Автор Тема: О Борьбе  (Прочитано 41188 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 7852
Re: О Борьбе
« Ответ #105 : 23/06/21 , 11:02:01 »

Право выбора
Сознательное истребление пожилых людей в России, что зафиксировал Росстат по итогам 20-21 года, ставит совершенно логичный вопрос: судя по всему, вакханалия будет продолжаться еще достаточно продолжительное время. Власть ведет речь уже не просто о вакцинации населения, а о регулярной и периодической ревакцинации в течение нескольких лет. Сколько пожилых людей в таком случае убьет режим за это время, и кого он начнет истреблять далее, когда старики закончатся?

Вопрос непраздный, так как рациональная, хотя и абсолютно бесчеловечная, логика в такой постановке вопроса вполне прослеживается. Режим взял курс на сокращение социальных расходов не вчера. Повышение пенсионного возраста — это один из последних предпринятых шагов, системно социальную сферу начали уничтожать еще с пресловутых «майских указов».

Логика подсказывает, что наиболее эффективным сокращением социальных расходов будет, если физически истребить тех, кто является получателем социальных выплат. Старики и больные — первые в этом списке. Особенно если учесть, что выжать из них уже ничего не получится. Старый раб должен быть выброшен на улицу, где он тихо и быстро умрет, не отягощая власть расходами на себя.

В этом смысле коронавирус становится очень удобным инструментом для решения подобной задачи. Под вывеской борьбы с ковидом вся система здравоохранения перенацелена на борьбу с ним. При этом сами по себе масштабы заболеваемости крайне невысоки — 9-10 тысяч зарегистрированных заболевших (подчеркну — сегодня статистика учитывает не реально заболевших, а тех, кого таковыми признали, то есть, с достаточно широким допуском по манипуляциям в сторону как завышения, так и занижения. Не зря нынешняя «вспышка» произошла как по заказу — потребовалось поднять градус психоза — немедленно появилась «третья волна»). В общем, 10 тысяч на Москву в сутки — это вообще ни о чем. Но система здравоохранения перенацелена только на эту проблему, которая проблемой особо и не является. Что последует за этим? Новый и очень тяжелый всплеск сверхсмертности людей, которые болеют совершенно иными заболеваниями, но не могут получить помощь. И, понятно, что опять первыми в могилу начнут сходить старики и хронически больные. А найти у них вирус и «перебросить» в статистику ковид-смертей, если потребуется — плевое дело.

По сути, мы столкнулись с геноцидом, причем геноцидом расчетливым, имеющим рациональную подоплеку. Стоит понимать, что старики — не единственные получатели социальных выплат и помощи, хотя и самые многочисленные. Их истребление существенно разгрузит расходы бюджета, а ударные темпы, с которыми ведется «борьба» говорит о крайне сложном положении режима, который вынужден решать проблему утилизации бесполезного населения столь варварски, но максимально быстро. И после пожилых придет черед других, столь же бесполезных для Путина и его клики, людей.

Повторюсь в который раз — здесь нет ни малейшей заботы или даже беспокойстве о здоровье и благополучии людей. Зверьё, которое сегодня сидит у власти, просто не знает таких слов и не понимает их смысла. Будь у них хотя бы намек на понимание, они не стали бы уничтожать социальную систему, прекрасно понимая, что за этим последует. Крокодиловы слёзы сегодня — это просто ритуал, отработка сценария. Причем не особо и убедительная.

По факту мы уже в Освенциме, газовые камеры и печи работают, людей выстраивают в очередь. И точно так же даже в строю обреченных обязательно находятся люди, которые говорят — да не может быть. Немцы — культурная нация, они не станут таким заниматься. Да не может быть, это же власть, мы им нужны, кто за них голосовать будет? Не нужно нас пугать, вы иностранные агенты!

Кто-то думает, что это не так? Зря. У этих людей (если, конечно, к ним применимо такое определение) цель очень проста — сокращение издержек для поддержания обанкротившейся модели. Сокращение бесполезного и незадействованного в процессе добычи и продажи природных ресурсов населения. Точка.

Вопрос — что с этим всем делать? Сложный вопрос, хотя и он в рациональном поле может быть столь же рационально отвечен.

Сразу же возникает вполне справедливый вопрос — а что мы можем сделать? У них каратели и тюрьмы. Армия, оттренированная на истреблении мирного населения в Сирии, частные зондеркоманды, истребляющие гражданское население в каком-нибудь ЦАР. Никаких сомнений, что всё это они «смогут повторить» и в Рязани, Капотне или Ростове.

Но ответ есть. Кстати, он был дан достаточно давно, и уже показал свою справедливость в ходе событий той же Арабской весны. Александр Неклесса, который формально является политологом, но я бы назвал его скорее, одним из выдающихся современных российских философов, писал: «Движущей силой футур-исторического процесса выступают малые динамичные общности, с пользой для себя впитавшие достижения индустриальной культуры ХХ века и приступившие к масштабной реконструкции, переиначивая смысловые пространства уходящего мира.»

Время гигантских народных масс, объединенных железной дисциплиной, организацией и структурой, ушло в прошлое. Сегодня на арену выходят небольшие, локальные группы, объединенные не столько идеей, сколько принципами и идентичностью. Цивилизационная идентичность перестает быть атрибутом национального государства, а становится определяющей частью типа личности и характера его активной деятельности.

И малые общности обладают своим собственным неотчуждаемым и высокоэффективным ресурсом — произвольной и осмысленной смертью. Если сегодня цель режима Путина — истребить всех, кто не будет задействован в его обанкротившейся сырьевой модели вывоза природных ресурсов для обогащения узкой группы владельцев территории под названием «Россия», то противопоставить неизбежной смерти можно только смерть осмысленную. С которой созданная режимом Путина охранная система палачей и карателей справиться не в состоянии — она ориентирована на другой класс угроз — организованное массовое сопротивление. Даже если на улицу выйдут сотни тысяч (что без организации сделать крайне непросто, а организационные «зародыши» давятся режимом особенно жестоко и быстро), машина террора их перемелет. Если потребуется — соколы Путина привычно разбомбят любой российский город, а потребуется — и половину Москвы. Для таких угроз машина террора и создана.

Против децентрализованного и ненасильственного протеста эта структура бессильна. Она не понимает, что с ним делать. У нее нет инструментов для борьбы с ним. Неклесса пишет о феномене «диффузных войн», когда размываются временные, пространственные границы конфликтов, субъекты и объекты, средства и методы проведения актов сопротивления и неповиновения.

На практике это выглядит предельно четко — вы угрожаете запретом на работу в случае отказа от вакцинации? Окей, мы бойкотируем вакцинацию и не выходим на работу. Вы пугаете нас локдауном? Получите бойкот и забастовку. Вы же этого хотели? Вы все равно намерены нас убить, значит, мы сами выбираем место и способ своей смерти. Вы считаете людей, не желающих участвовать в медицинских и социальных экспериментах над собой, врагами? Не вопрос, в таком случае вы — наши враги.

Другого пути сегодня, пожалуй, нет. Ненасильственное сопротивление, бойкот и осознанный выбор идти навстречу и до конца — единственное, что обычный человек может противопоставить системе, которая намерена его физически истребить. И для этого не нужны вожди, партии и миллионные массы. Это личное и осознанное решение.

Мы все умрем. Рано или поздно. Но только нам решать — как. И уж точно не Путину или Собянину.

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 7852
Re: О Борьбе
« Ответ #106 : 30/09/21 , 18:20:41 »

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 7852
Re: О Борьбе
« Ответ #107 : 02/12/21 , 09:34:08 »

Непрямые ответы
Вопрос, который возникает (а возникает он неизбежно) — как противостоять машине террора и насилия кремлевского фашизма? Если еще до «эпидемии» режим укатывал под асфальт недовольных, то сегодня у него нет вообще никаких ограничений, и мы не видим прямого применения неограниченного насилия лишь потому, что нет ни организованных, ни неорганизованных выступлений людей. При этом каратели уже мотивированы, и бесконечная череда сообщений, фотографий и роликов абсолютно неадекватной агрессии лишь подчеркивает, что террор прочно занял свое место в нашей жизни, и в любой момент он может быть применен, как и положено террору: немотивированно, безадресно и бессистемно. В переводе на общепонятный язык — попасть под каток может любой, и не нужно даже пытаться искать причину, по которой он по тебе проедет. Террористу, взрывающему грузовик, плевать, кого он убьет. Фашистскому режиму, в сущности, тоже.

( [/size]
Я много раз писал и говорил, что прямой ответ фашистскому режиму невозможен — он заточен на противодействие структурированным угрозам. Любая организация будет разгромлена им. Причем даже неважно, что это за организация — клуб любителей аквариумных рыбок или дети, играющие в какие-нибудь шпионские игры. Для режима важен вызов: есть люди, способные собраться вместе и ставить перед собой общие задачи. Даже если это задача покупки мотыля. Логика понятна: сегодня вы вместе идете покупать экзотических рыбок, а завтра свергаете режим. Поэтому дело об организованной экстремистской группировке — как здрасьте. Тем более, что это обоснование существования целых департаментов по надзору. Они же должны отчитываться в конце концов.

Чего не в состоянии делать структурированный террор — это противостоять бесструктурному протесту. Непонятно, кого ловить и сажать. Выход, конечно, есть всегда — будут ловить и сажать любого. Просто любого, но саму проблему это не решает никак.

Бойкот — это непрямой и бесструктурный протест. Он абсолютно неконструктивен и не может быть конструктивным. Его цель всегда одна и та же: если ты не можешь бороться с врагом (а любой фашистский режим всегда враг для народа), значит, ты можешь бороться с его планами. И если ты разрушаешь планы врага — ты побеждаешь его.

Вторая форма бесструктурной борьбы — это солидарность. Задача фашистов всегда будет заключаться в том, чтобы создать у людей чувство одиночества и обреченности. Разъединить их, а по возможности — стравить между собой. Нынешние пособники фашистов, гневно обличающие неких мифических «антиваксеров» (хотелось бы понять, о ком это они) — это как раз те, кто поддерживает кремлевский режим в вопросе установления в стране террористической диктатуры. Пособники. Подельниками их назвать сложно — мелкие шавки, гавкающие из-за забора — не более того. Но закону все равно — ты ли насиловал или ты просто держал за руки. Закону возмездия всё равно тоже. Когда придет время, их обязательно вспомнят. Как тех, кто содействовал фашистам. Все эти хиви и шуцманы нового времени ничем не отличаются от своих предшественников.

Солидарность — это тоже бесструктурное действие. Задача которого — не дать врагу разъединить людей. Создать общее. Поддержать слабого. И даже в форме простой человеческой поддержки это крайне важно.

