на барщине работать не более трех дней в неделю; воскресные и праздничные работы безусловно воспрещались; Пасха праздновалась целую неделю. Кандидатов в бурмистры выбирали сами крестьяне, управляющий только утверждал одного из кандидатов; управляющие могли наказывать крестьян только по доказанной вине, не более 25 ударами розог; одно лицо могло быть наказано два раза по 25 ударов, при третьей вине наказание усиливалось до 50 ударов, всякое наказание записывалось в журнал; при четвертой вине виновный записывался в особый журнал и об нем должно быть донесено с описанием вины в главную петербургскую контору. Оттуда уже ожидали Распоряжения, как поступить с виновным. Большею частию таких виновных высылали в другие имения, а иногда, смотря по вине, отдавали в солдаты.
    Крестьяне так боялись записи в черный журнал (по их выражению «черная журнава»), что в большинстве случаев виновные просили наказать их как угодно, лишь только не записывать в ненавистную «черную журнаву», Так они его боялись. В этом случае от виновного отбиралась подписка, и тогда уж им доставалось без счета.
    Управляющие, конечно, несмотря на строгие предписания владельцев ухитрялись обходить их: то трехдневные отбывки заменялись иногда довольно большими уроками, – например, муж и жена обязаны в три дня сжать и связать десятину ржи копен в 20, то в воскресенье выгоняют поголовно возить снопы в виде помочи, только с угощением чаркою водки, кашицею и т.п., а также при наказаниях вместо 25 давали по 50 и более розог, считая, что дали только 25. Но все-таки крестьяне Волконских были лучшими в уезде, как по трудолюбию, расторопности и честности, а потому также и по благосостоянию. Им завидовали и на них указывали как на образцовых хозяев. Все это было при прежних управляющих.
    Новый управляющий, флотский офицер из немцев, нашел крестьян, по его мнению, избалованными, а имение – приносящим мало дохода», – и пошло, поехало. Новый управляющий начал издеваться над крепостными Волконских (и собственными крепостными, они у него тоже были), запарывая их за малейшие и даже выдуманные провинности.
    Правда, надо сказать, что крестьяне тогда были не те, что нынешний трусливый народ, и хотя крепостные и не видели в самой порке, как наказании, ничего ненормального, но могли и восстать! И убить и таких управляющих, и таких помещиков. Или проучить их. Вот, к примеру:
    «Много говорили тоже о случае с генералом фон Менгденом. Он любил очень сечь людей. Поэтому каждый день искал случая, чтобы придраться к кому-нибудь, разумеется, находил предлог и порол. Наконец все люди его остервенились. В один день, когда он пришел в конюшню смотреть, как будут сечь повара, человек 12 дворовых набросились на него, связали и стали сечь. Он стал умолять освободить его от наказания. Его отпустили, когда он дал слово, а затем и подписку, что с этого дня он никого наказывать не будет. Об этом случае он никому не говорил и больше уже людей не сек».
    Кстати, интересный момент, который крепостной мемуарист упомянул, но не объяснил. Генерал Менгден не обратился в полицию, чтобы его обидчиков серьёзно наказали, скажем, каторгой, и не обратился не потому, что стал человеком, а потому что тогда он официально бы признался, что лишён чести. Дело в том, что дворянина чести лишала порка. И объявив, что его выпороли, генерал Менгден вынужден был бы уволиться из армии, поскольку офицеры без чести служить в армии не имели права. Вот он и предпочёл сделать вид, что ничего не произошло, и даже прекратил сечь дворовых.
    Если ещё несколько продолжить тему наказаний, то сами крестьяне считали порку гораздо более гуманным наказанием, особенно по сравнению с лишением свободы, – порка и наказывала, и не лишала семьи наказанного средств к существованию. Нормальным также считался штраф или денежное заглаживание вины. Когда «гуманисты» в России овладели мнением властей и порку запретили, то это вызвало сожаление крестьян. Один из мемуаристов вспоминает.