Когда режим приступит к массовому террору прямого действия (а вероятность этого достаточно велика), то только общая солидарность может существенно осложнить его планы, а возможно, и сломать их. Речь идет о любых насильственных действиях в отношении любых людей. Возможно, впереди у нас реализация самых людоедских решений — вплоть до объявления зон ЧС и выселения людей с территории. Подозревать кремлевских в гуманности просто нелепо. А потому мы все должны понимать, что сегодня отправят строить города Шойгу кого-то незнакомых вам, а завтра могут дополнить их уже вами. И потому любые проявления солидарности с жертвами фашизма — это, фактически солидарность с самими собой. Спасая чужих людей, вы в конечном итоге будете спасать и себя.

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 7852
Re: О Борьбе
« Ответ #108 : 07/12/21 , 16:49:59 »
Оружие психологической войны Covid-19

«A la guerre comme à la guerre!»
«На войне действуй, как на войне!»



Слова как снаряды
Как выглядит афера COVID-19 если рассмотреть её в плане так называемой «холодной войны» – в плане психологической войны?
Да, это действительно реальная психологическая война, которую из какого-то подполья вдохновляют лица, не объявляющие себя, а организовывают подлые и тупые кретины правительств и законодателей практически всех стран мира при помощи подлецов среди врачей и учёных.

Ну и полков тупых мерзавцев в средствах массовой информации.
По какому признаку эту войну можно заметить?
В психологической войне оружием являются слова и вкладываемые в эти слова понятия, и если понятия используются по своему настоящему значению, то это просто информация, но если началась подмена понятий – если явлениям с помощью слов начинает придаваться иной смысл, то это значит, что подонки СМИ начали действовать против вас оружием слов, и это значит, что эти твари за деньги начали вас обманывать или даже убивать.
Это было видно сразу же с началом аферы. Скажем, как понять, что сотни сайтов в интернете, а за ними и СМИ начали «умерших от осложнений» обычных ОРЗ, начали называть «погибшими»? Никогда в русском языке умерших от болезней не называли погибшими. А в данном случае, понятие «погибшие» было использовано, чтобы вызвать у обывателя страх – типа это не просто болезнь, а убийца!
Как понять, что «сезонные простуды» даже такого уровня, которые по государственным эпидемическим нормам не требовали никаких мер, вдруг начали называть «эпидемиями»? Как понять извращение законов статистики, когда ведущийся всю жизнь и во всех странах мира подсчёт числа простудившихся понедельно, начали нагло вести суммированием вообще с начала аферы?
А ведь и нам, «антифашистам», надо вооружаться в этой психологической войне и действовать оружием слов, причём, нам не требуется подменять понятия – нам просто надо восстанавливать эти понятия словами в их истинном смысле.
Вот скажем, понятия «прививка» и «вакцинация» применительно к этой афере COVID-19. «Фашисты» (а как назвать иначе тех, кто втоптал в грязь Конституцию и смотрит на народ России, как на скот, обязанный им, фашистам, подчиняться?) называют «антифашистов» «антипрививочниками» («антиваксерами»), а себя «ваксерами».

И обвиняют антифашистов в том, что они против прививок! И антифашисты, скажем, профессор А. Редько или А. Саверский, вместо нападения на фашистов, начинают свои выступления с оправданий в том, что они «не против вакцин».
Опомнитесь и посмотрите на это со стороны!

Обычно упирают на то (те же Редько или Саверский), что эти вакцины не прошли надлежащих испытаний – это так, но ведь это не главное. Мало этого, это увод доводов в сторону фашистов, поскольку не испытанная вакцина – всё равно вакцина.
Эти уколы жижей необходимо рассматривать с другой стороны – с той, которую фашисты боятся.А именно. Для того, чтобы сделать прививку от любой инфекции, нужна вакцина, чтобы вакцину создать, нужен изолят этой инфекции, а для получения изолята необходимо взять у заболевшего пробу, из которой выделить эту инфекцию и очистить её от иного генетического материала.

Но это никем в мире не сделано – вирус SARS-CoV-2 не выделен, а его геном не изучен, а придуман. Но в этом случае принципиально невозможно создать вакцину против реальной инфекции (в данном случае, против этого вируса SARS-CoV-2). Следовательно, по своей сути это и не вакцина, и не прививки.
А что это?Что касается «прививки», то в случае с COVID-19 это то, что мы видим, – это «инъекции». А что касается вакцины, это тоже то, что мы видим – это «жидкость непонятного назначения
»[size=inherit !important].То, что это жидкость – это видно, поэтому – бесспорно. То, что это не вакцина – видно плохо, посему давайте это обсудим дополнительно.Вакцина предназначена для выработки иммунитета против определённой инфекции, а в нашем случае её требуют применить против той инфекции, которой уже как бы и нет, поскольку все уверяют, что в мире уже давно как бы орудует не старый вирус SARS-CoV-2, а новый штамм «дельта» этого вируса. Но тогда, чем бы это ни было, но это не вакцина против существующей болезни! И вопрос остаётся – тогда какой смысл в этой инъекции?Получается, что цель не в том, чтобы прекратить пресловутую эпидемию COVID-19, а в том, чтобы обязательно всем сделать эту инъекцию? Так, что ли? Или не так? Не понятно!Вот поэтому правильные слова для определения всем этим «вакцинам» – это «жидкости непонятного назначения».Тут умники могут поумничать типа: «А какое ещё может быть назначение у этой вакцинации? Отрицание целей вакцинации – это же конспирология!»Напомню, в 2014 году заместитель главного редактора рецензируемого научно-практического журнала «Вестник войск РХБ защиты» Министерства обороны РФ, российский микробиолог, полковник медицинской службы, изобретатель, автор исследований по истории эпидемий чумы и других особо опасных инфекций, по истории разработки и применения химического и биологического оружия М.В. Супотницкий опубликовал статью «Контрацептивные вакцины» https://cyberleninka.ru/article/n/kontratseptivnye-vaktsiny/viewer.

И в ней, ещё семь лет назад, Супотницкий рассказал, что под видом всеобщей вакцинации проводится стерилизация населения вакцинируемых стран добавлением в вакцину соответствующих контрацептивных биологических веществ. И рассказал, что для всех граждан России введение в любую вакцину таких ядов – это особая проблема, поскольку в применяемых в России вакцинах легко скрыть любую гадость:
«Признаки скрытого применения вакцин контрацепции. Сообщения о скрытых массовых вакцинациях контрацептивными вакцинами приходили из Пакистана [78], Индонезии и стран Латинской Америки [12].

Российское законодательство в области контроля качества иммунобиологических лекарственных препаратов (ИЛП) построено так, что контролирующая организация на этапе доклинического исследования проверяет препарат по показателям, определенным самим производителем. Качество лекарственного средства – соответствие лекарственного средства требованиям фармакопейной статьи либо в случае ее отсутствия нормативной документации или нормативного документа [19].

Поэтому искать стерилизующий компонент в вакцине никто не будет, если он не заявлен в нормативном документе как один из показателей ее качества (!) Закупки вакцин для массового применения осуществляются по тендеру. Его выигрывает поставщик, предложивший лучшие условия покупателю.
Но заподозрить такую вакцинацию все же можно на основании такого косвенного признака, как навязываемые населению репродуктивного возраста под явно надуманными предлогами частые вакцинации и ревакцинации».Ещё раз напомню, что это было написано за семь лет до вакцинации от COVID-19!И напомню, что Супотницкий, сообщая, что при сегодняшнем контроле нет проблем ввести в вакцину любую гадость, всё же наивно предполагал, что вакцины будут закупаться по тендеру, то есть хотя бы будет выбор среди нескольких продавцов.А как же!Центр им. Гамалеи для вакцины «Спутник V» БЕЗ ТЕНДЕРА, от единственного [/size]НЕИЗВЕСТНОГО ПОСТАВЩИКА[size=inherit !important], закупил толи неизвестный компонент, толи саму вакцину на 113,6 млрд. рублей. https://regnum.ru/news/economy/3412179.html.Это ещё довод, чтобы то, что они называют прививками, назвать тем, чем это является на самом деле – «инъекциями жидкости непонятного назначения».То, что эти инъекции не имеют цели защитить граждан от сезонных простуд, повторю, доказывается тем, что требуется проводить эти инъекции против штамма, которого уже нет. Да, какая истинная цель этих инъекций – не понятно, но виден результат, который тоже вполне может быть целью. Это резкое увеличение смертности от сезонных простуд после «прививочной кампании» во многих странах, в том числе и в России.И, наконец, вводя людям инъекции, которые никак не помогают не заболеть, «учёные» фашистов для оправдания аферы подменяют понятия – говорят «вакцина», а имеют в виду «лекарство», и уверяют, что если вы прививку сделаете много раз, то заразившись любым вирусом, болеть будете легче.

Превращают вакцинацию в некий курс лечения неким как бы антибиотиком. Но вакцина не является лекарством, и на саму болезнь никак не воздействует. Вакцина, если понять её суть, сама является болезнью, и воздействует не на болезнь, а на иммунитет.
А иммунитет – это не нечто вещественное, как, скажем, бактерии, на которые действуют лекарства, иммунитет – это не какой-то орган организма, а СВОЙСТВО всего организма самому реагировать на определённого возбудителя болезни. И это свойство у организма или есть (создано болезнью, которой организм переболел, или соответствующей вакциной), или иммунитета нет.

Это как беременность – если считать беременность свойством женского организма создать из яйцеклетки и сперматозоида плод. Нельзя быть немножко беременной, и нельзя быть немножко «иммунитетным». Можно согласиться, что прививка может оказаться неудачной и иммунитет не создастся, и тогда человек заболеет, но болеть он будет, как и все не привитые, а не легче.
И в итоге.Для борьбы с фашистами, вместо «прививочной кампании с целью победить COVID-19», надо писать «кампании инъекции жидкостью непонятного назначения с целью убийства как можно большего числа граждан России».А как иначе это назвать?Говорите об этих инъекциях этими словами, массово говорите – ломайте мерзавцам оружие психологической войны, и мерзавцы в СМИ, в науке и власти начнут смущаться.Тоже оружиеЕдинственно, к чему нет претензий, это к названию «куар-паспорта» или «зелёные паспорта», – в данном случае действительно правильно названо то, чем оно и является. Но и эта точность получена потому, что нынешние правящие элиты во всём мире состоят из людей, предельно убогих в культурном развитии.

Эти, прости господи, «государственные деятели» не знают о паспортах то, о чём я пишу и пишу уже очень давно, – о том, что такое паспорт. О том, в чём его предназначение.
Напомню то, что до Февральской 1917 года революции прекрасно понимали все. Вот, к примеру, начало статьи из дореволюционной энциклопедии Брокгауза и Ефрона: «Паспорт (франц. passeport) – одно из средств для наблюдения за подозрительными лицами, в видах охраны государственной безопасности. …Сохранение за П. значения орудия полицейского надзора признавалось комиссиями, учреждавшимися для пересмотра паспортного устава, необходимым, ввиду как обширности территории России, так и затруднительности обеспечить ее достаточными средствами охраны в полицейском отношении».Все революционеры это прекрасно понимали, посему паспорта отменили ещё буржуазные революционеры, отобравшие у царя власть в феврале 1917 года. Став во главе России, они тут же отменили в России все требования их иметь!А далее началась упорная борьба органов правопорядка с революционными правительствами СССР за паспортизацию населения, в ходе которой Правительство, сначала во главе с Лениным, постепенно сдавало позиции.В 1919 году, только пришедшие к власти большевики вынуждены были потребовать ото всех в городах иметь заменяющие паспорт трудовые
книжки, причем, лица, которые не работали на государственных и общественных предприятиях и в учреждениях, сами вносили в свои книжки сведения о работе – сами себе выписывали паспорт.

В 1923 правительство большевиков опять отступило от принципов свободы и ввело опять же только в городах удостоверения личности общей для всех формы. ОГПУ и милиция были недовольны, но Политбюро стояло насмерть – от слова «паспорт» его воротило.

В 1927 году Политбюро вообще все документы о рождении, браке, справки домоуправлений или сельских Советов о проживании, служебные удостоверения, расчетные книжки, профсоюзные, военные, студенческие билеты и др. — все приравняло к документам, удостоверяющего личность гражданина. (В США, как известно, общепризнанным удостоверением личности являются водительские права или налоговая декларация.)
И только в 1932 году ОГПУ «допилило» Политбюро, и оно согласилось ввести паспорта в том виде, в котором мы их сегодня имеем, – с пропиской. Но только в городах!

Крестьяне (колхозники) от надзора за собою были освобождены.Далее Сталин уже стоял насмерть, и когда после войны, руководивший Украиной Хрущев, с целью облегчения борьбы с бандеровскими бандами, попросил ввести на Украине поголовную паспортизацию (включая крестьян) ему было отказано! Понятия «свободный советский человек» и «поголовная паспортизация» для Сталина были несовместимы. Сталин что – должен был наступить на свободу народа больше, чем это делал царь, который не требовал иметь паспорта в местах постоянного жительства??А как же «бедные колхозники без паспортов»?

Во времена Сталина ПОЛОВИНА населения СССР в виде «беспаспортных крестьян» перебралась из сел и деревень в город. Кто-нибудь из них хоть когда-нибудь жаловался, что ему помешало перебраться отсутствие паспорта? Им эти паспорта в городах насильно всучивали, их обязывали паспорта получать!Неужели не понятно, что паспорт нужен полиции, а не человеку, что прописка по месту жительства – это добровольная регистрация себя в органах полиции?Неужели не понятно, что эти «куар-коды» нужны не вам, а фашистской власти России для надзора за российским быдлом, с одной стороны, а с другой стороны, они нужны российскому быдлу для того, чтобы показывать фашистской власти, что оно хорошее, покорное быдло.Посмотрите на ошейники раба в Древнем Риме, ведь они не для того, чтобы удержать раба в рабском состоянии, поскольку эти ошейники легко было сломать самому рабу. А у рабов США ошейники вообще были из кожи.

Раб без ошейника подозрителен – а вдруг он беглый бунтовщик? А раб с ошейником – хороший раб, покорный.Понятно, что огромное количество граждан России ставят на себя куар-кодом клеймо раба вынужденно, и эти граждане ещё будут в первых рядах восставших рабов, но суть этого кода остаётся, – гражданам России QR-код ничего не даёт, кроме удобства российскому гестапо контролировать рабов фашистской власти. И не имеет значения, что филиал этого гестапо имеет название «Госуслуги», дело не в названии, а в функции.Поскольку граждан, не имеющих этого ошейника раба, фашисты ущемляют в правах, то и свободным гражданам имеет смысл обозначить себя, а как обозначить, прекрасно показал актёр Е. Бероев, надев на себя желтую звезду Давида – такую, как носили евреи Европы при фашистском режиме, чтобы показать остальным гражданам Европы, что они ограничены в правах.
Оружие психологической войны Covid-19
Думаю, что предприниматели хорошо заработают, если начнут изготавливать для продажи такие жёлтые шестиконечные звёзды, правда, в оригинале на этих звёздах была надпись «Jude», а на наших звёздах надо делать надпись «COVID-19». Ну и отказавшиеся приобретать рабский ошейник, будут носить этот знак, показывая остальным свободным гражданам, кто они.Это коммерческое предложение хорошо тем, что этот знак легко будет поставлять на экспорт, поскольку во всём мире имеются антифашисты, причём, достаточно активные, а вид знака будет вызывать истерику владельцев СМИ, считающих, что изобретение нацистов теперь принадлежит лично им.И эта «звезда ковида» тоже станет оружием в психологической войне. Ведь не даром на Бероева уже вылито столько помоев.
Ю.И. Мухин

[/size]***[size=inherit !important]Источник.[/size][size=inherit !important]

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 7852
Re: О Борьбе
« Ответ #109 : 09/12/21 , 19:05:44 »
Почему РФ вязнет в средневековье
Последние годы только ленивый не восклицал гневно: «Что за дичь эта ваша Раша – средневековье какое-то! Феодализм внатуре! Маракобесие и пиздец! Еще бы крепостное право вернуть – и совсем заибись!». Вы думаете, это фигура речи? На самом деле – нет, что готов показать на практических примерах.

Как я ранее неоднократно утверждал, массовое сознание формируется условиями жизни, в котором существуют индивиды. Ибо бытие определяет сознание. Средний человек по сути своей приспособленец, а не бунтарь. Помести его в коллектив, где в качестве социального лифта используется доносительство – он будет стучать ради того, чтоб занять место под солнцем. Тот, кому это противно, кто не в силах переступить через какие-то там глупые моральные принципы – тот не станет. Он будет существовать в неблагоприятной среде, но в качестве маргинала, где-то на обочине жизни. Доминировать же быстро начнут особи, чье мировоззрение соответствует формуле успеха «подставь ближнего своего, пока он не подставил тебя».

Что мы получаем: текущая конъюнктура формирует ситуативное сознание, оно закрепляется в социальных навыках и тем самым создает среду. А вот уже среда начинает воспроизводить сознание, органические социальные модели. Объясню на пальцах: когда индивид попадает в концлагерь при руднике, а это происходит вопреки его желаниям, он оказывается в ситуации, когда для выживания надо быть «как все». Высунулся, попер против массы – тебе писда! И вот через пятнадцать лет зоны сиделец оказывается на вольном поселении. Казалось бы, тут не лагерный барак, можно вновь почувствовать себя человеком, а не говном, которое топчут сапогами.

Ан не тут-то было! Ведь вокруг тебя те же бывшие зеки, с навыками выживания в бараке. И вроде как тюрьма по ту сторону забора, но ведут-то себя люди точно так же, работая на том же руднике уже не за пайку, а за хорошие деньги. Не потому, что их кто-то заставляет. Просто так привыкли. Им так комфортнее. Они воспроизводят нетипичную для данных условий среду. Они могут уехать, но не желают, ибо в том, когда-то утраченном вольном мире они чужие, у них нет навыков для того, чтобы добиться там признания, уважения, авторитета. Они не могут конкурировать в чуждой им среде за место под солнцем.

И вот уже лагерь давно закрыт, колючую проволоку сдали в утиль, бараки распилили на дрова. Казалось бы, нет того фактора, что заставлял тысячи людей жить по лагерному укладу – ни вохры на вышках, ни ШИЗО, ни блатных, ни петухов. Но среда-то никуда не делась. Среда воспроизводит себя. И потому даже через 50-70 лет ни разу не сидевшие молодые пацаны ботают по фене, решают вопросы на сходняках, наказывают тех, кто живет не по понятиям.

Это не значит, что любой рожденный в бывших каторжных колымских поселениях по определению становится уркаганом. Нет, свободу воли никто не упразднял. Можно принять среду или отторгнуть ее. Но тогда и она будет отторгать тебя. Ты не сможешь жить здесь, где надо жить, «как все». Придется ухать отсюда или маргинализоваться, стать изгоем. Всякий индивид рано или поздно делает выбор – подчиниться среде, попытаться подчинить ее себе или покинуть ее (не важно, физически, или уйдя, так сказать, во внутреннюю эмиграцию).

Подавляющее большинство в стабильных условиях добровольно выбирают конформизм и приспособление к привычному, даже если у них есть свободный выбор. В случае, если происходит масштабный кризис, ломающий привычную среду обитания, масса вопреки своему желанию меняет свое мировоззрение, приспосабливаясь к новым условиям, меняется коллективное сознание, и оно уже формирует иную среду.

Многих читателей задело за живое, когда я назвал подохших на шахте «Листвяжная» углекопов холопами. Как по команде подтянулись левачки со Сталиным на аватарках, которые принялись срать кирпичами: мол, ага, Кунгур продался буржуям за банку-варенья. Вместо того, чтобы плясать на костях, лучше бы раскрыл людям правду на звериную сущность капитала, который порабощает человека, гонит бедолагу в забой на смерть ради грошей, иначе его семья помрет с голоду. Надо вдохновлять братьев-пролетариев на борьбу, а не подсирать классовому врагу, оскорбляя угнетенных, культивируя в них выученную беспомощность.

Ребятки, открывать людям глаза – это моя профессия (если за это платят) и призвание, когда я делаю это бесплатно по внутреннему зову. Придется мне совершить акт садизма и попытаться открыть отверткой ваши намертво сомкнутые от страха глаза. Вы, конечно, этого не просили, вам больно, страшно и потому вы будете меня люто ненавидеть и вымещать злобу в комментах. Знали бы вы, насколько мне насрать на это, может быть, и поумерили бы свой пыл несогласия, но мне настолько насрать, что даже говорить об этом лень. Так что испражняйтесь себе на здоровье.

Теперь по существу: кузбасские шахтеры – это не пролетарии по своей сути. Формально – да, они продают свой труд на рынке. Но суть определяется сознанием, а не номинальным юридическим статусом. Бывшие зеки, отказавшиеся покидать Колыму, остаются зеками пожизненно. У них тюрьма в башке. Поэтому и ведут себя они не как свободные люди.

Точно так же и с шахтерами. Каким сознанием они обладают – классовым или сословным? Классовое сознание – это то, что у них должны формировать условия жизни. Капитал хочет их нагнуть, наращивая норму эксплуатации, они же стремятся к перераспределению прибавочного продукта в свою пользу (в виде зарплаты, социальных благ), изыскивая к тому малейшую возможность. Эта дихотомия определяет как неизбежность классовой борьбы, так и неизбежность победы в ней пролетариата, который в ходе противостояния осознает себя в качестве передовой части человечества и в конце концов преодолевает отчуждение от средств производства. То бишь ликвидирует класс эксплуататоров и полностью владеет теми благами, которые создает. Так ведь в теории?