    «В детстве, до учреждения Министерства государственных имуществ, слыхал я часто слова: «Их миром судили, миром делили». Но очевидцем такого суда был, и то уголовного, только однажды в своей деревне.
    Услыхав, что созывают деревню в дом к Ларионовым, и я пошел туда. Там было уже несколько соседей, а другие подходили еще. Одна из снох Лариона, молодая баба, лежала на полу с горстью яровой соломы в руке и жаловалась соседям, что деверь ее, Ефим, хотел изнасиловать ее в амбаре, повалил и затыкал рот соломой, но она не далась, вырвалась. Она просила соседей поучить его. Тут же был и Ефим, очень маленький человек, и оправдывался тем, что хотел поиграть только и повалил ее шутя, а она обиделась. Долго кричали и спорили, но признали Ефима виновным и приговорили к водке за беспокойство деревни.
    При управлении государственными имуществами подобных судов не слыхивал, но знаю, что долго еще продолжался обычай приговаривать словесно деревенским миром к порке розгами за худые огороды в очерде полей. По наряду деревенского десятского по человеку с дома шли осматривать огороды, и чей огород худ или упал, тут же на месте упавшего огорода, с общего согласия, приговаривали и секли виновного. На первых порах сельское начальство отказывалось принимать жалобы на эти наказания, в силу обычая их, и говорили просителю, что так и надобно, что везде так делается, заботься об исправности огородов и не будешь сечен.
    О прекращении подобных экзекуций старики сожалеют и посейчас».
    Тут речь вот о чём. Огороды крестьян – место, где они выращивали овощи, – находились в окружении полей, на которых выращивали хлеб. И огороды требовалось надёжно оградить от полей, почему сами огороды и название имели «огород», и в данном контексте «огород» – это забор, ограда. То есть каждый крестьянин со стороны той части земли, на которой он сажал овощи, должен бы отгородится от полей надёжной оградой, чтобы она в этом месте защищала и его огород, и огороды всех крестьян деревни. Дело в том, что часть окружающих огороды полей могли быть «под паром», то есть не засеивались, и в данном году земля на этих полях «отдыхала». Но при этом она зарастала травами, и на этой траве пасли деревенский скот. Кроме то, и после уборки урожая зерновых, на поля выгонялся скот. И если пастухи не уследят, то скот через дыры в ограде может прорваться в огороды и с большим удовольствием сожрать то, что там выращивается. Посему и нужны были надёжные ограды, и крестьяне пороли того, кто ленился их таковыми сделать.
    Ещё момент, на который я наткнулся впервые. В те времена ещё не был завоёван Кавказ, и тамошние народы своими шайками постоянно нападали на русские города и сёла, убивая сопротивляющихся и угоняя пленных и скот. Попавших к мусульманам в рабство христиан, русские выкупали у кавказцев серебром. Таким образом долго существовала такая своеобразная дань России народам Северного Кавказа, дань Николая I – Шамилю. Так вот, если в плен к кавказцам попадал крепостной, то после его освобождения он становился свободным от крепостной зависимости вместе с семьёй. Один из мемуаристов, на тот момент сбежавший от своего помещика и находившийся в розыске как беглый, попал в плен к кавказцам, но бежал, не дожидаясь, когда его выкупят из мусульманского рабства. После чего его освободили вместе с семьей и прекратили его розыск. В чём тут был для царя смысл и в чём была логика такого закона, я так и не понял.
    Ещё следует упомянуть момент достаточно известный, но как-то мало упоминаемый историками. В России землей лично могли владеть только царь и дворяне, но крепостные могли быть достаточно богаты, чтобы купить и землю… и крепостных. И богатые крепостные и землю, и людей покупали, но на имя своего помещика или подставных лиц, понятное дело, такие «крепостные крепостных» были, разумеется, редки и называли их «захребетники». А землю крепостные покупали очень часто, вот, к примеру, такой момент из времён отмены крепостного права: «Встретился с земляком. Он говорил, что мужички боятся, что они, получив освобождение, останутся без земли. Боятся, что господа не отдадут той земли, которая куплена на их деньги, что на имя господ».