А на практике хер вам на ваше тупое левацкое дупло! Суть-то у шахтных холопов чисто рабская. Они сознают себя не как субъект, а как объект, идентифицируя себя по принадлежности к кому-то или чему-то. В данном случае, как придаток к шахте/разрезу/горно-обогатительной фабрике/хозяину производства. Точно так же крестьянин осознавал себя не свободным человеком, который может стать кем хочет или хотя бы имеющим право выбирать, кому продать свой труд. Нет, крестьянин считал себя придатком к земле. Если земля ничья – он хозяин сам себе. Если земля по воле всевышнего государева или барская – то он, стало быть, тоже чей-то холоп. Не он этот порядок завел, не ему его и менять, ибо порядок вековечен и завещан прадедами от бога.

Да, крестьяне восставали и даже порой насаживали на вилы своих хозяев, но не потому, что хотели изменить существующий порядок, а потому, что по их мнению господа нарушают справедливость и незыблемость установленного боженькой уклада. Суть же классовой борьбы в перманентном преодолении существующего порядка. То бишь в преодолении отчуждения. Есть такая категория марксистской философии, можете загрузиться, если делать нечего, но для понимания сути дела это не обязательно.

Человек поднимается на борьбу только в том случае, если он воспринимает себя не как холоп, а как пролетарий, то есть осознает свои интересы, вступающие в противоречие с интересами других индивидов. Просто факт работы на заводе или фабрике не делает раба пролетарием, не порождает классового сознания. Как известно, в России-матушке были крепостные крестьяне, пахавшие землицу, а были крепостные, закрепленные за заводами – так называемые горнозаводские крестьяне, которые три дня в неделю работали не в поле на барина, а на мануфактуре на заводчика, их купившего. Наконец была все более разраставшаяся категория приписных крестьян или казенных мастеровых, которые были оторваны от земли и прикреплены к заводам, где должны были отрабатывать подати за плату, идущую в казну или хозяину. Если же они работают сверх установленного предела, то деньги получали уже на руки.

Но ни отрыв от земли, ни смена уклада жизни, ни работа за плату не делали из раба наемного работника. Он не принадлежал сам себе, не продавал свой труд на свободном рынке, не конкурировал с другими за место у станка. Он был к этому станку прикреплен, и мысли «открепиться» у него не возникало. Приписные как раз бунтовали чаще и злее пашенных холопов (вспомним пугачевское восстание), они же давали максимальную долю беглых. Но это объяснялось тем, что именно на производстве хозяева чаще всего нарушали «понятия».

Перенесемся к нашим шахтным холопам. Они. Чаще всего рассуждают так: батя мой в шахте горбатился, и я 20 лет подземного стажа имею. Я шахтером родился. Это моя судьба, ничего иного я не желаю, никуда уезжать не хочу, менять свою жизнь не буду, а требую, чтоб мне дали возможность жить так, как я привык. Вот это и есть сословное сознание в чистом виде. Отличие от традиционного сословного сознания тут лишь в том, что «традиционный» холоп был прикреплен к земле/заводу и хозяину традицией и законом, а новые крепостные сами требуют закрепления той среды, в которой существуют. Они желают не сохранения справедливого, установленного богом порядка, а возвращения к некоему идеальному укладу, в котором они чувствуют себя комфортно. То есть юридически они абсолютно свободны, скотские условия жизни даже вынуждают их к изменению бытия, но они решительно отказываются следовать логике интересов, и ради душевного комфорта вынуждены даже жертвовать комфортом материальным. Они воспроизводят крепостную среду вопреки экономическим условиям.

Что я имею в виду: пролетарий, осознающий свою классовую сущность, будет использовать малейшую возможность для перетягивания одеяла на себя, то бишь требовать увеличения заработной платы. Сколько существует наемный труд при капитализме – столько и идет борьба за рост зарплаты и улучшение условий труда. Самый эффективный инструмент этой борьбы – стачка. Успешные забастовки происходили не во время экономических кризисов, а исключительно на волне экономического роста. Догадались, почему?

Верно, когда экономика растет, создается дефицит рабочей силы, и пролетарии этим пользуются, отказываясь работать за давешние 100 рублей, требуя отныне 120 за то же потраченное время. Капиталист ничего не может с этим поделать, он вынужден идти на уступки. Потому что простой смерти подобен. Лучше снизить норму прибыли, чем потерять бизнес. Выиграть в гешефте можно за счет технического усовершенствования средств производства. Уволить же смутьянов – это только конкурентам подарок сделать. Они с радостью предложат им работу на лучших условиях. Ибо спрос на рабочие руки выше предложения.

Сложившиеся условия вынуждают капиталистов конкурировать между собой в двух направлениях – в модернизации производства и создании более привлекательных условий труда, ибо рабочий – не холоп, его батогами работать не заставишь. Безработица – вот что спасает в такой ситуации. Поэтому капитал всегда заинтересован в избытке рабочей силы, которая создает давление на рынке труда и сокращает для наемных работников возможность для маневра. Ответом становится создание тред-юнионов и профсоюзов… Короче, кто совсем забыл курс истории за 9 класс – можете самостоятельно нагуглить главы из учебников, посвященные становлению капитализма в Европе и Америке. Мы же вернемся к кузбасским холопам. Вот небольшая цитатка отсюда:

«Шахтеры относятся к одним из самых дефицитных специалистов в стране, спрос на них существенно превышает предложение. За период январь-август 2021 года количество вакансий для шахтёров выросло в России более, чем в два раза по сравнению с прошлым годом (+207%). Наибольшее количество предложений разместили работодатели из Кемеровской области, на их долю приходится 18% от всех вакансий для этих специалистов в стране».

Вообще-то ситуация просто идеальная для классовой борьбы: в регионе хронический и нарастающий дефицит рабочей силы вообще, а в горнодобывающей отрасли – особенно. Если в первой половине десятых годов в секторе не хватало порядка полутора тысяч рабочих рук, в 2018 – уже четыре тысячи, то сегодня незанятыми остается около пяти тысяч вакансий.

Объемы добычи при этом лихорадочно растут. Цены на мировом рынке бьют один рекорд за другим. У угольных магнатов именины сердца – состояния пухнут, как на дрожжах, они уже присматривают себе новые яхты и виллы на островах. Тут бы самое время работягам немного шевельнуть бровью: мол, делиться надо, господа хорошие. А то, понимаешь, можем касочкой об пол жмякнуть и в позу встать. Вы же со своими эффективными менеджерами в забой не полезете!

Но происходит нечто удивительное. Как сообщает нам портал ngs42.ru, «Среднемесячная зарплата шахтеров составляла в 2020 году 61,3 тысячи рублей. Это чуть меньше, чем в 2019-м, когда средняя зарплата была 62,2 тысячи рублей». В нынешнем году по данным Кемеровостата номинальная средняя зарплата горняков в регионе доползла до отметки в 65,5 тыс. руб., что и в долларовом выражении, и по покупательной способности меньше, чем в 2019-м.

Не находите это нелогичным? В тот момент, когда работяги имеют сильную позицию для давления на работодателя, они не только не предпринимают никаких актов классовой борьбы, но соглашаются работать за меньшую плату!!! Это пиздец, как не по-капиталистически!

Но зато все укладывается в рамки феодальной логики, когда крепостник тем лучше жил, чем больше шкур драл со своих смердов, оставляя им лишь минимум для прокорма. Возможность драть никак не связана с производительностью труда. Гнет в отношении горнозаводских крестьян в XVIII столетии был просто адским. Дошло до того, что даже рекрутов среди приписанных к заводам крестьян направляли не в армию, а на казенные заводы в качестве мастеровых (подробнее об ужасах солдатчины я писал здесь). Формально они считались собственностью государства и направлялись на заводы для выполнения военных заказов. Фактически же горнозаводчики относились к ним, как к своей собственности, то есть заставляли работать не только на нужды государства, но и на свой карман. А куда бедолагам деваться? Если даже и сдохнут – невелика беда. Стоит только захотеть – новых рекрутов пришлют.

У кузбасских угольных магнатов та же логика: драть три шкуры со смердов, все равно они никуда не денутся! Уникальность ситуации в том, что сами горняки так к себе относятся, сами ставят себя в положение придатка к угольному комбайну, ценят свою жизнь в полушку. Если нефтяные генералы имели в своем арсенале железный аргумент: не нравится – валите, нам выгоднее вас заменить вахтовиками из Молдавии и Белоруссии, то угольные магнаты даже такую угрозу озвучить не могут. Не найти среди таджиков, узбеков и молдаван шахтеров.

Вот в Казахстане шахтеры есть. Но они в Кузбасс точно не поедут батрачить. Если верить этим данным, то средняя зарплата в горнодобывающей промышленности и разработке карьеров в этой стране – 501 тыс. тенге в месяц (в 2,1 раза выше среднереспубликанского уровня), что соответствовало $1200. В полтора раза выше, чем в Кемеровской губернии. Как это объяснить? Вроде бы в одно время и в одинаковых условиях они работают. Из одного советского теста слеплены. Но в Казахстане – капитализм, а в Кузбассе – феодализм. Казахские работяги ведут себя, как при капитализме, считают себя пролетариями, а не приписанными к руднику холопами.

Пробуйте вбить в поисковике слова «в Казахстане бастуют шахтеры» – вываливается немало материала, даже с контентом в категории 18+. Потому как капитализм в Казахстане варварский. Соответственно профсоюзных вожаков, что мутят стачки, и сажают, и уродуют, и убивают. Но если у работяг классовое сознание, то оно работает всегда в одном направлении. Одного убьют – появятся трое новых баламутов, потому что есть в массах запрос на борьбу за лучшую долю, и казахи понимают, что капиталист, будь то частник или государство, дает им блага не от доброты, а только под угрозой.

Теперь попробуйте погуглить инфу о забастовках кузбасских горняков, которых ебут и в хвост, и гриву, травят, лишают пенсий и гробят в шахтах. Единственное сочетание слов «Кузбасс» и «забастовка» относится к далекому 1989 году, когда шахтеры (к слову, имевшие самые высокие зарплаты в СССР среди всех категорий работников) бастовали даже не предприятиями, а поголовно целыми регионами. И, кстати, именно в Кузбассе забастовочное движение впервые приобрело не только экономический, но и политический характер. По ссылочке можно ознакомиться. Читаешь и диву даешься – как будто не об этих людях речь. А ведь еще работают те, кто 32 года назад стучал касками по асфальту на площадях!

Люди те же, а ведут себя они не как пролетарии, а как бесправные крепостные рабы. В чем причина? Она заключается в том, что социальный генезис в РФ покатился по колее инволюции, то бишь деградации, и мимо капитализма Раша со свистом пролетела в 90-е, рухнув в дремучую архаику. И если в Казахстане сформировался хоть и периферийный, но капитализм, то россиянчики деградировали до состояния феодального сословного общества. Сопутствующие глубокому социальному кризису условия сформировали соответствующую среду, а теперь эта среда воспроизводится, генерируя скрепных холопов, которым что в шахте подыхать, что в Луганде и Африке за царя-батюшку и бояр – все едино. Они не имеют собственных интересов, они – вещь, принадлежащая хозяину, быдло, рабочий скот, и ничего унизительного в этом не видят. Они не желают становиться людьми и крайне агрессивно ведут себя по отношению к тем, кто считает такое положение дел неприемлемым.

Я, разумеется, говорю не обо всех обитателях Мордора. Выше я упоминал, что сепарация происходит: кто-то отторгает эту среду, маргинализируясь, уходя в те ниши, где еще сохраняется иной уклад. Кто-то становится изгоем и существует в формате внутренней эмиграции, кто-то эмигрирует в буквальном смысле. Но большинство следуют тому укладу, что навязывается средой. И да, если кто-то не понял разницы, чем условия отличаются от среды. Условия сами себя не воспроизводят, они изменчивы, а вот среда уже репродуцирует себя, сопротивляясь условиям.

Вот как сейчас сложившиеся экономические условия буквально вопиют: шахтеры, бунтуйте, требуйте себе человеческих условий жизни, оплаты труда и политических свобод! Верхи бессильны, они вынуждены будут уступить вам. У вас есть отличный повод для бунта – массовая гибель шахтеров на шахте «Листвяжная». Бунту благоприятствует и обстановка полуторагодичного ковидного террора. Есть еще не до конца раздавленные  зародыши политической оппозиции, которые поддержат вас просто потому, что у них нет иной возможности проявить свою субъектность.

Но нет, среда будет яростно противиться этому совершенно естественному для любого человека порыву. Среда – это и есть те люди, что добровольно поставили себя в положение холопов, потому что так им было комфортнее пережить невзгоды. И теперь холопы делают холопами своих детей, что ничего, кроме холопства в своей жизни не знают. Так и воспроизводится феодализм в массовом сознании.

Значит ли это, что скрепный рейх обречен сгнить в смердящей пучине средневековой архаики? Нет, отнюдь. Жесткий кризис, стихийный или проектный, может сломать эту тенденцию. Он создаст такие условия, которые потребуют для адаптации иного сознания.  Массовое сознание под воздействием этого непреодолимого фактора изменится, следом изменится и среда, начав придавать иное значение мирозданью.

Так что пусть сильнее грянет буря, как провозглашал один классик. Стоит ли переживать о том, что сия буря превратит жизнь холопов в ад? Да насрать на них. Им самим на себя насрать. Главное, какая модель среды получится на выходе. Вопрос в том, кто ее сформирует – скрепные рабы с АУЕ-шной гопотой, или свободные люди, пребывающие ныне в маргинальном состоянии? Глубокий системный кризис даст им шанс, а всякого рода кузбасских холопов следует воспринимать лишь как расходный материал для строительства лучшего будущего.

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 7852
Re: О Борьбе
« Ответ #110 : 11/12/21 , 09:28:26 »

Неверный вопрос

Количество россиян, ожидающих протесты с экономическими требованиями, увеличилось по сравнению с концом лета: в августе 2021 года 26% опрошенных считали эти протесты возможными, в ноябре — 30%. Вместе с этим готовность участвовать в таких протестах уменьшилась: 24% в августе 2021 года, 21% — в ноябре.


Всё это, конечно, интересно, однако проблема скрывается в самой постановке задачи. Почему-то предполагается (причем это предположение характерно в качестве базовой предпосылки как на бытовом понятийном уровне, так и на уровне управленческом), что протестная активность есть следствие экономической неудовлетворенности. А значит — именно бедность толкает людей на протест.

(
Это довольно примитивное и главное — совершенно неверное понимание побудительных мотивов. Что в свою очередь, приводит к неверной оценке. А как известно, в правильном вопросе содержится половина ответа. Если же вопрос неправильный, то и ответ вряд ли будет верным.

В чем тут дело? В том, что проблемы, сложности, нужда побуждают людей к решению совершенно конкретных вопросов. Кризис — это всегда возможность преодоления. Любое развитие идет через кризисы, и как раз периодическое попадание в проблемную зону позволяет человеку раскрывать свой потенциал. В этом смысле проблемы, скорее, благо.

Протест — производная от совершенно иной ситуации. Когда человек сталкивается с невозможностью для себя в рамках существующей системы отношений изменить свое положение. Человек живет перспективами. Он планирует свою жизнь. В зависимости от уровня образования, профессионализма, общей культуры планы выглядят по-разному у разных людей, но они всегда есть.

Протест начинается тогда, когда человек, испробовав все (или почти все) доступные ему способы, понимает, что у него нет возможности построить свою жизнь так, как он может. И именно состояние отсутствия перспектив, безнадежность положения переводят его деятельность из созидательной в деструктивную. Он осознает, что только сломав окружающий его несправедливый мир, может получить шанс.

Любопытно, но как правило, безнадежность ситуации ощущают не бедные люди, а те, кто находится в шаге от достатка. Верхний слой страты. В свое время Андрей Фурсов сказал, что бенифициарами (выгодоприобретателями) распада Советского Союза стали представители верхнего среднего слоя номенклатуры. Что совершенно логично: именно этот слой «упёрся» в потолок, не имея перед собой перспективы социального роста. И для продвижения они избрали путь развала существующей системы, на котором получили (далеко не все, но шанс был у всех) возможность социального рывка. Кто был Егор Гайдар при Союзе? Главред журнала «Коммунист». Хорошая сытная должность. Но тупиковая. Ни при каких обстоятельствах он не смог бы дорасти до председателя правительства РСФСР. А вот после 91 года — смог. Кем бы был Чубайс при Союзе? Путин? Все эти Грефы-Сечины? Да мы бы о них и не услышали никогда.

Протест и готовность к действию имеют не экономическую природу. А строго социальную. Тупик, в котором оказывается огромное число людей, и становится причиной осознания невозможности иного решения, как снос действующей несправедливой (с точки зрения попавших в тупик) системы отношений. И это характерно для всех страт, кроме высшей. В этом смысле путинский режим, забетонировавший все социальные лифтовые шахты, обречен — он не устраивает никого, кроме самого Путина и его приближенных.

А бедность тут — вопрос десятый. Она здесь просто ни при чём. Неправильный вопрос — неверный ответ.

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 7852
Re: О Борьбе
« Ответ #111 : 12/12/21 , 20:41:21 »

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 7852
Re: О Борьбе
« Ответ #112 : 14/12/21 , 08:59:22 »

Анти-мода
Сложно сказать, снятие законопроекта о QR-кодах на транспорте — это технология, когда делается небольшое якобы послабление, которое прикрывает более важное ограничение (QR-коды в общественных местах, к примеру — которые никто отменять не собирается, кстати) или все-таки власть решила не обострять. Но то, что ничего не закончилось — факт.

Пассивное сопротивление, безусловно, работает. Оно дает небольшой, но эффект. Однако у любого пассивного сопротивления есть свои пределы. Расширить их можно, переходя к сопротивлению активному. И это не уличные протесты, к которым режим вполне готов. Это всё та же непрямая борьба, но теперь более осознанная и точечная.

Борьба с народом идет в когнитивной сфере (проще говоря — она направлена против умов людей. Информационный террор бьет в первую очередь по мозгам, внушая страх и ужас перед беспощадной властью). Значит, и сопротивление должно вестись в этой же сфере.

Вне всякого сомнения, что законопроект о кодах в общественных местах будет принят. Режим не может пойти на уступки народу, напротив — он должен его задавить. Поэтому, скорее всего, после принятия закона общепит, торговые центры и иные места для здоровых людей будут закрыты окончательно. Да, безусловно, этот закон будет работать плохо, его найдут, как обойти или по крайней мере нарушать. Но это полумеры. Сам факт создания запретных зон для людей — это преступление против прав человека.

Выход здесь выглядит очевидным: нужно бойкотировать посещение таких мест, сделать постыдным приход туда — даже тем, кто имеет сегодня QR-коды. Просто потому, что через полгода вам все равно придется снова колоться, чтобы продлить их. А потом — снова и снова. До смерти. Которую добрые вакциновары постараются максимально ускорить.

Поэтому логика подсказывает вполне очевидное решение: флеш-мобы «Я не плачу свои деньги фашистам». Уже была история на тему «Я не заправляюсь на Лукойле» после того, как автомобиль топа этой компании убил двух женщин в Москве. Лукойл не сильно потерял тогда, так как его основной оборот — это вывоз нефти на экспорт, но моральные потери — это тоже потери. Торговые центры не экспортируют нефть или газ. И отказ посещать их вынудит арендаторов уходить, соответственно, центры будут нести убытки. Убытки будет нести их «крыша» в лице чиновников или разнообразных «силовиков». Они должны прочувствовать на своем кармане протест людей.

Это в чистом виде непрямые действия. Они не зрелищны, но в данных обстоятельствах — наиболее эффективны. Заставить людей куда-то ходить, если они не идут, невозможно. Даже дивизия Дзержинского, выведенная на улицу, не заставит. Вот если люди захотят куда-то пойти и соберутся — тут да, их можно блокировать, избить, арестовать и бросить за решетку. Но вот если они не идут платить свои деньги в торговый центр — что с ними можно сделать?

Непрямой путь очень эффективен. Всегда. Вам не нужно побеждать, вам нужно не дать победить вашему врагу. А режим — враг, тут уже нет смысла прикрывать это кружевами. Смертельный враг для народа и страны. Непрямой путь всегда позволяет развернуть творчество масс. Люди в такой ситуации не зависят от «лидеров», они сами лидеры. Любой может бросить удачный лозунг, нарисовать бьющий в цель мем, написать вирусный ролик. Когда миллионы людей включаются в такие мероприятия, им не нужен никто, кроме них самих и чувства внутренней правоты. И на данном этапе, как мне кажется, это крайне эффективное, а главное — совершенно незатратное противодействие кремлевским фаши.

Они создают моду на QR-коды? Значит, нужно создавать антимоду на их наличие. Должно быть стыдно иметь QR-код. Неприлично. Вакцинирование — это дело личное и добровольное. А вот порядковый номер должен стать неприличным. Его должны стесняться и бояться показывать, что он есть. Власть может бороться за умы людей только одним способом — насилием и страхом. А когда это русские люди боялись фашистов?