    В этом плане интересны воспоминания крепостного Леонтия Автономовича Травина (1732-1818) – автора самых ранних по времени написания крестьянских записок. Обладая вместе с честолюбием талантом и знаниями управленца, он сумел стать управляющим многими имениями, и на этом поприще ещё в состоянии крепостного Травин сам сумел приобрести несколько помещичьих имений, но на подставных лиц. Поэтому он, сначала выкупившись из крепостной зависимости, поступил на службу чиновником и начал повышаться в гражданских чинах, достигнув чина, дававшего личное дворянство. После этого он оставил службу, оформил ранее купленные имения на своё имя, сыновей отправил в Петербург служить в гвардию, а сам стал жить жизнью помещика за счёт уже своих крепостных крестьян.
    И хотя разговор не о помещиках, но, всё же, в воспоминаниях о помещиках написано очень много, и в мемуарах своих крепостных дворяне выглядят очень разными. Вот лакей племянницы помещика Лавра Демидова, вспоминает об этом Демидове: «Он очень любил лошадей и верховую езду. Обыкновенно по Москве он ездил верхом. За ним всегда шел конюх, который не должен был отставать, хотя бы барин ехал рысью. Если барин, оглянувшись, замечал, что конюх отстал, он наказывался розгами».
    Наконец этот бессемейный любитель порки розгами помер, оставив 200 тысяч рублей и прочее имущество. Его брат Петр отказался от наследства в пользу остальных наследников, но на память о брате попросил себе пару лошадей и седло. Однако племянницу умершего, Аграфену, (тоже наследницу) «задушила жаба» и«она не дала его управляющему сена для лошадей, и в седле, которое выбрал себе Петр Львович, заменила серебряные стремена простыми. Когда Петр Львович узнал об этом, он рассердился и потребовал свою часть, равняющуюся 30 000 рублей. Все заахали и накинулись на Аграфену Александровну; но было уже поздно. Петр Львович взял деньги и все распределил между дворнею покойного».
    Вторая племянница Демидова (у которой служил лакей-мемуарист) жила в Москве, а её имением управлял «бурмистр».
    «Приезжал из Юрьевской вотчины бурмистр Василий Ефимов. Главная цель его приезда была упросить барыню купить для себя часть земли на ее имя и другую землю променять. Барыня дала на это свое согласие. Меня он угощал чаем и дал 2 рубля. Вероятно, он ублажал меня потому только, чтобы я не рассказывал барыне о том, как он берет взятки с крестьян, нарушая очередь при сдаче в солдаты. Барыне бурмистр привез оброк с крестьян: 4 пуда сухих грибов, 5 пудов коровьего масла, 3 пуда меду и собранные с девок, не вышедших замуж, холсты и по 2 фунта сушеной малины с каждой».
    В этом абзаце много сказано – и о том, что без хозяйского глаза управляющие имениями рушили справедливость и воровали, сами становясь землевладельцами, и что бурмистр с лакеем обманывали барыню, но мне интересно то, что оброк (в данном случае – натурой) полагался только с девок, а на замужних женщин и женщин с детьми он не налагался.
    Интересно, что и жёны, и дочери дворовых помянутых князей Волконских вообще были освобождены от какой-либо работы на помещика. Обязаны были работать только мужчины. Один из мемуаристов был рождён от помещика, влюблённого в его мать – крепостную женщину из числа дворовых Волконских. Помещик даже женился на крепостной, но фиктивно – без записи в церковную книгу, однако его родня, имевшая виды на наследство, заставила его этот брак дезавуировать и расстаться с женой и сыном. В результате крепостную, вместе с сыном вернули в дворню Волконских – во власть немца-управляющего с садистскими наклонностями. Им отвели угол в большой избе на трёх дворовых (в четвёртом углу была русская печь), со временем мать и сын-подросток построили себе коровник и им выделили огород, причём, поливной. Мемуарист так описывает своё возвращение из дворянской жизни в крепостную.