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 7852
Re: О Борьбе
« Ответ #113 : 17/12/21 , 15:32:28 »

Аналогии
После Февральской революции основное настроение, которое бытовало в народе, заключалось в одной фразе: «Долой войну». Просто потому, что два с половиной года войны, смысл которой был крайне туманным, сделал ее не просто непопулярной, отношение к ней стало предельно враждебным.

Временное правительство с его идеей войны до победного конца очень быстро приняло на себя весь негатив продвигаемого лозунга. Чем не замедлили воспользоваться большевики, сумевшие найти ту точку, которая вызывала абсолютно однозначный отклик у огромных масс народа.

Любопытно, что сейчас очень много аналогий. За исключением того, что Путин пока еще не арестован, как Николай. Хотя всё остальное очень и очень близко.

Война с коронавирусом точно так же ведется с неизвестной народу целью. Более того — даже у самых крепких сторонников (да, такие есть до сих пор) нынешнего режима по этому вопросу возникает если не раздражение, то недоумение точно. Насилие, с которым продвигается крайне сомнительная вакцинация, теперь дополнено еще одним насилием по поводу внедрения QR-кодов, смысл которых еще менее очевиден, и которые вызывают еще большее раздражение.

В такой ситуации любой, кто возьмет на вооружение лозунг «Долой вакцинацию» и «Долой коды» однозначно получит массовую поддержку населения, как только режим начнет шататься. Самое интересное, что первыми, кто попытается перехватить эту повестку, вне всякого сомнения, станут губернаторы. Не все, конечно: скажем, Собянину перекрашиваться в противника того и другого смысла нет ни малейшего. Просто «не прокатит». Но для многих других это будет чуть ли не единственным способом выживания. Аргумент: «Это не я, это всё Москва» вполне может на первых порах сойти. И деваться-то особо некуда, так как раздражение будет искать выход.

Затем, конечно, эстафету попытаются перехватить уже политические силы, которые возникнут ровно через секунду после того, как у режима начнутся настоящие проблемы. Но то, что негативная повестка уже создана, сомнений нет. Всеобщее отрицательное отношение и к вакцинации, и к кодам уже создано. Стараниями режима (сами, всё сами). Осталось только дождаться, когда этот ресурс будет кем-то взят в свои руки. Режиму противопоставить этому всеобщему негативу просто нечего. Более того: любой, кто попытается взять на вооружение лозунги продолжения борьбы с коронавирусом и оцифровыванием населения, будет немедленно спущен по лестнице невзирая на любые прошлые заслуги.

Самое интересное здесь то, что режим сам влазит в эту ловушку, как в капкан. Административный коллапс, который уже невозможно скрывать, просто не дает пространства для маневра. Теперь любое отклонение от заявленных целей автоматически расценивается как уступка или поражение режима, что дополнительно отбирает у него если не сторонников, то нейтральных. Режим всё более создает себе имидж неудачника, у которого ничего толком не выходит. А неудачник — это дело такое, с ним стараются дел не иметь. И уж точно не поддерживать. Обычно это дорога в один конец. Достаточно только свернуть на эту дорогу, как сойти с нее становится всё сложнее.

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 7852
Re: О Борьбе
« Ответ #114 : 23/12/21 , 16:10:19 »
Память. Николай Островский...

22 декабря –
Умер Николай Островский[size=1.733em] (1904-1936), [/size]революционер и писатель


орчагин обхватил голову руками и тяжело задумался. Перед его глазами пробежала вся его жизнь, с детства и до последних дней. Хорошо ли, плохо ли он прожил свои двадцать четыре года?


Перебирая в памяти год за годом, проверял свою жизнь, как беспристрастный судья, и с глубоким удовлетворением решил, что жизнь прожита не так уж плохо. Но было немало и ошибок, сделанных по дури, по молодости, а больше всего по незнанию. Самое же главное – не проспал горячих дней, нашел свое место в железной схватке, и на багряном знамени революции есть и его несколько капель крови.


Из строя он не уходил, пока не иссякли силы. Сейчас, подбитый, он не может держать фронт, и ему оставалось одно - тыловые лазареты. Помнил он, когда шли лавины под Варшаву, пуля срезала бойца. И боец упал на землю, под ноги коня. Товарищи наскоро перевязали раненого, сдали санитарам и неслись дальше – догонять врага. Эскадрон не останавливал свой бег из-за потери бойца. В борьбе за великое дело так было и так должно быть. Правда, были исключения. Видел он и безногих пулеметчиков на тачанках – это были страшные для врага люди, пулеметы их несли смерть и уничтожение. За железную выдержку и меткий глаз стали они гордостью полков. Но такие были редкостью.

Как же должен он поступить с собой сейчас, после разгрома, когда нет надежды на возвращение в строй? Ведь добился он у Бажановой признания, что в будущем он должен ждать чего-то еще более ужасного. Что же делать? Угрожающей черной дырой встал перед ним этот неразрешенный вопрос.Для чего жить, когда он уже потерял самое дорогое – способность бороться? Чем оправдать свою жизнь сейчас и в безотрадном завтра? Чем заполнить ее? Просто есть, пить и дышать? Остаться беспомощным свидетелем того, как товарищи с боем будут продвигаться вперед? Стать отряду обузой? Что, вывести в расход предавшее его тело? Пуля в сердце – и никаких гвоздей! Умел неплохо жить, умей вовремя и кончить. Кто осудит бойца, не желающего агонизировать?

Рука его нащупала в кармане плоское тело браунинга, пальцы привычным движением схватили рукоять. Медленно вытащил револьвер."Кто бы мог подумать, что ты доживешь до такого дня?"[size=inherit !important]





[/size]Дуло презрительно глянуло ему в глаза. Павел положил револьвер на колени и злобно выругался."Все это бумажный героизм, братишка! Шлепнуть себя каждый дурак сумеет всегда и во всякое время. Это самый трусливый и легкий выход из положения. Трудно жить – шлепайся. А ты попробовал эту жизнь победить? Ты все сделал, чтобы вырваться из железного кольца? А ты забыл, как под Новоград-Волынском семнадцать раз в день ходили в атаку и взяли-таки наперекор всему? Спрячь револьвер и никому никогда об этом не рассказывай! Умей жить и тогда, когда жизнь становится невыносимой. Сделай ее полезной"…"(Н.Островский. "Как закалялась сталь

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 7852
Re: О Борьбе
« Ответ #115 : 24/12/21 , 18:30:33 »
когда-нибудь в России будут праздновать две победы над фашизмом

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 7852
Re: О Борьбе
« Ответ #116 : 14/01/22 , 18:11:16 »
Когда в РФ полыхнет, как в Казахстане?


Думаете, не полыхнет? Или абсолютно уверены в обратном? Ответы на этот вопрос будут сильно разниться в зависимости от того, по какую сторону швабры вы находитесь. И основываются они не на рациональном знании, а на внутренних предпочтениях, иногда даже иррациональной вере в то, что будущее будет именно таким, каким вы хотите его видеть. Но возможно ли хоть как-то объективно ответить на поставленный в заголовке вопрос? Давайте попытаемся. 


Скажем, если собрать в одном месте 30 суперкрутых аналитиков, которые разобьются на пятерки и проведут мозговые штурмы, высчитывая точку кипения общества по разным методикам, используя вводные из секретных кремлевских социологических исследований и электоральных замеров… Увы, даже в этом случае практическая ценность любого вывода, какие бы авторитеты его не изрекли, окажется нулевая. Социальный взрыв принципиально невозможно просчитать ни по каким маркерам.

Потому что любые, самые профессионально сделанные соцопросы, если правильно интерпретировать их результаты, покажут лишь динамику изменения общественных настроений, но не более того. Если же вы попытаетесь выявить намерения людей, даже опрашивая их анонимно, то все, что вы получите – ложь. Нет, даже не так, это будет ложь, помноженная на ложь и отраженная в самой себе, словно в кривом зеркале.

Мне в свое время приходилось читывать те самые доклады (последний раз года полтора назад) из красной папочки, которые несут в Кремль (а сейчас в бункер) царю-батюшке. Точнее, ему носят выжимки на полстранички, где хитро скомпилированы данные, показывающие, что все просто зашибись: глубинный народ обожает нацлидера, горой стоит за стабильность, ненавидит пиндосов и готов зубами рвать иноагентов-подпиндосников. Протестные настроения? Это, дескать, удел тех «двух процентов говна» (с), которые были всегда и всегда будут, но погоды не делают.

Однако для того, чтобы сделать такую предсказуемую выжимку, проводятся серьезные исследования, причем разными подрядчиками, и специалистам апэшки вовсе не нужна позитивная залипуха, они ее для начальственных глаз и сами нарисовать могут. Нет, им для держания руки на пульсе требуется достоверная информация, без всякой липы. Потому что, если ты не знаешь, какой реальный рейтинг у едирастов с разбивкой по регионам, как верстать планы по вбросам?

Так вот, повторюсь, сами исходные данные, собранные на десятках страниц в длинные таблицы, отображенные в виде графиков и диаграмм, не оставляли места для сомнений в величии Рейха и преданности плебса ботоксному императору. Иногда мне и самому приходилось в ходе избирательных кампаний проводить замеры на округе – иной раз в самых нищих и депрессивных поселениях рейтинг Главкрысы зашкаливал за 90%, хотя именно там по идее должен обитать самый протестный электорат. Как тут не уверовать в теорию о прирожденном русском рабстве: мол, чем сильнее набутыливаешь холопов – тем восторженнее они любят своих господ?

Я уже неоднократно объяснял этот феномен. Подавляющее большинство людей в опросах и поступках выражают не свою истинную позицию, а пытаются присоединиться к большинству. Парадокс: для них гораздо важнее не собственные предпочтения, а предпочтения этого самого большинства. Поскольку опрашиваемый не может знать, что думает большинство по тому или иному вопросу, он ориентируется на свое представление о том, что большинство должно думать по этому поводу.

Простейший пример для иллюстрации. В ходе кампании по выборам в региональное закосбрание в уездном городке Н. мы проводили еженедельные замеры электоральных настроений. И с каждой новой семидневкой на вопрос «Какой кандидат наиболее полно выражает ваши интересы, поднимает волнующие вас вопросы?» оппозиционный выдвиженец, хорошо известный в городе муниципальный депутат, демонстрировал все более впечатляющие показатели. Непосредственно перед днем волеизъявления он саккумулировал симпатии 55% электората. При этом на вопрос «Кто, по-вашему, победит на выборах?» 70%, не колеблясь, называли кандидата от партии власти, действующего парламентария, имевшему рейтинг в жалкие 20%. То есть личные, порой весьма горячие симпатии избирателей были на стороне оппозиционного кандидата, но сомнений в том, что в очередной, уже третий раз по счету, победит отвратительный жирдяй-вор-пиз…бол от ЕР, у массы не возникало.