    «После моего приезда к матери нас обоих позвали в контору, где находился Зернихаузин. При входе нашем в контору он поднялся во весь свой громадный рост и грозно сказал:
    – Знаешь ли, что как ты, так и сын твой – крепостные Волконских, а потому наравне с дворовыми я тебе дам угол и ты будешь получать такой же паек, как и все: по 1 пуду 30 фунтов ржаной муки и по 30 фунтов крупы, а этот барчук, – причем он указал на меня, – будет получать половину этого пайка, и он должен ходить в школу, как и другие дворовые».
    Заметьте, никакой обязанности на женщину не налагалось, а единственной обязанностью подростков-дворовых князей Волконских, было ходить в школу.
    Меня в этом примере поразил размер пайка. Получалось, что дворовому только в муке на день приходилось 2 фунта с третью (свыше 900 грамм), а в хлебе с учётом припёка – и 3 фунта. Солдат в те времена (не в походе) получал 2 фунта хлеба. Так ведь крепостному дворовому полагалось ещё и фунт (400 грамм) крупы! Даже в начале прошлого века считалось, что в России голода не будет, если всё население будет обеспечен хлебом из расчёта 14 пудов в год на человека, то есть полутора фунтами в день (600 грамм). И это хотя эти 600 грамм и в расчёте и на малых детей, но ведь в это количество входят и каши, корм скоту.
    Теперь о голоде.
    Пока описывались времена крепостного права, мемуаристы иногда упоминают «голодные годы», скажем: «…в имениях Волконских и в голодные года выдавалось продовольствие, а нищенство строго воспрещалось», – но до 1861 года ни разу не упомянули голод, как народное бедствие, – не описали ситуации, когда бы народ болел или умирал от голода.
    Вот, к примеру, уже помянутый мемуарист Леонтий Травин вспоминает, что его отец «отправляя должность писарскую в Велейской вотчине и провожая житие неотрадное, умре в 1740 году… быв от роду около сорока лет, а от женитьбы своей прожил только десять год, оставив мать нашу в преждевременном вдовственном бедствии, и нас, четырех сыновей, в сущем сиротстве и малолетстве, из коих я был старший осьми лет, второй сын Алексей шести, по нем Иван четырех, меньшой Никита двух лет.
    В 1741 году последовал от недороду хлеба немалый голод, претерпела она наичувствительный недостаток; но Бог Милосердый, не забывая убогих своих до конца, первое яви на нас милостивое призрение: бывший тогда в вотчине управитель, майор Иван Васильевич Елагин, сжалился на горестное состояние матери нашей и на наше сиротство, приказал производить нам двум на пропитание муки по три четверика в месяц, да в год по шубе, по кафтану и по три пары рубашек».
    Четверик – мера объёма примерно в 26 литров, в муке это будет примерно тот же пуд.
    И вот в 1861 году окончилось крепостное право, исчезла ответственность помещиков за жизнь крепостных и многие помещичьи поля запустели. Разумеется, это вызвало рост цен, и если в середине XIX века в Москве пуд ржаной муки стоил 36 копеек, говядина – полтора рубля, а яйца – 1 копейку за штуку, то к началу XX века, не смотря на весь прогресс сельского хозяйства и вообще техники, скажем, замены гужевого транспорта паровозами, пуд ржаной муки стал стоить 96 копеек, пуд говядины – 2 рубля 70 копеек, одно яйцо – 2,5 копейки. И деньги эти жизнь крестьян лучше не делали.
    Вот за 1867 год – через 6 лет после отмены крепостного права – уже читаем запись: «Хлеб дорог. Народ живёт опять в большой нужде. Нищих везде: партиями ходят с котомками, но подавать некому – везде народ голодает. Пекут опять в формах и кое с чем – так уже из этой муки ничего не спекчи. Больных много, дети мрут, и старые люди также не переносят голодовки».
    Заканчивается книга несколько странным произведением, оставшимся от Николая Ивановича Заборского (1887–1953), крестьянина села Зачачье, Холмогорского уезда, Архангельской губернии. Это краткие хроники погоды и урожайности, но если в ХХ веке понятно, что он делал записи сам, то не понятно, у кого он взял записи начиная с 1801 года, и по типу которых он делал и свои.
    В Архангельской губернии крепостные и помещики отсутствовали, о крестьянах несли заботу царские чиновники, то есть – сам царь, в записях есть рассказы о проблемах, скажем:
    «1807 год. 31 сентября от неизвестной причины утром загорелось Емецкое. Был сильный очень ветер, и все дома сгорели дотла: церковь деревянная рядом с каменной, лавки округ были, причтовы дома; ставни у каменной загоривали даже. Ничего от Емецка в живности не осталось, даже и на угори, к северу, народ ничего не мог пособить. Мало чего успели спасти из имущества, погорело и мелкого скота. Это бедствие сильно поразило бедных жителей, они переселились жить в ближние деревни. Кощеиха осталась невредимая. Три года было крестьянам разрешено рубить лес безплатно у государства – домов было порядочно двухэтажных, больших. Из зборной избы документов никаких спа[с]ти не могли, где были дела земельный по общины».
    Казалось бы – урок на все времена!
    Но, как говорил Черномырдин, «никогда такого не было и вот опять»:
    «1838 год. Емца вскрылась 31 марта, встала 18 нояб[ря]. Весна поздняя, сев начался 1 мая. Лето жаркое, с тучами дождя; страда хорошая. Осень холодная, зима снежная и морозная; урожай хороший.
    12 мая, в 5 часов вечера, в четверток, народ с рынку разошолся и разъехался по своим домам в Емецке. Внезапно случился пожар, загорело Емецко. Забили тревогу, и в карбасах народ стал приезжать, но было уже поздно: спасти деревни уже не могли. Загорело сперва у Михаила Качегарова, был юго-западный ветер, который погнал пламя по всем домам, которые стояли очень густо. Большие, недавно выстроенные, почти новые после большого пожара 1807 года – и в продолжение трех часов все сгорело опять, с рынком и погоревшими лавками. Ни одной жилой фатеры не осталось, потому что оно стояло в четыре ряда. Церковь каменная уцелела, только главки несколько пострадали. Еще остался кабак один, на угори, Вольневский. И опять жителям пришлось поселят[ь]ся в ближных деревнях. Пристав был Латышов – поселился на Кощеиху, к Резвым. Ближные деревни и рот бедный дали погорельцам. И опять правительство пострадавшим разрешило порубку леса 3 года безплатно, кому скольк[о] надо и какого. Также згорела зборная изба, то ест[ь] стан, и все бумаги по Емецкому стану».
    И несмотря на такие неприятности, несмотря на то, что принявшие погорельцев соседние деревни кормили не очень жирно – рот бедный дали погорельцам», – но какие-либо сообщения о голоде, как о массовом бедствии, отсутствуют. Хотя в том районе зона рискованного земледелия, посему достаточно записей типа:
    «1804 год. Емца вскрылась 24 апр[еля], стала 2 декабря. Весна сухая и холодная, а сеять было хорошо; всходы были тяжелые. Лето было сырое и противное земледельцу, страда сырая и протяжная. Осень сырая и холодная. Зима тихая и студеная, снегу было довольно, и оттепели были. Урожай был худой, и народ в хлебе нуждался».
    Но мне собственно интересны числа уже из ХХ века при советской власти. Вот удачный год накануне коллективизации:
    «1927 год. Весна теплая, рання[я], и вода была большая: доходила до чичиринского дома. А на низу крайные дома Сабельникова Василья топило в помещении. У Ендюги унесло ветренную мельницу и Редевкина Алексея. Также и у нас, на низу, Ирина повредило. Но год был урожайный как сена – и хлеба 22 мешка. Хлеба нам хватает, держим 2 коровы, телят и овец 3–4 штуки».
    А через год короткая запись:
    «1929 год. Урожай средний: хлеба 18 мешков. Сена хорошия».