- Какая разница, – хмыкнет иной наивный читатель, – голосование же тайное, пусть люди придут и поставят галочку за того, кого они любят всей душой, никто же не может заставить их голосовать за мудака, даже если на сами выборы приведут насильно? Главное – чтоб не фальсифицировали итоги голосования, и в этом случае гарантированно победит сильнейший, то есть оппозиционер…

Но несмотря на то, что считали голоса честно, с разгромным счетом победу одержал обрыдший всем за 15 лет депутат-едрос. Именно потому, что при всех к нему антипатиях, местное население было абсолютно убеждено, что тот, не мытьем, так катаньем, вновь пролезет на свое насиженное толстой жопой депутатское кресло. То есть почти каждый индивид искренне считал, что едираста поддержит большинство. И когда приходило время ставить галочку, большинство безвольно ставили ее не там, где хотели, а там, куда, по их мнению, ВСЕ СТАВЯТ. Выходит, что большинство действовало вопреки собственным интересам и желаниям!

Так происходит потому, что для людей важнее не заявить о своих интересах, а БЫТЬ КАК ВСЕ, то есть не выделяться из массы, демонстрировать свой конформизм. Такова природа человеческой психики, имеющая биологические корни: в дикой природе имели больше шансов выжить и оставить потомство те особи, что держались в центре стада, а не тот пассионарий, кто несся впереди по неизведанному пути, и не тот, кто ковылял сзади. Нонконформизм неприемлем для 95% популяции. То, что выборы проходят тайно, ничего не меняет, потому что сам-то человек понимает, что проголосовал не так, «как не положено», и это знание доставляет ему дискомфорт. А на кой ему нужны душевные страдания в контексте «Я не такой, как все»? Уж лучше в очередной раз ошибиться, но вместе со всеми, чтоб не выделяться из толпы.

Поэтому грамотные политтехнологи вовсе не пытаются убедить электорат, будто их кандидат самый лучший, они стремятся создать иллюзию, что так считает большинство. А как на самом деле считает большинство, не имеет значения, потому что в действиях индивид будет руководствоваться не своими интересами, не объективным знанием, а иллюзией о том, как намерено поступить это самое большинство. Даже если это знание ложное… оно становится истинным, потому как в реальности остальные индивиды точно так же руководствуются ложными, умело навязанными им представлениями о предпочтениях большинства.

Ровно то же самое происходит с уличными протестами. Во всех кремлевских опросниках обязательно содержится блок вопросов, посвященный протестной активности. Ключевым из них обычно является следующий: «Если в вашем городе состоятся акции протеста по волнующей вас проблематике, готовы ли вы примкнуть к ним?». В отдельных случаях до четверти опрошенных изъявляли желание примкнуть к оппо-движухе, если она будет иметь место. Но даже если она имела место, редко засасывала в свой водоворот более 0,3% населения вне зависимости от индекса протестных настроений.

Исключения случаются. Например, в июле 2020 г. происходили эпичные хабаровские хождения в поддержку арестованного губернатора Фургала. Но на самом деле это никакое не исключение, а тот редкий случай, когда участие в протестах захватывает массу людей (в Хабаровске на пике одномоментно майданило до 5% населения города), потому что протестующие были уверено, что такое поведение социально одобряемо большинством. А, собственно, почему публичная поддержка начальства, пусть и попавшего в опалу, не будет одобряема? Поддерживать барина – очень даже традиция для скрепного стада.

Как только протестующие убедились, что протесты непродуктивны, они быстро переобулись, вернувшись к провластному конформизму, что показали итоги выборов губернатора края, на которых оглушительную победу в первом туре одержало тупое недоразумение, получившее путевку в большую политику через парилку Жирика. Хотя, о чем это я? Хабаровчане всегда были конформистами и колебались только вместе с генеральной линией партии. Каждый в отдельности пытается вести себя КАК ВСЕ. Если по мнению десятков тысяч, ВСЕ возмущены арестом любимого губернатора – толпы выходят на улицы. И местные менты в первое время ведут себя с посягателями на сакральную стабильность в высшей степени деликатно именно потому, что переть против ВСЕХ – еще глупее, чем ссать против ветра. А вот когда в том же Хабаровске несколько сотен человек вышли протестовать против посадки Навального, мусора лупили их уже без всякого стеснения, потому как чего миндальничать с теми, кто прет ПРОТИВ ВСЕХ, на чьей стороне точно не будет симпатий большинства?

Если резюмировать, то:

- человек массы всегда конформист;

- он стремится избегать конфликта с большинством не только публично, но даже в мыслях;

- поскольку толпа состоит из таких же индивидов, с готовностью жертвующими своими интересами в угоду большинству, принципиальное значение имеют не реальные интересы большинства, а ПРЕДСТАВЛЕНИЕ индивида об этих интересах;

- Исходя из сказанного человек массы скрывает собственные предпочтения, охотно присоединяясь к «общему мнению» и ретранслируя его вовне, выдавая за свое собственное.

Выше я объяснил суть вопроса, как говорится, на пальцах, с очки зрения практики. Надеюсь, вам теперь очевидно, что соцопросы отражают не истинные политические настроения опрашиваемых, а демонстрируют лишь их представления в текущий момент о том, что истиной считает большинство. Именно по этой причине ни спецслужбы, обязанные держать ухо востро, ни мозговые тресты, хорошо финансируемые и укомплектованные самыми продвинутыми спецами, не способны выявить приближение социального взрыва. Все индикаторы накануне обвала будут показывать «Норм», а потом происходит тот самый триггерный переход, и абсолютно лояльные власти еще вчера граждане начинают валить памятники правителю и забивать насмерть ментов, перед которыми десятилетиями дрожали, аки кролики перед львом. Рабская любовь к власти мгновенно, без всяких промежуточных состояний, трансформируется в лютую ненависть, которая, ищет деятельного выражения. Как говорится «все побежали, и я побежал».

Научно-теоретично, академично и высокопарно то же самое изложил Тимур Куран, американский экономист и политолог. И если вы думаете, что он исследовал рабскую психологию населения авторитарных бантустанов, то увы… Все описанные мной поведенческие паттерны и психологические механизмы свойственны любым социальным системам, даже самым либеральным и демократическим. Просто там акценты немного смещаются. В целом пофиг, кто как голосует в европах-америках, выборы честные, политические институты устойчивы, но… Попробуйте публично высказать свое мнение, отличное от общепринятого, например, по вопросу гендерного многообразия…

Джоан Роулинг изволила пошутить в Твиттере о людях, которые менструируют, вызвав  взрыв говна всемирного масштаба. Для знаменитостей скандал – способ раскрутки. Роулинг никто не выгонит из дома и не лишит средств к существованию. Неудачно пошутила – ну, лишится нескольких миллионов; если удачно – разбогатеет на десяток лямов. А вот одну мою знакомую в Дании жестоко покарали после того, как она пожаловалась на коллегу-мужчину, постоянно преследующую ее в женском туалете. Тот нахально заявил, что не определился окончательно со своей половой принадлежностью и потому посещает туалет в зависимости от своей текущей самоидентификации. Подобные предъявы со стороны руководства он считает дискриминацией и намерен подать иск в суд. В итоге уволили с работы жертву преследования с формулировкой типа «за грубое пренебрежение этическими нормами, нарушающими права и свободы окружающих».

Попробуйте в Америке сказать нигеру, что он плохо работает. Белый не может такое говорить черному, белый имеет право только целовать нигерский ботинок и каяться за то, что его пра-пра-прадедушка угнетал нигерских предков, даже если нигер – американец в первом поколении. А чуть что не так, накачанные боевики BLM объяснят тебе прямо по почкам, что ты не прав, а полицаи тебя же привлекут к ответственности за правонарушение по мотивам расовой ненависти.

А уж что в «свободном мире» происходит на почве ковидобесия… В прошлом году познакомился с израильтянином, который жил и работал в Испании. Ему говорят на службе: «Колись, сука!». Тот в ответ: «Рад бы, да не могу, аллергия жуткая, вот справка от врача есть». Да всем похер – хоть сдохни, но уколись! Коллеги отказались работать в одном здании с «биологическим террористом», в соцсетях затравили, посыпались угрозы в духе «Вали из нашего мирного городка, пока цел». В магазинах его не обслуживали, закрывали двери и орали «Пользуйся доставкой». В общем, он свалил на родину, но там прессинг был не многим меньший. Как он, невакцинированный, на работу устроится? Теперь вот в Грузии болтается, благо русский язык, на котором говорили его родители, он слегка помнит. Я ему на коленке ковид-аусвайс сварганил, он просто офигел: типа чо, разве так можно было? Поехал с этой ксивой на горнолыжный курорт, куда непроколотых не подпускают на версту – работает безотказно. Чувак счастлив, никто ему больше не сношает мозг.

В общем везде разные представления о должном и неприемлемом, но принцип «БУДЬ КАК ВСЕ» един и для затерроризированной Раши, где сажают за репосты, и для «свободной» Европы, где ты свободен быть трансгендером-трансвеститом-бисексуалом, но без справки о шприцевании тебя лишают базовых гражданских прав, и хер кто посочувствует.мТак вот, Куран, описывая в своей  известной брошюре Private Truths, Public Lies: The Social Consequences of Preference Falsification («Частная правда, публичная ложь: социальные последствия фальсификации предпочтений») алгоритмы политического поведения людей, приходит к следующему.

Люди приспосабливают свой выбор к тому, что кажется им социально приемлемым, стремятся быть «как все». Автор называет это явление «фальсификацией предпочтений» и объясняет его феноменом социального доказательства, когда индивид непроизвольно копирует действия других людей, пытаясь вести себя «правильно» в нестандартной ситуации, а «правильность» его выбора доказывается тем, что так поступают окружающие. Проще говоря, возникает стадный эффект, причем за образец для подражания принимается поведенческий паттерн, возникший случайным образом. То есть всегда существует непредопределенность выбора, который сделает стадо.

Таким образом между реальными желаниями, интересами, ценностями человека и декларируемыми предпочтениями возникает разрыв. Подчеркиваю, что Тимур Куран считал подобное явление повсеместным, не имеющим прямой связи с доминирующей в социуме культурой, религией, политическим режимом. Но общая теория предпочтений, особенно в экономическом аспекте нам малоинтересна. А вот объяснение непредсказуемой динамики политического протеста стоит рассмотреть подробнее.