    Мешок – это не системная единица счёта, но поскольку автор считал для себя, то ему так было удобно. Сейчас вес мешка с зерном принимают в 50 кг, сколько было в тех мешках, которыми считал автор, сложно сказать, скорее всего не более 4 пудов – 64 кг, хотя из словаря Даля следует, что мешок – это производное от «мех», и: «пшеничная, крупичатая мука продается мешками, по осминнику (4 четверика) либо по 5 пудов». То есть в мешке может быть и 4, и пять пудов. Таким образом средний и хороший урожай для трёх душ семьи мемуариста был 72-88 или 90-110 пудов, а поскольку собственно для выпечки хлеба (даже по 2 фунта – по 800 грамм на взрослого человека) им было достаточно на троих 55 пудов, то остальное шло на корм скоту, запас и продажу.
    Но с 1932 года у них началась коллективизация, причём, началась она с ТОЗ, а не колхоза, – с «Товарищества по обработке земли» – они только обрабатывали землю вместе, но личные участки и урожай с этих участков был весь их. Правда, год был неудачный:
    «1932 год. Первый год в колхозе по товариществу совместной работе. Урожай сей год плохой. Ржи совсем не было, живем старым хлебом. Уродилось всего 14 пудов ячменя и ржи. Хорошо, что есть картошка и старый хлеб»
    И вот 1934 год, уже организован собственно колхоз, то есть они обобществили и землю, и тягловый скот, и инвентарь:
    «1934 год. Весна благоприятная. Засев был хороший и урожай всего тоже, но осень замочливая. Ячмень колхозы затхлый выдавали. Всего хлеба получили этот год всех более – 126 пудов».
    Оцените, единоличником в хороший год получали до 110 пудов, а колхозником – 126! Но дальше терялся смысл в таких объёмах – их надо продать, а зачем, если продать может колхоз и выдать просто деньгами? И до начала войны колхозники этой деревни получали 1,5 кг зерна на трудодень, а три души семьи автора записей в год зарабатывали этих трудодней до 500:
    «1941 год. Весна холодная, но урожай средний: по 1 кг 500 гр. на трудодень. Сена сей год уродилось очень мало, засохла трава, и было дороже: 30–35 руб. пуд. На хлеба пуд давали 3 пуда сена, солома – вязанца ржаной – стоила 13-15 рублей. Я покупать ездил в Пукшеньгу: на 500 трудодней было получено сена 45 пудов, соломы 15 пудов – и год на скота очень голодный».
    Пятьсот трудодней – это 750 кг или 46 пудов, или 250 кг собственно хлеба, или 15,3 пуда на душу в год. Заметим, что при царе считалось достаточным 14 пудов на душу, но ведь колхозник ещё и получал деньгами за проданный колхозом хлеб!
    А в 2016 году: «По данным Института питания РАМН, москвичи ежегодно потребляют от 70 до 80 кг хлеба. В России этот показатель на уровне 100-120 кг в год». Ну так ведь это хлеб с припёком, а чисто по муке или зерне средний показатель по России будет 70-85 кг на душу. Ну, плюс, ещё 11 килограмм макарон, да сколько-то кондитерских изделий. А колхозник получал от колхоза 250 кг зерна на душу – всё равно вдвое больше!
    И я помню, как в 50-х и 60-х годах многие из тех, кто помнили ещё как это было быть при царе и единоличником, с ностальгией говорили: «Мы никогда так хорошо не жили, как до войны!»
    Ю.И. МУХИН[/l]

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 8039
Re: Царская Россия
« Ответ #101 : 16/01/22 , 18:39:49 »
Россия, которую мы потеряли, и зарплаты рабочих....
Трудно без содрагания воспринимать подаваемую информацию.
<a href="https://www.youtube.com/v/dGclP98ad8o&amp;feature=emb_logo" target="_blank" class="new_win">https://www.youtube.com/v/dGclP98ad8o&amp;feature=emb_logo</a>
[/color][/font][/color][/size]