Куран рассуждает о том, что человек, скрывающий (фальсифицирующий) свои политические предпочтения, затрудняет другим выражение протеста. То есть если бы, например, миллионы молодых навальнистов были уверены, что они выражают всеобщее недовольство режимом, то они с готовностью вышли бы на проспекты шатать власть. Но они сталкиваются с конформистами, которые глубоко прячут свое недовольство текущей социально-политической обстановкой, но при том считают необходимым публично, иногда даже в агрессивной форме, демонстрировать лояльность власти. Молодых навальнистов это подавляет, и они в массе своей за пределами Интернета ведут себя пассивно, апатично, то есть «как все».

Однако разрыв между истинными и публичными предпочтениями в обществе будет нарастать при сохранении видимого спокойствия. Более того, рост скрываемого недовольства может сопровождаться снижением социальной активности, поскольку недовольство растет по объективным причинам (падают доходы, урезаются свободы, нарастает насилие со стороны государства), а поведенческие паттерны формируются под воздействием культивируемого правящим режимом страха.

Когда же общество достигает порога возмущения, происходит триггерный переход. Вася, изрядно подпив, выходит на улицу и орет «Путин – Хуйло!». Ему неожиданно вторит Петя, который вообще-то крымнашист и ватник, но он лишился работы и его бросила жена, потому он злой и ищет повод для драки. А вот к этим двум долбо…бам присоединяется Ваня, потому что раз все почему-то кричат «Долой старика!», то и он делает, как все. Далее происходит стремительная цепная реакция, но лишь в том случае, если сменившийся паттерн публичного поведения соответствует внутренним предпочтениям массы, что находит деятельную поддержку в массах.

«Ничтожного события может быть достаточно, чтобы запустить волну возмущения – и тогда начавшийся процесс станет неожиданностью для всех, включая и тех, чьи действия привели его в движение» – пишет Куран, и эти слова исключительно точно описывают то, что мы наблюдали на днях в Казахстане, где из-за кучки возмущенных мужиков, которые вышли на площадь в глубинке (Жанаозен) в течении суток сдетонировала вся страна. Упомянутый порог возмущения нельзя предвидеть ни у отдельного человека, ни у общества в целом именно благодаря феномену фальсификации предпочтений, делающему невозможным получить объективное знание о состоянии общества. Поэтому предсказать возникновение цепной реакции по трансформации всеобщей лояльности в массовый протест невозможно.

На этом базируется постулат о неожиданности революций (бунтов, восстаний и прочих социальных катастроф). Кто из вас мог еще первого января предположить, что в Алмате через несколько дней будут вестись уличные бои, а всевластный елбасы окажется низвергнут его же ставленником и марионеткой Токаевым и «потеряется». В каких страшных снах вы могли видеть «зеленых человечков» в Астане (которая уже явно не Нур-Султан)?

В комментариях полно умников, которые с пафосом экспертов 80-го левела открывают мне, недалекому, глаза на то, что никакого стихийного восстания в Казахстане не было, потому что все происходящее – коварный план спецслужб, которые инспирировали массовые беспорядки, дабы под шумок совершить дворцовый переворот. Это, конечно, полнейшая чушь. Планы можно составить какие угодно. Но вызвать цепную реакцию протеста в условиях, когда порог возмущения не достигнут, принципиально невозможно. Точечно инсценировать протест – легко. Но вся страна от этого не сдетонирует. А если сдетонирует, то управлять процессом извержения социального вулкана невозможно. Сёрфер ведь не управляет волной, он лишь приспосабливается к ней, пытаясь удержаться на гребне. То же самое и в случае с Казахстаном: произошедший социальный взрыв стал неожиданным для всех: и для КНБ, и для зиц-президента Токаева, и для елбасы, и для Кремля, и для населения страны. Кого-то скоро раскассируют из миллиардеров в эмигранты, а какие-то чиновники третьего сорта внезапно вознесутся к высотам власти и богатства. Фактор непредопределенности работает как-то так.

Социальный взрыв подавлен, но процесс политической трансформации продолжается, и никто не сможет точно сказать, насколько долго оккупационный контингент ОДКБ останется в Казахстане, что станет с Назабаевым и его семьей, насколько усилится зависимость Астаны от Кремля. Много, очень много вопросов без ответа. Эксперты 80-го левела ловко анализируют только прошедшие события, но бессильны в прогнозировании даже ближайшего будущего так же, как никто из них не смог предсказать веселые новогодние каникулы.

И сам Тимур Куран не мог ничего предсказать, его заслуга лишь в том, что он доходчиво объяснил принципиальную невозможность такого рода предсказаний. Кстати, теория Курана прекрасно объясняет и природу массовых психогенных расстройств, примером которого является ковидобесие или истерии на религиозной почве, но об этом поговорим в другой раз.

Что же в Расее-матушке? Пока все стабильно, как на кладбище. Именно так и бывает перед катастрофой. Генезис больших социальные системы обладает большей инерцией, накопление проиворечий требует значительного времени. Порог возмущения в этой стране, так уж исторически сложилось, очень высок. Но и упадет с высокого порога она гораздо громче и больнее. Никто не может предположить, в каком Мухосранске эпично бомбанет, по какому поводу, и это просто прекрасно. Ибо никакая апэшка, ФСБ и Валдайский клуб сионских мудрецов не смогут социальный взрыв предвидеть, а потому не получится его и предотвратить.

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 7852
Re: О Борьбе
« Ответ #117 : 27/01/22 , 17:18:14 »

Не верь, не бойся, не проси
В своем цифровизационном угаре пересчитать, учесть и взять на карандаш всех режим принял решение о введении так называемого паспорта болельщика FanID. Он должен был стать обязательным документом (вместе с билетом) для пропуска на массовые соревнования. Закон о FanID должен вступить в силу в июне этого года.

Объединения болельщиков восприняли идею всех пересчитать по головам и создать еще один сегрегационный инструмент крайне враждебно и повели борьбу, выбрав методом борьбы бойкот и отказ от получения «паспорта». Организованность болельщиков дала результат: власть резко сдала назад и объявила, что паспорт болельщика будет применяться только для международных соревнований, внутренний чемпионат будет проходить как обычно.

Правда, пока отказ от сегрегационных норм касается лишь футбола. Как будет с другими видами спортивных соревнований — неясно.

Пример вполне показательный: организованный бойкот с пониманием целей вполне позволяет притормозить российских фаши. Болельщики, конечно, решали свои локальные задачи и не ставили перед собой цель добиться справедливости для всех во всем мире. Но жизнь как раз так и устроена — через решение текущих проблем. И если это делать осознанно, не сворачивая и не тормозя, то результат всегда будет.

Кремлевская машина террора ничего не может сделать с людьми, которых она не может запугать и обмануть. С самодостаточными и свободными людьми, живущими по принципу «Не верь, не бойся, не проси». Достаточно отказаться буквально от одного из этих принципов, как тебя заставят отказаться от остальных. Болельщики вполне наглядно демонстрируют: люди, считающие себя людьми, а не стадом, могут отстоять свои права.

Сейчас кремлевские фаши протаскивают программу принудительной вакцинации детей. Гинцбург уже озвучил плановый показатель — должны быть уколоты не менее 10 миллионов детей. Что с ними будет потом, никого не интересует. В этой истории важно то, что в отличие от полностью отсутствующих организационных структур сопротивления противников насильственной вакцинации, чтобы защитить детей как раз такие структуры существуют: это разнообразные родительские комитеты, как на уровне классов и школ, так и на более высоких уровнях.

Этого уже достаточно, чтобы сорвать планы докторов Смерть. Понимание рисков для своих детей и организованность родителей — база для того, чтобы они смогли отстоять то решение, которое они примут. Они могут согласиться с планами вивисекторов, могут не согласиться — это их право, это их дети. Но для того, чтобы отстоять свое право, у них есть всё. И история с «паспортами болельщиков» показывает — нерешаемых задач нет. Кто хочет — ищет возможности, кто не хочет — тот ищет причины.

Онлайн малик3000

  • Активист Движения "17 марта"
  • **
  • Сообщений: 7852
Re: О Борьбе
« Ответ #118 : 28/01/22 , 10:40:39 »

Конвой свободы
В Канаде проходит так называемый «Конвой свободы», организованный дальнобойщиками. С 15 января вступил в силу закон о «мандате», который по сути есть модификация «зеленого паспорта», дающего право на международные перевозки только для привитых водителей. В определенном смысле это ровно то, что сделали власти Санкт-Петербурга, запретившие посещение предприятий услуг и общественного питания непривитым. В Петербурге против этой нормы выступили две сотни заведений, в Канаде на марш вышли десятки тысяч большегрузных автомобилей и в общей сложности до полутора миллионов человек. Они намерены пройти с запада Канады на восток, собирая по пути сторонников и выдвинуть требования канадскому премьеру Трюдо лично.
vaughan-truck-convoy
Трюдо вчера заявил об уходе на самоизоляцию в связи с ухудшением самочувствия, но это, скорее, вариант медвежьем болезни.

Не стоит преувеличивать значение этой акции, хотя она, безусловно, беспрецедентна по количеству принимающих в ней участие. Требования протестующих локальны: отменить «мандат». Однако понятно, что если правительство Канады отменит его, далее весьма вероятна уже цепная реакция с требованиями снять все ограничения и введенные «паспорта» для всех видов деятельности.

Канада при этом, как и Австралия — заповедник глобального фашизма и одна из стран, где «успехи» в создании системы медицинского апартеида выглядят наиболее внушительно. Поэтому и реакция людей, терпевших всё происходящее, но в какой-то момент не выдержавших. Принцип Ле-Шателье в приложении к социальным процессам. Начинается откат.

Для России это вполне показательный урок. Фашизму можно противостоять. Да, Россия в отличие от Канады — прямая диктатура, и вне всякого сомнения, подобный марш на Москву встречала бы дивизия Дзержинского, а над колонной летали бы уже соколы Путина, натренированные бомбить сирийские школы и больницы. И главное — организаторы подобного марша давно бы сидели в Матросской тишине по обвинению в терроризме. Поэтому вряд ли подобный марш у нас возможен. Однако если невозможно провести точечную масштабную акцию протеста, которую режим, безусловно, задавит, вполне возможно создать перманентный массовый распределенный протест по всей стране. Тогда дивизия Дзержинского просто не в состоянии будет взять под контроль всю территорию, а для соколов будет слишком много целей, которые нужно стереть с лица земли.

Массовый бойкот и массовая солидарность вполне могут носить разные формы. В Канаде — так, у нас — иначе. Но суть остается прежней: если мы считаем себя людьми, то и вести нужно себя по-человечески. И уж тем более нам, которые так любят гордиться памятью предков, загнавших и забивших фашизм в его логове. Логово российского фашизма известно — это бункер нашего фюрера. Оттуда он выполз, и там его нужно и закопать. Иначе зачем все эти парады Победы и надписи «Можем повторить». Можем что?